Сделай Сам Свою Работу на 5

О странностях в образе жизни 15 глава

Он вновь опустил голову, отчего длинные серебристые волосы упали вниз и закрыли лицо.

– Вот и теперь, – продолжил эльф, – когда мы узнали, что Вы вернулись на Архр и решили идти вслед за Вами, не все захотели этого. И еще десяток кораблей ушел в неизвестность… Я надеюсь, что Вы не будете им мстить за это, Владыка?

Светоч Древа просительно посмотрел на Хранителя и тот, потрясенный до глубины души этой исповедью, ответил:

– Вы сами сказали, что каждый имеет право на свой выбор, свою судьбу и свою боль. Если они не подымут оружия на меня, я не подыму оружия на них…

Аллорн поклонился ему:

– Благодарю Вас, Владыка. Мне жаль говорить это, но они сказали нам, что мы предали Свет и отдали души Тьме…

Йаарх вдруг вспомнил читанную им совсем недавно «Черную книгу Арды» и вздрогнул. Думал ли он когда-нибудь, что ему где-то придется занять место Мелькора. «Но ведь тот, кого враги назвали потом Морготом, был мудр и добр, – с бешеной скоростью неслись в его голове мысли. – Мне же не хватит ни того, ни другого… Я же просто человек, не слишком умный и не слишком добрый. Как же мне быть? Ведь они все смотрят на меня, как на полубога! Я же не Мелькор…» Хранитель сжал кулаки, беря себя в руки, уже понимая, что от своей судьбы ему не уйти, и тихим голосом ответил:

– Тот, кто боится смотреть во Тьму, не способен увидеть Света…

Иллан-Иль с удивлением посмотрел него и он продолжил:

– Не видя ни Света, ни Тьмы, они обманывают сами себя и служат лишь сами себе. Это не мои слова, я прочитал их в одной книге, написанной тремя людьми из моего мира…

– Я бы очень хотел прочитать ее, – медленно протянул аллорн.

Вспомнив, что текст есть у него на жестком диске компьютера, Йаарх улыбнулся эльфу:

– Возможно, я и смогу это устроить, Иллан-Иль.

Повелитель народа Аллорн снова коротко поклонился ему и встал на одно колено, доставая из ножен и плашмя подымая над собой полупрозрачный, явно кристаллического происхождения, меч. И принес свою клятву. И Хранитель принял ее. И опустил Серый Меч на меч Светоча Древа.



На этот раз беззвучный гром сотряс дворец до основания, в окна было видно, как ударили в землю с небес столбы светло-серого пламени. Ибо впервые несовместимые до сих пор силы начинали идти вместе, не обращая внимания на свое происхождение. Ледяная волна пронзила обоих, и потрясенные уже происшедшим на их глазах придворные увидели, как от тел человека и аллорна рванулись по залу волны разноцветного сияния. Несколько минут продолжалось буйство магической стихии и все стихло, оборвавшись внезапно.

Светоч Древа, шатаясь, поднялся на ноги и почти прошептал:

– Отныне вся наша сила, магия и знания – ваши, Владыка…

Йаарха тоже пошатывало, голова кружилась, но он поддержал аллорна под руку и ответил ему:

– Благодарю вас и ваш народ, Иллан-Иль… Еще никогда не происходило того, что произошло сегодня. Пусть же никогда более мы не будем врагами!

Аллорн вновь коротко поклонился ему и вернулся к своей свите. К Йаарху тут же приблизился невысокий, даже пониже его самого, но очень коренастый мужчина с окладистой бородой до колен, которая почти полностью скрывала черты его лица. Лишь маленькие настороженные глазки и нос картошкой виднелись из-под нее. Бородач был с ног до головы закован в черное серебро, на голове его был серебряный обруч с огромным алмазом впереди. Он коротко поклонился Хранителю и сказал:

– Я Рохтр-Урх-Мрок, Владыка, Молот Храргов. И в моем лице народ храргов просит вас принять нас под свою руку.

