Сделай Сам Свою Работу на 5
 

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ СМЫСЛ ЛИЧНОСТНОЙ И ГРУППОВОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ.

МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ

ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ НАУК

Ярославский государственный университет

 

ПСИХОТЕХНОЛОГИИ

В СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЕ

Выпуск 5.

Под редакцией Владимира Козлова

 

 

Ярославль, 2000

 

ББК 88.4 + 53.57

УДК 159.99

Сборник издается по решению кафедры социальных технологий Ярославского государственного университета им. П.И.Демидова.

Психотехнологии в социальной работе. Вып.5./Сб. под ред. Козлова В.В.– Ярославль: МАПН, ЯрГУ, 2000 – 275 с.

Сборник статей представляет обзор теоретических и экспериментальных работ по социальной работе и психологии.

Книга адресована социальным работникам, социальным педагогам, практическим психологам и специалистам в области социальной работы.

Ó Козлов В.В., 2000

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

Введение…………………….………………………………………………..6

ГЛАВА 1. ТЕОРИЯ.

КозловВ.В.

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ СМЫСЛ ЛИЧНОСТНОЙ И ГРУППОВОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ………………………….……………11

Волков В.

ФИЛОСОФИЧЕСКОЕ ЭССЕ…………………………………….…………48

Воронина Е.Н.

ПЕРИНАТАЛЬНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ДЕСТРУКТИВНЫХ СУБКУЛЬТУР…………….………………………….51

Киселев Ю.

РОЛЬ СТРАДАНИЯ В ПРОЦЕССЕ ТРАНСФОРМАЦИИ………………54

Ковшиков М.Ф.

К СИСТЕМНОМУ ПОДХОДУ АНАЛИЗА СОЦИАЛЬНЫХ ЯВЛЕНИЙ…………………………………………………………………….58

Крылова О.Л.

СОЦИАЛЬНАЯ И ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА БЕЗРАБОТНЫХ………………………………………………………………72

В.А.Мазилов, Е.В.Никошкова

РУССКО-АНГЛИЙСКИЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ…………..78

В.А.Мазилов

ПСИХОЛОГИЯ НА ГРАНИ ВЕКОВ………………………………………..87

Ряховский С.В.

О КОНЦЕПТУАЛЬНОМ ОСМЫСЛЕНИИ КОЛЕКТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ……...…………………………………………………………111

Симонов В.И.

НЕКОТОРЫЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫТЕОРЕТИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ РАЦИОНАЛЬНОГО ВЫБОРА В СВЕТЕ ПРИРОДЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО И ПОЛИТИЧЕСКОГО РЫНКОВ……..………….113

Майкова К.Ю., Майков В.В

ТРАНСПЕРСОНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ: ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИССЛЕДОВАНИЙ.………………………………….......115



Майков В.В, Козлов В.В.

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ САМОСОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ………………………………….………125

Маренков А.В.

ФЕНОМЕН ЛИДЕРСТВА В ПРЕДВЫБОРНОЙ КАМПАНИИ…..……..135

Ряховский С.В.

ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ ИДЕНТИЧНОСТИ И СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА………………………………….…………………………………..140

Симонов В.И.

СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА И РАЗВИТИЕ ТВОРЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА СЛУЖАЩИХ ОРГАНОВ ГОСУПРАВЛЕНИЯ ЧЕРЕЗ РЕФЛЕКСИВНУЮ КОМПЕТЕНТНОСТЬ……………………………………………………...…...142

Тытарь Е. Т.

КОНЦЕПЦИЯ ЛИЧНОСТИ В ТЕОРИИ ПОЗИТИВНОЙ ДЕЗИНТЕГРАЦИИ К. ДОМБРОВСКОГО…………………………………………..………………….144

 

ГЛАВА 2. ЭКСПЕРИМЕНТ.

Грюнфельд О.А.

ФЕНОМЕН ОТНОШЕНИЯ К РЕКЛАМЕ. ВОЗРАСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ.…………………………………………………………..……161

Жукова Н.В.

ХАРАКТЕР И ИИПТ……………………………………………………………173

Касауров Р.Э.

ТЕРПИМОСТЬ К НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ КАК КАТЕГОРИЯ

ОРГАНИЗАЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ………………………………………...176

Ломыга И.В., Носырева И.С., Фролова О.П.

ИЗУЧЕНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ТАМОЖЕННОГО ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ ПОСРЕДСТВОМ ДЕЛОВОЙ ИГРЫ…………………..180

Мелешонкова И.П., Козлов В.В.

ХАРАКТЕРОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПОДРОСТКОВОГО КРИЗИСА……………………………………………………..….………...……186

Мунгалов В.Н.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТРЕНИНГА ТЕЛЕСНО-ОРИЕНТИРОВАННОЙ ПСИХОТЕРАПИИ В КОРРЕКЦИИ ТРЕВОЖНОСТИ………………….…..195

Назаров О.Ю.

ЗНАЧЕНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ В ДОСТИЖЕНИИ РЕМИССИИ У БОЛЬНЫХ С АЛКОГОЛЬНОЙ ЗАВИСИМОСТЬЮ……..198

Черво Ю.Ю.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОБЛЕМ ДИАГНОСТИКИ И СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ КОРРЕКЦИИ ДЕВИАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ ПОДРОСТКОВ…………………………………………………200

 

ГЛАВА 3.ПСИХОТЕХНОЛОГИЯ

Албегова И.Ф.

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ООЯО «СОЦИУМ» В ОБЛАСТИ ОХРАНЫ И РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА……………....209

Андреев Ю.Е.

ПРОГРАММА ТРЕНИНГА НАПРАВЛЕННОГО ВООБРАЖЕНИЯ «ШАМАНСКИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ»…………………………………..….….222

Гиршон А.

ПРИМЕНЕНИЕ ТЕХНИК ТАНЦЕВАЛЬНОЙ ИМПРОВИЗАЦИИ В ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКОМ КОНТЕКСТЕ…………………………….…225

Карельский Г.Б.

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНО-ТРАНСПЕРСОНАЛЬНЫЙ ПОДХОД

К РЕАБИЛИТАЦИИ НАРКОЗАВИСИМЫХ………………..…….………….230

Кевбрина М.

ТЕЛЕСНО-ОРИЕНТИРОВАННИЯ ТЕРАПИЯ В ДЕТСКОМ ВОЗРАСТЕ…246

Козлов Г.В.

РУССКАЯ ИКОНОГРАФИЯ И РОССИЙСКАЯ СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА.………………………………………………..……………………...…249

Рыжов В.В.,Ольховский В.Н., Носков М.В., Володько Н.В.

ДУХОВНОСТЬ В ОБЩЕНИИ КАК ФАКТОР РЕШЕНИЯ

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ……………………….…..253

Ряховский С.В., Киселев И.Ю.,Симонов В.И.

РОЛЬ СОЦИАЛЬНОГО РАБОТНИКА В ПРИНЯТИИ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ..………………………………………………………………………260

Труш В., Козлов В.

ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ РАБОТЫ В ПЕНИТЕНЦИАРНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ…….…………………..………..…..263

Шерстнева C.Д

ПРИМЕНЕНИЕ МЕТОДА НАПРАВЛЕННОГО ВООБРАЖЕНИЯ ДЛЯ

ПСИХОДИАГНОСТИКИ И ПСИХОКОРРЕКЦИИ В СВЕТЕ

ТРАНСПЕРСОНАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ………………..……….…………267

 

Введение.

Небывалый размах социальных изменений в стране, стремительная экономическая, политическая, социальная и идеологическая переориентация России привела к духовному кризису в обществе. Девальвация высших ценностей, утрата смысла жизни, системный кризис в стране быстро расширяет группу риска, обуславливая развитие психических расстройств, нарушение адаптации и распространение различных форм отклоняющегося поведения.

Кардинальные преобразования, происходящие во всех сферах нашего общества, требуют коренной перестройки системы социально-психологического обслуживания населения.

В настоящее время наблюдается колоссальный наплыв «психологических технологий», которые используются в индивидуальной и групповой формах работы с клиентами. Это НЛП, психосинтез, дианетика, психодрама, гештальттерапия, трансактный анализ, телесно ориентированные психотехники и т.д. Немалое место среди них занимают такие, в которых используются дыхательные техники, расширенные и другие необычные состояния сознания: ребефинг, вайвейшн, холотроп, ЛРТ, Свободное Дыхание и др.. В теоретическом и практическом отношении проблемное поле этих психотехнологий было разработан психологами психоаналитического, гуманистического, трансперсонального направлений: У.Джеймсом, Ф.Капрой, З.Фрейдом, Н.Фодором, К.Уилбером, Д.Чью, К.Юнгом и др.

