Сделай Сам Свою Работу на 5

О странностях в образе жизни 7 глава

– Ха-Арх! Наступает время Предела!

И воины радостно подхватили его крик. А когда все успокоились, он, все еще пребывая в эйфории, вернул Меч на место.

«Ну и чего разорался?» – ворчливо спросил тот, веселиться ему не хотелось и он явно ощущал надвигающуюся на мальчишку пакость.

«А это разве не твоих лап дело?» – все еще ухмыляясь, спросил Йаарх.

«У меня нет ни лап, ни рук. Но все это неважно, ты лучше слушай сюда и внимательно! Я прошу тебя, думай теперь над каждым своим словом и движением, ибо от каждого из них сейчас зависят судьбы и жизни десятков, а то и сотен, тысяч людей! И если ты ляпнешь что-то не то…»

Улыбка медленно сползла с лица Хранителя.

«То что?» – спросил он.

«Не знаю… – тон голоса Меча явно был неуверенным. – Но могут погибнуть очень многие. Я буду внимательно наблюдать за ситуацией и постараюсь подсказать тебе, что делать в каждом конкретном случае… Но тебе лучше побольше молчать».

«Хорошо», – пожал плечами Йаарх, явно не понимая, чего же от него хотят.

Мечу очень захотелось вздохнуть, но он сдержался. Хоть бы парень не натворил чего-нибудь. Здесь ведь это просто, эти хралы на него просто молятся, он скажет им «Ату!» и бросятся, как стая волков, сметая все на своем пути. И опять будут на всех перекрестках проклинать Серого Убийцу, все, увы ему, как тогда. Как жаль, что они появились в густозаселенных землях, и совсем не было времени научить парня хоть чему-нибудь. Ну что ж, пусть теперь учится на собственном опыте, а его, Серого Меча, ближайшая задача, привести Хранителя в состояние драконьего гнева, чтобы начали пробуждаться его силы. А там посмотрим…

Йаарх же, тем временем, вновь обратил внимание на внешний мир. Князь хралов приглашающе показал ему рукой на кресло за главным столом, и он сел. Остальные его друзья, Аральф со Свирольтом, сели за левый стол. Фархат хотел было отойти к правому столу, но Хранитель спросил его:

– Князь, а почему вы не садитесь рядом со мной!

Брови старика удивленно вскинулись вверх и он, опять поклонившись, ответил на вопрос: – Но я не заслуживаю этой чести, Владыка. Мой народ опозорен перед Вами и мы еще не получили Вашего прощения. Я могу пока лишь стоять рядом. К тому же, простите меня, я должен сказать еще несколько слов людям…



И вновь поклонившись Йаарху, он вышел на середину помоста, опустил голову и лишь тогда заговорил:

– Народ мой! Мне стыдно за нас, ибо мы опозорены перед нашим, столь долго ожидаемым, Повелителем. Ибо полный боевой отряд Хорха Торгала осмелился, не узнав Владыки, напасть на него. Повелитель наказал их позорной смертью, убив, не обнажая оружия.

После этих слов люди в толпе негромко зашумели, видимо бесстрастных воинов последние слова князя несколько удивили. Они-то хорошо знали Хорха с его сумасшедшим отрядом беловолосых и понимали, как непросто было бы справится с этим отрядом в одиночку, даже имея оружие.

А старый князь, смотря в знакомые до боли лица удивленных людей, вспоминал, как три дня назад к нему привели хромающего воина из беловолосых, у него была переломана рука. Фархат помнил его, он был из этого дикого отряда под предводительством Хорха Безумного, как его называли уже почти все из хралов. «Странно, – подумал тогда князь, – почему парень пришел ко мне, ведь его раны не столь серьезны, чтобы требовать магического излечения». Но он был князь и его долг выслушать каждого воина, если тому было что сказать. И Фархат спросил:

– Что-то случилось, сын мой?

– Отец народа! Нашего отряда больше нет… – с хрипом выдавил из себя воин.

