Сделай Сам Свою Работу на 5

В издательстве «Лотаць» и «Звезды гор» вышли из печати 5 глава

Путешествие приходится отложить на конец июля, ибо мой друг ещё не совсем здорова. Некоторые врачи говорят даже о воспалении аппендикса, в чём другие всё же сомневаются. Ей необходимо восстановить силы, нужна клубничная диета, иначе трудно ей придётся.

В нашем Обществе радость – на прошлой неделе пришли картины Н.К. Рериха. В связи с этим – новые задачи. Осенью начнём весьма активно действовать. Теперь Доктор велел старшей – второй группе – изложить «свои размышления в связи с Агни-Йогой». Долгий, дисциплинирующий, но благодатный труд. Из нашей группы согласилась на это только половина. Так и передо мной раскрывается простор громадного труда. Я помышляю и о религиозной антологии. Но главное – желаю перенести своё сознание ближе к великолепной весенней природе, с которой пока общаюсь весьма редко.

 

24 июня. На Ивана Купалу

Вчера и позавчера мы путешествовали по Кандаве и Сабиле. Больше всего нас радовали цветущие луга. Но сердце восхитила река Абава со своими «дочерьми» Имуле и Амулу. Вновь глубоко взволновали нас холмистые просторы. В Бусесе неожиданно встретились с несколькими знакомыми. Незабываемым останется в памяти поход на Иванов вечер в Сабиле навстречу заходящему солнцу. Долго, долго оно заходило, казалось, что всю ночь до утра будет наряжать мир в пурпур и золото. Как всё сказочно окрасилось, как неугасимо мерцали лиловым отблеском ряды берёзок на дальних берегах. «Чего стоят все твои просторы по сравнению с солнцем!» – слышу голос своего друга. Какими мизерными светлячками казались многочисленные огни Иванова вечера перед пламенеющим горизонтом на закате. Солнце – обитель высших духов, оно существует, чтобы обновить не только наше тело, но и дух.

 

2 июля. В субботу

В связи с антивоенной конференцией, предложенной Роменом Ролланом, наши писатели, стоящие ближе к левым кругам, выпустили воззвание против войны. Меня пригласил Курций, и я тоже подписал. На страницах «Латвияс Вестнесис»[28] я и сам когда-то немало боролся против войны. Но в воззвании была одна фраза, с которой я не мог полностью согласиться, и об этом спорил. Идея мира ведь должна входить в жизнь вне всякой партийной окраски! Но решиться надо было немедленно. И разве в этой фразе не была и своя правда? Разве, в конце концов, левые со своим активным материализмом не стоят ближе к истине, чем правые и безразличные, которые не признают не только социальное, но и душу? И, думаю, разве неподписание не было бы такой же самой придиркой к слову, как и то, что я пережил, участвуя когда-то в крещении?



Быть может, это было испытанием для моего духа на сообразительность? Я ведь ещё только расту, и, возможно, на иной ступени опыта я нашёл бы иное решение.

 

30 июля. Суббота

По большей части я уезжаю в Меллужи. Там у нас хижина в тишине сада, творческую работу вести трудно, живём в основном на природе, ограничиваем себя финансово насколько только возможно, чтобы можно было осуществить наш обширный план – Италию. Мы прочли много книг, много чувств и мыслей улетело туда, поэтому отказаться было бы невозможно. Начинаю теперь оформлять документы. Писательские билеты получил уже давно, но труднейшим оказалось – вывезти валюту. Моё первое заявление отклонили. Ходил я к «более влиятельным» личностям, пока получил разрешение. В разговоре с одним членом валютной комиссии меня поразило, сколь узко наши ведущие чиновники смотрят на духовные ценности. Хотели бы запретить ввозить и научные книги. Далинь[29] – то же самое, что культура. В тот день я так расстроился, что всю ночь бредил, и вчера и сегодня чувствовал себя совершенно разбитым. Не умею спокойно, «с улыбкой», открывать все двери, ещё столь сильно переживаю каждое прикосновение к жизни. Ощущаю я и весь трепет эпохи, пертурбации политические и материальные. В Германии, в Италии – всюду что-то бродит. События приближаются. Мой друг говорит: «Лучше пусть приходят события, лишь бы колесо эволюции скорее двигалось вперёд». И действительно, эволюция человечества теперь должна стать всё более стремительной. Сквозь сгущённую тьму всё ощутимее свечение неизвестных лучей. Грядущее просыпается. И я полон им. И если поеду в Италию, то только для того, чтобы оценить прошлое в свете красоты будущего.