«Что же таки творится в этом несчастном мире? – с искренним недоумением протянул Совмещающий Разности. – Эти тоже всегда воевали против нас…»

Йаарху ничего не оставалось, кроме как пожать плечами и спросить у храрга:

– А вы почему пришли ко мне?

Бородатый угрюмо наклонил голову и, спотыкаясь почти на каждом слове, ответил ему:

– Я не умею говорить так красиво, как мой друг, Иллан-Иль. Но и с нами творили то же самое и мы также не хотим принимать их законов! Аллорны сумели убедить нас придти к вам, мы поняли, что только вы сможете дать нам возможность жить так, как мы сами того хотим, не навязывая чужого. И поэтому мы с Вами, Владыка! Наши секиры не подведут в бою.

Он хмуро поклонился и протянул руку назад, одновременно вставая на одно колено. Кто-то из его приближенных тут же вложил в протянутую руку огромную боевую секиру и Молот Храргов плашмя поднял ее над головой. И дал свою клятву. И Йаарх принял ее. И вновь сотрясался дворец и неслись по залу неистовые волны света. А когда все закончилось, Рохтр-Урх-Мрок молча встал, угрюмо склонил голову перед своим новым сюзереном и вернулся к своей свите.

Йаарх огляделся по сторонам и увидел, что к нему приближается некто, с ног до головы закутанный в черный балахон, лишь капюшон был откинут, открывая лысую голову существа. Хранитель вздрогнул – на него в упор смотрели абсолютно нечеловеческие черные глаза с вертикальным зеленым зрачком. Ушные раковины приближающегося были едва наметившимися, кожа нежно-зеленого цвета, черты лица его были на удивление правильны и симметричны. Существо приблизилось и шипящим, трудно воспринимаемым человеческим ухом, голосом произнесло:

– Я, Тла-Ан Ол-Ит, от имени народа схорров, всегда сохранявших верность тебе, Владыка, приветствую тебя и хочу подтвердить вассальную клятву. Мы всегда были верны Тьме. И мы видим Свет.

Йаарх с некоторым удивлением отметил, что схорр обращается к нему на «ты» и в этот же момент услышал внутри себя торжествующий голос Серого Меча:

«Это схорры! Я очень рад, что они снова с нами. Могучие союзники и великие маги. Хотя их магия и очень странна…»

– Советуешься с Мечом, Владыка? – прошелестел Повелитель Соухорна.

– Ты знаешь? – удивился Йаарх.

– Да, – почти незаметно поклонился человек-рептилия.

Все остальные вассалы Владыки с недоумением переглядывались между собой, услыхав этот странный диалог.

– Ты разрешишь им рассказать, Повелитель? – спросил схорр.

– Не я должен разрешать, – ответил Йаарх и спросил о том у Меча.

«Я отвечу ему сам, – согласился Совмещающий Разности»

И Тла-Ан Ол-Ит вздрогнул, когда в его голове вдруг раздался сухой голос:

«Я, Серый Меч Предела, разрешаю тебе, Повелитель наших верных друзей, рассказать другим обо мне»

Схорр поклонился в пустое пространство и произнес:

– Серый Меч разумен и имеет душу. Он всегда общается с Владыкой, но может, если будет на то его желание, говорить и с любым из нас, как только что со мной.

Свежеиспеченные вассалы все так же недоверчиво переглядывались и перешептывались между собой.

«Не верят, сволочи! – весело сказал Меч. – Ну, я им сейчас скажу кое-что…»

И все стоящие у трона вздрогнули, а кое-кто даже слегка подпрыгнул от неожиданности. Первым опомнился Морхр, сперва улыбнулся, а затем и согнулся от хохота. Вслед за ним рассмеялись и остальные. Смеялись довольно долго.

«Что ты им эдакое сказал?» – поинтересовался Йаарх.