В настоящее время интеллектуальный рынок социальной психологии стран СНГ и России наводнен различными обучающими и профессиональными семинарами, во время которых и происходит усвоение этих «психологических технологий» и дальнейшее их использование на практике.

В то же время эти «психотехнологии», являясь социально-психологическими методами работы с населением, не имеют четкого научного осмысления. В основном малоизвестно, на каких методологических позициях разработана та или иная процедура, упражнение; каким образом та или иная психотехника воздействует на клиента или на группу клиентов; каковы ожидаемые результаты и соответствует ли именно эта психотехника поставленной цели... Часто теоретические положения, лежащие в основе психотехник, являются мистическими и ненаучными. Использование психотехник превращается в социально опасную игру со многими неизвестными.

Резкое нарушение нормального хода жизни, крушение жизненных планов, разрыв привычных для человека социальных связей, как отмечает А.А.Бодалёв, могут не только отрицательно повлиять на личность, но и сломать её.

Переход от подавляющего, но одновременно опекающего общества «развитого социализма», дававшего минимальные социальные гарантии, к обществу рыночных отношений и личной ответственности за себя вызывает громадное общее повышение напряжённости, так как далеко не все способны адаптироваться к новым экономическим отношениям и устоять перед натиском новых ценностей. Личность в современном российском обществе переживает состояние, близкое к культурному шоку: ценности коммунистического общества (кстати, на уровне идеологической манифестации – общечеловеческие ценности) во многом оказались разрушенными, а «новые» (в основном потребительские и эгоцентрические) не приняты. Утрата ориентиров относительно иерархии ценностей оплачивается дорогой ценой, она порождает порою нравственный беспредел (Г.М.Андреева, 94).

Разработка социально-психологических технологий с морально-этическим и духовным потенциалом является, на наш взгляд, средством преодоления кризисного состояния общества.

Мы видим выход из создавшейся ситуации в восстановлении системы коррекции и формирования личности с чётко заданными духовно-нравственными ориентирами.

Социально-психологическая адаптация, которая и составляет конкретный способ социализации людей к меняющимся общественным условиям, всегда проходит неоднозначно, а в современных условиях политической, идеологической, экономической нестабильности - чаще всего обострённо.

Последствия длительной стрессогенной ситуации в стране мы можем определить как синдром нажитой психической инвалидности, описанный П.Б. Ганнушкиным, Ф.Д. Зарубиным в конце 20-х годов, который требует адекватной, корректной, точной психокоррекционной групповой работы и социально-психологической поддержки.

Таким образом, возникновение и использование психотехнологий, на наш взгляд, является социально необходимым.

В то же время мы четко осознаем, что использование психотехник и целостных психотехнологий без ясного научного понимания содержания, механизмов, степени воздействия их на психику и деятельность клиента, неправомерно.

Методологической основой психотехнологий должны являться основополагающие принципы отечественной социальной психологии: активности психики, историзма, детерминизма, единства сознания и деятельности, развития и личностного подхода; диалектико-материалистические взгляды крупнейших отечественных психологов: Б.Г.Ананьева, В.Н.Мясищева, С.Л.Рубинштейна, П.П.Блонского, А.С.Макаренко, Л.С.Выготского, А.Н.Леонтьева, К.К.Платонова, на проблемы личности в плане возможностей формирования её свойств в процессе социализации, которые получили дальнейшее развитие в психологических и психолого-педагогических исследованиях учёных нашего времени (Д.Б.Эльконина, Л.И.Божович, Д.И.Фельдштейна, Л.В.Запорожца, А.В.Брушлинского), в работах социально-психологического направления (К.А.Абульхановой-Славской, Г.М.Андреевой, А.А.Бодалёва, В.В.Новикова, В.Е.Семенова, Б.Д Парыгина).

