Сделай Сам Свою Работу на 5

О странностях в образе жизни 14 глава

– О них я даже и не думал, – ответил брату Морхр. – Просто сегодня утром мне сообщили, что прибыл чрезвычайный и полномочный посол другого государства, и что он требует срочной аудиенции. Я встретился с ним и был потрясен. Эти змеиные глаза с вертикальным зрачком могли быть только у одного существа…

– У схорра… – задумчиво протянул принц.

– Да, именно у схорра. О чем он мне и сообщил. А также о том, что перед дворцом стоит караван, в котором ожидает встречи со мной Повелитель Соухорна, желающий видеть Владыку. Откуда они узнали о его пришествии и как сумели так точно подгадать время прибытия, не мне догадываться.

– Судя по хроникам, схорры обладали многими таинственными знаниями. И никто, никогда и ничего не знал о них точно.

– Это так, – кивнул головой король. – Но кроме них, у меня есть еще кое-что.

– Что же? – Свирольт поднял глаза, брат не переставал поражать его. – Ты, я вижу, времени зря не терял.

Морхр ухмыльнулся.

– Так его же и не было, этого времени…

– Так что у тебя еще в рукаве?

– Элинор вышел на тропу войны против магов Совета, при том будучи со скандалом избран в этот самый Совет. И я, и другие короли уже получили от него списки предателей, работавших на магов. Разве тебя не удивила масса неожиданных смертей и перестановок в армии?

Принц откинул голову и с головы до ног осмотрел брата, решая, не свихнулся ли тот.

– Но он же сам маг Совета?!

– В том-то вся и прелесть! – захохотал король. – Совет ведь даже не подозревает, что Элинор работает против них!

– Ты уверен?

– Абсолютно! – А кто, как ты думаешь, сообщил мне о возвращении Серого Убийцы?

– Неужели же он? – недоуменно спросил Свирольт, переставая что-либо понимать – известный ему мир начал на глазах рассыпаться, как карточный домик.

Король же все еще продолжал хохотать.

– А ты знаешь, – сквозь смех спросил он, – что эти идиоты из Совета изо всех сил ловят Владыку, считая его просто неинициированным магом огромной силы? Ведь они же не верят в «детские сказки» о Сером Убийце?

Свирольт схватился за живот, присоединившись к смеху брата. Король похлопал его по спине и сказал:



– Ладно, иди переодевайся. Скоро церемония.

И вышел из зала.

В то же самое время Йаарх со спутниками расселись на диванах, потягивая вино. Хранитель посмотрел влево и увидел Мелрию, очень осторожно садящуюся на диван. Он встал и подошел к девушке, положил ей руку на плечо и сочувственно спросил:

– Ну, как ты, малышка?

– Я не малышка, я воин! – гордо вскинула голову, тряхнув непокорными кудрями, хралка. – Но спасибо за сочувствие, Владыка. Болит, конечно. Но я уже много раз повторяла тебе, что боль – это всего лишь боль.

– Хорошо, – потрепал он ее плечу. – Поешь чего-нибудь.

И сам отошел обратно к столику. Там он с удивлением обнаружил на одном из подносов трубки, табак и сигары. Он вспомнил о том, что с момента прихода в этот мир ему совершенно не хотелось курить. Взяв сигару, Йаарх подкурил от свечи и прислушался к своим ощущениям. Табак был хорош, но, как ни странно, никакого удовольствия от курения он не получил.

«Чего уж странного… – проворчал Меч. – Уж от этой-то дурной привычки я тебя излечил сразу же»

«Хоть бы спросил сперва!» – попытался обидеться Хранитель.

«Было бы о чем спрашивать»

«Ладно, это не важно, – махнул рукой Йаарх, туша сигару. – Ты лучше скажи мне вот что: как ты думаешь, зачем король хочет меня видеть?»

«Я только догадываюсь…» – сымитировал тяжелый вздох Меч.

