Сделай Сам Свою Работу на 5

Я сердито посмотрела на небо.

«Я доставлю тебя домой», - он смахнул маленькие дождевые бусинки с моей щеки.

«Дождь не проблема», - проворчала я. - «Это знак, что пора сделать кое-что очень неприятное и, возможно, очень опасное».

- О чем она говорит? – спросил Эммет. – Есть еще что-то, о чем мы не знаем?

- Не думаю, что именно о такой опасности говорит Белла, - улыбнулась Элис.

Его глаза тревожно расширились.

«Хорошо, что ты пуленепробиваемый», - вздохнула я. - «Мне нужно то кольцо. Пора рассказать Чарли».

Он рассмеялся из-за выражения моего лица.

«Очень опасно», - он согласился. Снова рассмеялся и полез в карман джинсов. - «Ну, хорошо хоть не придется возвращаться за ним».

- Ты носил его все время в кармане, не так ли? – дразнил его Эммет.

- Уверена, на тот случай, если она согласится его надеть, - улыбнулась Элис.

Он снова надел мне кольцо на безымянный палец левой руки.

Где оно и останется – предположительно, до скончания веков.

Эдвард улыбнулся впервые после той главы, желание осуществить последние слова поселилось в его глазах, и можно было услышать дружный вздох облегчения.

- Это – конец главы, - произнесла Розали, и Элис забрала книгу.

 

 

Эпилог. Выбор

- Эпилог – Выбор, - прочитала Элис.

Джейкоб Блэк

- Хм … - Элис быстро просмотрела несколько следующих строк. – Кажется, эта глава будет от лица щенка.

- Отлично, - прошипела Розали.

- Должно быть, интересно увидеть все это с его точки зрения, - предупредил Карлайл.

«Джейкоб, сколько ещё всё это будет продолжаться?» - возмущенно ныла Леа.

Я крепко сжал зубы.

Как и остальные в стае, Леа была в курсе всего. Она знала, почему я пришел сюда – к самому краю земли, неба и моря. Пришел побыть в одиночестве. Она знала, что это единственное, чего я хочу. Просто побыть один.

- Не думаю, что это – все, чего ты хочешь, - усмехнулся Эммет. – Но мы не может иметь всего, чего хотим.

- Даже побыть в одиночестве, - злобно улыбнулась Розали.

Но все равно увязалась за мной.

На долю секунды это даже польстило мне, но по большей части она достала меня до чёртиков. Поэтому я даже и не думал контролировать себя. То, что я сейчас сделал, было просто и естественно. Красный туман больше не застилал мне глаза. Жар больше не пробегал по позвоночнику. Мой голос был спокоен, когда я ответил:



«Леа, спрыгни со скалы», - я указал вниз.

Эммет засмеялся: – Мило и мрачно одновременно.

«Нет, правда, малыш», - не обратила она никакого внимания на мои слова и растянулась на земле рядом со мной. - «Ты не представляешь, насколько мне тяжело».

«Тебе?» - минуту я соображал, что она и правда не шутит. - «Леа, ты самая большая эгоистка в мире. Мне неприятно разбивать твои мечты – те, где солнце крутится вокруг тебя – и я не стану прямо говорить, что плевать хотел на твои проблемы. Отвали. Подальше».

«Просто посмотри на всё с моей точки зрения, хорошо?» - продолжала она, будто я и не говорил ей ничего.

Если она пришла испортить мне настроение, ей это удалось. Я рассмеялся. Смех отдавался странной болью внутри.

«Хватит фыркать и обрати внимание», - рявкнула она.

«Если я сделаю вид, что слушаю, ты уйдешь?» - спросил я, глядя на ее вечно злое лицо. Я не уверен, что теперь она когда-нибудь была другая.

- Исходя из выражения ее лица – думаю, что нет, - ухмыльнулся Эммет.

Вспомнилось, как раньше мне казалось, что Леа была хорошенькая, даже красивая. Это было давным-давно. Теперь никто больше так о ней не думает. Кроме Сэма. Он никогда не простит себя. Будто это его вина, что она превратилась в злобную гарпию.

- Сэм не виноват, но можно понять, что винит он именно себя, - сказала Эсми. – Должно быть, он по-прежнему любит ее, и ему больно видеть, как Леа все время страдает.

Она становилась все злее, словно догадывалась, о чем я думаю. Наверное, догадалась.

«Меня тошнит от этого, Джейкоб. Можешь представить, каково мне? Мне даже не нравится Белла Свон. А ты заставляешь меня горевать об этой любительнице кровопийц, словно я ее тоже люблю. Неужели ты не понимаешь, почему меня это немного смущает? Вчера ночью мне приснилось, что я целуюсь с ней! И что мне, черт подери, с этим делать?»

- Ах, бедняжка, - громко засмеялся Эммет.

«А мне-то что до твоих переживаний?»

