Сделай Сам Свою Работу на 5

О странностях в образе жизни 13 глава

Она капризно топнула ножкой в туфельке с высоким каблучком.

– Госпожа, – попытался урезонить ее Хранитель, – поймите, я маг и мне не нужен другой раб. Только у этого есть нераскрытый магический дар. Мне нужен ученик, а не обычный раб!

Красавица широко распахнула голубые глаза и захлопала в ладоши:

– Необученный маг! Как здорово! У меня таких еще не бывало. Ой, сколько всего интересного я для него придумаю! Нет, нет и нет! Я вам его не продам. Даже и не просите…

Гадал медленно зеленел, слушая все это, но только еще упрямее сжимал свои узкие губы. Йаарх продолжал внимательно смотреть на госпожу Сторгах и уже просто не знал, что и делать с этой тварью. Побоище учинять все же не хотелось.

– Господин маг! – раздался в его ушах смеющийся голос хозяйки. – Да не расстраивайтесь вы из-за какого-то раба. Вот давайте я вас сейчас утешу…

Она щелкнула пальцами, и рабыни тут же подставили под нее легкую мягкую кушетку. Красотка задрала до пупа свое легкое платьице, под которым ничего не было, и уселась на край кушетки, широко расставив свои великолепные ноги. Хранитель ошеломленно уставился на ее чисто выбритую промежность.

– Давайте я отдамся вам, господин маг, – кокетничала девица, водя маленьким пальчиком у себя между ногами. – Вот только возбужусь…

И совсем другим, вдруг ставшим визгливым, голосом она крикнула худенькой девушке-рабыне, с отрешенным видом стоявшей у дальней стены:

– Ты! Сюда! Сюда, тварь, быстрее! Бегом, если на кол не хочешь!

Рабыня сорвалась с места, подбежала к кушетке и рухнула перед ней на колени, уткнувшись лицом между ног хозяйки. Эта, всегда ранее возбуждающая Йаарха, картина любви двух женщин сейчас не вызвала в его душе ничего, кроме отвращения. На память ему пришла Мелрия и то, что с ней сделали. Лучше бы уж с этой вот мерзостью в женском обличье сотворили подобное, чем с милой его сердцу бесстыжей хралкой. Вот уж кого бы ему ничуть не было жаль…

«А хочешь, чтобы с ней сделали еще худшее и, притом, совершенно законным образом? – услышал Хранитель внутри себя голос Серого Меча. – И это даст тебе возможность законным же образом получить Гадала, не устраивая тут Варфоломеевской ночи…»



«Как?» – решительно спросил он.

«А как же твоя сверхчувствительная совесть?» – удивился Меч.

«По поводу этого чудовища в женском обличье, этой… этой… У меня даже чувства жалости не возникнет! Я возьму на себя этот грех»

«Где ты видишь грех? – фыркнул Совмещающий Разности. – А нужно тебе всего лишь дать ей в рот»

«Что?!»

«Дать ей в рот! Но очень быстро и насильно. Этим ты ее прилюдно опозоришь. И как только твой член окажется в ее рту, у нее уже не будет ни имени, ни имущества, ни пола…»

«Как это?» – поразился Йаарх.

«После того, как ты ее опозоришь при всех, то ты должен будешь или сам удалить ей все признаки пола, или поручить это кому-то другому. И это закон здесь. Гнусный, конечно, закончик, но он есть. Да мразь эта заслужила подобное, если еще не худшее. Пусть испытает на себе, каково приходилось тем, кого она мучила и убивала! – голос Меча был сух и спокоен»

«Что заслужила, то заслужила… – согласился Йаарх. – Но у меня на нее просто не… не…»

«Не беспокойся об этом, – понял его собеседник. – Это моя забота. И я постараюсь, чтобы для тебя все закончилось как можно быстрее – понимаю, насколько она тебе отвратительна»

«Хорошо, сделаем так! Но все-таки, – не удержался он от вопроса, – скажи мне, как в таком прекрасном теле могла оказаться столь жуткая душа?»