«Так выскажи мне твою догадку»

«Боюсь, что на тебя, весьма несвоевременно валится огромная власть и ответственность, – вновь вздохнул Совмещающий Разности. – Очень похоже на то, что король, вместе со всей страной, собирается стать твоим вассалом. И он, кажется, не одинок в этом желании…»

«Опять! – простонал Йаарх. – Как же они мне все надоели!»

«Ничего не поделаешь, дружище, – проскрипел Меч. – Если я прав, то отказаться ты не можешь…»

«Почему?!»

«А кто клялся изменить этот мир? – голос внутреннего собеседника стал несколько ироничным. – А власть даст тебе такую возможность… Король, отдавая тебе вожжи, рискует всем: жизнью, властью и самим существованием своего королевства»

«Не понимаю…» – процедил сквозь зубы Хранитель.

«Чего же тут непонятного? Война! – уже раздраженно ответил ему Меч. – На короля, ставшего твоим вассалом тут же накинутся все вокруг. А он уже настолько далеко зашел, что его никто и ничто не остановит. Так что твоя трусость приведет лишь к новым миллионам жертв…»

«Трусость?!» – прошипел Йаарх, вновь приходя в состояние дикой ярости.

Но в этот момент их прервали. В комнату вошел одетый в голубого цвета шелковый балахон величавый старик, украшенный массой разнообразнейших орденов, медалей и лент. Он трижды стукнул об пол тяжелым, резным посохом, который держал в руке и торжественно провозгласил:

– Владыка Йаарх! Дамы и господа! Вас ожидают в коронационном зале. Прошу вас следовать за мной!

Все встали. Хранитель пожал плечами и, все еще кипя от ярости, пошел следом за старцем. Он даже не оглянулся на последовавших за ним хралов и Гадала с Торхой. Он чувствовал себя странно. Казалось гнев вливается в него откуда-то извне, а он сам отходит куда-то в сторону. Но другого пути у него уже не было и Йаарх, сцепив зубы, шел навстречу своей судьбе.

 

Глава 10.

Странные песни

 

Шах Кандагар пришел в Коронационный зал одним из первых и теперь с любопытством вертел головой вокруг. Да уж, предки Морхра денег не жалели. Роскошь была просто немыслимая. Все происходящее он воспринимал как какую-то игру, не веря всерьез в пришествие Серого Убийцы. А поразвлечься, наблюдая за затеянным в Олтияре спектаклем? Почему бы и нет… Шах Саммана был фаталистом и не боялся за свою жизнь, прекрасно помня, что у него во дворце «гостит» сын Морхра. Он все же пытался понять, что же затеял его старый враг и также понимал, конечно, что если, вдруг, Владыка действительно вернулся, то ему придется идти с ним. Совет Магов уже надоел ему до зубовной боли, и шанс избавиться от него упускать было нельзя, даже если этот шанс и был иллюзорным. Как бы то ни было, Самман ничего не теряет.

Церемониймейстер между тем уже вновь стучал об пол и объявлял имена вновь прибывших. Кандагар не смотрел на них – придворные Морхра его интересовали мало. Шах с любопытством продолжал разглядывать убранство зала, отделанного сегодня почему-то не в цвета Олтияра, а в серебристо-черный цвет. Через некоторое время он услышал имя Тортфира и церемонно раскланялся с толстяком. Продолжая бесцельно шарить глазами по толпе, Кандагар вдруг услышал блеяние кого-то из своих вассалов:

– Шах! Шах! Смотрите!

Он вновь обратил внимание на церемониймейстера, с удивительно глупым выражением лица объявлявшего, стуча посохом об пол:

– Иллан-Илль! Светоч Древа народа Аллорн! С детьми и свитой!

