Сделай Сам Свою Работу на 5

Нарушения законодательства органами исполнительной власти в процессе приватизации государственного имущества в 1993—2003 гг.

(...) Среди наиболее распространенных и характерных наруше­ний, имевших место в деятельности органов исполнительной власти в ходе приватизации государственной собственности в 1993—2003 гг., необходимо указать следующие:

превышениеорганами исполнительной власти установленных законодательством полномочийв сфере распоряжения государствен­ным имуществом;

невыполнениеорганами исполнительной власти своих непо­средственных обязанностейв сфере приватизации;

— необоснованное занижение ценыпродаваемых государствен­ных активов, притворность конкурсови низкая результативность про­даж;


1 См.: Анализ процессов приватизации государственной собственности в Российской Федерации за период 1993—2003 годы (экспертно-аналитическое мероприятие) / Руководитель рабочей группы — Председатель Счетной палаты Российской Федерации СВ. Степашин. — М.: Издательство «Олита», 2004. С. 49-72.


290 • Раздел IV. Приложения


Приложение 7* 291


 


отсутствие внешнего независимого контроляпредприватизаци-онной подготовки государственных активов и результатов привати­зационных сделок;

коррупцияв органах власти, отсутствие системы противодей­ствия криминалу в сфере приватизации.

2.2.1. Превышение органами исполнительной власти своих полномо­чий в сфере распоряжения государственным имуществом

1. В ходе приватизации 1993—2003 гг. органы исполнительной власти как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов Рос­сийской Федерации нередко превышали свои полномочия при при­нятии решений о проведении приватизационных сделок, а также игнорировали либо «обходили» различные законодательные запреты и ограничения, связанные с продажей особо значимых государст­венных активов.

Так, например, Правительство Российской Федерации в наруше­ние статьи 4 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 123-ФЗ «О приватизации государственного имущества и об основах привати­зации муниципального имущества в Российской Федерации» в отсут­ствие Государственной программы приватизации и прогнозного пе­речня открытых акционерных обществ, акции которых находятся в федеральной собственности, без законных оснований издало поста­новление от 20 мая 1999 г. № 559 по продаже принадлежащих Россий­ской Федерации 75,6% акций открытого акционерного общества «Красноярская угольная компания» единым пакетом на коммерческом конкурсе с инвестиционными и (или) социальными условиями1.



Госкомимуществом России было принято решение о приватиза­ции акционерного общества «Росгосстрах», 100% акций которого находилось в федеральной собственности2. Однако в соответствии с законодательством данный орган исполнительной власти вправе был принять решение не о приватизации акционерного общества, а только о продаже определенной доли акций данной компании3.

В процессе приватизации угольных компаний Кемеровской об­ласти постановлением Правительства Российской Федерации от 5 ноября 1997 г. № 1389 было принято решение о продаже закреп­ленных в федеральной собственности пакетов акций открытых ак-

1 Проверка законности постановления Правительства РФ от 20 мая 1999 г.
№ 559 в части продажи принадлежащих РФ 75,6 процента акций ОАО «Краснояр­
ская угольная компания» (протокол Коллегии Счетной палаты Российской Феде­
рации №1 (193), п. 5 от 14 января 2000 г.).

2 См. распоряжения от 18 ноября 1996 г. № 1214-р и от 19 ноября 1996 г.
№ 1216-р.

3 Отчет о результатах экспертизы и оценки активов «Российской страховой
государственной компании» (протокол Коллегии Счетной палаты Российской
Федерации № 18 (89) от 16 мая 1997 г.).


ционерных обществ «Концерн «Кубассразрезуголь» и Угольная ком­пания «Южный Кузбасс», внесенных в перечень стратегически важ­ных предприятий1.

В нарушение статьи 217 Гражданского кодекса Российской Феде­рации, статей 6 и 15 Закона от 3 июля 1991 г. № 1531-1 «О приватиза­ции государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации», пункта 5.2 Государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Феде­рации2, пункта 15 Положения о коммерциализации государственных предприятий с одновременным преобразованием в акционерные об­щества открытого типа3 Госкомимуществом России, РФФИ и Мин­фином России был осуществлен обмен принадлежащих государству акций акционерных обществ «Усть-Илимский лесопромышленный комплекс» (466632 акции, или 1,13%), «СИДАНКО», «Тюменская нефтяная компания», «Коми ТЭК», «ОНАКО» и «Восточная нефтя­ная компания» на акции коммерческого банка «Менатеп»4.