Князь встревожился – неужели же кто-то решился напасть на них крупными силами, ведь, несмотря на отчаянность, воины Хорха были из лучших, и победить их было не так то просто. «Неужели Морхр решился начать войну с нами? – мелькнула мысль. – Неужели же его ничему не научила смерть его деда?»

– Отец наш! Выслушай меня, умоляю… – хрипел воин.

– Рассказывай! – сверля парня глазами, приказал Фархат.

– Владыка вернулся! – выдохнул тот.

– Что?! – вскочил на ноги князь. – Не шути такими вещами, мальчишка!

– Я не шучу… – чуть не заплакал молодой воин. – Я видел, как он достал из своего тела Серый Меч. Вы слишком хорошо учили нас узнавать его, слишком много изображений его показывали, чтобы я мог не узнать этот Меч.

Он почти хрипел, его шатало.

Князь рухнул в кресло. Если мальчишка прав и старые пророчества начали сбываться, то мир начнет стремительно меняться. А ведь их народ, народ хралов, принадлежит Хранителю Серого Меча – каждый из них, вступая в зрелость, клянется отдать за Владыку и жизнь, и кровь, и честь…

– Рассказывай по порядку, – мертвенно-спокойным голосом приказал беловолосому князь.

Тот с трудом поклонился и начал свой рассказ:

– Мы пошли далеко на юг и на главной дороге из Диплара поймали небольшой караван откуда-то с юга. Среди них был мальчишка, на удивление хорошо владевший мечом. Трое из наших забавлялись с ним, а остальные наблюдали, когда услышали крик Хорха. С другой стороны поляны к нам шел очень странно одетый невысокий человек лет тридцати пяти-сорока, безоружный. Он совершенно не выглядел воином. Командир приказал троим убить его, и… мы просто не успели ничего понять, хотя мы и двигаемся в два-три раза быстрее обычных людей. Этот человек несколько раз с невидимой для глаза скоростью и немыслимо высоко махнул ногами и наши друзья оста-лись лежать на траве убитыми или покалеченными. Когда Хорх все это увидел, он скомандовал всеобщую атаку. И… я… я не могу ничего описать, Отец Народа! Что-то мелькало, что-то свистело, мои друзья падали один за другим, а потом меня как будто огрели по боку дубиной, я отлетел в сторону, и, видимо ударившись спиной об дерево, отключился. А когда очнулся, то увидел…

– Что, что увидел?! – Князь в нетерпении сжимал руками подлокотники своего кресла, совершенно этого не замечая.

– Он стоял перед спасенным юношей и принимал от того клятву вассалитета, – хрипло продолжал между тем воин. – Выслушав того, вдруг резко наклонил голову, и прямо из его загривка поползла вверх испускающая серо-серебристый свет рукоять меча, украшенная пастью дракона. Я, от ужаса догадки, что же это за меч, боялся дышать. А когда увидел сияющее бликами, изукрашенное символами лезвие, столько раз виденное на страницах книг, понял, что не ошибся – это был Серый Меч. Владыка вернулся! А мы… Мы совершили самое страшное преступление, напали на того, кому клялись в верности и обрекли свой народ на гибель…

Голова беловолосого упала на грудь, из глаз закапали слезы. Он тяжело дышал, и его шатало, но воин нашел в себе силы закончить рассказ:

– А когда они ушли, я подошел к телу Хорха, он еще дышал и тоже видел все. И смог прохрипеть мне предсмертный приказ, чтобы я добрался до вас, сообщить о пришествии Хранителя Меча и нашем преступлении. И вот я здесь…

Воина шатало.

– Сядь мальчик, – сказал ему князь и тот, бормоча благодарности, буквально рухнул на скамью.