Не поверив собственным ушам, шах взглянул на дверь. Но у входа действительно стояли аллорны! Невероятно прекрасные, нечеловечески мудрые лица… Огромные глаза казалось светились добротой и всепониманием, заостренные уши слегка подергивались. Зал затих, потрясенный пришествием бессмертных. Представители странного народа молча проследовали ближе к трону, где уже стояли они, шах Саммана Кандагар и ланг Анрира Тортфир. Оба только и смогли, что поклониться высокому, в серебристом плаще и серебряном обруче, надетом на голову, аллорну. Тот молча поклонился в ответ. Светоч Древа! Легендарный правитель аллорнов, Иллан-Илль, которому, по слухам, было более шести тысяч лет, и он помнил предыдущее пришествие Владыки. Бессмертные… Сколько же сотен лет не ступала их нога на земли материка Мерхарбры? Церемониймейстер же между тем уже объявлял новых гостей, не менее интересных, чем предыдущие:

– Молот Храргов! Рохтр-Урх-Мрок! С детьми и свитой!

В зал уже входили невысокие коренастые люди с длинными и окладистыми бородами, с ног до головы закованные в панцири из черного серебра. Зал все так же молча взирал на них. Кандагару стало не по себе – происходящее уже не напоминало ему игру, из небытия возникали забытые многие поколения назад народы. Он прекрасно понимал, что просто так они бы не прибыли в Олтияр, для этого должна была быть чрезвычайно уважительная причина. И шах эту причину знал…

И вновь в коронационном зале раздался торжественный голос церемониймейстера, сопровождаемый грохотом посоха:

– Тла-Ан Ол-Ит! Повелитель Соухорна! С детьми и свитой!

В дверях уже стояло десятка полтора очень высоких, не менее двух метров ростом каждый, человекообразных существ в черных рясах с капюшонами, скрывавшими лица. Только у стоявшего впереди капюшон был откинут назад и черные, узкие, с ярко-зеленым вертикальным зрачком глаза, казалось, пылали. Черт лица не было видно.

Если ранее в зале было тихо, то теперь просто казалось, что все куда-то исчезли, столь мертвая тишина пала на них. Ведь почти каждый знал, что уже более трех тысяч лет схорры не покидали своего острова и не пускали к себе никого. А ежели кто случайно заплывал в их воды, то словно ниоткуда возникали узкие черные корабли, и несчастные не возвращались. И все эти тысячи лет маги Серой Башни пытались прорваться к ним, но этого у них так и не получилось, столь сильно было собственное колдовство схорров. А теперь эти невероятные существа были здесь…

Шах Саммана ошеломленно помотал головой и едва смог заставить себя поклониться схорру. Даже аллорн с храргом, судя по выражениям их лиц, были потрясены появлением рептилиеобразных не меньше всех остальные. Тла-Ан Ол-Ит направился прямо к Светочу Древа и спросил его странным, каким-то свистяще-шелестящим, трудно воспринимаемым человеческим ухом голосом:

– А что ты здесь делаешь, старый враг?

– Уже нет… – поклонился ему аллорн.

– Что – нет?

– Не враг… – с грустью ответил Повелитель аллорнов.

– Ты понял?! – глаза схорра расширились, вертикальные зрачки стали почти круглыми, он явно был сильно удивлен.

– Увы, слишком поздно… – с еще большей грустью в голосе прошептал Иллан-Илль.

Тла-Ан Ол-Ит молча поклонился ему и отошел к своей свите. Все остальные из слышавших этот понятный лишь для двоих разговор лишь недоуменно хлопали глазами, пытаясь осознать хоть что-нибудь.

С противоположной стороны зала зазвучал гонг, загремели трубы. Неизвестно откуда звучащий голос провозгласил:

– Его величество, король Морхр! Принц Свирольт! Встречайте!

Толпа придворных торопливо раздавалась в стороны и к трону уже шествовал мрачный Морхр, одетый почему-то не в свои цвета, а в серое с серебром, с мечом на боку. Его сопровождал точно так же одетый принц. Шаха Саммана всегда удивляло то, что олтиярский монарх решился оставить жизнь младшему брату. Он бы не рискнул…

Король подошел к трону своих предков, изукрашенному старинной резьбой, каменными фигурками богов и демонов. Он коротко и молча кивнул стоящим неподалеку гостям, которые так же молча кивнули в ответ. Согласно этикету король должен был сесть на трон, и все вокруг ожидали этого. Но Морхр разочаровал их и стал слева от трона, Свирольт стал справа и оба устремили наполненные тревогой взгляды на дверь, ожидая непонятно чего. Придворные молча переглядывались, ничего не понимая, ведь все происходило не по протоколу и в воздухе что-то висело, что-то назревало, что-то такое, от чего их всегда невозмутимый король имел вид загнанной лошади.