2. Проверками Счетной палаты выявлено большое количество фактов прямого нарушения законодательных ограничений и превы­шения своих полномочий органами исполнительной власти, связан­ных с приватизацией предприятий стратегического значения.

Несмотря на то, что законодательство с самого начала определя­ло специальный порядок приватизации государственных предпри­ятий5, имеющих стратегическое значение, практически на всем про-

1 Отчет о результатах проверки эффективности, законности и целесообраз­
ности приватизации предприятий угольной отрасли Кемеровской области
в 1996—1998 гг. (протокол Коллегии Счетной палаты Российской Федерации № 2
(153), п.2 от 22 января 1999 г.).

2 Утверждена Указом Президента Российской Федерации от 24 декабря
1993 г. № 2284 «О государственной программе приватизации государственных
и муниципальных предприятий в Российской Федерации».

3 Утверждено Указом Президента Российской Федерации от 1 июля 1992 г.
№ 721 «Об организационных мерах по преобразованию государственных пред­
приятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционер­
ные общества».

4 Отчет о результатах проверки соблюдения требований законодательства
при осуществлении приватизации АО «Холдинговая компания Усть-Илимского
лесопромышленного комплекса» (протокол Коллегии Счетной палаты Россий­
ской Федерации № 26(218) п. 28 от 10 июля 2000 г.).

5 См. пункт 2.2 «Объекты и предприятия, находящиеся в федеральной собст­
венности, приватизация которых осуществляется по решению Правительства Рос­
сийской Федерации», и пункт 2.3 «Объекты и предприятия, находящиеся в феде­
ральной собственности, приватизация которых осуществляется по решению Гос­
комимущества России с учетом мнения отраслевых министерств и ведомств»
Государственной программы приватизации государственных и муниципальных
предприятий в Российской Федерации (утв. Указом Президента РФ от 24 декабря
1993 г. № 2284) (с изменениями от 14 марта 1996 г., 6 октября 1997 г., 25 июля, 1 ав­
густа 2000 г., 23 июля 2001 г., 3 апреля 2002 г., 26 марга, 8 августа, 19 ноября 2003 г.,
16 августа 2004 г.).


292 • Раздел IV. Приложения


Приложение 7 • 293


 


тяжении анализируемого периода не было установлено точных кри­териев определения стратегической и оборонной значимости конкретных государственных предприятий, что предопределяло произвольность формирования «запретных» перечней.

В 1992—1993 годах предприятия оборонно-промышленного комплекса приватизировались в общем для всех порядке согласно Указу Президента Российской Федерации от 1 июля 1992 г. № 721 «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных пред­приятий в акционерные общества». В результате большое количест­во предприятий с высокой долей оборонного заказа в 1992 году были приватизированы без ограничений, в том числе НТК «Союз», г. Москва (доля оборонного заказа — 95,7%), Машиностроительное КБ «Гранит» (85,4%), Московский вертолетный завод им. М.Л. Ми­ля (44,4%), Иркутское авиационное производственное объединение (85,1%), Нижегородское госпредприятие «Гидромаш» (50,4%), что дает основания говорить о негативном влиянии результатов прива­тизации в данной области на обороноспособность страны.

Органы исполнительной власти нередко нарушали процедуру приня­тия решений о приватизации стратегических предприятий. Так, напри­мер, в нарушение подраздела 2.2 Государственной программы приватиза­ции (т. е. без соответствующего решения Правительства Российской Фе­дерации и заключения Госкомоборонпрома России о целесообразности приватизации) на основании всего лишь распоряжений должностных лиц Госкомимущества России были приняты решения о приватизации целого ряда предприятий стратегического значения.

В частности, были приватизированы:

— без ограничений — Московский машиностроительный завод «Знамя», Таганрогское авиационно-производственное предприятие, Московское НПО «Взлет»;

— с выпуском «золотой акции» — Тульский оружейный завод, Тульский патронный завод, НПО «Сатурн» им. А.М. Люльки1, Воро­нежский завод «Электроприбор», Тульский ЦНИИ систем управления;

— с закреплением за государством 38% контрольного пакета акций — Красногорский завод им. С.А.Зверева, Вятско-Полянский машиностроительный завод «Молот».