В последние годы уже сформировалось понимание того, что эти психотехнологии являются, бесспорно, социально-психологическими методами (Новиков В.В., 1998) и практически все, что входит в сферу теории и практики психотехнологий, в той или иной мере, носит социально-психологический характер.

Одновременно в социальной психологии нет достаточно систематических исследований этих групповых методов работы, как на уровне критического теоретического осмысления, так и в экспериментальном аспекте.

Этот сборник является уже пятым выпуском в русле использования психотехнологий в социальной работе. Одновременно мы пока можем говорить только о перспективах использования их на практике и теоретическом исследовании.

Перед нами стоят задачи, которые могут быть достигнуты в ближайшие десятилетия при достаточно целенаправленной работе:

Во-первых, осознается необходимость теоретического осмысления психологии и феноменологии психотехнологий при их использовании, как в индивидуальной, так и в групповой формах.

Во-вторых, в настоящее время требуется многоуровневая научная систематизация фактов и результатов исследований психотехнологий.

В-третьих, в социальной психологии существует необходимость построения многоуровневой методологии, поэтапной структуры динамики личности при использовании психотехнологий, а также построения адекватной стратегии взаимодействия с личностью в реальной социальной работе.

В-четвертых, существует общественная необходимость построения социально-психологических технологий с духовным, морально-этическим потенциалом.

В-пятых, требуется разработка обучающих и воспитательных социально-психологических и социальных технологий, обеспечивающих высокую стрессоустойчивость личности, ее высокую степень самостоятельности и адаптивности.

Задачи требуют серьезных научных и прикладных исследований. Вне сомнения, они имеют надежную перспективу не только в научном, но и в социальном, идеологическом, политическом, экономическом аспектах.

 

Владимир Козлов

 

ГЛАВА 1.

ТЕОРИЯ.

 

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ СМЫСЛ ЛИЧНОСТНОЙ И ГРУППОВОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ.

В.В.Козлов, ЯрГУ

В этой статье мы хотим ознакомить с нашим представлением о социально-психологическом смысле личностного развития. Невозможно представить личностный рост и трансформацию без знания структуры, основных тенденций эволюции личности, и, самое главное, роли в этом процессе социально-психологических механизмов.

Подводя итоги развития социальной психологии личности в России в XX столетии, К.А.Абульханова-Славская пишет, что «в современной психологии понятие субъекта конструктивно в двух основных значениях – для обозначения оптимальных уровней, стадий совершенствования в развитии личности, во-первых, и, во-вторых, для обозначения ее специфического качества, в котором она выступает в каждой системе связей и отношений…» [1, с.367].

Именно на попытку решения этой двуединой задачи на уровне личности и группы направлено наше исследование в данной статье.

Трансформация на языке психологии и психотерапии в основном истолковывается, как некое изменение личности. Одновременно следует учесть, что трансформируется не только личность, но и социальное окружение, все параметры и компоненты группы. В связи с этим мы хотим проследить двуединую связь между трансформацией личности и группы, группы и группы, их соотношение, взаимодействие и взаимовлияние.

Встают сразу следующие вопросы:

1) что такое личность и группа;

2) как понимать «изменение», какова структура, этапы развития (что меняется, как меняется, почему меняется, куда меняется);

3) каков вектор изменений, куда направлено изменение, каковы содержательные цели.

Острота и неотложность задачи организации сопротивления нарастающей девиантности и делинквентности населения диктует необходимость поиска наиболее эффективных способов содействия адекватной социальной адаптации личности, возможностей интенсивного изменения кризисного состояния малых и больших групп населения в социально положительном направлении. При этом мы опирались на опыт классической отечественной психологии личности, в частности, на воззрения В.Н.Мясищева, основателя «психологии отношений», который утверждал, что моральное формирование личности основывается не только на требованиях, но и на знании образцов и на процессе сопоставления своих действий и поступков с образцами, с оценкой.

Трансформация.