«Не к чему тебе это знать, а то еще обидишься, – добродушно проворчал Меч»

Йаарх было действительно слегка обиделся на него, но времени на это у него не было. Тла-Ан Ол-Ит уже стал на одно колено, подняв над головой узкий меч с антрацитово-черным лезвием. И все тем же шипящим голосом произнес свою вассальную клятву. Серый Меч лег на черное, узкое лезвие меча схорра и по залу с грохотом рванулись волны тьмы, смешанной со всполохами зеленоватого сияния.

Когда все завершилось, схорр встал на ноги, спрятал свой меч и сказал:

– Вот мы и снова с тобой, Владыка. И еще одно…

Он внимательно посмотрел на своего сюзерена щелевидными глазами.

– Что?

– Со мной жрицы Черного Пламени, – почти неслышно ответил схорр. – Прими в дар нашу магию, Владыка…

И он вновь поклонился Йаарху.

«Принимай! Ты даже не представляешь себе, что это! Ты получишь огромную силу и власть над собственным телом. Полную! – всполошился Серый Меч»

«Как это?», – растерялся Хранитель.

«Ты сможешь преобразовывать свое тело так, как сам того захочешь! Тебе не будут страшны никакие раны, даже если от тебя целым сохранится лишь кусочек пальца, то за несколько часов нарастет новое тело. Разрывная пуля в голову тебе будет совсем не страшна, ты сможешь ее выплюнуть и пойти дальше…»

«И я совсем перестану быть человеком…», – с тоской подумал Йаарх и согласно кивнул головой.

Повелитель Соухорна улыбнулся и сказал только одно:

– К вечеру обряд передачи Силы будет готов, господин мой…

И не говоря более не слова, отошел. Йаарх стоял, тупо озираясь по сторонам и не зная, что ему делать дальше. Он очень устал, ноги подкашивались, и очень хотелось сесть. Но в этот момент кто-то осторожно дотронулся до его плеча и он обернулся. Перед ним стоял радостно ухмыляющийся начальник Тайной стражи Морхра.

– Я слушаю тебя, Тонх, – устало выдавил из себя Хранитель.

– Я выполнил ваше приказание, Владыка! Все до единого жрецы схвачены и заперты внутри их малого храма. Тайных выходов нет, я проверял лично. Но перед храмом уже собралась огромная толпа их последователей. Я окружил здание десятерным кольцом стражников, но боюсь, что этого будет недостаточно…

Йаарх тяжело вздохнул, но долг был превыше всего, и он обратился ко всем:

– Вассалы мои! Правители народов! Мы с вами сейчас отправимся к этому храму, и я свершу правосудие над теми, кто именем моим вершил чудовищные преступления.

В его горле пересохло, и он бешено защелкал пальцами, требуя вина. Бокал тут же подали, Хранитель выпил и, отбросив опустевший бокал в сторону, тяжело направился к выходу. Дороги из дворца он почти не помнил, в глазах было темно от усталости. Помнил лишь, как сел в поданную карету и тут же отключился. Разбудили его лишь на подъезде к площади, на которой находился храм. Как ни странно, но полчаса сна весьма освежили его. Мозг работал четко и Йаарх уже решил, что ему делать далее.

У храма собралась огромная, наверное, не менее пятидесяти тысяч человек, толпа. Стоял жуткий рев, сквозь который ничего нельзя было услышать. Йаарх выбрался из кареты и обвел глазами площадь, на которой оказался. Это было то же место, где он уже был утром – посреди толпы возвышался помост с машиной пыток и телом невесты Свирольта. Он сжал зубы и махнул рукой своим вассалам, стоявшим у других карет. Олтиярский король вместе с принцем тут же подошли к нему.

– Мне нужно на этот помост, – с гримасой ненависти прорычал им Хранитель.

Морхр молча и коротко поклонился, взмахнул рукой и указал вперед. Тут же всю группу монархов окружило кольцо закованных в броню гвардейцев, построившихся вокруг них клином. По знаку короля они двинулись вперед и начали прорываться к помосту. Вокруг бурлило разъяренное человеческое море. Камни и палки грохотали по выставленным щитам воинов, но те, не отвечая на удары, продвигались вперед. Через некоторое время им удалось прорваться и гвардейцы, ощетинившись копьями, заняли оборону вокруг помоста. Йаарх поднялся на него и огляделся. Куда ни кинь взгляд, были беснующиеся люди. Он злобно ухмыльнулся, подошел к скотской машине и вызвал Предел. В чистом небе грянул гром и черная молния ударила по машине, в одно мгновение превратив ее в пепел. Мертвая тишина рухнула на площадь.