С нарушением пункта 2.1.14 Государственной программы при­ватизации государственных и муниципальных предприятий в Рос­сийской Федерации, устанавливающего запрет на приватизацию портовых гидротехнических сооружений2, а также вопреки пункту 6

1 Предприятие производит авиадвигатели для боевых самолетов, в том числе
для Су-27.

2 Утверждена Указом Президента Российской Федерации от 24 декабря
1993 г. № 2284.


распоряжения Госкомимущества России от 16 сентября 1992 г. № 444-р, определяющего перечень объектов, не подлежащих прива­тизации, распоряжением Госкомимущества России от 4 марта 1999 года № 332-р был предусмотрен к приватизации причал КМ-1—88пм ОАО «Мурманский морской торговый порт»1.

Вопреки статье 12 Федерального закона «О федеральном бюджете на 1995 год»2, устанавливающей, что в текущем году при приватиза­ции досрочная продажа закрепленных в федеральной собственности пакетов акций нефтяных компаний, созданных и создаваемых в соот­ветствии с указами Президента Российской Федерации и постанов­лениями Правительства Российской Федерации, не осуществляется, Госкомимущество России выставило в 1995 г. на инвестиционные конкурсы (торги) и залоговые аукционы пакеты акций нефтяных компаний «Юкос», «Лукойл», «Сиданко», «Сургутнефтегаз» и других.

3. Многочисленные факты свидетельствуют о том, что органы государственной власти субъектов Российской Федерации в процес­се приватизации превышали свои полномочия, вмешивались в ком­петенцию федеральных органов государственной власти и принима­ли решения, противоречащие федеральному законодательству.

Как известно, на протяжении 90-х годов приватизация регио­нального и муниципального имущества проходила в отсутствие феде­рального закона о порядке разграничения собственности на феде­ральную, собственность субъектов Российской Федерации и муници­пальную, что давало возможность органам государственной власти субъектов Российской Федерации самовольно и бесконтрольно рас­поряжаться многими объектами федеральной собственности.

До вступления в действие Закона о приватизации 2001 года раз­витие регионального приватизационного законодательства не носи­ло системного характера, а органы государственной власти субъек­тов Российской Федерации принимали законы, не соответствующие нормам федерального законодательства3.

1 Отчет о результатах комплексной проверки законности и эффективности
приватизации и использования федеральной собственности и финансово-хозяй­
ственной деятельности Мурманского морского порта (протокол Коллегии Счет­
ной палаты Российской Федерации №24(175) п.19 от 25 июля 1999 г.).

2 См.: Федеральный закон от 31 марта 1995 г. № 39-ФЗ «О федеральном бюд­
жете на 1995 год».

3 См., например: Закон Республики Татарстан от 5 февраля 1992 г. № 1403-X1I
«О приватизации государственного имущества в Республике Татарстан»; постанов­
ление Совета Администрации Красноярского края от 10 апреля 2002 г. № 112-п «Об
утверждении Положения о Красноярском краевом комитете по управлению госу­
дарственным имуществом»; Закон Сахалинской области от 20 июля 1999 г. № 8а
«О Законе об управлении областной государственной собственностью»; распоряже­
ние мэра Санкт-Петербурга от 25 мая 1994 г. № 539-р «О приватизации жилищного
фонда в Санкт-Петербурге»; постановление главы администрации Чукотского авто­
номного округа от 11 апреля 1994 г. № 140 «Об утверждении Положения о бесплат­
ной приватизации жилищного фонда в Чукотском автономном округе».


294 • Раздел IV. Приложения


Приложение 7 • 295


 


На основании дефектного законодательства органы государст­венной власти субъектов Российской Федерации принимали прак­тические решения, не только выходящие за рамки их полномочий, но и прямо противоречащие федеральным нормативным актам и решениям федеральных органов власти.