Каждый человек имеет достаточно ясное представление, что такое форма. Все, что мы видим, можем почувствовать через какую-то модальность опыта (визуальную, аудиальную, кинестетическую) - все это является формой. Форма отличается тем, что при соприкосновении с сознанием она приобретает некий смысл, который мы каким-то образом обозначаем. В конце концов, основные формы, с которыми мы все время взаимодействуем – наша личность, наше сознание, наша психическая реальность в многообразии ее проявлений и социальное пространство, репрезентированное в наших социально-психологических коммуникациях. Основной смысл трансформации личности и группы в нашем понимании трансцендирование форм – структурных компонентов, отношений, отождествлений и др.. Трансценденция (от лат. Transcendens – перешагивающий, выходящий за пределы) - это выход за пределы формы. Здесь мы будем придерживаться кантианского понимания трансценденции – то, что выходит за пределы возможного опыта.

Таким образом, если суммировать наши рассуждения, то эта статья посвящена не только личностному самосовершенствованию, сокровенному пути, духовному поиску выхода за пределы форм: того пространства в сознании и личности в человеке, где он имеет условия для спонтанного само созидания, где он становится свободным и самоактуализирующимся, где сформирована среда реализации, но и определенным аспектам структуры, динамики и целей групп.

В связи с этим в этом разделе мы преследуем несколько целей:

во-первых, показать, что такое личность и группа, какова их структура и топология;

во-вторых, какова динамика, выявить некоторые возможные стадии в совершенствовании и интеграции;

в-третьих, обозначить некоторые основные механизмы и тенденции в развитии;

в-четвертых, попытаться описать срединный путь - путь духовной эволюции личности и группы.

Представление о личности, «как совокупности общественных отношений», «системного образования», «целостного образа себя» не является чем-то новым.

Личность, в соответствии с теорией марксизма-ленинизма и материалистической психологии, определяется как совокупность общественных отношений. Следует отметить, что группа является носителем тех же качеств и образований.

Личность и группа являются объектом многих научных дисциплин, таких как история, этика, эстетика, социология, психология, педагогика, политические и юридические науки и т.д., причем каждая из них находит в личности свой предмет. Кроме того, вопросы личности и группы занимают философов и каждого из нас в нашей обыденной жизни. Таким образом, существует великое множество определений личности и группы, имеющих кроме разнообразных формулировок и разное содержание. Это обстоятельство часто мешает точному взаимопониманию, поэтому мы считаем важным сразу внести определенность по этим вопросам.

Во-первых, до сегодняшнего дня сосуществуют определения личности как субстрата (Рубинштейн, Теплов, Мясищев, Ковалев) и как свойства. (Выготский, Леонтьев А.Н.) По мнения Б.Г. Ананьева это происходит из-за смешения понятий личность и человек, которые по объему идентичны, но по содержанию не тождественны. Понятие «личность» указывает на свойство человека, а человек есть носитель этого свойства.

Отметим здесь же еще один аспект «субстратного» понятия личности: именно так употребляется оно в обыденном сознании. Личность как индивид, достигший в своем развитии определенной ценности для общества. Своим естественным истоком нормативно-оценочное определение личности имеет употребление термина «личность» в повседневной жизни, где назвать того или иного человека личностью, по сути, часто означает оценить его как нечто исключительное. И в этом есть своя правда и свой предмет исследования для таких отраслей науки о человеке как, например, этика. Но когда нормативно-оценочная характеристика личности из обыденного сознания ученого проникает в психологическое исследование механизмов функционирования личности, она нередко приводит его к резким искажениям представлений об изучаемом эмпирическом объекте. В этих случаях смешиваются некоторые идеальные нормативы, моральные эталоны, которым должна следовать личность в определенной культуре, и психологические механизмы, обеспечивающие усвоение и функционирование этих эталонов в реальном поведении личности.

Во-вторых, следующий ориентир - это разведение понятий «индивид» и «личность». Необходимость этого разграничения для психологического анализа личности признается практически во всех общепсихологических направлениях психологии. Если несовпадение реальностей, обозначаемых этими понятиями, упускается из виду, то личность растворяется в индивиде, а исследователи оказываются в плену биологических типологий личности.

В-третьих, существуют различия в определении личности по широте исследовательского поля: одни относят сюда лишь индивидуально-типические особенности личности (К.Н. Корнилов), а другие расширяют область исследования до всех психических свойств, состояний и процессов (Рубинштейн, Теплов).

И, в-четвертых, выделяют общепсихологический и социально-психологический подходы.