В полной тишине послышались шаги нескольких человек, к Коронационному залу кто-то приближался. Морхр напрягся и напомнил присутствующим своим видом охотничьего пса, сделавшего стойку на добычу. Что-то нарастало, и весь двор замер в напряженном ожидании. В зал вошел еще один церемониймейстер и стал слева от входа. Первый также отошел в сторону и стал справа. Толпа придворных недоумевала – такие почести при встрече? Два церемониймейстера! Кого же они встречают? Неужели сам

Глава Совета Магов изволил пожаловать?

Шаги приблизились, и в темном прямоугольнике входа вырисовалась человеческая фигура. Человек сделал шаг вперед, и придворные увидели невысокого, лет тридцати пяти мужчину, одетого в абсолютно черный облегающий костюм без единого просвета, лишь серебряный пояс выделялся на нем. На поясе с двух сторон были подвешены какие-то непонятные, но явно металлические предметы. Но глаза пришедшего не были глазами человека! Они пылали серебряным огнем нечеловеческого гнева и, казалось, обливали весь зал таким потоком ярости, что каждый присутствующий поежился и еще раз задал себе вопрос: «Да кто же это такой?!» Оба величавых старика церемониймейстера дружно грохнули своими посохами об пол и провозгласили:

– Владыка Йаарх Фальберг, Хранитель Серого Меча Предела! – и уже тише, но не менее твердо добавили. – Серый Убийца! Со свитой!

Зал на секунду взорвался шумом и тут же потрясенно стих. На лицах людей были написаны различнейшие выражения, от дикой ненависти до благоговения, от недоверия до восхищения. Придворные не знали, верить им или нет, слишком уж невероятным было сообщенное церемониймейстерами. Многие никогда даже и не верили в существование Владыки, считая древние хроники просто неумными легендами. Но боялись все – ибо в каждой из хроник характер Повелителя Тени описывался достаточно ясно. Но даже те, кто поверил, не мог понять одно – что понадобилось Владыке здесь, в забытом и мало кому нужном Олтияре.

Человек, объявивший себя Серым Убийцей, не обращая никакого внимания ни на кого из придворных, лишь ожигая их взглядами нечеловеческих серебряных глаз, быстро пошел к трону. Толпа поспешно раздвигалась перед этим странным существом. За ним, но чуть по сторонам, следовала восьмерка вооруженных хралов, настороженно державших руки на рукоятях торчавших из-за плеча мечей. За ними следовало еще две хралки, потрясающе красивых брюнетки с волосами до пояса. Последними, неуверенно оглядываясь, шли крестьянин и крестьянка. Придворные недоуменно зашумели, пораженные видом «свиты» этого, так называемого, «Владыки», и недоуменно переглядывались. А человек в черном тем временем подошел к подножию трона и негромко сказал:

– Ты зачем-то хотел меня видеть, король Морхр? Я здесь. Что тебе нужно?

Морхр с интересом рассматривал лицо того, кому предстояло стать его властелином. Волосы Владыки были темно-русыми, лицо было округлым, его окаймляла короткая рыжеватая бородка. Прямой, с почти незаметной горбинкой, нос нависал над кривящимися в ухмылке чувственными губами, скорее похожими на губы женщины, чем мужчины. А глаза… Эти нечеловеческие, серебряные глаза наводили дрожь на короля, но он справился с собой и начал спускаться к Хранителю Серого Меча.