«Продукт определенного и целенаправленного воспитания… И, к моему глубочайшему сожалению, я думаю, что таких здесь много», – ответ был дан тихо, но с яростью, клокочущей в голосе.

Хранитель обернулся к Свирольту и прошептал ему на ухо:

– Мне не нравятся ваши законы, капитан. Но сейчас я намерен воспользоваться одним из них…

Стражник, ничего не поняв, лишь удивленно поднял брови. Он увидел, как я Йаарх подошел к кушетке, отодвинул в сторону рабыню и сказал хозяйке замка:

– Давай-ка лучше я.

– Господин маг желает полизать меня? – донесся до него издевательский голос красотки.

– Да, почему бы и нет, – спокойно ответил ей Хранитель. – Вот только наоборот…

Резким движением он схватил ее за волосы и, стянув с кушетки, швырнул на колени, одновременно другой рукой доставая уже напряженный, благодаря Мечу, член. Затем сильно ударил ее обеими ладонями по ушам, отчего прелестный ротик широко распахнулся, и сунул туда свой орган. Схватив блондинку обеими руками за уши, Йаарх принялся методично насаживать ее на себя, не испытывая при этом никаких чувств, кроме глубочайшего отвращения.

Хозяйская стража двинулась было вперед, но, хорошо видя восьмерых вооруженных хралов, явно не спешила – умирать раньше времени никому из них не хотелось. А уж увидев, что сделал с их хозяйкой приезжий и поняв, что насилуемая бабенка им больше не хозяйка, стражники и вовсе остались стоять на месте.

Хранитель почувствовал приближение конца и излился в рот красотки. Побыстрее вытащив член, он спрятал его и отшвырнул визжащую от дикого ужаса бывшую хозяйку замка обратно на кушетку. Затем он отошел в сторону и стал там, чувствуя себя измаранным и опоганенным.

Капитан Свирольт был просто в восторге. Господин Йаарх совершил с одной из тварей, которых и при дворе было пруд пруди, то, о чем он, даже при своем высочайшем положении, даже и мечтать не мог. Ведь у каждой из сучонок было огромное количество богатой и влиятельной родни. Но Серому Убийце на все эти нюансы было попросту наплевать! Стражник довольно рассмеялся, представив себе выражения лиц семейства Сторгах, когда они узнают о произошедшем. Еще бы – их наследница…

Йаарх тем временем повернулся к хралам и каким-то скрежещущим голосом спросил:

– Кто сделает необходимое?

– Разрешите мне, господин мой! – выпрыгнула вперед Риаллах, внучка князя, его рабыня.

Руки ее уже сжимали широкий кинжал, губы тряслись, и она беспрерывно облизывали их. Глаза горели предвкушением.

«Да-а… Ох и сокровище мне досталось… Фархат знатно пошутил, подарив мне ее…», – мелькнула у Хранителя невеселая мысль.

«Вот уж верно, – отозвался Меч. – Посмотри, вся трясется от желания помучить… Она не ничуть не лучше той, которую собралась урезать. Кажется, я был не прав, и тебе еще придется хлебнуть с ней горя…»

Йаарх, еще раз с грустью посмотрев на Риаллах, разрешающе махнул ей рукой. Ему очень не хотелось смотреть на последовавшее, но он заставил себя, прекрасно осознавая то, что внучка Фархата является в данном случае всего лишь его руками, а ответственность за все лежит на нем. Это им был вынесен приговор прелестной паучихе, и он был просто обязан следить за его приведением в действие.

Риаллах, зловеще ухмыляясь, направилась к завизжавшей блондинке, возящейся на кушетке подобно пойманному в капкан животному. Она видимо все еще никак не могла поверить в то, что с ней произошло. Хралка тем временем попробовала пальцем лезвие кинжала и крикнула служанкам, стоящим поодаль:

– Неужто не хочется отплатить бывшей хозяйке за все радости жизни? Держите суку!