Что касается группы, то в социальной и общей психологии наблюдается не меньшее многообразие подходов и определений. Любая группа может быть одновременно рассмотрена как субъект совместной деятельности, как социально-психологическая группа определенного уровня развития, и как среда «самореализации» личности и т.д.

При всей критике материалистического подхода, развернутой в современной социальной психологии, нельзя не отметить тот факт, что именно в его русле содержатся наиболее продуктивные идеи науки о душе, которые, может быть, души и не касаются, но позволяют выстраивать правдоподобные представления об источниках человеческой активности. Наше понимание личности является попыткой развития русской социально-психологической традиции в объяснении категории личности.

Для очерчивания предметного поля понятия личности традиционно используют понятия индивид, индивидуальность. О соотношении индивидуальности и личности С.Л. Рубинштейн писал «Человек есть индивидуальность в силу наличия у него особенных неповторимых единичных свойств, человек есть личность в силу того, что он сознательно определяет свое отношение к окружающему. Человек есть личность, поскольку у него свое лицо. Человек есть в максимальной мере личность, когда в ней минимум нейтральности, безразличия, равнодушия, максимум «партийности» по отношению ко всему общественно значимому». (Руб., 1957, с.30). Для раскрытия нашего подхода чрезвычайно важно понятие «отношения», которое использует С.Л.Рубинштейн для определения личности.

«Психологически отношения человека в развитом виде представляет интегральную систему сознательных избирательных связей личности с различными сторонами объективной действительности, вытекающую из всей истории его развития и внутренне определяющую его действия и переживания» [2, с.146].

В.Н.Мясищев выделял две полярности отношений человека. «Но две основные стороны отношения глубоко коренятся в филогенетическом и историческом прошлом человека, Они представляют основу положительного или отрицательного активного избирательного отношения человека, основу в подлинном смысле тенденции, напряженной направленности психической активности человека» [2, с.147].

На наш взгляд, понятие отношения продуктивно не только для раскрытия категории личности в социальной психологии, но и для групп различного уровня развития, размера, общественного статуса и др.

При первом приближении к понятию отношения мы можем вычленить возможный континуум их от полного отрицания, негативизма, до полного принятия, позитивизма, то есть в человеческом сознании, эмоциях личности мы всегда можем обнаружить некие противоположности: в оценках, решениях, желаниях и др.. Бинарности оценок, отношений отражены в пространственных измерениях - вверх-вниз, внутрь-вовне, высокий-низкий, длинный-короткий, север-юг, большое-малое, здесь-там, левое-правое; в экзистенциальных ценностях - добро-зло, жизнь-смерть, Бог-Сатана, одиночество-сопричастность, страдание-наслаждение, свобода-несвобода; социальных и эстетических ценностях - успех-провал, красивое-безобразное, сильный-слабый, умный-глупый.

В нашем самом высоком уровне абстрактного мышления мы опираемся на те же бинарности: ис­тина и ложь, видимое и реальное, хилотропное и холотропное, бытие и небытие, материализм и идеализм...

При этом мы идентифицированы с идеей прогресса, которую представляем как победу болезнью, старостью, смертью, страданием над всем, что нами оценивается как негативное. Идею прогресса мы увязываем другой противоположностью - здоровьем, вечной молодостью, жизненностью, радостностью. На нашем рисунке идею линейной эволюции и прогресса можно представить как движение от –1 к +1.

 

-1___________________________0_________________________+1

 

Рис. 1. Континуум отношений.

 

В начале нашей статьи мы раскрываем наше понимание личности и групп любого количественного масштаба (малые группы, нации, человечество) как структуры и качества, которые вызывают у нас, безусловно, положительное отношение и оценка (см. рис. 1.).

 
 

 


Рис. 1. Мандала личности

 

Круг, как известно, во всех мистических учениях, религиозных системах, в мифологии, является мандалой совершенства, символическим выражением совершенной жизни. В архаических представлениях это мандала солнца.

Личность и группы мы обозначаем изначально как некое совершенство и как некие уникальные, ценные в своей самобытности и неповторимости живые социально-психологические системы. Данное утверждение у любого человека вызовет удивительное сопротивление, особенно у психиатров и профессиональных практических психологов, политиков, государственных, религиозных деятелей. Прагматическая идея их работы основана на идее несовершенства личности и любой группы, их неполноценности. В конце концов, для основной массы людей, представляющих не только психологию или психиатрию, но и промышленность, и управление – это способ зарабатывания денег. Они живут за счет того, что личность и группы не совершенны – такова их функционально оправданная модель.

