Сделай Сам Свою Работу на 5

Выразительность без игры на чувствах

Выразительность должна быть нашим естественным проявлением. Чувства и желания проповедника должны быть очевидны. Однако здесь есть опасность игры на чувствах, которая нарушает библейский принцип, по которому наша речь должна быть обращена непосредственно к разуму слушающих.

1 Фессалоникийцам 2:3-8, 11 - лишь один пример апостольской проповеди, незапятнанной никакими манипуляциями на чувствах. Нашими необходимыми качествами являются честность и прямота, нашим ключевым стилем является искренность. Мы стараемся достичь разума слушающих, который есть орган восприятия Истины. Употребление "плаксивых историй", рассчитанных на то, чтобы произвести комок в горле и выдавить слезу из глаз, относится к приемам манипулирования. Трогательные истории, придуманные и употребляемые для того, чтобы сделать слушателей эмоционально уязвимыми, являются человеческими трюками. Эти трюки находятся в противоречии с принципом, что сила Божия к спасению заключается в проповеди Евангелия, обращенной к разуму людей.

Некоторые проповедники используют подобного рода манипулирование для того, чтобы "выдавить" из слушателей реакцию, наподобие того, как иногда вызывают роды. Но при духовных родах такая технология недопустима. Существует много умилительных историй о матерях, о трагических и трогательных случаях смерти. Но большая часть этих историй используется как инструмент эмоционального манипулирования.

Смерь и ад занимают значительное место в проповеди Евангелия, но злоупотребление этими темами может превратиться в эмоциональное манипулирование. Резкий переход на крик повышает кровяное давление и учащает пульс, но звуковые децибелы не обеспечивают лучшее восприятие истины. Такого рода приемы также относятся к эмоциональному манипулированию. Евангельская весть должна быть обращена к разумному восприятию. Мы понимаем, что для восприятия Слова нужно только возрождающее действие Святого Духа, однако Бог предназначил, чтобы это действие совершалось через разум. Поэтому нашей первейшей обязанностью будет довести до ума слушателей ясно выраженное Слово.



Мы знаем некоторых проповедников, у которых как будто иссякает терпение к своим слушателям, и они начинают требовать и настаивать, чтобы те обратились к Богу немедленно, едва ли не низводя на них кару небесную, если они не послушаются. Это тоже не что иное, как эмоциональное манипулирование.

В христианской практике встречались проповедники, употребляющие много сентиментальных историй, но они произвели на свет поколение верующих, не любящих изучать доктрину и в результате впавших в законничество.

Использование голосовой интонации без впадания в "артистичность"

Владение богатством голосовой интонации очень важно для проповедника, потому что оно подчеркивает значение сказанного и завоевывает внимание и интерес слушателей. Однако интонация должна быть уместной. Повышение и понижение высоты и громкости голоса должно соответствовать излагаемой тематике. Голос и тема должны подходить друг к другу. Такого соответствия голоса и темы трудно добиться при публичном выступлении, поскольку проповедник больше сосредоточивается на своей теме. Обычно при этом он не может контролировать свой голос, разве что в весьма общих чертах. Есть ли способ правильного употребления высоты и громкости голоса? Мы предлагаем ниже метод улучшения выразительности голоса без необходимости прибегать к уловкам и неестественному артистизму. Естественность всегда должна быть нашим главным правилом.

Безусловно, проповедник должен стараться сознательно управлять тоном голоса, но от этого будет не так много пользы, как от наличия у проповедника внутреннего чутья выразительности. Это чутье можно развивать время от времени наблюдая, как влияет на слушателей обычный тон и как меняется их реакция, когда он слегка варьирует интонацию. Характерно, что, когда проповедник старается работать в данном направлении, он незаметно для себя начинает употреблять все более широкий спектр интонаций. Употребление всего лишь трех или четырех голосовых интонаций может сделать речь проповедника намного интереснее.

Ниже приводятся различные виды интонации, звучащие совершенно по-разному; мы приводим их в качестве иллюстрации.

Поучительный тон

Умоляющий тон

Благодарный тон

Удивленный тон

Предупреждающий тон

Вопросительный тон

Возбужденный тон

Сочувственный тон

Развлекательный тон

Потрясенный тон

Вызывающий тон

Озабоченный тон

Страдающий тон

Предлагая данные советы по использованию голосовых средств выразительности, автор еще раз подчеркивает, что ни в коем случае нельзя оставлять привычку держаться естественно, потому что она является гнездом для прекрасного бриллианта, называемого искренностью.