Девушки радостно заухмылялись, а четверо из них подошли и схватили госпожу Сторгах за руки и ноги. Та бешено забилась в их крепких руках и пронзительно закричала. Риаллах с неудовольствием посмотрела на рабыню, только что ублажавшую госпожу языком и девушка, сразу поняв, что от нее требуется, метнулась к столу, стоявшему у стены, схватила щипцы для орехов, нож и уже через пару минут швырнула хозяйкин язык под ноги внучки Фархата. Хралка довольно улыбнулась – приятно, когда тебя понимают без слов. Она скомандовала:

– А ну-ка, раздвиньте ей ноги пошире!

Служанки постарались от души, подняли и развели ноги блондинки так, что затрещали суставы. Риаллах хищно оскалилась, подошла к ней и пальцами раздвинула ее половые губы. Затем приложила к ним лезвие кинжала и провела первый надрез. Кровь брызнула ей прямо в лицо, и молодая женщина хищно облизала губы. Она подняла кинжал и, радостно смеясь, очень медленно ввела лезвие во влагалище бывшей хозяйки замка… Не имея возможности кричать, несчастная лишь хрипела и слабо дергалась в руках служанок. Хралка выдернула окровавленный кинжал из ее тела, обошла любительницу «композиций» вокруг, затем содрала с нее остатки платья и не спеша, явно наслаждаясь происходящим, отрезала ей обе полных, красивых груди. Опять вернувшись к промежности урезаемой женщины, Риаллах принялась кромсать ее половой орган. Она довольно долго мучила уже даже не дергающуюся, только слабо хрипящую блондинку, прежде чем наконец-то вырезала ее половую щель. Хралка швырнула отрезанное на подставленное рабыней блюдо и приказала повернуть тело на живот, желая продолжить пытки, но раздался голос Владыки:

– Хватит! Она свое получила!

Хрипящую жертву оставили в покое.

Йаарха тошнило, содержимое его желудка стремилось вырваться наружу, и он едва сдерживал себя. Он не понимал, каким образом после таких адских мучений несчастная тварь была еще жива, и он спросил у Меча:

«Скажи мне, Совмещающий, почему она все-таки еще жива? В моем мире человек с такими ранами давно бы умер от болевого шока…»

«Я уже понял, что здесь у людей болевой порог в несколько раз выше, чем у вас, на Земле, – ответил Меч. – И здесь, по-видимому, нет бактерий, из-за которых вы у себя получаете заражение крови. Здесь человек, если не умер сразу, выздоравливает от таких ран, от которых бы в твоем мире загнулся бы обязательно»

«Ясненько…», – протянул Хранитель.

Их диалог прервал голос капитана Свирольта:

– А вы знаете, Владыка Йаарх, что отныне и этот замок, и рабы, и все земли, да и все остальное здесь принадлежит вам?

– Не знал, – равнодушно ответил Хранитель. – Но если так, то я знаю, как этим всем распорядиться.

Он повернулся к лысому управляющему и скомандовал:

– Сюда!

Тот галопом подлетел к своему новому хозяину и рухнул на колени.

– Да, господин?! – взвыл он.

– Писать умеешь?

– Конечно!

– Тогда записывай и исполняй! – фразы Йаарха были жесткими, рублеными и короткими. – Все рабы отныне свободны. Все земли замка раздать в аренду крестьянам за три десятых урожая и приплода скота. Никого не заставлять работать бесплатно, оплачивать работу справедливо. Самым бедным оказать помощь из средств замка. Бездомным и живущим в развалюхах за счет замка же построить новое добротное жилье. Ты все понял?

– Все понял, господин мой! Но… – управляющий был в полном недоумении, так никто и никогда не поступал.

– Никаких но! Если не выполнишь, из-под земли достану, и позавидуешь своей бывшей хозяйке.

– Все будет сделано, господин мой! – преисполнился преданности лысый.

– И еще одно, – указал Йаарх на слабо трепыхающееся, окровавленное тело блондинки. – Это вот, если выживет, продать в… Как вы называли это заведение, Свирольт, Дом Удовольствий?