От услышанного у старого Фархата звенело в ушах. Но он все еще не мог поверить, хотя об увиденном мальчишка явно говорил правду. И был лишь один способ проверить, Владыку ли видел он – идти в Сокровищницу и посмотреть, не засветился ли тусклый уже несколько тысяч лет Жезл Предела, подаренный его народу предыдущим Владыкой. Князь тяжело поднялся и медленно, тяжело побрел вниз, в Сокровищницу, расположенную глубоко в подвале. Идти ему очень не хотелось, он предчувствовал, что он там увидит. Но он был князем, поэтому обязан был знать точно. Отперев тяжелые бронзовые двери, Фархат зашел внутрь и подошел к небольшому постаменту в центре подвала, на котором стояла резная, тяжелая шкатулка из темно-серого полупрозрачного камня. Он взялся руками за крышку и, тяжело вздохнув, медленно поднял ее. На кожаной подушечке лежал резной, покрытый непонятной князю символикой, костяной жезл, в навершие которого был вставлен граненый, пылающий серебряными отблесками, серый Аданхилд. Светящийся… Князь опустил голову, поняв, что воин таки был прав. – Носитель Серого Меча пришел в мир Архр. Снова. А они его предали… И, поскольку здесь, в подземелье, его не мог видеть никто, старик сел прямо на пол и тихо, неумело заплакал.

Но на слезы времени не было, он вспомнил об обряде принесения извинений, жутком обряде, о котором он читал в нескольких хрониках времен Владыки. Но может быть, Хранитель Меча согласится принять их извинения хотя бы в этой форме и он, старый Фархат, сможет спасти свой народ. С какой бы радостью князь отдал свою жизнь, вместо того, что ему предстояло сделать…

Выйдя на поверхность, старик вернулся к ожидавшему его беловолосому и сказал ему:

– Ты был прав, Владыка вернулся. – Голос Отца Народа был сух и спокоен, он не имел права показывать другим свои истинные чувства. – Но ты понимаешь, что тебя ждет?

– Да. – Воин склонил голову. – Я должен умереть за предательство, даже совершенное мною по неведению.

– И твоя смерть будет долгой и очень нелегкой.

– Я с достоинством и улыбкой встречу ее, Отец народа! – гордо смотря в глаза князю, ответил юноша. – Я трижды заслужил ее!

Старик кивнул ему и приказал:

– Найдешь мою внучку, Риаллах, и скажешь ей, что ты должен умирать очень долго и очень медленно.

– Повинуюсь, Отец Народа! – воин тяжело поднялся со скамьи, поклонился Фархату и вышел, прижимая к боку сломанную руку.

А князь остался решать, что же ему делать далее. Вот и «особые таланты» его драгоценной внученьки пригодятся. Он уж не знал, как избавится от нее, ведь для этой милой, прекрасной девушки не было большего наслаждения, чем искалечить или замучить кого-нибудь наиболее жутким из возможных способов. И ему в голову пришла светлая идея подарить ее Владыке, может хоть он сумеет укоротить эту юную мерзавку. А ведь единственная внучка! Но на личные дела времени так же не было, и он вызвал к себе всех старейшин народа.

И понеслись во все концы материка тайными тропами гонцы на волгхорах, собирать лучших из лучших воинов, предводителей племен и отрядов сюда, в главный стан. А еще через день на дальней от стана поляне по приказу князя были собраны самые красивые молодые женщины всех племен народа хралов. И каждая была еще и воином из лучших. И всем им он перечитал древние хроники, и им только рассказал правду старый князь о пришествии Владыки, и показал пылающий Жезл Предела. И сказал еще, что же им предстояло сделать…

– Много поколений нам не приходилось проводить подобного обряда… – выдавливал из себя слова Фархат, с болью смотря на эти прекрасные молодые лица, стройные фигуры. – Но всему приходит свое время. Многим из вас предстоит пожертвовать всем для своего народа…

– Скольким? – глуховатым голосом спросила его ярко-рыжая, со всего лишь слегка смугловатой кожей, молодая женщина, мастер двумечного боя с севера Мерхарбры.

– Тремстам тридцати трем, – ответил ей князь.

– Но нас же здесь почти вдесятеро больше! – удивился кто-то из толпы.