Разновидности стилей в проповеди и учительстве

Эта короткая глава описывает еще четыре отрицательные привычки. Надеемся, что это описание пойдет на пользу читателю, ведь никто из проповедников или преподавателей не желал бы вреда для евангельской вести от собственного плохого изложения. Поскольку жертвой этих нежелательных привычек легко может стать любой из нас, мы не должны оказаться перед ними безоружными.

Перед тем, как заняться описанием плохих привычек, мы должны учесть, что не всегда следует доверять льстивым отзывам некоторых наших слушателей, часто не соответствующим действительности. Справедливо сказано, что дети Божии должны оказывать формирующее влияние на проповедника, поэтому их замечания и критику надо воспринимать со всей серьезностью. Однако часто верующие разговаривают со своими проповедниками слишком любезно и могут оказаться слабыми советниками в том, как надо проповедовать Евангелие. Они не всегда могут слушать проповедь ушами неверующего, потому что уже знают евангельскую истину, любят ее и легко воспринимают в проповеди. Иногда можно услышать слабую призывную проповедь (учитывая ее пользу для неверующих), пересыпанную религиозной терминологией и лишенную серьезных доводов и убеждений, а верующие все равно сердечно благодарят проповедника за его "ясный и правильный евангельский призыв", потому что они воспринимают евангельскую истину независимо от слабости проповеди. Если, к счастью для проповедника, у него есть в церкви люди, способные видеть вещи глазами постороннего, то он должен быть особенно чуток к их отзывам и замечаниям.

Крикливость

Первым примером плохого стиля проповеди будет крикливость, о чем мы уже упоминали в предыдущей главе. Некоторые христиане готовы проделать длинный путь, чтобы послушать громкого проповедника, и потом на все лады расхваливают слабую по содержанию, но громкую по силе звука проповедь. Может быть, слишком громкая проповедь доставляет им удовольствие или, может быть, сила звука каким-то образом компенсирует для них непопулярность христиан в мирском обществе. Евангелие столь долгое время не имело широкого публичного успеха, что даже повышенная громкость голоса проповедника поднимает дух у многих верующих.

Но ирония в том, что в современной культурной среде большинство нехристиан воспринимают проповедь на повышенных тонах как что-то излишнее, искусственное и даже оскорбительное. Прошли те времена, когда в общественных залах не было звукоусиливающей техники, и теперь широкая публика, в общем, не привычна к крику. Актеры кино и телевидения в наши дни большей частью используют в своих ролях естественные звуковые тона. Кроме профсоюзных лидеров, выступающих на своих съездах, в светском обществе никто не повышает голос перед публикой, и поэтому всякий крик, рев и вой считается среди "внецерковных" людей чем-то странным. Более того, крик воспринимается как знак враждебного отношения. Выкрикивание евангельских истин на пределе голосовых возможностей (за исключением проповеди на открытом воздухе) воспринимается посторонним слушателем так, словно проповедник настроен к нему враждебно или презрительно.

Однажды я видел своими глазами весьма наглядный пример неуместной похвалы в адрес проповедника. На одной конференции проповедник только что закончил "речь", переполненную эксцентричными выходками и визгом, и когда он сошел с платформы, одна женщина стремительно подбежала к нему, схватила за руки и начала бурно его расхваливать. Она говорила, что он произнес "замечательную" и "мощную" проповедь и что Бог в его лице дал церкви "необыкновенно одаренного человека". Проповедник, еще не остывший от бурного выступления, буквально расцвел на глазах от ее слов. А ведь, возможно, эта женщина своими словами на многие годы утвердила проповедника в заблуждении насчет характера его проповеди.

Конечно, мы не хотим поощрить и противоположный стиль - бесстрастное изложение проповеди, несоответствующее вести о вечной погибели и дивной благодати и явно безразличное в отношении душ слушателей. Проповедовать надо горячо и серьезно. Проповедь должна быть воодушевленной, сочувственной, даже страстной, если того требует ее содержание. Ведь, как мы уже неоднократно отмечали, апостолы придавали большое значение убедительным просьбам в своих проповедях.

Крикливые проповеди превратились в чуть ли не своего рода вид сценического искусства, когда голос оратора быстро переходит в пронзительный визг, а затем - в неутихающий оглушительный вопль. Характерной особенностью крикливых проповедей является явно скудное содержание, поскольку евангельские истины бросаются в слушателей без объяснения. "Человек пал в грех! - вопит проповедник. - Он нуждается в Спасителе!" Вот уже под ним начинает дрожать площадка, а голос продолжает реветь, что человек должен родиться свыше. Крикливые проповеди редко прерываются для того, чтобы объяснить эти истины для жаждущих душ понятным образом. Крикливые проповеди бьют по голове, но не убеждают; дают залпы в толпу, но не нацелены на человеческую личность; атакуют скамейки, но не в состоянии затронуть живых людей.