Толпа придворных молча наблюдала за тем, как Морхр спустился по ступенькам перед троном и вдруг встал перед пришельцем на одно колено. Затем достал из ножен меч, взял его одной рукой за рукоять, второй за острие и плашмя поднял над головой. Двор онемел – того, что происходило, быть просто не могло, но это было. Их до сумасшествия гордый король собрался приносить вассальную клятву какому-то приблуде, объявившему себя Серым Убийцей. Король же, не обращая внимания на потрясение своих придворных, торжественно произнес:

– Я, король Морхр из династии Орт, владеющий Олтияром, приношу тебе, Владыка Йаарх, от своего имени и от имени моего народа вассальную клятву и клянусь разделять с тобой беды и радости, победы и поражения, богатство и бедность, жизнь и смерть. Я сказал!

Позеленев от ужаса, придворные молча взирали на своего короля, ожидавшего решения человека в черном с упрямым выражением на костистом хищном лице. Тот, кому приносили клятву, молча стоял, скрестив руки на груди и рассматривая Морхра. «Что же он медлит?!», – шептали друг другу поверившие во Владыку. «У ублюдка даже нет меча!» – злобно шипели остальные. Прошло еще несколько минут, и все они увидели запомнившуюся до конца жизни картину…

Странный человек вдруг резко дернул головой и наклонил ее вперед. И прямо из его загривка медленно, постреливая небольшими разрядами, поползла вверх украшенная светло-серыми сиагинтами, ощерившаяся драконьей пастью, столь хорошо знакомая многим по древним хроникам и описаниям рукоять меча. Рука Владыки взметнулась вверх и ухватилась за эту рукоять, вырывая меч из собственного тела. Лезвие его переливалось и сияло различнейшими оттенками серого цвета. С него срывались ручейки серого же пламени и по телу этого непонятного человека стекали вниз. Казалось, весь мир на секунду сдвинулся с места, когда этот меч увидел свет солнц.

В зале вспыхнула перебранка, шум носился с места на места, потрясенные люди шептали: «Это он! Это Серый Меч! Этот воин действительно Серый Убийца!». Придворные уже забыли о своей досаде, они были в восторге и тихо радовались тому, что их король, как обычно, оказался самым предусмотрительным и первым принес клятву Повелителю Тени. И они уже не с неприязнью, а с благоговением смотрели, как Владыка с лязгом опустил лезвие Серого Меча на меч Морхра, и с радостью слушали его слова:

– Я, Йаарх Фальберг, Хранитель Серого Меча, именуемый также Серым Убийцей, беру тебя, король Морхр и твой народ в свои вассалы и клянусь защищать вас и преумножать ваше достояние; клянусь изменить вас и уничтожить подлые и отвратительные обычаи, которые я здесь видел; клянусь учить вас и помогать вам. И да будет в этом порукой моя кровь!

Владыка зубами рванул себя за руку и щедро оросил своей кровью скрестившиеся мечи. Грянуло! Безмолвный гром пронесся над всем Олтияром, прошел по телу каждого человека. Страна приняла своего нового господина.

Серый Убийца тем временем снял Серый Меч и вновь спрятал его внутрь себя. Затем приказал Морхру:

– Встань, вассал.

Король Олтияра встал на ноги. Его сердце пело. Свершилось! Дороги назад теперь уже просто не было! Пусть он погибнет, но может хоть Владыка сможет победить магов и навести в Олтияре порядок. Пусть теперь все будет, как будет. Он еще раз поклонился своему сюзерену и сказал:

– Разрешите представить Вам, Владыка, моего младшего брата Свирольта. Хранитель молча перевел пылающий серебряной яростью взгляд на того и, почти не размыкая губ, спросил:

– Так ты принц, Свирольт?

Капитан стражи низко поклонился ему, так как теперь перед ним стоял не просто господин Йаарх, а его верховный сюзерен. Его также слегка удивлял вид Хранителя – за все время их совместного путешествия он еще не видал у того таких жутких, нечеловеческих глаз. Да, он был гневлив, но не настолько же… Свирольт поклонился еще раз и негромко ответил:

– Да, Владыка. Простите меня, что я не сказал Вам об этом ранее…

Серый Убийца ничего не ответил, только повернулся к королю и глухо спросил:

– И ты не уберег невесту собственного брата?