– Мы не помним подробностей обряда, а если бы и помнили, то в любом деле требуется опыт, и обретать его придется по ходу дела, – он обвел окруживших его женщин тяжелым взглядом. – И если не получается с одной или она во время обряда умрет, то ее место должна занять другая.

– Ясно! – коротко кивнула головой Мелрия, черноволосая красавица, отчаянная сорвиголова, лезущая в любую драку. При взгляде на нее сердце старого князя сжималось, он очень любил эту девушку и страшно не хотел, чтобы она участвовала в обряде. Да разве эту отчаюху удержишь…

– Мне приблизительно ясно, Отец Народа, что нам делать. Неясно только как… – продолжала между тем девчонка.

– Я прикажу выдать вам все старинные хроники, где есть хотя бы упоминание об обряде Приношения. В каких-то из них должно быть все описано, я не помню точно в каких. Прочитаете, – ответил Фархат.

– И придется задействовать тво-ою вну-учку-у… – ехидно протянула она.

– Да уж… – вздохнул князь. – Ей тут будет раздолье…

И его лицо перекосилось от боли.

– Прекрасно, – Мелрия тряхнула черной, до пояса, гривой волос. – И не стоит жалеть нас, Отец Народа. Мы привыкли терпеть и боль это всего лишь боль. Многие из нас останутся живы, так что ничего страшного…

Князь в ответ лишь усмехнулся. Она его успокаивала! Бедная девочка… Он вспомнил о том, что предстояло претерпеть этим женщинам, и опять содрогнулся. Потом низко поклонился им и ушел в свой терем, готовиться к встрече Владыки.

И вот теперь он стоял на помосте, глядя на лучших из лучших хралов. Владыка согласился принять их извинения по обряду Подношения… Если бы только он его принял по всем правилам и восстановил заклятие вассалитета… Он видел, как толпа раздвинулась из нее вышли четверо очень медленно переступающих девушек, несущих на вытянутых руках небольшое блюдо. Фархат судорожно вздохнул: сейчас он узнает судьбу своего народа…

 

Глава 7.

И на дракону бывает проруха…

 

Серый Дракон удобно расположился в ложбине на склоне горы, до воды тоже было недалеко, метров пять, только шею протянуть. Тень от утеса Хорга навевала приятную прохладу. Он молча смотрел на трех молодых драконов, сидевших напротив и выжидающе смотревших на него. Опять придется отправлять детей в неизвестность, возможно даже на смерть или плен, но другого выхода сейчас у него просто не было. Шпионская сеть непонятно почему начала давать сбои, все шло не так, как нужно, назревали какие-то события. Ведь Хранитель Меча уже здесь и его нужно найти, пока маги его не убили, ибо дурень, а о характере и умственных способностях носителя Духа дракон не питал никаких иллюзий, обязательно ввяжется в любую большую драку. Ждать вот так еще несколько тысяч лет у Мастера просто уже не было сил. А эти дети, и он опять бросил взгляд на молодых драконов, были так наивны и ничего не знали о человеческом мире, считая его рассказы всего лишь легендами… И говорить им ничего о совершаемом им тоже было нельзя, а вдруг попадут в руки магов. Те ведь способны развязать язык даже дракону… Как жаль, что ему сейчас нельзя удаляться от озера Соухорн, маги сразу же засекут его, слишком их много за каким-то псом собралось в Фофаре… Ну что ж, за дело. Итак.

Первый из молодых, серебристо-белый Нхар, хвастун и забияка, а в некоторых, крайне важных вещах, так и просто глубокий невежда, зато отличнейший боец, стратег и тактик, сидел, как он любил, на своем хвосте, от чего имел недоуменно-вопрошающий вид почти всегда. Он глупо ухмылялся и все пытался положить свою лапу на спину прекрасной, угольно-черной Идорне. При взгляде на эту дракону глаза старого Мастера затуманились – как же она была похожа на его любимую Маавху, свою неизвестно сколько раз прабабушку. Он усмехнулся, девочка была куда как умна, остальным двоим до нее еще тянуться и тянуться, а ведь всего пятьдесят лет, совсем еще юна. И, пожалуй, чересчур хитра для драконы. Как она его вчера обхаживала! При этом воспоминании старик едва удержался, чтобы не прыснуть со смеху. Ведь все юные, молодые и не очень драконочки все еще не потеряли надежду понести именно от него, постоянно споря о том, как соблазнить Серого Дракона. Хитрые бестии, каких только ловушек они ему не устраивали! И не понимали, дурочки, что еще несколько поколений этого нельзя будет делать. Генетическое вырождение… При их количестве это было слишком опасным. Но он то был живым! И желание тоже было! Мастер только вздохнул, еще раз посмотрев на прекрасное гибкое тело Идорны.