Только сейчас толпа обратила внимание на стоящих у помоста короля с братом, еще каких-то людей. А на самом верху, скрестив руки на груди, стоял невысокий человек в черном облегающем костюме с серебряным поясом. Его глаза пылали серебром и не были глазами человека.

– А ну отпустите святых жрецов! – раздался из гущи людей вопль какого-то фанатика.

– Молчать! – рявкнул человек с помоста, поднял руку, с которой сорвался венчик серых молний, и его голос долетел до каждого на площади, грохоча и пронимая до костей, до дрожи в коленках.

– А ты кто такой, чтобы нам указывать?! – завопил из толпы еще кто-то, не обращая внимание на дергающих его за рукава соседей, испуганных громовым голосом мага. Ибо никто, кроме мага не мог пускать с руки молний, это-то каждый из толпы прочно усвоил с самого детства.

– Кто я?! – почти прохрипел Владыка.

Гнев пузырями вздымался изнутри, разрывая его сознание в клочья.

– Кто я?! – еще раз проревел он. – Сейчас увидите!

И схватив Предел неизвестным ему до сих пор заклятием Прокола, Хранитель вывернул его наизнанку. Нужные заклинания приходили сами собой в нужный момент. И он вырвал Серый Меч из своего тела и поднял его вверх. С сияющего лезвия с ревом рванулся вверх столб серого пламени. В небе над ним образовалась черная закручивающаяся воронка, задул ураганный, сбивающий с ног, ветер, вокруг потемнело.

– Владыка!!! – взвыла толпа. – Серый Убийца вернулся! Он с нами!

– Да, я вернулся! – взревел в ответ он. – И я с вами! Ваш король отныне мой вассал! Но вы осмелились назвать святыми ублюдков, творившим именем моим страшные вещи, которые мне не были нужны! Они умрут за это! Все! А вы будете смотреть на их смерть. И навсегда запомните правосудие Серого Убийцы!

Люди в благоговейном ужасе внимали ему, каждому было страшно до жути. Ведь одно дело молиться, да мучить беззащитных девушек, а совсем другое по-настоящему служить вернувшемуся из ниоткуда Повелителю.

– И запомните! Никто, никогда и никому более не будет принесен в жертву! Тем более таким способом, – и Владыка указал свободной рукой на тело несчастной девушки. – Вы меня поняли, я вас спрашиваю?!

Его голос вновь гремел и сотрясал каждого.

– Да, Владыка! Мы поняли… – глухо ответила толпа.

– Освободите дорогу к храму! – велел им Йаарх, понемногу начиная успокаиваться, и люди рванулись в стороны, освобождая проход.

Хранитель спрятал Меч в свое тело, вновь вызвав благоговейный ропот, спустился с помоста и быстро пошел к храму. Его вассалы, гвардейцы и хралы следовали за ним. Воронка в небе исчезла и ветер стих.

Но все то время, что Владыка говорил, каждый маг мира Архр корчился от нестерпимой боли, не понимая, что же с ним происходит. А в озере Соухорн колотил хвостом по воде от боли же купавшийся там Серый Дракон, вопрошая сам себя: «Да что же творит эта сволочь, чтоб его!»

Йаарх не спеша подошел к огромной резной медной двери храма и остановился. Окружавшие десятерным кольцом храм стражники расступились, освобождая ему проход. Он оглянулся и приказал:

– Морхр, Свирольт, идите за мной.

И все втроем вошли внутрь. Первое, что увидел Хранитель, был толстый лысый старик в серой сутане, с большой бляхой на груди, где был изображен Серый Меч. Йаарх даже зашипел от накатившей ярости.