Так, например, Указом Президиума Верховного Совета Респуб­лики Башкортостан от 4 ноября 1992 г. № 6—2/494 на основании Закона Республики Башкортостан от 29 февраля 1992 г. № ВС-10/28 было приостановлено действие Указа Президента Российской Фе­дерации от 17 ноября 1992 г. №1403 «Об особенностях приватиза­ции и преобразования в акционерные общества государственных предприятий, производственных и научно-производственных объе­динений нефтяной, нефтеперерабатывающей промышленности и нефтепродуктообеспечения» по закреплению в федеральной соб­ственности 38% акций 28 акционерных обществ, расположенных на территории Республики Башкортостан, в том числе «Башнефть», Стерлитамакского завода «Красный пролетарий», «Башнефтепро-дукт», «Салаватнефтеоргсинтез» и др.

В ряде субъектов Российской Федерации органы государственной власти проводили массовую приватизацию без разработки и приня­тия соответствующей региональной законодательной базы, т. е. во­преки требованиям Государственной программы приватизации.

В целом ряде субъектов Российской Федерации приватизация длительное время проходила на основании нормативных правовых актов высших должностных лиц и руководителей высших органов исполнительной власти регионов.

Так, например, в Сахалинской области законодательные акты, регулирующие отношения в области приватизации, не были приня­ты вплоть до 1999 года.

По данным Контрольно-счетной палаты Камчатской области, приватизация объектов областного имущества носила бессистемный характер, порядок принятия решений об условиях приватизации не был определен и законодательно урегулирован. В нарушение статьи 178 Бюджетного кодекса Российской Федерации законы Камчат­ской области об областных бюджетах на 2002—2003 годы составля­лись при отсутствии программ приватизации государственного иму­щества, находящегося в собственности Камчатской области.

По данным Контрольно-счетной палаты Тверской области, в нарушение статьи 15 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 123-ФЗ «О приватизации государственного имущества и об осно­вах приватизации муниципального имущества» и статьи 10 Феде­рального закона от 21 декабря 2001 г. № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» программа (про­гнозный план) приватизации областного имущества в 2001—2003 годах как самостоятельный нормативный акт не утверждалась


и приватизация областного имущества осуществлялась по решени­ям Комитета по управлению имуществом Тверской области или по отдельным распоряжениям губернатора Тверской области.

Согласно постановлению главы администрации Рязанской об­ласти от 26 июня 1997 г. № 288 приватизация предприятий и объек­тов, находящихся в областной собственности, с 8 июля 1997 года была приостановлена и до августа 2002 года осуществлялась на ос­новании нормативных правовых актов главы администрации. Толь­ко 22 ноября 2002 года Рязанской областной Думой был принят закон «О приватизации государственного имущества Рязанской об­ласти», установивший единый порядок приватизации государствен­ного имущества Рязанской области.

2.2.2. Неисполнение органами исполнительной власти своих обязан­ностей в сфере приватизации

1. Органы исполнительной власти, ответственные за проведе­ние приватизации, зачастую не выполняли или выполняли несвое­временно свои обязанности по созданию должных организацион­но-правовых условий для реализации приватизационных процедур.

Например, как показали проверки Счетной палаты, Российским фондом федерального имущества не был регламентирован порядок осуществления контроля выполнения инвестиционных обязательств по заключенным договорам купли-продажи, а контроль выполне­ния инвестиционных условий осуществлялся недостаточно эффек­тивно. В результате из 81 договора купли-продажи, срок выполне­ния инвестиционных обязательств по которым истек, по 49 догово­рам выполнение инвестиционных обязательств осуществлялось с существенными нарушениями.

Кроме того, РФФИ не были своевременно внесены предложе­ния по изменению действующего порядка перечисления денежных средств от приватизации государственного имущества, установлен­ного Государственной программой приватизации на 1992-й и 1994 годы, не предусматривающего перечисление всех денежных средств от приватизации в бюджеты.

В результате значительная часть денежных средств в бюджетную систему не попадала — в 1996 году в федеральный бюджет было пере­числено только 55% от общей суммы средств, полученных от прива­тизации федеральной собственности. В 1997 году из средств, полу­ченных от продажи федеральной собственности, вне рамок бюджета было распределено более 4941 млрд рублей (в ценах 1997 года)1.