– Учитель! – раздался шипящий голос Рохарха, ярко-алого, с черными разводами на спине, молодого еще дракона. – Зачем ты позвал нас?

Его голос стал таким после встречи с охотниками в раннем детстве. У Серого Дракона тогда еще почти не было помощников, поспевать повсюду одному было невозможно и он находился с другой стороны хребта, когда штук тридцать ублюдков подкрались к стайке драконят, в которой не было никого, старше пяти лет. Они убили всех малышей, кроме раненного в шею трехлетнего Рохарха. Прибили ребенка за крылышки между двух деревьев и принялись жечь раскаленным железом, надеясь, что тот своими криками приманит других драконов. Но малыш молчал! Он знал, что неподалеку прогуливается стайка подростков, и молчал! Трехлетний ребенок сумел совершить невозможное – он закричал мысленно… И смог докричаться до него! Охотники дождались дракона. На свою голову… Мастер ощерился, вспомнив, как они пытались спастись от его ярости. Спасенный малыш выздоровел, вырос, но плохо было то, что в душе молодого и очень талантливого дракона навсегда поселилась всепожирающая ненависть к людям. Он, к сожалению, не способен был ничего творить – лишь разрушать. Если бы не это, какой бы помощник из него мог вырасти…

Старый дракон со вздохом еще раз внимательно оглядел всех троих. И все-таки для предстоящего дела лучшей тройки ему не найти. Они будут дополнять недостатки друг друга. Ведь именно им предстоит отыскать Хранителя Меча…

– Слушайте меня, дети мои! – загремел его голос. – Вы все знаете, что я, Серый Дракон, всего лишь третья часть целого – Серого Хранителя Предела. И теперь, наконец, произошло столь долго ожидаемое мной событие – Носитель Серого Меча и Серого Духа ступил в этот мир. Но, как вы помните, я не могу отлетать от этого озера далее, чем на тысячу миль. А Хранитель уже ищет меня, но у него на это могут уйти годы, а то и десятилетия. Поэтому вы должны будете отправиться в королевства людей, на юго-запад, узнать, что нового в мире, где происходит необычное, отправиться туда, найти его и доставить целым и невредимым сюда, ко мне.

И старик опустил голову на лапы. Первым подал свой шипящий голос Рохарх:

– Уч-чит-тель! Но зачем тебе человечишка? Убей его и забери себе Меч!

– Он Носитель Духа, – иронично взглянул на ало-черного Мастер. – И без него не будет Слияния. А если мы сольемся, то сможем изменить этот мир так, как сами того захотим. И драконы смогут жить спокойно! Ради будущего нашего народа ты должен на время спрятать свою ненависть под хвост, Рохарх!

Тот заскрежетал зубами, но вынужден был подчиниться:

– Хорошо, Учитель! Теб-бе луч-чш-ше зн-на-ать…

– И еще одно, – тихо добавил Серый Дракон, пристально глядя на них. – По королевствам людей пойдете в человеческом облике.

– С чего бы это?! – возмущенно приподнялся на передних лапах Нхар. – Да я этих всех людишек просто растопчу, если полезут!

Тут же хвост до того молчавшей черной драконы обрушился на его спину, а Рохарх разъяренно зашипел на белого дурака:

– Д-до п-пер-рвог-го м-маг-га, ид-диот!

Серебристо-белый дракон обиженно надулся и умолк.