Если мы расширим наше понимание, мы можем обнаружить, что любая религиозная система основана на том, что человек грешен, что почти любая психологическая, философская, идеологическая система обозначает человека и человеческие общности как неполноценные. А из плохого можно делать хорошее. Любая спекуляция такого рода предлагает определенный путь, определенные методы, средства, психотехники, стратегии, политические лозунги, социальные мероприятия и определенную мзду за якобы (как бы) совершенствование (в виде власти, денег, славы и др.).

Мы исходим из того, что любая личность и группа совершенны и уникальны. Они уникальны потому, что:

1) имеет уникальную структуру по системе своих отождествлений с идеями, социальными статусами, ценностями, тенденциями, направленностью и материальными объектами;

2) любая личность и группа имеют уникальную систему воспитания и формирования, жизненный путь;

3) любая личность и группа имеют уникальный язык взаимодействий с миром. Человек и группа разговаривают с миром не только на уровне словесного языка, но и на уровне эмоций, языка символов, языка знаков, телесностью.

Единство этих трех компонентов (структура, эволюция и язык взаимодействия с реальностью) и создают личность и группу, которые бесподобны в прямом и самом непосредственном понимании этого слова. Нет ни одной личности и группы в социальной реальности, которая была бы похожа на другую.

Первое, что важно в понимании личности и групп, - это их уникальность и самоценность: каждый человек, любая человеческая общность, все человечество совершенны и уникальны в любую секунду своего существования.

Перейдем от предварительных рассуждений к основной теме и рассмотрим, из каких подструктур состоит личность. Обобщенно мы можем обозначить личность, как некое целостное понимание человеком самого себя, некую «Я-концепцию», некое глобальное поле смыслов самоидентификации индивидуального сознания с собой как психосоциально целостным существом. При этом понимание человеком самого себя активно. Это понимание и действие в бытие - здесь в соответствии со своим пониманием себя. Это понимание является базовой тенденцией (от латинского слова tendere – напрягать), направленной на осмысление самого себя в мире людей и объективной реальности. Оно необходимо человеку для того, чтобы понять самого себя, определить, что он есть, какое место занимает в мире.

То, что личность является сложной системой, представляется фактом неоспоримым. При более детальном рассмотрении мы можем установить, что личность состоит из совокупности подсистем, которые мы для простоты обозначим «Я». Таким образом, мы на следующем приближении можем увидеть некую сложную многокомпонентную сетчатую структуру.

Подсистемы (компоненты) «Я» мы можем обозначить как «я». Это устойчивые констелляции, сгустки человеческого опыта, формы, с которыми человек идентифицируется, считает их своими. Независимо от того, каково содержание форм и каким переживанием та или иная форма наполнена, человек отождествляет эти формы с самим собой и обозначает их, как «я», с позитивной полярностью (положительной тенденцией по В.Н.Мясищеву). Действительность переживается личностью и группой через такие формы уподобления, отождествления себя с другими людьми и явлениями, как непосредственное эмоциональное вчувствование, идентификация, эмоциональное заражение, объединение различных явлений через сопричастие, а не через выявление логических противоречий и различий между объектами по тем или иным существенным признакам.

Как известно, понятие идентификации введено З. Фрейдом для объяснения сновидений и процессов, посредством которых маленький ребенок усваивает образцы поведения значимых других, формирует «сверх–Я», принимает женскую или мужскую роль и пр.

В отечественной психологии идентификация понимается как эмоционально–когнитивный процесс неосознаваемого отождествления субъектом себя с другим субъектом, группой, образцом.

Идентификация охватывает три пересекающиеся области психической реальности:

- процесс объединения субъектом себя с другим индивидом или группой на основании установившейся эмоциональной связи, а также включение в свой внутренний мир и принятие как собственных норм, ценностей, образцов;

- видение субъектом другого человека как продолжение себя самого и проекция, наделение его своими чертами, чувствами, желаниями;

- механизм постановки человеком себя на место другого как усвоение его личностных смыслов (рефлексия I порядка, по Лефевру).