Его голос напоминал скрежет железа по стеклу. Морхр склонил голову и негромко ответил:

– Мне, Владыка, доложили о ней лишь тогда, когда девочку уже вывели на помост. И если бы я попытался вырвать ее оттуда, к вечеру бы уже весь Олтияр был залит кровью, и на престоле бы уже сидел кто-то из жрецов! Они, взяв невесту моего брата и сделав так, чтобы я об этом еще долго не знал, предупреждали меня о своей власти. У них слишком много последователей…

– Вот как? – со странным, ледяным безразличием переспросил Владыка. – Хорошо же. У тебя есть тайная стража?

– Конечно, – попытался улыбнуться непослушными губами король.

– Ее начальника сюда. Немедленно, – голос Серого Убийцы продолжал оставаться столь же нечеловечески спокойным.

Морхр что-то шепнул стоящему рядом придворному в черном, шитом золотом камзоле и через несколько минут к Владыке уже подвели невзрачного на вид человечка со стального цвета цепкими и жестокими глазами.

– Ты начальник Тайной Стражи?

– Да, Владыка! – поклонился человечек. – Мое имя Тонх.

– Ты знаешь тех, кто, объявив себя моими жрецами, творит непотребства с невинными девушками на потеху толпе? – камнем по стеклу проскрежетал голос Серого Убийцы.

Гримаса ненависти передернула лицо Тонха, он скрежетнул зубами:

– Еще бы я их не знал. Моя дочь…

Владыка криво ухмыльнулся.

– Мне нравится твое к ним отношение. Так вот, слушай меня внимательно.

Начальник Тайной стражи подтянулся, в его глазах появилась жестокая надежда на что-то, и он преданно уставился на Серого Убийцу.

– Поймай мне их… Всех, до единого, – Владыка говорил с присвистом, с трудом выталкивая из себя слова. – И если хоть один уйдет…

– Не уйдет, господин мой! – исказила лицо Тонха злобная радость. – Да я…

Но Серый Убийца уже не слушал его, он повернулся к королю и приказал:

– Дай ему право, Морхр, использовать любое воинское подразделение страны!

Король молча сорвал со своего пальца перстень и протянул его Тонху. Начальник Тайной стражи схватил его и тихо исчез в толпе.

Хранитель Серого Меча повернулся к другим ожидающим монархам и тем же ледяным голосом проскрежетал:

– Кто следующий?

Шах Кандагар до глубины души был потрясен увиденным – истинный Владыка стоял перед ним, свершалось то, о чем он едва ли смел мечтать дикими бессонными ночами. Он хотел было уже рвануться к Хранителю и стать перед ним на колено, но толстый Тортфир опередил его и кинулся на колени перед повелителем, трясущимися руками вытаскивая свой ритуальный мечишку. «И тут опередил, сволочь толстая!», – мелькнула у шаха досадливая мысль.

И вновь звучали слова присяги, и грохотал беззвучный гром, пронизывающий каждого до костей. И толстяк, повизгивая от ужаса, отполз обратно, искоса поглядывая на своего Повелителя. Кандагар подошел к Владыке и, с восторгом взирая на него, встал на одно колено. Он произнес свою клятву с радостью и достоинством, хотя и прекрасно понимал, что грядет страшная война. Но ничего уже ни имело для него никакого значения – его жизнь необратимо изменялась. И вновь грянул беззвучный гром, пронзивший тело Кандагара ледяным холодом, и он почувствовал себя как-то иначе. Встав на ноги, шах с достоинством поклонился своему сюзерену и вернулся к своей свите.

Йаарх не понимал, что с ним творится. Тело не слушалось его, делало и говорило что-то само, без его участия. Он пытался позвать Меч, но тот не откликался, не слыша голоса Хранителя. И меч тут был ни причем, это почему-то Хранитель знал твердо. Совмещающий Разности и сам пытался понять, что же происходит с его подопечным. Вокруг него клубилась жуткая, невероятная сила. Такого, до Объединения, быть просто не могло. Но было… Меч внутренне поежился – кажется, ему достался Хранитель, каких еще не бывало.

