Сделай Сам Свою Работу на 5

Общедоступный учебник социологии. Статьи разных лет / Ин-т социологии. - М.: Наука, 1994. - 560 с. - (Социологическое наследие).

[Извлечение]

 

§ 2. ИДЕИ (ПРЕДСТАВЛЕНИЯ, ПОНЯТИЯ И ТЕОРИИ) КАК ФАКТОРЫ

 

Звания и верования

 

Всякий человек имеет и не может не иметь тех или иных идей в форме представлений и понятий, эти идеи он комбинирует и составляет из них множество сужде­ний. Таковы суждения: А есть В или А не есть В. Напр., "снег - бел", 'человек имеет две ноги", "тела притягиваются прямо пропорционально массе", "собаки не могут говорить", "дьявол имеет рога на лбу", "Крест­ное знамение отгоняет нечистую силу" и т.д. Словом, суждения и комби­нации идей в той или иной форме имеет каждый человек. Из совокупности их составляется "теория", из совокупности правильных теорий - научная 'дисциплина. Мы знаем, что одни идеи и суждения правильные, истинные; другие - ложные; так, напр., суждение: "снег - бел" истинное; суждение: 'черти имеют длинные хвосты" — неверное, ибо нет ни чертей, ни тем более длинных хвостов у них.

Истинные идеи и суждения те, которые проверены множеством лиц, проверить и убедиться в которых может всякий, которые выдерживают всякую критику; так, всякий может проверить, что "снег - бел, а не красен". След., это суждение истинно. Точно так же всякий может убе­диться на опыте, что "вода представляет химическое соединение водорода ж кислорода", что "объем газа обратно пропорционален давлению" и т.д. Как эти, так и все суждения и идеи, проверенные множеством лиц, в истинности которых может убедиться каждый, представляют истинные идеи, суждения и теории.

Будем называть их знаниями, совокупность таких знаний или истинных идей, суждений и теорий образует науку. Наука и означает совокупность точных знаний о каком-либо разряде явлений. Ложные идеи и суждения это те, которые не проверены множеством людей, проверить которые нельзя или которые при проверке оказываются неверными. Они не вы­держивают испытания критики. Они не проверены на опыте, а если про­веряются, то оказываются изображающими дело не так, как оно обстоит в действительности. Напр., ложными идеями будут идеи, что "черти покупают человеческие души" или что "люди имеют пять ног", ложными потому, что при проверке у людей оказываются две, а не пять ног, потому, что каждый убедиться не может в том, что есть дьяволы, не может их ни увидеть, ни услышать, ни ощупать, ни тем более - продать душу и получить от них деньги. Если идеи и суждения правильны, то человек, излагающий их, может сказать: "они правильные не потому, что ж так думаю, а потому, что так обстоит дело в действительности". "Вы можете мне не верить; испытайте и проверьте их сами и вы убедитесь, правильно ли я говорю или нет". Знания, научные положения могут быть проверены каждым и каждый придет к тем же суждениям, которые излагаются наукой. Не то с сложными идеями. Тому или иному человеку они кажутся истинными. Но при проверке другими оказываются неверными.



Будем называть такие объективно неверные, хотя тому или иному человеку и кажущиеся правильными, идеи и суждения верованиями. В них можно веровать, но убедиться в их истинности нельзя, напротив, проверка их выясняет их ложность. У каждого человека имеются как истинные, так и ложные идеи и суждения. Чем научно развитее человек, чем более дисциплинирована его мысль, чем меньше идей он воспринимает на веру, тем больше шансов на то, что его мысли и идеи правильны.

Нужно, однако, заметить, что едва ли не большая часть наших идей (теорий, представлений, убеждений, мыслей) состоит из верований, т.е. идей непроверенных или ложных, а не из точных знаний. У большинства людей процент верований гораздо больше, чем процент точных знаний. Последние образуют у них лишь небольшую часть их умственного багажа. Ниже мы убедимся в этом. Теперь спросим себя: влияют ли идеи на поведение людей? являются ли они факторами поведения и обществен­ной жизни! Зависит ли от их характера ход исторических событий?

Для ясности рассмотрим отдельно влияние знаний, т.е. объективно истинных идей, и влияние верований, т.е. идей ложных объективно, хотя и кажущихся истинными верующему в них человеку.