Одна из опасных особенностей этого стиля проповеди состоит в том, что употребляющие его проповедники иногда выходят за рамки нормального поведения и допускают за кафедрой странные вещи: подергивания, приплясыванье, конвульсии. Они полагают, что эти причудливые трюки составляют особый дар и придают христианской проповеди подлинное величие. По их представлениям, в этом как раз и проявляется истинная сила Духа.

Но если апостол Павел был обеспокоен тем, как посторонний человек мог реагировать на сумбурное говорение языками в Коринфе, то что сказал бы он насчет крикливых проповедей с характерным для них ревом и кривляньем? Мы не сомневаемся в том, что, поскольку проповедники объясняют и передают Истину, они должны говорить живо, горячо и убедительно, как этого требует предмет их проповеди. Однако они должны всеми силами избегать бездушных искусственных излишеств, практикуемых в крикливых проповедях.

Разговор свысока

Другой стиль проповеди, которого нужно избегать, как чумы, - разговор свысока, то есть склонность говорить так, словно наши слушатели - семилетние дети. Мы уже упоминали в предыдущей главе об опасности чрезмерного упрощения, но разговор свысока носит несколько другой характер, потому что, используя этот стиль, мы выглядим так, словно говорим с простаками, даже если объясняем сложный и обширный материал. Нужно всеми силами избегать покровительственного тона, потому что как только он входит в привычку, его трудней всего изживать. Однако есть некоторые средства, которые могут помочь держать снисходительный тон в узде. Прежде всего, проповедник должен со всей искренностью уважать своих слушателей и не забывать, что многие из них могут быть умнее и дальновиднее, чем он сам. Проповедник ни в коем случае не должен впадать в искушение считать, что те, кому он проповедует, ниже его по уму.

Я уверен в том, хотя и не могу это доказать, что Господь, назначает в проповедники тех, кто приблизительно соответствует средним интеллектуальным способностям общины. Представим себе, что было бы, если бы Господь славы назначал проповедниками и руководителями для Своего народа каких-нибудь высших существ? Наверное, это была бы своего рода каста духовенства! Поистине, "не много сильных, не много благородных, не много мудрых" даже среди служителей. Проповедникам надо выбросить из головы всякую мысль, что они умнее других в силу своего призвания, и тогда их проповедь никогда не будет звучать в снисходительном тоне.

Есть еще одно противоядие от снисходительного тона. Просто нужно понять, что проповедь в покровительственном тоне звучит абсурдно и умаляет величие евангельской вести. Ведь обращаясь к взрослым слушателям, как к малым детям, проповедник заодно превращает в ребячество и саму проповедь.

Есть одно весьма вредное понятие, наталкивающее на разговор свысока, и его также следует избегать. Если диаволу удается внушить проповеднику, что ему важно иметь правильный акцент или правильную осанку, то такому проповеднику остается сделать лишь один шаг до покровительственного тона и чувства собственного превосходства.

Проповеднический тон

Есть еще один плохой тон проповедования, который обычно называют наставническим, или проповедническим. Иногда так и хочется пожелать, чтобы проповедник был на кафедре просто самим собой. Часто бывает так, что от пастора можно получить больше пользы в обычном разговоре, чем с кафедры, потому что в разговоре он - человек живой, серьезный, интересный, колоритный, обладающий большим воображением и внушающий доверие, но тот же самый человек за кафедрой становится совершенно другим. Проповеднический тон сразу же отгораживает его от всех остальных, и он теряет все свои обычные личные качества.

Проповеднический тон - это такой стиль проповеди, когда проповедник теряет свою естественность. Что бы ни было причиной этого явления - особенности нервной системы, или привычка, невольно воспринятая от других проповедников - в любом случае, такой тон не располагает верить в искренность проповедника, говорящего об Истине. Было бы намного лучше, если бы проповедник за кафедрой был таким же, как и в жизни. Хотя, безусловно, от всякого, кто выходит за кафедру, ожидают, чтобы его речь была выше обыденного уровня в положительном смысле, потому что он проповедует Слово сразу многим людям, и оно должно звучать с убедительной силой.