И в этот момент чуждая сила покинула Йаарха.

Ни тот, ни другой конечно не могли знать, что именно в этот момент прекратил бесноваться над озером Соухорн, выливая свое горе от нелепой смерти любимого ученика в дикой ярости, Серый Дракон. Старик даже не подозревал, как повлияла его ярость на носителя Серого Меча. Власть над своим телом вернулась к Йаарху, и он зашатался от слабости, в глазах стало темно. К нему тут же рванулись Морхр со Свирольтом и поддержали под руки.

– Что с вами, Владыка? – встревожено спросил король.

– Пи-и-ить… – только и смог прохрипеть он осипшим голосом.

Морхр махнул рукой, и кто-то тут же подал Йаарху большой бокал молодого вина. Он выпил все залпом и протянул бокал за добавкой.

«Парень! – раздался в его голове голос Меча. – Ты хоть чуть-чуть соображаешь, что ты творишь?»

«Это не я, – устало ответил ему Хранитель»

«Да знаю я, что не ты. И очень хотел бы знать, что и кто это…»

Йаарх лишь слабо улыбнулся про себя, его все еще шатало. И очень хотелось знать, что же ему делать дальше, ведь его тело без его согласия уже взяло в вассалы три народа! А отвечать за все это придется ему… Перед Творцом и собственной совестью. К тому, как он понял, были еще желающие уйти под его руку и брать ли их, он не знал.

«Продолжай, – посоветовал Меч, – к моему глубочайшему сожалению, сейчас останавливаться поздно…»

Несмотря на страшную усталость, Хранитель понимал это и сам. Он тяжело повернулся к ожидавшим его монархам и в удивлении замер. На него смотрел не человек.

«Кажется, я схожу с ума…» – растерянно протянул Меч.

«А ты и на это способен?» – слабо удивился Йаарх.

Но тот не обращал внимания на его слова и продолжал говорить, по-видимому, сам с собой: «Аллорн… Но ведь они всегда воевали против нас и не было врагов лютее. Каждый раз, в каждый приход… И Светоч Древа хочет стать вассалом Владыки Тени? Что же произошло с несчастным Архром? Что же с ним сотворили, что даже эти?..»

Йаарх, удивленный монологом Меча, поднял глаза и увидел спокойно взирающие на него огромные голубые глаза, наполненные мудростью тысячелетий. Лицо было прекрасным и чистым, но какой-то холодной, отстраненной красотой. Слегка заостренные уши стоящего перед ним покрывали волосы цвета белого серебра. Хранитель был поражен – перед ним стоял эльф. Именно такими их описывали все, начиная с Толкиена. Эльф… Он улыбнулся и нерешительно подошел поближе к бессмертному.

Светоч Древа поклонился ему и своим звенящим, переливающимся голосом торжественно произнес:

– Народ Аллорн осознал свою ошибку, Владыка, и пришел принести тебе, в моем лице, вассальную клятву… – потом улыбнулся, и улыбка разом оживила холодное лицо, оно стало добрым и всепонимающим. – А я помню тебя иным, Повелитель…

«Иным?!» – Йаарх потрясенно отступил. И только через несколько секунд вспомнил о бессмертии эльфов.

– А разве ты не знал, эльф, что мы, в отличие от вас, не бессмертны? И что Серый Меч приходит в разное время к разным людям? – довольно спокойно сумел спросить он у Иллан-Иля.

– Эльф? – удивленно посмотрел на него Светоч Древа. – Почему ты назвал меня так, Владыка?

Тут уж очередь удивиться настала для Йаарха, и он сказал:

– Так называют ваш народ все книги в том мире, откуда я пришел.