– Именно, – поклонился капитан.

– Так вот, – вновь повернулся Хранитель к управляющему. – Повторяю: это вот, если выживет, продать в Дом Удовольствий, причем в самый гнусный.

– С удовольствием, мой господин! – злорадная ухмылка управляющего не позволяла сомневаться в его искренности.

Йаарх отвернулся от него и посмотрел на юного мага, с восторгом взиравшего на все произошедшее перед его глазами.

– Ну вот, а ты боялся, Гадал, – укоряюще обратился к он к юноше. – Я никогда не брошу в беде ученика или друга.

Парнишка лишь радостно посмотрел на него и низко поклонился.

– Ладно, – бросил Хранитель. – Нам пора ехать.

И он быстро пошел в сторону выхода, остановившись по дороге лишь возле одного из стражников замка с лицом поумнее, чем у прочих.

– Ты! – обратился он к солдату и тот вытянулся. – Если сумеешь поймать управляющего на нарушении моих приказов, получишь сразу трехлетнее жалованье. Понял?

– Да, господин! – радостно осклабился стражник, а управляющий побелел и схватился за сердце.

Еще через несколько минут кавалькада уже на полной скорости выносилась из ворот замка. Они вновь выехали на главную дорогу и помчались в сторону столицы. Местность вокруг была очень красива, но Йаарху было не до красоты – он кипел от гнева, который стоял в его сознании подобно огненной стене.

«Успокойся, парень! – посоветовал ему Меч. – Я понимаю твое состояние, но когда мы пришли сюда в прошлый раз, здесь было по другому, но ничуть не лучше. Кое-что мы сделали, но полностью исправить этот мир нам с Алларом так и не удалось. Не думай, что это удастся и тебе, тем более одним наскоком…»

«Кто такой Аллар?» – глухо спросил Хранитель.

«Так звали твоего предшественника.»

«Но я все-таки должен попытаться хоть что-то изменить», – все с тем же раздражением сказал Йаарх, но Меч ничего не ответил ему.

Волгхоры продолжали с бешеной скоростью нестись по дороге, постоянно обгоняя группы телег, всадников и пешеходов. Движение было очень оживленным, да и сама дорога скорее походила на многополосное шоссе. Она была очень тщательно вымощена камнем. Все встречающиеся им люди при виде волгхоров бросались наутек с крайне перепуганным видом. По сторонам дороги проносились мимо них огромное количестве городков и деревень – видимо страна была перенаселена. Наблюдая все эти картины, Хранитель постепенно успокаивался. И уже где-то через час он попытался задуматься о себе и удивился. Ведь ему никогда не были свойственны такие страшные приступы гнева и ярости. Откуда же в нем это взялось? Ничего не понимая, он спросил об этом у Меча.

«Ну, как тебе сказать, – осторожно ответил спрашиваемый, – ты ведь только частично человек, а частично – дракон. Драконы же подвержены так называемому „драконьему гневу“. Это слепая, не рассуждающая и ослепляющая ярость. И научиться ее контролировать очень и очень непросто…»

«Ясненько, – кривовато ухмыльнулся Йаарх. – Обдраконился, значитца…»

«Пока ты жил на Земле, твоя драконья половина спала. Теперь она начинает просыпаться и создавать тебе проблемы. Постарайся научиться все время держать себя в руках, делай свою ярость холодной и расчетливой, а не то однажды по-глупому погибнешь. Я помню такие случаи…»

«Но все-таки, – устремил взгляд вдаль Хранитель. – Я клянусь тебе и себе, что или изменю этот мир, или уничтожу его, или погибну. Ты слышал?»

«Слышал», – коротко ответил Совмещающий Разности и надолго умолк.

