Сделай Сам Свою Работу на 5

ЗБ1РКА КОМЕНТОВАНОГО ЗАКОНОДАВСТВА / ВИПУСК №1

Аналетические материалы

менение Конвенции, либо отступить от любого из ее положений или изменить его дейст­вие. Таким образом, с точки зрения международного публичного права, данная Конвенция представляет собой часть национального законодательства государства-участника Конвен­ции, однако, согласно самой Конвенции, индивиды - стороны контракта, регулируемого Конвенцией, вправе самостоятельно решать вопрос о ее применении к своему контракту.

В юридической литературе высказывалось мнение, что принцип автономии воли сторон допускает возможность применения Конвенции к контракту, даже если со­гласно положениям самой Конвенции она не применяется к нему, а также что выбор сторонами контракта национального права государства - участника Конвенции в ка­честве применимого к контракту права подразумевает выбор Конвенции, кроме тех случаев, когда вполне очевидно, что только нормы национального права государст­ва были выбраны в качестве применимого права.

Хотя Венская конвенция не содержит четкого определения договора купли-продажи товаров, тем не менее, согласно ст. 3, договоры на поставку товаров, подлежащих изго­товлению или производству, считаются договорами купли-продажи, если только сторо­на, заказывающая товары, не берет на себя обязательство поставить существенную часть материалов, необходимых для изготовления или производства таких товаров. В Конвен­ции также говорится о том, что она регулирует только такие вопросы, как заключение договора купли-продажи товаров и те права и обязательства продавца и покупателя, ко­торые возникают из такого договора (ст. 4). Вместе с тем Конвенция не применяется к продаже: а) товаров, приобретаемых для личного, семейного или домашнего использо­вания, за исключением случаев, когда продавец в любое время до или в момент заклю­чения договора не знал и не должен был знать, что товары приобретаются для такого ис­пользования; Ь) с аукциона; с) в порядке исполнительного производства или иным обра­зом в силу закона; d) фондовых бумаг, акций, обеспечительных бумаг, оборотных доку­ментов и денег; е) судов водного и воздушного транспорта, а также судов на воздушной подушке; f) электроэнергии. Исходя из упомянутых исключений, можно сделать вывод о том, что Венская конвенция применяется только по отношению к движимым, вещест­венным, материальным вещам. В то же время эти исключения обусловлены тем, что к перечисленным выше категориям товаров применяются, как правило, императивные нормы внутригосударственного права. Вместе с тем Конвенция также не применяется к договорам, в которых обязательства стороны, поставляющей товары, заключаются в ос­новном в выполнении работы или в предоставлении иных услуг (ст. 3 (2)).



Согласно ст. 4, Конвенция не касается действительности самого договора или ка­ких-либо из его положений, либо любого обычая, а также последствий, которые мо­жет иметь договор в отношении права собственности на проданный товар. Цель данной статьи заключается в том, чтобы избежать вмешательства в национальную концепцию публичного порядка, в вопросы дееспособности при заключении кон­трактов согласно национальному правопорядку, в вопросы, связанные с контракта­ми, заключенными в нарушение законодательства о валютном регулировании, а так­же в вопросы относительно условий недействительности контракта, такие как об­ман, принуждение, незаконность и ошибка. В то же время следует отметить, что на практике определить точно, что относится и что не относится к действительности

ЗБ1РКА КОМЕНТОВАНОГО ЗАКОНОДАВСТВА / ВИПУСК №1

 

ПРАВИЛА ИНКОТ§РМСМ9*Ш000

43Г-

Аналитические материалы

контракта, представляется довольно сложным. Ст. 4 Конвенции оставляет в сфере национального законодательства вопросы, относящиеся к правам кредитора и несо­стоятельности, а также не затрагивает вопросы ответственности, связанные с при­чинением ущерба здоровью потребителей товара продавцом, если эта ответствен­ность не основывается на положениях контракта.

Конвенция содержит в себе также положения, регулирующие вопросы ее правильно­го толкования. В соответствии со ст. 7(1), при толковании Конвенции надлежит учиты­вать ее международный характер и необходимость содействовать достижению единооб­разия в ее применении и соблюдении добросовестности в международной торговле.

Согласно ст. 7 (2), вопросы, относящиеся к предмету регулирования Конвенции и прямо в ней не разрешенные, подлежат разрешению в соответствии с общими принципами, на которых она основана, а при отсутствии таких принципов - в соот­ветствии с правом, применимым в силу норм международного частного права. В случае же отсутствия подобных общих принципов должно применяться междуна­родное частное право для определения компетентного национального правопоряд­ка, в рамках которого решается вопрос о заполнении пробела в Конвенции. Главной целью данного правила является необходимость толкования Конвенции националь­ными судами не в свете своего национального права, а в контексте ее международ­ной природы. В этом смысле отсылка к национальному законодательству представ­ляет собой крайнее средство при толковании Конвенции.

В соответствии с Конвенцией, стороны контракта связаны также любым обычаем, относительно которого они договорились, и практикой, которую они установили в сво­их взаимных отношениях (ст. 9 (1)). При этом Конвенция содержит презумпцию, со­гласно которой, при отсутствии договоренности об ином, считается, что стороны под­разумевали применение к их договору или его заключению обычая, о котором они зна­ли или должны были знать, и который в международной торговле широко известен и постоянно соблюдается сторонами в договорах данного рода в соответствующей обла­сти торговли (ст. 9 (2)). В этой связи возникает важный вопрос относительно того, нужно ли считать международный торговый обычай, о котором идет речь в ст. 9 (2), ча­стью применимого к договору права (governing law) или всего лишь условием контрак­та. Для правильного ответа на поставленный вопрос необходимо провести различие между обычаем в субъективном смысле, существующим только между конкретными сторонами контракта, и международным обычаем в объективном смысле, имеющим широкую сферу применения. По-видимому, обычай в субъективном смысле является контрактным условием, что же касается обычая в объективном смысле, то его можно считать частью применимого права, и в качестве такового он дополняет и изменяет (в силу автономии воли сторон, признанной в ст. 6 Конвенции) положения Конвенции.

Согласно формулировке ст. 9 (2) Венской конвенции о договорах международной куп­ли-продажи товаров 1980 года, «при отсутствии договоренности об ином считается, что стороны подразумевали применение к их договору или его заключению обычая, о кото­ром они знали или должны были знать, и который в международной торговле широко из­вестен и постоянно соблюдается сторонами в договорах данного рода в соответствующей области торговли». Правила ИНКОТЕРМС как раз можно считать кодификацией упомя-



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.