1 Отчет по проверке деятельности Российского фонда федерального имуще­ства по исполнению Федеральных законов «О федеральном бюджете на 1996 год» и «О федеральном бюджете на 1997 год» в части доходов от приватизации и ис­пользования федеральной собственности (протокол Коллегии Счетной палаты Российской Федерации №25 (138), п. 8 от 17 июля 1998 г.).


296 • Раздел IV. Приложения


Приложение 7 • 297


 


2. Типичным недостатком на всем протяжении 90-х годов было
отсутствие контроля со стороны федеральных органов исполнитель­
ной власти, ответственных за проведение приватизации, за деятель­
ностью своих территориальных подразделений.

Так, контрольными мероприятиями Счетной палаты были выявлены случаи отсутствия надлежащего контроля со стороны Госкомимущества России и РФФИ за работой подчиненных им ре­гиональных структурных подразделений. В результате территори­альными комитетами по управлению госимуществом и приватизи­руемыми предприятиями допускались многочисленные нарушения: не соблюдались процедуры и сроки принятия решений о приватиза­ции, нарушалось антимонопольное законодательство, в уставные капиталы включались объекты, не подлежащие приватизации, нару­шались процедуры передачи прав собственности, при реализации акций членам трудового коллектива в список участников закрытой подписки включались лица, не имеющие права на льготное приоб­ретение акций, допускалась продажа акций по несоответствующей цене, недобросовестному покупателю и т. д.1

Например, Комитет по управлению имуществом г. Находки с нарушением действующего законодательства о приватизации мор­ских портов2 утвердил 17 ноября 1992 года план приватизации и иные учредительные документы АООТ «Нефтепорт» без требую­щегося согласования с Госкомимуществом России, Министерством транспорта, Государственным антимонопольным комитетом, а так­же без закрепления в государственной собственности 20% акций ак­ционерного общества3.

3. Органы исполнительной власти, ответственные за приватиза­
цию, нередко принимали решения без учета специфики приватизи­
руемых объектов.

Так, например, контрольными мероприятиями Счетной палаты выявлялись случаи, когда приватизация осуществлялась без учета

1 Отчет о результатах проверки эффективности, целесообразности и соответ­
ствия законодательству Российской Федерации использования федерального
имущества и средств федерального бюджета при приватизации предприятий лесо­
промышленного комплекса (протокол Коллегии Счетной палаты Российской Фе­
дерации № 26 (218), п. 29 от 13 июля 2000 г.).

2 Подраздела 2.3 Государственной программы приватизации государствен­
ных и муниципальных предприятий в Российской Федерации на 1992 год, поста­
новления Правительства Российской Федерации от 18 ноября 1992 г. № 906, пись­
ма'Госкомимущества России от 15 октября 1992 г. № ПМ-15/7494.

3 Отчет о результатах проверки ОАО «Нефтепорт» (г. Находка) в части поряд­
ка приватизации, эффективности и целесообразности использования федераль­
ной собственности, а также своевременности и полноты поступлений в федераль­
ный бюджет средств от распоряжения и управления федеральной собственностью
(протокол Коллегии Счетной палаты Российской Федерации № 44 (369), п. 11.1 от
19 декабря 2003 г.).


производственных особенностей отдельных предприятий, что пре­пятствовало сохранению технологических связей производства. Так, приватизация предприятий и организаций бывшего ТПО «Усть-Илимский лесопромышленный комплекс» осуществлялась в 1992—1993 годах без учета того, что они являлись составной ча­стью единого технологического комплекса по заготовке и комплекс­ной переработке древесины на основе узкой специализации и коо­перации.

В результате самостоятельной приватизации предприятий и ор­ганизаций, обособленности субъектов, обладающих правом собст­венности на их имущество, предприятия не смогли взаимодейство­вать на взаимовыгодных условиях, что стало основной причиной резкого снижения объемов производства на 45— 55 процентов1.

Другой факт: оценивая эффективность приватизации АО «Рос­госстрах», Счетная палата пришла к выводу о том, что избранная стратегия и тактика приватизации акционерного общества в прин­ципе не могла обеспечить привлечение стратегического инвестора: крупный консолидированный пакет акций (41%) оставался в руках работников, а на специальном денежном аукционе продавался чрез­вычайно рассредоточенный 50-процентный пакет. Таким образом, сложившаяся структура уставного капитала не давала стратегиче­скому инвестору возможностей сосредоточить в своих руках пакет акций, позволяющий влиять на решения, принимаемые органами управления акционерного общества2.