– И если кого-нибудь из вас убьют или возьмут в плен, – жестко продолжал Серый Дракон, – остальные не будут мстить или пытаться освободить пленника! Они просто пойдут дальше. Вы меня поняли?!

Голос Мастера грохотал, хвост хлестал по камням, отшвыривая многотонные глыбы, как мелкие камешки. Все трое вжали головы в плечи – таким они своего Учителя еще не видали.

– Хорошо, Учитель! – ответила за всех черная Идорна. – Мы так и будем поступать, я лично буду следить за этими двоими. Но все же разреши спросить, где и как нам искать этого Хранителя?

Мастер довольно долго смотрел ей прямо в глаза, пока она, не выдержав его пылающего взгляда, не опустила голову. Похоже было на то, что именно девочке придется взять на себя основные тяготы путешествия. Старик тихо вздохнул про себя и ответил на вопрос:

– Вы отправитесь в самый близкий от нас город империи Фофар, Стирхол. Вы изучали ее и знаете, что там необходимо соблюдать крайнюю осторожность, страна отличается очень гнусными и подлыми законами, процветает продажа случайных путников в рабство. Там вы должны будете попытаться узнать, не происходит ли где-нибудь в мире чего-нибудь крайне необычного. Если да – то именно там и находится Хранитель Меча, по своей беспокойной натуре обязательно лезущий в любые заварушки. Туда же направитесь и вы. Необходимо будет добраться до одного из приморских городов, Инарву или Инкартем, в ту сторону, куда будет нужно потом отплыть. Если же ничего не узнаете в Стирхоле, отправляйтесь сразу же в Инарву – это очень большой город и ведет торговлю со всем миром, там что-то обязательно должны знать. И учтите, в виде драконов долетите только до Аптхоронского хребта, что в нескольких десятках километров от города, а оттуда пойдете уже в виде людей. И возьмите с собой самое лучшее человеческое оружие, какое только найдете в подземном замке, вы его хорошо знаете, побольше денег и драгоценных камней, в дороге очень пригодятся. И удачи, дети! Уходите, не прощаясь! Я не люблю этого…

Все трое молча поклонились и улетели. Старый дракон вздохнул, с тоской и любовью смотря им вслед. «Да будет с ними удача!» – молотом стучала в голове мысль. Когда молодых уже не стало видно за тучами, Серый Дракон свернулся клубком. Ему теперь оставалось лишь одно очень знакомое дело – ждать…

Через несколько дней к Южным воротам Стирхола, последнего перед Дикими Землями, города просвещенной империи Фофар, подошли трое охотников, одетых в кожаную одежду варваров из предгорий. Сонный стражник лениво посмотрел на них и зевнул, перегораживая алебардой вход.

– Куда? – продолжая зевать, спросил он.

– В город, купить продуктов и снаряжения, – глубоким контральто ответил один из них, вкладывая в руку стражника серебряный ролар.

Тот мгновенно проснулся и уставился на говорившую. Баба! Да какая! Высокая, черноволосая, коса по пояс, лицо, как у статуй во дворце, нос с легкой горбинкой, лицо гордое, смотрит прямо, да и одета как мужик. Правду, знать, говорят, что у этих дикарей бабы, как и мужики, воюют и на охоту ходят. Ишь, меч на спину нацепила, сучка. Стражник присмотрелся: знатный меч был у девки, богатый. Ничо-ничо, он ей не поможет, надо будет шепнуть работорговцам пару слов, те за такую-то красотку хо-оро-ошую деньгу отвалят. Он хихикнул про себя, представив, как спадет с лица дикарки гордое выражение и как она завопит, когда ей в первый раз колышек-то между ног воткнут. А какая грудь! Ему даже на минутку стало жаль девку, такую-то красоту, как ее сиськи, да под нож пускать? Жаль… «Да пес, впрочем, с ней, – подумал стражник, переводя взгляд на мужиков, – сама в город приперлась, никто не звал!»