«Я больше не желаю слышать твои мысли! Забудь о ней! Она выходит замуж за это существо. И он попробует изменить ее в одну из них! Мальчик, пора двигаться дальше».

- Хмф, - Эсми посмотрела на книгу. Очевидно, что ей не понравилось, что Эдварда назвали "этим существом".

- Думаю, она пытается помочь ему, - предположила Элис. – Однако трудно что-то предполагать, ведь это волки.

«Заткнись», - прорычал я.

Отвечать ударом на удар было неправильно. Я знал это и прикусил себе язык. Но теперь она точно пожалеет, если не уйдет сейчас же.

«Всё равно, скорее всего, он просто убьёт её», - продолжала глумиться Леа.

Каллены зашипели.

«Все истории рассказывают, что они чаще убивают, чем изменяют. Так что, это скорее будут похороны, а не свадьба. Ха».

- Согласна, ей действительно стоит заткнуться, - процедила сквозь зубы Розали.

В этот раз мне пришлось сдержать себя. Я закрыл глаза и боролся с жаром во рту. Я попытался оттолкнуть огонь, бегущий по спине, стараясь удержать форму, пока мое тело дрожало и пыталось разорваться пополам.

В глазах Карлайла появились искорки жгучего интереса к этим словам.

Когда я снова обрел контроль над собой, я свирепо глянул на нее. Она смотрела на мои руки, наблюдая, как унимается дрожь в них. Леа улыбалась.

Она думала, что удачно пошутила и веселилась вовсю.

«Если тебя так смущает половая разница, Леа ...» - произнес я медленно, выделяя каждое слово. - «Ты думаешь, нам всем нравится смотреть на Сэма твоими глазами? И так плохо, что Эмили приходится мириться с твоей навязчивой идеей. Ей тоже не нужны мы, парни, похотливо пыхтящие за его спиной».

Эммет засмеялся.

- Да, определенно у стаи проблемы с этим, - ухмыльнулся Карлайл.

Хоть я и был зол, всё равно почувствовал укол совести, когда увидел её перекошенное от боли лицо.

Она вскочила на ноги – остановилась только, чтобы плюнуть в мою сторону – и убежала в сторону деревьев, всё её тело вибрировало как камертон.

Я мрачно рассмеялся:

«Ты промазала».

Сэм вздрючит меня за это, но оно того стоило. Леа больше не будет докучать мне. А я, если подвернется возможность, ещё раз повторю ей то же самое.

Потому что её слова остались внутри, они врезались в мой мозг, мне было так больно, что я еле дышал.

Не так уж было важно, что Белла выбрала кого-то другого, а не меня. Эти страдания были ерундой. С этой мучительной болью я смогу прожить остаток своей дурацкой, слишком длинной, растянутой жизни.

Важно было то, что она бросала всё, что она позволит своему сердцу остановиться, своей коже превратиться в лед, а разуму переродиться в какое-то кристаллическое хищническое сознание. Чудовище. Чужая.

Глаза Калленов потемнели.

Я думал, что не может быть ничего хуже этого, ничего более болезненного...

Но, если он убьет её...

Снова я должен был усмирять свою ярость. Возможно, если бы не Леа, было бы хорошо позволить жару изменить меня в создание, которое справляется с такими переживаниями лучше. Создание, чьи инстинкты гораздо сильнее человеческих эмоций. Животное, которое иначе воспринимает человеческую боль. Хоть какое-то разнообразие. Но Леа убегала, и я не хотел разделять ее мысли. Я тихо выругался ей вслед.

- Интересно, - протянул Карлайл. – Значит, их разум становится более похож на разум животных, когда они оборачиваются в волков.

Несмотря на все старания, мои руки дрожали. Что заставляло их дрожать? Злость? Страдания? Я не был уверен, с чем я борюсь сейчас.

Я должен верить, что Белла выживет. Но тогда нужно было доверять – а доверять я не хотел, верить в то, что кровосос способен оставить её в живых.

Она изменится, интересно, как это подействует на меня. Буду ли я считать её мёртвой, когда увижу вот так стоящую передо мной словно камень? Словно кусок льда? Когда её запах будет обжигать мои ноздри и разбудит инстинктивное желание рвать и уничтожать... Как это будет? Могу ли я захотеть убить её? Могу ли я не хотеть убить одного из них?

- Это действительно будет тяжело для него, - молвил Карлайл.

- Но мы уедем прежде, чем это случится, - напомнил ему Джаспер. – Так что он даже может не увидеть Беллу.

- Может, мы сможем не уезжать, - заметил Эммет. – Если волки разрешат нам превратить Беллу, мы сможем остаться здесь.

Я смотрел, как волны набегают на берег. Они исчезали из виду под краем скалы, но я слышал, как они разбивались о песок. Я смотрел на них допоздна, и еще долго после того, как стемнело.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.