Великий Жрец Серого Убийцы надменно смотрел на вошедших и недоумевал про себя. Он поджал губы и спросил:

– Кто дал вам право задерживать жрецов Владыки?

Старик действительно не понимал, как Морхр мог осмелиться на подобное. Ведь даже невеста его брата была взята для предупреждения. Но король, по-видимому, ему не внял. «Ну, ничего же! – фыркнул мысленно жрец. – Еще сегодня на олтиярском троне будет сидеть другой король, достаточно уважающий жречество!» Он с гневом и негодованием посмотрел на Морхра, затем прислушался к шуму толпы за стенами и ухмыльнулся – там стояла его сила, его последователи. И против них королю ничего не сделать. Тут старик обратил внимание на Свирольта и осклабился.

– А-а-а, принц Свирольт, пожаловать изволили… – издевательским тоном протянул он. – Да неужели же вам не понравилось, как Владыка любил вашу невесту?.. Да-а-а не-е мо-о-ожет то-о-го-о бы-ы-ыть…

Йаарх с омерзением смотрел на жирную, одутловатую тушу жреца. И эта мразь еще смела издеваться над горем такого человека, как Свирольт? Он скрежетнул зубами и бросил в спину толстяка:

– Право им дал я!

– А ты кто такой, ублюдок?! – по-молодому резво повернулся к нему жрец.

Он увидел перед собой невысокого, сухощавого, но очень мускулистого человека, одетого в черный металлический костюм, явно работы древних храргов. Но глаза стоящего перед ним глазами человека не были, они пылали серебром и излучали столь неистовый гнев, что проняло даже жреца. Он увидел, как незнакомец злобно ухмыльнулся, затем ощерился. А тому, что произошло затем, старик сперва просто не поверил – человек в черном склонил голову и начал доставать из своего тела тот самый меч, изображение которого красовалось на собственной нагрудной бляхе жреца.

– Нет! Не-ет! Не-е-ет!!! – завопил он, закрывая руками глаза. – Этого не может быть!

Сам же Верховный жрец, проповедуя своим последователям о великом могуществе Серого Владыки, в него не верил, и теперь с ужасом смотрел на ожившую легенду.

– Вы моим именем творили мерзости и преступления, рассчитывая остаться безнаказанными?! – оглушил старого жреца голос Владыки, серебряные глаза которого, казалось, прожигали насквозь.

– Но ведь во имя твое! – взвыл толстяк, рушась на колени.

– А кто тебе сказал, ублюдок, что мне нужны мучения невинных?! – склонился над ним Повелитель Тени.

– Но ведь…

Но Хранитель уже не смотрел на него, он повернулся к королю и позвал:

– Морхр!

– Да, Владыка? – склонился перед ним тот.

– Твои люди, вероятно, знают, кто из жрецов хотя бы один раз участвовал в пытках лично?

– Конечно.

– Этих немедленно казнить. Всех.

– Где же мне столько кольев набрать?.. – с мрачной иронией спросил сам себя король, морща лоб.

– Никаких кольев! – искривил губы Йаарх. – Мы, в отличие от них, если и вынуждены убивать, то должны делать это быстро и, по возможности, безболезненно. Пусть им отсекут головы. Там, на площади…

Его фразы были коротки и отрывисты. Морхр вновь поклонился и спросил:

– А что делать с остальными?

– У тебя, я надеюсь, – гнусно ухмыльнулся Хранитель, – найдется какой-нибудь рудник с условиями поплоше?

– Найдем, Владыка… – попытался спрятать улыбку в усы король.

– Вот и отлично, – и Йаарх кивнул вошедшим стражникам в сторону притихших жрецов. – Приступайте.

Свирольт рухнул перед ним на одно колено и взмолился:

– Владыка, умоляю, отдайте мне этого… – и он указал рукой на успевшего уже обделаться от ужаса Верховного Жреца.

Хранитель усмехнулся.

– Если хочешь, бери, Свирольт. Но не советую с этой тварью долго возиться – самому потом противно станет.