А мужики тоже были еще те. Белокурый, правда, смотрелся дурак дураком и только хлопал зенками по сторонам, хоть и здоров был не в меру, метра два, не меньше, росту-то было. А вот рыжий… Стражник покачал головой. Да, это был настоящий головорез, морда вся в шрамах, два меча за спиной, да каких огромных. А глаза, глаза… Так и горят яростью, щас бы вот и убил. Одет был в черную кольчугу. Стражник опять всмотрелся и присвистнул: дык это ж боевой костюм работы древних храргов, щас таких уже не умеют делать. Да коли так, эта кольчуга полгорода стоит, а носит ее на себе какой-то скот с гор. Несправедливо, надобно такую несправедливость исправить! Ну ничего, они все еще до вечера узнают, что почем в славном Фофаре…

Но двух пацанов, ошивающихся возле ворот, он все-таки подозвал только после того, как горцы вошли в город и скрылись из виду. Кинув каждому по медной монетке, приказал:

– Ты – бегом в квартал работорговцев, найдешь Хартха, скажешь, чтобы сюда пер, базар серьезный имеется, хорошие бабки уплыть могут. А ты, – кивнул он второму, – галопом за этими варварами, что тута были, и проследи, где поселятся, да токмо незаметно. Усекли?

– Да, господин стражник! – мальчишки уже пританцовывали от нетерпения купить себе по дороге чего-нибудь поесть.

Стражник ухмыльнулся, прекрасно их понимая, сам был таким же вот голопузым, и гаркнул:

– Тады… Бего-ом… Ма-арш!

И только пыль закрутилась за босыми пятками.

Идорна, Нхар и Рохарх уже часа три бродили по впервые виденному ими человеческому городу. Да и к новым телам своим они все еще не могли привыкнуть. Учитель почему-то назвал этот город маленьким, но ведь в нем жило поболе шестисот тысяч этих людишек. «А каковы же тогда большие?» – спросила себя Идорна, крутя головой. Вокруг стояла несусветная вонь, раздражавшая ее чувствительный нос, что-то все время орали мелкие торговцы, вертящиеся под ногами. Рохарх пару раз чуть не прибил несколько таких, хватавших его за руки и пытавшихся впихнуть какую-то мерзость. Ему хотелось одного, перебить всех этих тварей, своим присутствием поганящих эту прекрасную землю. Алый дракон тяжко вздохнул про себя: увы, он дал слово Учителю. Только в дороге ему удалось поразвлечься, когда однажды увидел внизу, на поляне, восемь каких-то ублюдков, спустился и разорвал их в клочья. Да когда на них, уже в облике людей, почему-то напали горцы, чью одежду они сейчас и носили. Он поежился, непривычная одежда раздражала его, да еще какие-то мелкие насекомые, в ней водившиеся, легко прокусывали мягкую человеческую кожу, и она безумно от этого чесалась.

Они безуспешно пытались расспрашивать о чем-либо необычном, но люди лишь смотрели на них, как на сумасшедших и пытались всучить абсолютно никому не нужные вещи. Оба дракона уже были в ярости, и Идорна беспокоилась, посматривая на них, как бы чего не натворили лишнего. Она уже поняла, что тут они ничего не узнают, и нужно будет уезжать в Инарву. Необходимо было срочно убираться из города, пока не случилось беды.

– Стоп, ребята! Больше ходить тут смысла не имеет. Если бы где-то произошло что-то очень серьезное, то весь город бы уже гудел, как улей. Поэтому вспомните слова Учителя, что нужно ехать на запад, в приморский город. Уходим…

Уже подходя обратно к воротам, драконы услышали издалека звук колокола и пошли быстрее, опасаясь чего-то непредвиденного. Увы, они оказались правы – ворота были заперты. Идорна едва смогла удержать Рохарха, порывающегося кинуться на сбившихся перед ними и уже обнаживших мечи стражников. Она подошла к ним сама и спросила у офицера, что же случилось, почему днем закрыли ворота.