Иллан-Иль услыхал позади себя тихий голос одного из Мудрецов Древа, сопровождавших его:

– В некоторых очень древних хрониках, Повелитель, наш народ иногда называли и так…

Светоч Древа коротко кивнул, усваивая новую для него информацию, и опять посмотрел на носителя Серого Меча. Тот с удивлением всматривался в глаза аллорна. «Как же он все-таки парадоксален… – вздохнул про себя Иллан-Иль. Ведь только что был в дичайшем гневе и сотрясал все вокруг, а сейчас уже по-детски удивляется». А Хранитель, между тем, уже задавал ему вопрос, к ответу на который аллорн готовился не одну сотню лет:

– Скажите мне, Иллан-Иль, но ведь вы, аллорны, всегда были моими врагами… Что же случилось? Почему вы пришли ко мне?

Светоч Древа поднял на него свои невероятные глаза, в которых стояла мука и с трудом начал свой рассказ:

– Я не знаю, как мне начать, Владыка… Может быть, так. Век за веком после вашего ухода нас, именем любви и Света, пытались загнать в рабство, навязать жестокие, противоестественные обычаи, пытались запретить любить. Но мы не хотели принимать навязываемого магами людей… Тогда нас постепенно, путем обмана и подлых провокаций начали выживать отовсюду… Теперь у нас остался лишь небольшой клочок холодной земли на материке Оллиниари, рядом с землями наших друзей храргов, – и эльф вежливо поклонился в сторону стоящего чуть в стороне коренастого, бородатого мужчины. – Хотя даже их постоянно пытаются натравить на нас. И чтобы не настораживать Серую Башню, мы уже больше тысячи лет вынуждены поддерживать пограничную войну, в которой каждый год сгорают сотни молодых жизней… Мы стараемся никого не пускать к себе, но для магов Башни наши заслоны ничто. Они проникают в наши земли и развращают молодежь… Но все же, весь Молаарн был в шоке, когда юноша-аллорн впервые за всю нашу историю совершил над своей любимой тот кошмар, который люди совершают ежедневно. Тогда мы отправили в изгнание всех, кто поддался сладким речам наших, так называемых, «друзей». Как мне ни стыдно это признать, но один из магов Совета, а именно Магистр Боли, моя собственная дочь…

И из глаз аллорна закапали слезы. Но он смог взять себя в руки и продолжил:

– И вот, две с половиной тысячи лет назад среди нас родился тот, кого потом назвали Учителем Откровений. Ему было не более пятисот, когда на одном из Советов Мудрых, он заявил нам, что путь народа Аллорн лежит к вам, Владыка. Ибо именно вы всегда проповедовали свободу выбора для каждого и никогда не признавали рабства. Мы были столь разъярены его словами, что казнили его, страшно и жестоко, посчитав вражьим прислужником. Но умирая, он сказал нам, не обращая внимания на собственную боль: «Может хоть своей смертью я смогу доказать вам, несчастные слепые дети, что в мире существует не одна истина…» И много еще слов сумел он найти, таких слов, что раз упав в душу, дают там ростки понимания. Тогда мы не слушали их, но запомнили. Прошло время, и аллорны начали задумываться, задумываться о многом, впервые за сотни тысяч лет попытавшись пересмотреть основы, внушенные нам неизвестно когда и неизвестно кем. Но теперь понимаю, что не Творцом, ибо тому, кто велик, не нужны рабы. Ведь мы сами становились злом, когда выжигали мирные деревни уррун-хурров и иных ваших последователей, выжигали под корень, не жалея не женщин, ни детей и искренне веря в то, что творим добро. Ведь считая вас и всех, кто с вами просто злом и слепо отрицая ваше право на существование и собственный выбор, мы создавали и лелеяли наше собственное в будущем рабство. Лишь только когда мы начали понимать, что же мы творили, в нас начала пробуждаться совесть, мы начали вспоминать все, что сделали, и нам стало больно… Мы начали учиться чувствовать чужую боль. Долго и мучительно все это происходило, многие, желавшие идти старым путем, покинули Молаарн и отправились в неизвестность. Говорят, их видели в Диких Землях, где стояли когда-то в лесах ардоалов наши города. Я не знаю, где точно… Мы не мешали им покидать нас, ибо у каждого есть право на свой выбор, на свою судьбу и на свою боль…



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.