Он отошел в сторону и с брезгливостью наблюдал, как набегающие стражники хватали орущих жрецов и вытаскивали их из храма. В голове ворочались ленивые мысли: «Странно, ведь сейчас по моему приказу казнят более пятисот человек, а я, который всегда считал себя гуманистом, не чувствую ничего…»

«А чего же ты хочешь, парень? – отозвался Меч. – На тебя же за один день столько всего свалилось, что полжизни расхлебывать теперь будешь…»

«И что?.. – безразлично спросил Йаарх»

«А то, – раздраженно ответил собеседник, – что я ну никак не ожидал, что в твои руки вот так вот запросто свалится треть мира! Только смотри, не обожрись властью»

«Да пошел ты!», – в сердцах махнул рукой Хранитель и вышел из храма.

Стражники тем временем уже вовсю деловито тягали ошеломленных подобным исходом дела и никак не ожидавших беды, а потому покорных, жрецов к помосту и там столь же деловито рубили им головы, которые затем швыряли в мрачно ропщущую толпу. В десять цепочек справились на удивление быстро, за каких-то полтора часа. Йаарх все это время спокойно стоял и наблюдал за выполнением своего приказа, не испытывая ничего, кроме легкой гадливости, как будто бы давил тараканов, а не предавал смерти людей. Краем глаза он увидел, как из храма вышел подтянутый и опрятный как всегда Свирольт и направился к нему. Подойдя, тихо прошептал тому почти на ухо заплетающимся от усталости языком:

– Капитан, если я сейчас не лягу на пару часов поспать, то окончательно свалюсь с ног…

– Вас сейчас же отвезут, Владыка, – кивнул тот головой и повернулся к шедшему рядом лейтенанту, что-то приказав ему.

Через несколько минут к Йаарху подъехала карета, он сел в нее и тут же заснул.

Король Морхр стоял на площади и, злорадно ухмыляясь, наблюдал за казнью жрецов. Сбылось то, о чем раньше он мог лишь мечтать, бессильно смотря, как власть ускользает от него в их руки. Предстояло сделать еще очень многое, но он уже ничего не боялся, ибо сам избрал свою судьбу – служить Повелителю Тени. И жрецы казнены. Сумасшедшая надежда на то, что Архр все же способен измениться не оставляла его сердце. Он огляделся по сторонам и увидел в стороне от помоста остальных вассалов Владыки, так же спокойно наблюдавших за завершавшейся казнью. Морхр подошел к ним поближе.

– Где Владыка? – спросил его Тортфир.

– Поехал немного отдохнуть перед вечерним пиром, он очень устал, – ответил ему король.

– Неудивительно, – послышался позади них шипящий голос схорра. – Шесть, а считая и площадь, семь таких выплесков энергии доконают любого мага.

Морхр внимательно осмотрел каждого из повелителей народов, стоящих рядом с ним и его голову вдруг пришла великолепнейшая, хотя и бредовая идея. Он засмеялся и сказал им:

– Друзья! Мы все сейчас вассалы Владыки. Но чтобы у нас не было между собой мышиной возни, я предлагаю помимо того стать еще и кровными братьями.

Наступила тишина, все с легким удивлением пристально смотрели на короля Олтияра, предложившего столь неожиданный ход.

– Ничего не имею против, – неожиданно для них прозвучал серебристый голос Светоча Древа.

– Я также, – немедленно отозвался Молот Храргов.

– Это несколько неожиданно, – присоединился схорр, – но я согласен.

– С удовольствием к вам присоединяюсь, господа, – фальшиво улыбаясь и пытаясь скрыть гримасу недовольства, сказал Тортфир.

У шаха Кандагара имелась масса возражений против предложенного Морхром плана, но, оставшись в одиночестве, он не решился выступить против всех и также присоединился, проклиная про себя олтиярца.