4. Федеральными органами исполнительной власти не было создано действенной системы по недопущению перехода под кон­троль иностранных лиц объектов федеральной собственности, имеющих стратегическое значение.

Не контролировался и не контролируется до настоящего време­ни процесс скупки иностранными лицами пакетов акций стратеги­чески и экономически значимых для России предприятий через подставных лиц и на вторичном фондовом рынке. Так, малоизвест­ная американская компания «Nic and Si Corporation» через подстав­ную фирму «Столица» приобрела пакеты акций 19 авиационных предприятий оборонно-промышленного комплекса, в том числе 16% акций АО «Курский прибор»; 34% акций АО «Авионика», 16,3% акций АО «Тушинский машиностроительный завод», 8% ак-

1 Отчет о результатах Проверки соблюдения требований законодательства
при осуществлении приватизации АО «Холдинговая компания Усть-Илимского
лесопромышленного комплекса» (протокол Коллегии Счетной палаты Россий­
ской Федерации № 26 (218), п. 28 от 10 июля 2000 г.).

2 Заключение Счетной палаты по результатам экспертизы плана приватиза­
ции и оценки активов «Российской страховой государственной компании» (про­
токол Коллегии Счетной палаты Российской Федерации №18 (89), п. 4 от 16 мая
1997 г.). i


298 • Раздел IV. Приложения


Причожение 7 • 299


 


ций МПО им. Румянцева. В нарушение действующего законода­тельства пакеты акций продавались иностранным покупателям че­рез посредников.

Так, например, победитель инвестиционного конкурса, прове­денного в 1997 году по продаже пакета акций, составляющего 40% уставного капитала ОАО «Тюменская нефтяная компания», ЗАО «Новый холдинг» контролировался иностранными юридическими лицами, что являлось нарушением подпункта б) пункта 5 Указа Президента Российской Федерации от 17 ноября 1992 г. № 1403 «Об особенностях приватизации и преобразования в акционерные об­щества государственных предприятий, производственных и науч­но-производственных объединений нефтяной, нефтеперерабаты­вающей промышленности и нефтепродуктообеспечения»1.

Как показала проверка Счетной палаты, Государственный ко­митет по антимонопольной политике (ГКАП) ни разу не отклонил ходатайства иностранных (или подконтрольных им) юридических лиц на покупку контрольного пакета стратегически важных для страны предприятий.

В частности, акции АООТ «Глюкозо-паточный комбинат «Еф-ремовский»2 были куплены фирмой АОЗТ «Дикарт», являющейся дочерней компанией американской фирмы «Каргилл», 35% акций ПО «Новомосковскбытхим», выпускавшего до 80% синтетических моющих средств в России, с согласия ГКАП были приобретены компанией «Проктер энд Гембл Истерн Юроп», являющейся основ­ным конкурентом российского производителя на внутреннем рын­ке. Российская Федерация единовременно потеряла на приватиза­ции данного объекта от 77,4 до 115 млн долл. США.

Ослабление влияния государства на деятельность РАО «ЕЭС России» проявилось в том, что за 1995 — 1997 годы с 64,4% до 52,5% снизился контрольный пакет акций, принадлежащих государству, при одновременном увеличении доли акций, принадлежащих нере­зидентам, с 12,4% (на 1 февраля 1996 г.) до 31,59% (на 29 апреля 1998 г.)3. Федеральным законом от 7 мая 1998 г. № 74-ФЗ «Об осо­бенностях распоряжения акциями РАО «ЕЭС России» и акциями


других акционерных обществ электроэнергетики, находящимися в федеральной собственности» установлено, что в собственности иностранных лиц может находиться до 25% всех видов акций РАО «ЕЭС России». Вместе с тем по состоянию на 30 апреля 1999 года иностранные инвесторы владели 34,45% акций РАО «ЕЭС России»1.

2.2.3. Необоснованное занижение цены продаваемых государствен­ных активов, притворность конкурсов, низкая результативность про­даж

Отсутствие внешнего государственного контроля за подготовкой и проведением приватизационных конкурсов2 приводило к серьезным на­рушениям, связанным с несоблюдением установленных законом проце­дур по недопущению искусственного занижения цены продаваемых го­сударственных активов, а также к невысокой результативности (вы­годности) продаж. Ниже приводятся некоторые факты, выявленные в результате проведенных Счетной палатой контрольных и эксперт-но-аналитических мероприятий.