 

§ 3. ЗНАНИЕ (НАУКА) КАК ФАКТОР

 

Знание как субъективная сила

 

Наше поведение будет совершенно различным, когда мы знаем резуль­тат своих действий и когда этого знания нет. Мы голодны. Перед нами груша. Если мы не знаем, что в ней имеются холерные вибрионы, мы съедим ее; если знаем - мы не будем есть. Знание в виде незримый силы обусловливает наше поведение. Присутствие его дает эффект иной, чем тот, который имел бы место при его отсутствии. Нам нужно ехать. Если мы не знаем, что уже опоздали на поезд, мы двинемся и отправимся на вокзал. Если знаем, что к поезду мы не поспеем, мы не двинемся туда и отложим отправление до следующего поезда. Подобно этому элементар­ные знания в виде положений: "выбросившийся из пятого этажа - разбива­ется", "опустивший руку в расплавленный свинец обжигается", "вышед­ший вспотевшим на сорокаградусный мороз без теплой одежды - просту­жается" совершенно определенно влияют на наше поведение. Зная эти результаты, большинство людей (в отличие, напр., от малых детей) не кидается с пятого этажа, не сует руку в кипяток, в расплавленный свинец, а огонь, не выбегает босиком или не одевшись на сорокаградусный мороз и т. д.

Я нарочно взял самые простые, обыденные примеры. А сколько таких примеров совершается ежедневно и ежечасно. Знания, сами по себе ничего не запрещая и ничего не приказывая прямо, тем не менее имеют громадное влияние на наше поведение. Они являются настоящей силой, повелительно побуждающей действовать нас таким, а не иным образом. Сколько людей вели бы себя совершенно иначе, если бы они знали печальные результаты своих действий (напр., смерть, разорение, болезнь).

Сколько людей трусливых стало бы смельчаками и бросилось бы в самую рискованную авантюру, если бы они знали, как в сказке, что выйдут из всех опасностей невредимыми, приобретут славу, почести и богатство!

Знание - сила. Само обладание им уже толкает человека к ряду поступков. Идея похожа на пар. Она "подзуживает", "подталкивает" человека «а соответствующие акты. Мысль о свободе или идея свободы, родив­шаяся у человека, побуждает его стремиться к свободе и делает нетерпи­мым деспотизм и рабство. Один характер имеет наше поведение, когда «J знаем, напр., дорогу, по которой нужно идти нам; совсем другим оно становится, когда этого знания нет. Одним образом мы ведем себя, когда принимаемся за дело, с которым мы знакомы, другим - когда этого дела мы не знаем. Знание - свет. Оно как бы освещает нам путь нашего действия и указывает нам нашу дорогу. Оно влияет на постановку нами целей, указывает средства для достижения их. Поведение одного и того же человека будет различным, когда он знает, как всего легче эти цели достигнуть, и когда этого знания нет.

Подобные наблюдения над собой и другими людьми приводят к выводу, что знание бесспорно является фактором нашего поведения и через него фактором общественной жизни.

К тому же результату мы придем и с другой стороны.

Знание влияет на все стороны нашего поведения. Каково будет наше знание, таковыми будут и наши религиозные верования. Человек знающий, что нет дьяволов, привидений и чертей, не будет в них веровать и приносить им жертвы. Для человека, знакомого с современными естественными науками, невозможны религиозные верования, подобные религии первобытных людей. Кто знает, что никакого действия не может иметь жертвоприношение идолу, что крестное знамение ничуть не помогает избегнуть несчастий, что ношение "ладанки" не гарантирует от бедствий, что никакой особой благодати человек не получает от "благословения" папы, такой человек не будет приносить жертвоприношений, не будет креститься или носить "ладанки" для избежания несчастий, не будет под­ходить под благословение папы. Короче, наши знания определяют нашу религию. Каковы будут первые, таковой будет и вторая. Если какой-либо народ невежествен и "необразован", грубой и нелепой будет и его религия. Если его знания высоки - более высокими и тонкими будут и религиозные воззрения.