Серый Меч был крайне доволен – у мальчишки появилась цель. Пускай мучится, учится на своих и чужих ошибках, учится быть Владыкой. Пусть затевает войны и убивает, перестраивает все вокруг, как ему того захочется. О людях этого мира Меч не думал, они были ему абсолютно безразличны. Чем безнадежнее будет ситуация здесь, тем лучше – Хранитель придет в большую ярость, а это соответствовало плану развития. Если парню удастся научится повелевать и не становится при этом тварью… «Да, если все-таки научится, тогда посмотрим…», – весело подумал он, привычно скрывая мысль от своего носителя.

Еще часа два дороги прошли совершенно незаметно, Йаарх даже задремал, слегка укачанный размеренным галопом волгхора. Но впереди показалась огромная, сложенная из каменных глыб, почти стометровой высоты, стена.

– Олтияр, господин Йаарх! – прервал дрему Хранителя голос Свирольта.

Вся стража у Мелиандровых ворот Олтияра была поднята по боевой тревоге. По главной дороге страны нагло, не скрываясь, неслось прямо к воротам города десятка полтора хралов на волгхорах. Пожилой полковник сжал зубы – неужели же снова нашествие? Он внимательно всматривался в приближающихся варваров, боясь признаться самому себе в собственном страхе.

– Господин полковник! – вдруг закричал один из стражников, приложивший к левому глазу кристалл Видения. – Среди них капитан Свирольт! На волгхоре!

– Дай сюда! – офицер вырвал из рук солдата кристалл и посмотрел сам.

Да, стражник прав, знакомая до боли, надменная рожа Свирольта резанула его глаз. Она казалась еще надменнее рядом со смуглыми лицами хралов. «Ну и ну, – подумал полковник. – Если Пограничная Стража подружилась с хралами и те подарили им волгхоров, то теперь паскудные выскочки совсем жизни старым служакам не дадут…»

– Отменяй тревогу! – зычно гаркнул он. – А ты, Цыртик, галопом во дворец, сообщить королю, что Свирольт с гостями едет.

Молодой стражник поклонился своему командиру и бегом устремился по улице в направлении дворца.

Кавалькада тем временем приблизилась к воротам. Йаарх с любопытством рассматривал их – они были металлическими, десятиметровой высоты и толщиной не менее метра. Он не выдержал и поинтересовался у капитана:

– Этот город кто-нибудь когда-нибудь брал?

– Однажды… – и Свирольт кивнул в сторону хралов. – Они.

Ворота приоткрылись, и оттуда вышел пожилой стражник в блестящем панцире. Капитан выехал вперед, выставив руку со своим перстнем и рявкнул:

– Капитан Свирольт со спутниками по приказу его величества, Хамальт!

– И сам вижу, дорогой, не слепой еще! – проворчал стражник, в упор разглядывая его. – Где волгхора-то отхватил?

– Где надо! – криво ухмыльнувшись, отрезал капитан. – Открывай ворота!

– Ладно, ладно… – проворчал стражник и махнул рукой.

Ворота медленно поползли в стороны. Кавалькада неспешно проследовала внутрь. Хранителю было интересно, и он вовсю разглядывал открывающееся ему зрелище. Город был суров, но по-своему красив и очень многолюден. Здания были высокими, не менее десяти этажей каждое. Йаарх вертел головой, рассматривая разнообразно и довольно богато одетых людей, множество лавок, таверн и магазинчиков. Архитектура была несколько причудлива на его взгляд, дома были украшены фронтонами и колоннами, будучи, в основном, почему-то шестиугольными. Улицы были очень широкими, невероятно чистыми и вымощенными полированными каменными плитами, столь плотно пригнанными друг к другу, что Йаарх не смог рассмотреть просветов. Нигде не валялось никакого мусора, и это удивило его – ведь даже в Иерусалиме, современном ему, мусор на улицах был обычным делом. Горожане провожали всадников изумленными взглядами – ну еще бы, в город пожаловали хралы! Да еще и волгхорах, этих чудовищных подобиях волков. Но, как не странно, никто не боялся.

– Сколько населения в городе? – спросил Йаарх у капитана.

– Более трех с половиной миллионов, – гордо ответил тот.