– Так ты, детка, лучше меня знаешь, – ухмыльнулся фофарец. – Банду ваших недалеко заметили и теперь, пока обратно в горы не прогонят, ворота не отопрут. Так что, номер не прошел!

Дракона непонимающе посмотрела на него, но потом вспомнила, что они одеты в одежду горцев и прокляла про себя не вовремя припершихся грабителей. Но делать было нечего, видимо придется ночевать в городе, стены были слишком высоки для того, чтобы перелезать их в человеческом теле. Она поблагодарила офицера и отошла успокаивать ярившегося Рохарха.

– Ночевать будем здесь! – твердо сказала она мужчинам. – Но не на улице, а в этом, как его тут называют?..

– Трактир, – подсказал ей Нхар, страшно довольный тем, что знает что-то, чего не знает умная Идорна.

– Именно так, белый. Идем и постарайтесь как можно меньше высовываться на улицу, а то с вами двумя беды не оберешься.

Они снова вернулись в центр города, на торговую площадь, недалеко от которой и видели несколько трактиров. Но в тот момент, когда драконы хотели уже продавливаться сквозь толпу к ближайшему, площадь загудела и люди бросились к большому помосту, на котором стояли несколько каких-то странных, непонятно для чего предназначенных, козел. А на него выводили группку обнаженных, дрожащих девушек и юношей.

– Там что-то интересное происходит, идем, посмотрим, может быть, сумеем выяснить хоть что-нибудь, – быстро сказала дракона и начала проталкиваться к помосту. Оба мужчины последовали за ней, расшвыривая толпу, недовольно расступавшуюся перед варварами – дикари ведь, что с них взять, в запале и прирезать могут, лучше уж отойти.

Но совсем близко к помосту они подойти все же не сумели, слишком густой была толпа. Дракона смутно видела из-за спин соседей, что на помост поднялись двое, дюжий работорговец и человек, одетый в длинную серую сутану с капюшоном. «Одежда мага!», – с ужасом вдруг поняла Идорна и попыталась прорваться обратно, но стоящие сзади уже стиснули их намертво, и вернуться не удалось.

– А вот красавица с Макуца, острова на далеком Юге, – завопил вдруг неожиданным для него дискантом здоровенный работорговец. – Обучена всему, что нужно, язык подрезан и удлинен, способна удовлетворить самый изысканный вкус!

И он вытащил за косы на центр помоста девушку со светло-голубыми волосами и зеленоватой кожей. Глаза были огромны, подымались к вискам необычным разрезом. И были наполнены диким, нечеловеческим ужасом. Но, несмотря на это, она была очень красива – тонкая талия, большая грудь, широкие бедра, точеные, тонкие черты лица. Рабыня вызывала желание, и толпа это заметила, глухо завыв. Идорна смотрела на все происходящее ничего не понимающими глазами, пока не вспомнила о том, среди людей существует рабство, и эти мелкие твари стали ей еще отвратительнее.

– А скоко стоит? – завопил кто-то с дальнего конца площади.

– Дорого! Двести золотых! – ответил работорговец. – Но посмотри на нее, разве она не стоит даже большего?

– Стоит, стоит! – заорал с другого конца площади толстяк в малиновых шелковых одеждах. – Я покупаю! Мое имя Цыфывк, хозяин Южного Дома Удовольствий!

– Она ваша, благородный Цыфывк! Продано!

– И обработайте ее сразу же, Сагет, – продолжал вопить работорговцу толстяк. – Только режьте глубже, чем обычно! Я доплачу за это пять золотых!

– Всегда к вашим услугам, господин! – с этими словами он махнул рукой своим помощникам, уже поднявшимся на помост и те, схватив дико завизжавшую и задергавшуюся в их руках девушку, сноровисто и привычно привязали ее к козлам, широко разведя ей ноги в стороны и открыв обозрению снова завывшей толпы покрытый голубоватым пушком цветок любви.

– Господин! – зашлась криком девушка. – Вы же обещали, что если я буду делать все как надо, вы не продадите меня в Дом Удовольствий, я же так старалась!



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.