Влияет знание и на наши эстетические вкусы, на то, что мы считаем прекрасным, на искусство народа. Люди, стоящие на различных ступенях умственного развития, имеют и разные эстетические вкусы. Одно и то же нравится дикарю и культурному человеку. Что для одного прекрас­ен то большей частью для другого безобразно, и обратно. Идеал красоты того в другого - и красоты женской, и красоты в области живописи, музыки, архитектуры, и в области поэзии - различны. То же можно наблюдать и на различии эстетических вкусов ребенка и взрослого.

Влияет знание и на наши правовые и моральные убеждения. Человек, знающий бесполезность заклания жен на могилах мужей, не может считать "нравственным" и "обязательным" правило, требовавшее заклания жен после смерти мужа. Человек, знающий, что свинина не вредна, а, напротив, полезна, не может считать "священным" правило, запрещаю­щее есть свинину. Кто знает, что "монархия" не есть совершеннейшая форма правления, не может добровольно жертвовать собой за монархи­ческое устройство. Кто знает, что признание брака церковью ни на йоту не прибавляет к браку святости, тот не будет считать "обязательным" церковный брак. Словом, каково знание человека, таковыми будут его нравственные и правовые убеждения. Если нравственность первобытных людей часто кажется нам нелепой и низкой, то одной из причин этого явления служит невежественность последних.

Влияет знание и на биологические моторы поведения. Мы видели это выше. Мы видели, что последние с ростом знания попали под его кон­троль, что оно способно их видоизменить, ослабить и даже подавить. Как бы мы ни были голодны, если мы знаем, что пища отравлена, мы не будем ее есть. Биологический фактор голода толкает к тому, чтобы утолить голод, знание - препятствует и подавляет его.

Как бы человек ни был "распален" сладострастием, но если он знает, что при удовлетворении половой потребности он неминуемо заразится сифилисом или умрет, этого знания часто бывает достаточно, чтобы подавить половой импульс и воздержаться от полового акта. Такие факты знаменуют подавление знанием полового фактора.

То же применимо и к другим биологическим факторам. Мы видели, что под давлением соц.-психических условий, где одно из первых мест занима­ет знание, биологические импульсы могут видоизменяться, ослабляться ж подавляться.

Влияет знание и на космические факторы. Благодаря тому что здесь наши знания о космических процессах (физико-химических явлений) осо­бенно богаты, мы теперь в состоянии управлять ими, подчинять их своим желанием, обращать на службу своим целям. Мы теперь не столько при­способляемся к космическим условиям, сколько приспособляем, переделы­ваем, видоизменяем их сообразно с своими потребностями. Такую власть над ними - над природой - человечество получило благодаря знаниям об этих явлениях. Не будь этих знаний, мы, подобно первобытным людям б животным, были бы "рабами природы", а не ее властителями.

Это мы видели выше и увидим еще яснее сейчас.

 

Мнимая бездейственность знания

 

Правда, бывают и обратные случаи. Бывает так, что человек знает вредные результаты своего поступка и, тем не менее, совершает его. Напр., сколько людей знают, что курить вредно, и тем не менее курят! Сколько лиц прекрасно изучили обширные и мудрые трактаты по нравственности, и тем не менее ведут себя отвратительно, мерзко, подло.

Сколько людей знало, что "обжорство" и пьянство разрушают здо­ровье, и тем не менее обжирались и пьянствовали.

Эти и подобные случаи, казалось бы, противоречат сказанному выше. На основании их ряд лиц пришел к выводу, что знание - бездейственно, что оно не имеет влияния на поведение людей. Такие факты как будто подтверждают подобные положения.

Но так кажется с первого взгляда. На самом же деле все подобные факты говорят не о бездейственности знания, а о том, что сила знания здесь столкнулась с другими силами, действующими в обратном направ­лении, и была побеждена ими.

Если человек, свободно поднимающий 10-пудовую гирю, пытается и не может поднять 1000-пудовый камень, то это не значит, что данный человек не имеет никакой силы, а значит только, что вес камня, действу­ющий в обратном направлении, оказался силой, о которую разбилась сила человека.

То же представляют собой и случаи "бессилия" знания. Они говорят не о бессилии знания, а о том, что сила и влияние его разбились о другие силы.