Хранитель Меча пораженно откинулся в седле. Такое огромное население в средневековом городе?! Это казалось ему невероятным – неужели же здесь не было эпидемий, как на Земле в средние века? Он принюхался, но вокруг не было даже малейшего намека на вонь. Он ведь очень много читал исторических книг и был уверен в том, что в подобных городах в те времена не было канализации. Но здесь все же был иной мир, и тут могло быть, что угодно. Он вновь присмотрелся к мостовой и увидел, что она была чисто вымыта. Покосившись на Свирольта, он отметил гордый вид стражника и понял, что тот любил свой город.

– Как вы добиваетесь такой чистоты в городе, капитан?

– Это довольно трудно и дорого, – ответил олтиярец. – Десятки тысяч людей каждую ночь моют и чистят весь город. И казна им очень хорошо платит. А штрафы за выброс мусора столь велики, что никто даже и не пытается делать это. В столь огромном городе по-другому просто нельзя. Наши ученые уже давно отметили зависимость эпидемий от грязи.

– И канализация у вас есть? – недоверчиво спросил Хранитель.

– Естественно.

– И все районы города столь чисты? Неужели же у вас нет трущоб?

– Есть. Но даже там моются улицы. И бедняки не хотят идти в долговую яму за неуплату штрафа, поэтому вынуждены поддерживать чистоту.

– И при всем этом, – укоризненно показал головой Йаарх, – такие обычаи…

Капитан лишь смущенно отвернулся.

Улица сменялась улицей, когда, при въезде на одну из площадей, Хранитель не услыхал позади себя сдавленный хрип. Он оглянулся и увидел Свирольта, который раскачивался в седле, схватившись руками за шею и полузадушено хрипя, и смотрел куда вбок. Он проследил взгляд капитана и содрогнулся. Слева была огромнейшая площадь, посреди которой стоял помост. На нем была установлена какая-то машина. А сбоку… А сбоку от машины торчал кол, на который было насажено искореженное, избитое, изрезанное и измученное девичье тело. «Его невеста…», – вспомнил Йаарх жуткий рассказ несчастного стражника и холодный гнев опять пузырем поднялся со дна его души. Подъехав ближе, землянин положил руку капитану на плечо:

– Держитесь, Свирольт… – почти прошептал он. – И я буду не я, но они ответят. И больше ни одна невинная девушка не погибнет такой смертью!

– Если бы это было так… – охрипшим голосом через силу вытолкнул из себя стражник и, махнув рукой, сдвинул волгхора с места.

– Кто это был? – подъехала к Хранителю с вопросом Мелрия.

Он с нежностью посмотрел на живую любопытную мордашку девушки и с горькой улыбкой ответил ей:

– Его невеста… Девочку схватили те, кто называет себя моими последователями, и два дня страшно ее убивали. Пока его не было…

Девушка с сочувствием и жалостью посмотрела вслед капитану, но ничего не сказала, ибо говорить тут было не о чем.

– Я накажу их! – ощерился Йаарх. – Страшно!

– Ему это уже не поможет… – задумчиво ответила она и отъехала в сторону.

Всадники продолжали двигаться по улицам города, но Хранитель уже почти не обращал внимания на окружающее, вновь поглощенный своим гневом. Только иногда, когда толпы народу становились слишком уж плотными и сопровождающие их стражники начинали вопить: «Дорогу! Дайте дорогу!», он смотрел вокруг и немного удивлялся бурлящей жизни этого странного города. Впереди показался просвет и кавалькада наконец выехала на центральную площадь, на которой находилась королевская резиденция, окруженная двадцатиметровым, ажурным на вид, но явно крепким забором. Йаарх опомнился и начал внимательно изучать дворец. Он был построен из светло-серого камня и был поистине огромен. Сотни составляющих его строений были связаны в одно целое переходами, висячими галереями, ажурными мостиками и создавали, несмотря на явную разнородность, впечатление единого ансамбля. Хотя смесь стилей иногда была весьма причудливой и резала взгляд. К входным воротам вела широкая, мощеная белым камнем дорога. Сами же ворота были узорчатыми, отлитыми из бронзы. По всему периметру ограды дворца на расстоянии не более десятка метров друг от друга стояли стражники. У самого входа их было, наверное, не менее двадцати. Впереди всех стоял разодетый в развевающиеся шелка вельможа. Когда Хранитель со спутниками подъехали поближе, он стукнул об землю посохом, который держал в руке, поклонился и провозгласил:

– Капитан Свирольт и вы, господа! Король ждет вас! Прошу только оставить ваших животных в Первой конюшне дворца, она освобождена.