1. В 1991 году оценка имущества страхового акционерного об­щества «Ингосстрах» была произведена без учета требований Вре­менного методического положения «Оценка стоимости имущества государственных предприятий и организаций, подлежащих выкупу, продаже»3, в связи с чем государству был нанесен ущерб в размере 6 млрд рублей (в ценах 1991 года).

2. По итогам десяти выборочно проверенных Счетной палатой специализированных аукционов 1996—1997 гг. в результате необос­нованного снижения цены акций упущенная выгода для федераль­ного бюджета составила более 115 млрд рублей.

3. Согласно результатам проверки Счетной палатой ОАО «Вос­точная нефтяная компания», проведенной в 2002 г., установлено, что Правительством Российской Федерации был нарушен порядок приватизации государственных пакетов акций ОАО «Восточная нефтяная компания», определенный в Сводном плане приватиза­ции, что привело к значительному недополучению средств феде­ральным бюджетом. Если бы Правительство Российской Федерации выполнило требования Сводного плана приватизации о порядке


 


1 Доля акций, продаваемых иностранным инвесторам, не должна превышать
15% акций акционерного общества.

2 К сведению, комбинат выпускал 77,35% от общероссийского производства
глюкозы кристаллической для медицинских целей, занимал доминирующее поло­
жение на внутреннем рынке.

3 Отчет о результатах документальной ревизии финансово-хозяйственной
деятельности Российского акционерного общества энергетики и электрификации
«ЕЭС России» за 1997 год и проверки деятельности представителей государства
в составе совета директоров РАО «ЕЭС России» по соблюдению интересов госу­
дарства (протокол Коллегии Счетной палаты Российской Федерации №26 (139),
п. 1 от 8 сентября 1998 г.).


1 Отчет о результатах комплексной проверки использования федеральной
собственности Российским акционерным обществом энергетики и электрифика­
ции «Единая энергетическая система России» (протокол Коллегии Счетной пала­
ты Российской Федерации № 29 (221) от 1 сентября 2000 г.).

2 Так, например, в 1996—1997 годах РФФИ с нарушениями действующих
нормативных правовых актов выполнял функции как по организации и проведе­
нию конкурсов, так и по контролю за выполнением договорных обязательств, что
в итоге приводило к снижению объема финансовых средств, поступающих в феде­
ральный бюджет.

3 Утверждено приказом Минфина СССР от 29 ноября 1990 г. № 131.


300 • Раздел IV. Приложения


Приложение 7 • 301


 


продажи пакетов акций (сначала — 34%, затем — 51%), государство реализовало бы возможность получения контроля за активами ком­пании. В этом случае суммарный доход государства от продажи 85% акций мог бы быть гораздо выше полученных в итоге 1025 млн дол­ларов США (по оценкам Счетной палаты, — от 1275 до 1450 млн долларов США)1.

4. При определении продажной цены пакета акций ОАО «Тю­менская нефтяная компания» не была учтена стоимость извлекае­мых запасов нефти и газа, находящихся на балансе организации, в результате цена продажи пакета акций была занижена минимум на 920 млн долларов США2.

5. По итогам проведенных в 1996—1997 годах трех специализи­рованных аукционов по продаже пакетов акций, составляющих 7,97% уставного капитала ОАО «Нефтегазовая компания «Слав­нефть», государство получило 284,8 млрд рублей (в ценах 1997 г.), или 48,8 млн долларов США.

Однако согласно рыночной капитализации ОАО «Нефтегазовая компания «Славнефть», составившей по итогам 1997 года 4492,8 млн долларов США, цена пакета акций компании составляла 358,1 млн долларов США. Следовательно, государство от продажи акций компании недополучило 309,3 млн долларов США, а упущенная вы­года федерального бюджета составила около 220 млн долларов США3.

6. Правительством Российской Федерации не было обеспечено
эффективного противодействия злоупотреблениям и нарушениям
в ходе организации и проведении в 1995—1996 годах залоговых аук­
ционов.