Я все время напоминал, что человек управляется многими силами, что его поведение представляет равнодействующую многих раздражителей. Если бы поведение людей зависело только от знания, то мы имели бы перед собой всемогущество последнего. Но мы видели, что наше поведе­ние зависит и от космических, и биологических сил. Часто последние толкают нас не туда, куда толкает знание. Последнему часто приходится сталкиваться и с фактором голода, и с половым раздражителем, и с инстинктом самозащиты, приходится преодолевать груз привычки, услов­ных рефлексов, бремя наследственности и т.д. Мудрено ли, что иногда в этой схватке знание оказывается недостаточно сильным и выходит из нее побежденным.

Отсюда следует ошибка тех, кто думает, что знание бездейственно. Но отсюда же вытекает ошибочность и тех социологов, которые, подобно О. Конту, Е.В. Де-Роберти и другим "интеллектуалистам", полагали, что знание всемогуще, что поведение людей зависит только от знания, что все "исторические события в конце концов определяются зна­нием", что достаточно человеку или народу отделаться от суеверий и познать истину, чтобы сразу изменить свою жизнь, свои порядки, стать "передовым" народом и т.д.

Сказанное вскрывает ошибку этих апостолов знания. Увы, недоста­точно человеку прочесть "Критику практического разума" Канта, чтобы стать нравственным. Недостаточно узнать, что "курение - вредно", чтобы бросить курить. Недостаточно вызубрить "Нагорную проповедь" Христа, чтобы подставлять правую щеку, когда бьют по левой, мало узнать 'коммунистическую или социалистическую программу", чтобы стать (не на словах, а на деле) "коммунистом" или "социалистом", относящимся ко всем как к братьям, никого не обирающим, никого не обижающим, ничего не загребающим в свою собственность. Груз и давление других факторов мешают таким чудесам и часто обес­силивают знание. Мало народу отделаться от суеверий и заменить их высокими идеями, чтобы изменить свою жизнь: нужно еще переделать, видоизменить влияние других факторов. Знание - сила; но рядом с ним действуют другие силы.

Таково разъяснение мнимого противоречия.

Итак, знание в качестве точных идей, имеющихся у человека, являет­ся силой, как бы "изнутри" управляющей поведением последнего. Оно похоже на штурвального, хорошо знающего русло реки и уверенно направляющего движение парохода.

 

Знание как объективная сила

Но этим роль знания не исчерпывается. Оно влияет не только в качестве субъективной, заложенной как бы "внутри" человека силы, но оно влияет на общественную жизнь и в качестве объективной силы. Чем точнее наше знание, чем количественно и качественно оно больше, тем его действенная роль значительнее. Оно и только оно дает в наши руки средство подчинять себе силы природы и властвовать над ними.

Поясним эту мысль на частном примере использования человеком источников энергии.

До развития физико-химических знаний люди прошлых времен в каче­стве источников энергии могли использовать лишь: а) силу ветра, б) силу воды и в) живую силу человека. Сила воды использовалась ими в весьма ограниченных размерах: ею пользовались лишь для передвижения лодок и суден по течению рек. И только. То же применимо и к силе ветра: она утилизировалась почти исключительно при парусных передвижениях. Основным источником энергии до развития физико-химических знаний была почти исключительно живая энергия людей, главным образом рабов.

Человек, в качестве источника энергии, должен был употреблять чело­века же. Использование сил природы при отсутствии знаний для него было недопустимо.

"Какую же энергию может дать человек-машина? Свободный человек в 10-ти часовой рабочий день может произвести работу в 290 000 кг/м, что соответствует 8 кг/м в 1 сек. или мощности в 1/10 лошадиных сил.

Вот та наибольшая энергия, которую может дать здоровый свободный человек в 10-ти часовой рабочий день не за страх, а за совесть. Таков единственный источник энергии, доступный мало знающим людям. Теперь сравним с этим то, что сделалось возможным благодаря росту физико-химических наук.

Корабль "Император" имеет машины в 75 000 лошад. сил. "Если бы пар мы захотели заменить рабами, численность последних здесь должна простираться до 700 000 человек". Паровоз - развивающий 3-4000 лоша­диных сил, для древности был бы машиной, которую должны были бы приводить в движение 30 000 людей, несущихся с быстротой скорого поезда.