Каждый из них достал кинжал и порезал себе руку. Вассалы Владыки Тени встали в круг, подняли руки над головой и скрестили их в жесте Братства. И вместе произнесли положенную клятву. Их кровь смешалась, и заклятие свершилось – леденящий холод пронзил тело каждого, и они почувствовали себя единым целым. Впервые за многие десятки тысяч лет три человека, аллорн, храрг и схорр стали кровными братьями, и история Архра свернула с проторенного пути.

 

Глава 11.

А так бывает?..

 

Идорна третью неделю упорно шла на запад, к побережью, почти не останавливаясь на отдых и даже охотясь лишь изредка. Дракона была очень голодна, но не обращала на это никакого внимания. Она не знала, что же ей делать дальше, как искать Хранителя Меча, знала лишь, что должна. А ко всему прочему примешивались муки совести. Раньше она никогда не знала, что это такое… Девушка шла через леса обнаженной, держа в руке узелок с подаренным ей платьем погибшей по ее вине самочки. Узелок жег ей руку, но она терпела, ибо дальше, среди людей, одежда будет, увы, необходима. Сколько раз молодая дракона скрипела зубами, проклиная саму себя. Ведь говорил им Учитель – сдерживайте свой гнев, учитесь видеть суть за внешностью. А она… «Не сдержалась, тварь чешуйчатая! – еще раз мысленно обругала она себя. – И вот тебе результат: спокойно смотрела, как убивают твою почти что сестру, спасавшую тебе жизнь. Думавшую, что спасает… Тебе то эти двое стражников ничем не угрожали, сразу могла их прибить. И самочка осталась бы жива…» Идорна вспомнила о муже несчастной и содрогнулась при этом воспоминании. Ведь он был абсолютно прав – и люди, и драконы могут быть разными… И далеко не все люди хотят убивать драконов.

Не обращая внимания на окружающее, лишь привычно отмечая краем сознания любое движение в лесу, дракона шла вперед, продолжая вспоминать и анализировать. Благо аналитическому мышлению Учитель ее научил. Но, несмотря на длительные и мучительные для нее раздумья, она так и не смогла понять того, что же все-таки произошло в городе. Ей понятно было, что они по-глупому шлялись, вместо того, чтобы сразу же отправиться к побережью. Но и это не объясняло того, почему люди в городе накинулись на них. Ведь никто из драконов не нападал первым, что же горожанам было от них нужно? Ей вспомнилась отвратительная сцена продажи рабынь для удовольствий… Да, раньше она не верила в подобное, считала, что Учитель рассказывает им страшные сказки и, выросши, посмеивалась над ними. Пока не увидела сама… А как разобраться в характерах людей? Они же такие разные. Вот среди своих все понятно, каким бы не был погибший Рохарх, но она всегда его понимала! Понимала, почему он такой и знала чего от него ждать. А люди… Кто их знает. Да, в массе своей они скоты, но ведь есть же и другие. Теперь Идорна это уже знала твердо. И тот влюбленный студент в городе, он ведь тоже был иным, он был способен любить даже искалеченную девушку… Тяжко вздохнув, дракона решила, что пока ей, по-видимому, не понять мотивов действий людей и пошла дальше.

Посмотрев вверх и сверив направление по расположению солнц, она пустилась бегом, чтобы размять затекшие мышцы. Сколько ей еще идти, Идорна не знала, ведь передвигаться приходилось в человеческом облике. Становиться драконой и взлетать она все же не решалась – ведь поблизости могли оказаться маги. Оцарапавшись о колючий куст, она разъяренно зашипела, проклиная слабое и ничтожное человеческое тело, в котором сейчас находилась. Час шел за часом, а она все шла. Ближе к вечеру усталость все же начала брать свое и дракона начала присматривать себе место для отдыха. Вокруг было очень красиво, поросшие лиственным лесом холмы пылали феерией цветов. Она углубилась в лес и скоро нашла совсем маленькую, но очень симпатичную полянку, поросшую густой травой и уселась в тени, наконец-то расслабляясь. Молодая дракона с удовольствием вслушалась в успокаивающий нервы шум леса. И тут же вскочила на ноги – откуда-то издалека доносился тихий, безнадежный плач ребенка. Драконьего ребенка! Но здесь же были человеческие земли! Здесь не могло быть детей драконов!