Идентификацию мы понимаем не только как социально-психологическую способность встать на точку зрения партнера и не отождествляем с пониманием или взаимным уподоблением людей друг другу. Идентификация включает все эти элементы, но в нашем понимании это интегральное, эмоционально переживаемое, отождествление с устойчивыми констелляциями человеческого опыта, которые осознаются и интерпретируются как «свои» и выступают в качестве своеобразного регулятора его поведения и деятельности. Одновременно «Я» выступает как объект уподобления в качестве социально-психологического образования, на который идет ориентация и с которым сличается реализуемое личностное и групповое поведение.

Представление человека о себе мы можем обозначить как осознаваемое глобальное «Я», и это свое представление о себе он может описать, интерпретировать. На уровне группы это чувство и осознание «Мы». Каждая личность и группа уникальны в системе описаний, осмыслений, интерпретаций этого «Я».

«Я» и «Мы» всегда имеют положительную валентность, утвердительное начало. С идеей «Я» и «Мы» связано убеждение правильности. Нет никакой разницы, какова структура или содержание личности. Важно, что любому качеству, любой маленькой подструктуре личности есть оправдание. В зависимости от уровня развития интеллекта, образования «Я» («Мы») осознается и интерпретируется в «положительной тенденции» (В.Н.Мясищев) на уровне психологических, философских, религиозных, экономических, идеологических, духовных содержаний. В конце концов, она может даже не знать о перечисленных уровнях, а просто переживать состояние «правильности».

Структура идентификации личности и группы. Внутри самой структуры личности мы можем вычленить огромные, глобальные три подструктуры «Я». Они обозначаются как:

«Я» - материальное (Ям);

«Я» - социальное (Яс);

«Я» - духовное (Яд).

С этими подструктурами отождествлена, идентифицирована личность.

 

«Я» - материальное

Каждая структура идентификации имеет некий центр. Центром «Я» - материального является образ своей телесности и телесность, как таковая, и отношение к телу. Вторичные материальные идентификации - это пол, возраст и качества, которые высвечивают отношения к своей телесности, биологической данности.

Первое, что вычленяется из действительности, структурируется как элемент сознания и личности, что осознается как «Я», это тело.

Первым шагом возникновения самосознания, самоидентификации, вообще возникновения сознания является акт расчленения между «Я», как телом, и другим, как телесным объектом. На уровне индивидуальной биографии - это первичная матрица дуальности «Я» и «не Я»: на уровне матери и ребенка. Когда ребенок отрывается от груди, в это время и формируется личный (личностный) «Я» как некая автономная репрезентация.

Появляется расчленение на «свое» и другое. Появляется свое тело, как объект, и тело другого, как объект (объективная реальность). Происходит отторжение наблюдателя от наблюдаемого, дифференциация субъекта и объекта.

Более того, первичные чувства, которые формируются у личности (например, отношение к себе, как к сверхценному объекту или как к незначимому объекту, или как к амбивалентному существу), идут в основном из взаимодействия с матерью или с телом другого объекта.

Первое - это телесность и отношение к телесности, и то, что человек получает из этого опыта. В силу того, что это первичная, стержневая структура человеческого самосознания, то в основном на базовых отношениях к телесности формируются все другие конструкции Ego, все другие конструкции Ego-индентификаций.

Как очень справедливо отметила К.А.Абульханова-Славская «…телесность … несводима ни к индивидуальному, ни к психофизиологическому уровням организации, а становится способом выражения отношений человека к миру»[1, с.289]

Первые эмоционально-значимые состояния и первая идентифицированность с телесностью, отношение к телесности и составляет ядро «Я» - материального. Для группы центром Я материального является групповое физическое пространство, чувство принадлежности этому пространству.

Затем, это отношение к своему телу экстраполируется, переносится на предметное пространство, воспринимаемую вещную структуру бытия, (моя мама, моя кукла, мой стол, моя квартира, мой район, моя Родина...). Обозначается это и переживается как нечто, мне или группе принадлежащее. Важно подчеркнуть, что отношение к вещам и предметному миру является неким продолжением, проявлением отношения к телу и к пространству группового существования.

 



©2015- 2022 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.