И стража четко, красиво расступилась, образовав ровный проход. Цепочка всадников на волгхорах медленно втянулась внутрь. Свирольт с угрожающим лицом ехал впереди, он уже успел придти в себя и обдумывал предстоящие действия. Привычными путями он вел отряд к конюшням. Подъехав к дверям первой из них, капитан спешился и строго-настрого приказал своему волгхору не трогать перепуганных донельзя конюхов. Затем обернулся к остальным и сказал:

– Мы прибыли, господин Йаарх! Ваши вещи отнесут в выделенные вам покои. У меня есть только одна просьба, попросите своих животных не трогать конюхов и слуг. И прошу за мной.

Все спешились и вслед за Свирольтом поднялись по широкой, но отнюдь не парадной лестнице. Он долго вел их через целую анфиладу нелепо, по мнению Йаарха, изукрашенных комнат, коридоров и залов. Наконец капитан завел Хранителя со спутниками в небольшой зал с обтянутыми синим бархатом стенами и украшенном развешанными на стенах шкурами животных. По углам его стояли низкие, удобные диваны и накрытые столики. Стражник вновь поклонился:

– Господин Йаарх, я очень прошу Вас и ваших спутников подождать здесь некоторое время, король вас скоро примет.

И вышел в боковую дверь. Он шел по знакомым с детства коридорам к любимой комнате короля. У порога остановился, вздохнул и постучал.

– Входи, – раздался голос Морхра.

Он вошел и увидел короля, сидящего в кресле, положив ноги на низенький столик и курившего свою любимую огромную резную трубку, доставшуюся ему от деда. Увидев Свирольта, он встал, подошел и обнял младшего брата.

– Прости… – шепнул он капитану на ухо. – Я не смог спасти твою невесту… Мне доложили о ней только утром, когда ее уже вывели на помост. А вырывать оттуда…

– Я понимаю… – с горечью ответил принц. – Весь город был бы уже залит кровью… У них слишком много последователей. А девочка была из мещан…

– Да, дворянку схватить так нагло они бы все-таки не решились… – король скрипнул зубами.

– Но к чему мне эти надутые спесью дуры? – с презрением ответил Свирольт. – К тому же ты забыл историю с дочерью Тонха – она же была дворянкой, но жрецы взяли ее. Я надеюсь сейчас лишь на одно – Владыка обещал мне, что смешает их с землей.

– Владыка?! – глаза Морхра расширились.

– Да, брат, – с легкой насмешкой ответил ему принц, – я уже знаю, кто он такой.

– И твои впечатления? – быстро спросил король.

– Поражен.

– Чем же? – лицо Морхра отразило живейшую заинтересованность.

– Он парадоксален, – ответил Свирольт. – Иногда крайне жесток, иногда до смешного добр, совестлив до безумия и ненавидит несправедливость и рабство такой ненавистью, что страшно становится. А главное – горит жаждой хоть как-то изменить этот мир.

Король Олтияра надолго задумался. Лишь через несколько минут он вздохнул и спросил у младшего брата:

– Откуда у вас волгхоры?

– Хралы теперь принадлежат ему душой и телом. Оказывается, этот народ образовался из собственной стражи Владыки, оставшейся без повелителя.

– Что ж, все даже лучше, чем я ожидал, – ухмыльнулся Морхр. – Но, прошу тебя, расскажи мне все по порядку.