Так, например, консорциум российских коммерческих банков в составе банков «Империал», «Инкомбанк», «Онэксимбанк», «Сто­личный банк сбережений», «Менатеп» и АКБ «Международная фи­нансовая компания» предложил Правительству Российской Федера-

1 Отчет о результатах проверки ОАО «Восточная нефтяная компания» в части
эффективности управления 36-процентным пакетом акций, находящимся в феде­
ральной собственности, и проведении Минимуществом России предпродажной
подготовки, в том числе определения начальной цены продажи указанного пакета
акций (протокол Коллегии Счетной палаты Российской Федерации № 25 (308),
п. 5 от 19 июля 2002 г.).

2 Отчет по результатам проверки целесообразности, эффективности и соот­
ветствия законодательству Российской Федерации продажи находившихся в фе­
деральной собственности акций ОАО «Тюменская нефтяная компания» (ОАО
«ТНК») (протокол Коллегии Счетной палаты Российской Федерации № 39 (ПО),
п. 3 от 10 декабря 1997 г.).

3 Отчет о результатах проверки эффективности и целесообразности акцио­
нирования и продажи пакетов акций ОАО «Нефтегазовая компания «Славнефть»,
находящихся в федеральной собственности (протокол Коллегии Счетной палаты
Российской Федерации № 13 (164), п. 11 от 16 апреля 1999 г.).


ции крупный льготный приватизационный кредит, временно заме­щающий собой запланированные в бюджете поступления от приватизации, при условии передачи им в доверительное управле­ние пакетов акций ряда крупнейших и рентабельных российских предприятий.

На основании Указа Президента Российской Федерации от 31 августа 1995 г. № 889 «О порядке передачи в залог акций, находя­щихся в федеральной собственности», а также указов Президента Российской Федерации от 30 сентября 1995 г. № 986 «О порядке принятия решений об управлении и распоряжении находящимися в федеральной собственности акциями», от 2 ноября 1995 г. № 1067 «О сроках реализации акций, находящихся в федеральной собствен­ности и передаваемых в залог в 1995 году», от 7 декабря 1995 г. № 1230 «Вопросы передачи в 1995 году в залог акций, находящихся в федеральной собственности» за период с 4 ноября по 28 декабря 1995 года Министерство финансов Российской Федерации заклю­чило 12 договоров кредита под залог акций с победителями аукцио­нов на право заключения договоров кредита, залога находящихся в федеральной собственности акций и их комиссионной продажи.

Счетная палата в конце 1995 года по итогам комплексной про­верки деятельности органов приватизации (Госкомимущества Рос­сии, РФФИ и Федерального управления по делам о несостоятельно­сти) направила информационные письма в адрес Председателя Пра­вительства Российской Федерации, председателя Госкомимущества России, Председателей Совета Федерации и Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, Генерального про­курора Российской Федерации и Министра юстиции Российской Федерации, в которых высказала позицию о неэффективности зало­говых аукционов и необходимости отказа от их проведения. В част­ности, было отмечено, что сумма кредитов, полученных от передачи в залог федерального имущества, была эквивалентна сумме времен­но свободных валютных средств федерального бюджета, размещен­ных в это время Минфином России на депозитных счетах коммер­ческих банков, ставших затем победителями в залоговых аукционах.

Так, например, временно свободные средства Минфина России были размещены:

в АБ «Империал» — в размере 80 млн долларов США при общей сумме в двух договорах кредита в 48,3 млн долларов,

в «Столичном банке сбережений» — 137,1 млн долларов при сумме кредита в 100,3 млн долларов США,

в банке «Менатеп» — 120 млн долларов при общей сумме двух договоров кредита в 163,125 млн долл. США.

В соответствии с «Обязательными условиями договора кредита», утвержденными Указом Президента от 31 августа 1995 г. № 889, по­гашение заемщиком обязательств по договорам кредита осуществ­лялось из средств федерального бюджета без указания финансового года. Однако во всех договорах кредита была указано, что погаше-


302 • Раздел IV. Приложения


Приложение 7 • 303


 


ние осуществляется из средств федерального бюджета 1995 года, что фактически означало следующее: вместо передачи акций в залог, т.е. во временное использование федеральной собственности, про­исходила запланированная продажа акций.



©2015- 2018 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.