Но Идорна, хоть она и понимала, что это, вероятнее всего, ловушка, ничего не могла с собой поделать. Да и никто бы из драконов не смог – не оставлять без помощи детей было заложено у каждого из них в подсознании, в инстинктах и никто бы из них никогда бы не бросил в беде малыша. Этим-то и пользовались охотники, ловя детей… Она поспешно направилась в сторону звуков плача. Лес был очень густым и увидеть что-либо было почти невозможно. Через некоторое время плач начал стихать и Идорна поняла, что ушла в сторону. Дракона еще долго рыскала по лесу, никак не находя источника звуков, пока, наконец, не увидела большую дыру в земле, плач явственно доносился оттуда. Она заглянула вниз, но ничего не увидела, поняв лишь, что перед ней вход в какую-то большую подземную пещеру, вымытую весенними водами. Хватаясь за корни, дракона начала спускаться вниз. Через несколько минут она уже стояла на влажной земле. Пещера была довольно большой, метров трехсот в длину, полостью в земле. А у дальней стены сидела, свернувшись в клубочек, и отчаянно, безнадежно плакала совсем еще маленькая, не более полутора метров в длину, серебристая с бронзовыми крылышками драконочка. Идорна потрясенно остановилась: бронзовокрылая! Она никогда не видела подобных драконов и даже не слышала о них. Хотя нет… Слышала… Давно, на одном из уроков истории, когда Учитель рассказывал им о драконьих государствах и войнах между ними, он рассказал и о бронзовокрылых, по вине которых драконы и были побеждены в войне с людьми… Но ведь их не было уже более двух тысяч лет, люди с удовольствием перебили и их, хоть и позже, чем других… Выходит, что не всех… Черная дракона с нежностью позвала:

– Маленькая… Ну почему ты плачешь?

Ребенок поднял голову и увидел перед собой человека. Взвизгнув, драконочка рванулась к противоположной стене, волоча за собой сломанное крылышко, и начала бешено царапать ее, как будто пытаясь врыться в землю и визжа от ужаса.

«Вот проклятье! – хлопнула себя по голове Идорна. – Дура, забыла, что ты выглядишь человеком!»

Она быстро произвела обратное превращение и, с удовольствием ощущая собственное сильное тело, неспешно, боясь еще более испугать несчастного ребенка, двинулась к ней.

Нитиль была в ужасе. Ее таки нашли! Сейчас опять будут тыкать в нее острыми палками, бить дубинами, рвать крючьями, как папу… «Нет! Не хочу!» – плакала девочка, пытаясь зарыться в стену, но твердая земля не поддавалась маленьким, да к тому же еще и сломанным, коготкам. Да и силы то у нее не было, ведь восемь дней уже, как убили маму с папой, забрали братиков, а ее гнали через весь лес, тыкали в бока палками, сломали крылышко дубиной. Но она спряталась! А потом вдруг упала в эту яму – бок все еще болел от удара. И она так хотела кушать… Вдруг кто-то ласково погладил ее по голове и сказал:

– Не бойся меня, маленькая…

Девочка со страхом обернулась. О чудо, перед ней стояла очень большая, раза в полтора больше папы, черная тетенька и улыбалась ей. Все еще не веря своим глазам, драконочка всхлипнула и, заревев уже в полный голос, уткнулась в тетенькино крыло.

Идорна нежно гладила плачущего ребенка, чувствуя, что сама едва сдерживая слезы, и, сжав зубы, думала о том, что же пришлось перенести бедной малышке за последние дни. Она осторожно отвела крыло в сторону и облизала зареванную мордашку, а потом, не удержавшись, поцеловала симпатичный, слегка вздернутый носик.

– Ну что ты, маленькая, ну что ты… Ну успокойся…

– Тетенька… – продолжала рыдать драконочка. – Тетенька…

Постепенно ребенок успокаивался. Идорна, продолжая гладить и целовать ее, спросила:



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.