Свирольт с удивлением посмотрел на старшего брата, не понимая, чего же тот ожидал и, пожав плечами в недоумении, начал свой рассказ с момента встречи с Йаархом в трактире. Король слушал его очень внимательно, порой задавая уточняющие вопросы. Он, не переставая, курил, видимо от волнения. Когда принц закончил свой рассказ прибытием во дворец, Морхр долго сидел молча, переваривая услышанное, потом вдруг ехидно улыбнулся.

– Ну и извиненьице у этих хралов. Не хотел бы я оказаться на месте Владыки. Съесть этакое…

– А что, ты, если бы понадобилось для дела, не смог сделать такое? – ироничная ухмылка искривила губы Свирольта при этом вопросе – он вспомнил вытянувшееся и побелевшее лицо Йаарха, когда тот понял, что же именно он съел.

– И многое значительно худшее, – ответил брату король, и они понимающе улыбнулись друг другу.

– Так что же ты думаешь по его поводу? – посерьезнев, спросил принц.

– Он много лучше, чем я ожидал. А какой прекрасный способ борьбы с «золотой» молодежью, любителями «искусства композиции» он нам подсказал… И магам нечего возразить – все по закону…

– Да! – засмеялся Свирольт. – Он был просто великолепен, когда швырнул эту тварь на колени.

– Наследницу известнейшего рода – и в Дом Удовольствий! Да, притом, в самый гнусный! – продолжал от души хохотать Морхр.

– Туда ей и дорога! – также со смехом констатировал принц. – Но, брат, ты все-таки ушел от ответа на вопрос, зачем ты его пригласил…

Лицо короля стало торжественным, он встал и негромко, но твердо, сказал:

– В коронационном зале сейчас готовится церемония принесения мною и всем Олтияром клятвы вассалитета.

Если сказать, что Свирольт был потрясен этим заявлением, то этого мало. Он был уничтожен.

– Но брат! Это же война со всем миром!

– Да, это война! – согласился Морхр, его глаза горели каким-то нездоровым блеском. – Но мы не одни! В зале уже ждут Владыку Тортфир и Кандагар. А вчера вечером прибыли Светоч Древа Иллан-Иль и Молот Храргов Рохтр-Урх-Мрок! Сегодня же утром прибыл караван из Онгтотияра, куда пять дней назад пришел черный корабль с острова Соухорн! И с караваном был сам повелитель схорров – Тла-Ан Ол-Ит.

Принц рухнул в кресло, ноги не держали его. Он смог лишь промямлить:

– Н-но к-ка-ак?

– К первым двум я отправил заложниками наследных принцев и предложил встретиться. Они заинтересовались, что же это я такого собрался им сказать, и согласились на встречу через Портал дворца. И я выложил им все карты.

– Все? – брови Свирольта слегка приподнялись.

– Ну, естественно, не все! Но они согласились с тем, что с властью Совета давно пора кончать и готовы идти с нами. Хотят лишь увидеть Серый Меч.

– А остальные?

– Я посылал к ним корабли с двумя принцессами, но им плыть было еще много дней. Вчера, узнав каким-то своим способом, что я направил к ним гонцов, они поняли зачем. Я уже собирался ложиться спать, когда прибежал стражник с известием, что впервые за много сотен лет загорелся один из шаров в Хрустальной комнате. Когда я пришел туда, то увидел в шаре лицо аллорна. Это и был Светоч Древа. Рядом с ним находился Молот Храргов. Они уже знали о пришествии Владыки. Мне, после всего уже совершенного, терять было нечего, и я рассказал им о будущей клятве. После этого они попросили моего разрешения воспользоваться Порталом, чтобы присутствовать на церемонии. И вот они здесь.

– Впервые за многие и многие поколения, – задумчиво протянул Свирольт.

– Именно так! – король нервно улыбался, теребя пальцами край своей накидки.

– А Соухорн? Ведь они же ни с кем не контактировали уже больше трех тысяч лет! Даже Совет Магов не мог пробиться сквозь их защитные заклинания…



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.