Электрическая передача энергии в 250 000 лошадиных сил от водо­падов Замбези на расстоянии 1100 км в мины Наталя и Трансвааля, током в 150 000 в, равносильна работе 2 1/2 млн. людей, моментально перенося­щихся на 1000 верст.

Механическая энергия, используемая сейчас на фабриках, заводах и путях сообщения, равна приблизительно энергии в 225 млн. лошадиных сил, т.е. энергии 2 1/4 млрд. людей, трудящихся на совесть.

Обратив все население земли в рабов, прекратив все другие виды дея­тельности, мы не получим той мощности, которая дается техникой, созданной физико-химическими знаниями (ибо все население земли равня­ется только 1 1/2 млрд. людей).

Но по подсчетам авторитетных техников вся энергия, данная в руки че­ловечества физико-химическими науками, равняется энергии не 2 1Ы млрд. людей, а энергии 200 млрд. Таким образом, физико-химическое знание зало человечеству 2000 млрд. бесплатных рабочих. Перед такой цифрой стушевывается население земли. "В течение миллиона веков природа довела население земли до 1 Чг млрд. человек, а буйный разум физических наук в полтора столетия создал человечеству в 100 с лишним раз большее число сотрудников".

Этот подсчет делает ненужными дальнейшие доказательства колос­сальной роли знания как объективной силы. Из него мы видим, какую бесконечную силу представляет знание и как нелепы те люди, которые пытаются отрицать действенность знания. Без знания мы были бы до сих пор рабами природы и думать не могли бы о том количестве энергии, которым распоряжаемся теперь. При таких фактах глубокий смысл при­обретают древние верования, считавшие, что "ведовство" (от "ведать" -знать) управляет явлениями природы. Знание - сила, и сила огромная. Она проявляется всюду. Если работают наши фабрики и заводы, то благодаря знанию. Благодаря знанию мы путешествуем по железным дорогам, на пароходах и аэропланах; знание одевает, обувает и кормит аас; знание превращает горы - в равнины, море - в сушу, мороз - в тепло. Знание помогает нам сохранять жизнь и здоровье. Оно - подобно солнцу: человечество им живо и без него погибло бы. Не будь знаний - не было бы у нас ни фабрик и заводов, ни пароходов и паровозов, ни одежды пищи, ни домов, музеев и дворцов; без него мы не могли бы жить в холодных странах; словом — обречены были бы на жалкую жизнь животного, целиком зависящего от природы.

Глубоко прав был тот социолог (Де-Роберти), который говорил: истин­ная свобода - это знание. Не менее прав был он, утверждая, что всякий человек, увеличивающий или распространяющий знание, является в то же время и освободителем человечества. Тот, кто впервые открыл, что 2x2 = 4, был величайшим революционером. И всякое научное открытие ае остается бездейственным: оно неизбежно влияет на весь ход истории. Открытие пара и электричества перевернуло всю хозяйственную жизнь людей, а через него и все их поведение. В большей или меньшей степени то же может быть сказано и о всяком открытии - ни одно из них не пропадает даром.

Благодаря развитию физико-химических знаний их громадная роль вне сомнения.

Знания, относящиеся к миру жизненных явлений, не достигли еще высо­ты развития физико-химических наук. Поэтому роль биологических наук в ходе истории не столь значительна. Но велика и она.

Биологические знания создали агрономию, скотоводство, садоводство, гигиену, санитарию и медицину. Благодаря им человечество сумело приру­чить животных, ввести лучшие формы земледелия, увеличить урожай, создать больницы, сохранять и поддерживать свое здоровье.

Не будь их, мы, подобно древним предкам, обречены были бы жить охотой и рыболовством или мотыжным земледелием, способным прокор­мить десятки и сотни людей, но не способных дать пищу сотням мил­лионов.

С ростом биологических знаний их польза и сила становятся больше и больше.