Между способом изложения проповеди и ее содержанием существует прямая зависимость. Некоторые проповедники избегают ясных выражений и доводов, которые они употребляют вне кафедры, и используют за кафедрой трудный, перегруженный религиозными терминами язык. Проповедник должен проверять себя, не изъясняется ли он за кафедрой иначе, чем в обычной жизни. Иной раз, слушая проповедь Евангелия, невольно приходишь к выводу, что проповедник редко лично говорит с неверующими о спасении души. Слишком много жестикуляции и изобилие религиозных терминов обычно являются характерными признаками неспособности объяснить элементарные духовные истины. Все это является характерным для проповеднического тона изложения.

Однажды радиоевангелист сказал в конце проповеди на семейную тему следующие слова: "Иисус - ваш искупительный агнец. Он есть умилостивление за ваши грехи. Он ваш Посредник. Да, Иисус, Мессия, является вашим защитником в этот вечер". Здесь в каждой фразе содержатся термины, не имеющие для необращенного слушателя никакого смысла. Никто не стал бы употреблять такие выражения в личном свидетельстве, но в проповеди их употребляют многие. Проповеднический тон является проявлением профессионализма в худшем значении, поскольку он притупляет сознание слушателя бессмысленной смесью самоуверенности, самодовольства, скуки и безразличия к слушателю. Молитесь о полном избавлении от этого порока, потому что он разрушает всякую веру в искренность проповедника и делает его служение безрезультатным.

Пафос

В заключение мы приведем еще один своеобразный пример плохого стиля проповеди. Многие проповедники соскальзывают на декламационный тон речи, или впадают в пафос. Хотя, конечно, это дело личного мнения и вкуса, но я считаю, что такой стиль давно устарел, и в наши дни будет служить помехой в евангельской работе. Употребляющий его проповедник не обязательно говорит слишком громко, обычно он только повышает тон голоса. Большая часть слов произносится на двух или трех более высоких нотах, чем естественный голос проповедника. Если мы представим себе шкалу с пением на одном конце и криком на другой, то декламационный стиль будет где-то посередине. Проповедник, говорящий с пафосом, как правило, не нуждается в микрофоне, и если микрофон включен, то речь проповедника будет слишком громкой для собрания. У проповедника может быть очень спокойный голос, но как только он переходит на декламационный тон, его голос повышается, приобретает скрипящий и звенящий оттенок и становится слышен во всех углах зала.

Декламационный тон придает речи некоторую ясность и разборчивость, но в то же время он звучит скучно и самодовольно. В викторианские времена проповедники были вынуждены использовать декламационный тон довольно часто, за исключением тех, у кого был сильный басовый или баритоновый тембр голоса. В те дни и приблизительно вплоть до 60-х годов прошлого века этот тон был общепринят, поскольку его употребляли публичные ораторы всех слоев общества. Многие школьные преподаватели также говорили в таком тоне, потому что школьные собрания и классы были большие. Сегодня, однако, как с криком, так и с пафосом никто не выступает, за известным исключением политических деятелей во время агитации, некоторых плохих адвокатов и евангельских проповедников. Как мы уже и говорили, в современном обществе принято говорить естественным голосом. Сегодня каждому приходится где-то что-то говорить, и в результате декламационный тон стал считаться одним из наиболее неестественных речевых стилей. Вдобавок к этому, его ограниченный диапазон не может передать все богатство чувств, встречающихся в проповеди. Плюс ко всему, декламационный тон действует как сильное снотворное.

Одним из особых достоинств Сперджена (по рассказам очевидцев) было то, что он никогда не декламировал, несмотря на огромный размер его церкви. Причиной этого, возможно, было то, что он начинал свое служение в маленькой деревне Уотербич возле Кембриджа, где общину составляла только горстка людей. Ему было бы нелегко говорить с пафосом перед дюжиной с небольшим людей, потому что это выглядело бы в их глазах напыщенностью с его стороны. Так Сперджен научился говорить искренне и естественно с реальными людьми, и впоследствии это помогло ему оставаться в должной форме даже тогда, когда от него требовалась большая громкость голоса.

В этой главе мы снова рассматривали отрицательные привычки, но, будучи проповедниками, мы не сможем даже попытаться избавиться от них, если сначала не распознаем и не назовем их своими именами, и те, привычки, которые мы упомянули, относятся к наихудшим из них. Надо внушить себе, что лишняя громкость, бездушная крикливость, разговор свысока, неестественный проповеднический стиль и декламационный тон создают большие препятствия проповеди Евангелия и делают ее искусственной, холодной, мертвой и скучной.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.