Знания, относящиеся к человеку и к общественным явлениям, увы, до сих пор стоят очень низко. То, что известно под именем гуманитарных и общественных наук, представляет в огромной своей части не знания, а просто верования. Потому-то они и недейственны. Потому-то от них, как от ложных идей, весьма часто следует не польза, а вред. Потому-то мы до сих пор не умеем хорошо устроить нашу совместную жизнь и не способны бороться с общественными бедствиями. Мы не знаем, как всего | лучше организовать общественный и политический строй, мы не умеем I глупого сделать умным, преступника — честным, злого — добрым, мы не знаем, что хорошо и что плохо. Мы не умеем избегать ссор, злобы, войны и борьбы. Все бедствия и волнения "властители" лечат тюрьмой, ка­торгой, осадными положениями, расстрелами и виселицей. Рецепты - прос­тые, но едва ли очень умные и очень полезные. Нужно ли иных доказа­тельств нашего невежества в области общественных явлений! Все по­пытки борьбы с общественными бедствиями представляют проявление глупости и сектантских верований, а не знаний. Мудрено ли поэтому, что, изыскивая выход из мира общественных бедствий, мы без толку мечемся от монархизма к большевизму, от демократии к диктатуре, от реакции к революции: тычемся подобно слепым щенятам, то туда, то сюда, то направо, то налево, блуждаем подобно слепым, ведомым слепцами, и I вместо спасения попадаем в яму. Так было, так есть и так будет до тех I пор, пока не приобретем подлинного знания (а не верований) человека, его , поведения и всей общественной жизни. Знание - не все, но оно необходимое условие для всякого практического прогресса. Без него люди будут ; похожи на крыловского медведя, усердно гнувшего дуги, но без всякого | толку; медведя, готового услужить пустыннику, но вместо услуги влепившего ему в лоб камень. Столь же часто люди, руководимые желанием оказать пользу человечеству, но не имеющие знаний (а только веро­вания), часто вместо пользы приносят вред. "Слепец ведет слепца и оба падают в яму".

Следует, однако, думать, что с ходом истории, с ростом опыта будут расти наши знания и в области человеческих общественных явлений. С ростом их будут неизбежно увеличиваться и средства действительного улучшения общественной жизни. Неудачные опыты уступят место реформам, построенным на точном знании. Средства борьбы с нашими бедствиями будут расти и количественно, и качественно. Тогда и только тогда человечество получит в свое распоряжение силу, способную управ­лять самими людьми и ходом своей истории. На место человека слепого, руководимого слепыми страстями и инстинктами, встанет человек знаю­щий, имеющий точные познания не только о физико-химических и биоло­гических явлениях, но и о самом человеке, его поведении и его совместной жизни с сочеловеками. Тогда человек знающий возьмет под контроль себя самого, как человека слепого, и будет сознательно управлять собой и ходом своей истории.

Таковы перспективы, встающие перед нами. Для их приближения необходим рост знаний. Их еще мало. Посему ряд поколений должен рабо­тать над их увеличением. Всякий народ должен приобретать их. Знание -лучшее богатство. Оно источник всех богатств.

"Ищите прежде всего знания (а не верований), остальное все при­ложится".

Такова вкратце объективная сила и роль знания.

Резюмирую. 1) Знание (наука) как совокупность точных и истинных идей является фактором нашего поведения и общественной жизни.

Оно влияет и как субъективная, находящаяся в нас сила, и как сила объективная, дающая нам средства для подчинения и использования сил природы: космических, биологических и социально-психических.

Случаи бездейственности знания говорят не о бездейственности его, а о подавлении его силы силами других факторов поведения, действующими в обратном направлении.

При прочих равных условиях роль знания как фактора тем больше, чем больше количественно и качественно само знание, которым располагает данная группа людей. След., тем более подчиненную роль играют другие факторы.

Так как с ходом истории растет опыт человечества, так как объем знаний, каким оно располагает, все более и более увеличивается, то социальная роль знания все более и более растет.

Когда человечество приобретет знания о себе самом и о своей общественной жизни, тогда оно получит в свои руки средства для улучшения своей судьбы, для использования социально-психической энергии, для управления своим поведением и ходом своей истории.

Это значит: знание — сила; знание дает свободу; знание – необходимое условие для прогресса и рационального улучшения жизни.

Это значит: знание, в отличие от всяких монархов и властителей, с ходом истории не только не теряет свою власть, а увеличивает ее. Из ничтожной силы, каковым оно было на заре истории, оно становится повелителем и готовится стать всевластным монархом, контролирующим и управляющим всеми видами энергии и всеми факторами поведения.


Моисеев Н.Н.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.