Писал и об Агни-Йоге. Чувствую, указы таким путём вковываются в дух и в кровь. Занятия нашей группы временно прерваны, чтобы впоследствии продолжиться с новой силой. Жаль, что некоторое время не буду среди духовно родственных мне людей.

Перелистывая «древние» страницы своего дневника, чувствую, что за время, пока находился в Саду идей Учения, я вырос и кристаллизовался. Раньше многое заставляло меня медлить и сомневаться. Теперь обрёл я свою основу – посообразительней и попрочней. Главное, нравственные Указы на струнах моей души трепещут благозвучнее с каждой минутой. Однако новые испытания приходят вновь и вновь, и заставляют делать дальнейшие шаги. А когда нечто уже совершено или сказано, появляется ощущение, что всё же наверняка я испытание не выдержал так, как полагалось, что можно было быть чутче, сообразительней, определённей. Но всё же каждое испытание неизменно приносит мне благо для будущего – урок, который запечатлевается в глубинах духа.

 

3 августа. Среда, утром

Сегодня утром отправляемся в новый путь.

«Господь духа моего, не покинь странника! С Тобою не страшусь моего неведения. Проведи, Благословенный, тропою, Прикоснись к очам, чтобы узреть Врата Твои!»

 

4 октября 1932. Вторник

Милый друг, неужели действительно величайшее чудо мира явится к нам – к тебе и ко мне? Неужели на самом деле с дальних южных гор пришёл к нам Гость – жданно-нежданный, прекраснейшее из прекрасного, наследник мира иного?

Это священно-милое существо, неведомо-ведомое, примем мы как дар из рук Учителя.

 

18 ноября

Проспект Висбияс, 30, кв. 2. В Межапарке

Уже с 1 ноября мы в новом жилище. Как много чудесных восходов и закатов солнца мы уже успели увидеть. Кругом сосновый аромат, прана. Чувствуем, приблизится восхождение жизни. Как же мы смогли десять лет прожить без воздуха и солнца?! Но теперь открывается осознанное будущее.

 

4 декабря. Воскресенье, утром

Вчера вечером, отходя ко сну, мой друг разговаривала со своим нежным Гостем. Когда потушили свет, перед её глазами возник целый ряд больших, чудесных звёзд с фиолетово-зелёными краями. Она была крайне изумлена. И звёзды всплывали всё больше и светлее. Впервые в её жизни. Было ли это приветствием от прекрасного Гостя?

 

24 декабря. Рождественским вечером

Только что в нашем Обществе был Рождественский вечер у ёлки. Какая была окрылённость! Молитвы Доктора, красота Ведринской и других. Овеянные особой глубиной, открывали в сердце источники невиданного света. Взоры всех сквозь пламя свечей обращались в будущее, к Новому Миру. Устремление, устремление! Чувствовали мы близость Луча Учителя, глубоко переживали.

С каким же чувством Приблизиться к Тебе, Учитель? Своё пылающее сердце, как дитя, Принесу к Святилищу Твоему.

 

 

1 января

Мы всё ещё – старая раса, возрождающаяся к новому. Слишком погружены в материю. Крылья наши по земле влачатся. Когда же они станут совершенно свободными? Когда, подобно лучу солнца, полетим в вечном пространстве? Когда же свободной волей господствовать будем над каждой мыслью, над каждым атомом в своём теле? Мы поднимемся ещё и ещё, несчётно ступеней к тому, что в жизни этой надо достичь. И если мы всё же окажемся слишком слабы, если мы сей путь, переплетённый светом и тенью, ещё не сможем оставить, то пусть хотя бы наши потомки окажутся сильнее и лучше нас. Это – наша сокровенная мечта.

Чем был год 1932-й? Кажется – моя пралайя. Бесконечность борьбы, устремлений, тоски. Кажется, ощутимого ничего не достигнуто. Взять хотя бы последние месяцы – столько неудач во всех моих трудах! Даже поездка в Италию, сколько бы чудесного она ни дала, должна была состояться в ином сезоне, в иных условиях. Но с каждым невезением всё больше чувствую: любая неудача рождает удачу, рождает успех, который сразу и не заметен, но сильно, однако, укрепляет основы жизни. И разве Италия не дала нам великое чудо? И неужели это во сто крат не награждает нас за долгие томительные приготовления, долгие месяцы мучений моего друга? Мой друг уезжала утомлённой, но великая активность полностью исцелила её духовно и телесно. В ожидании будущего иным пламенем мы теперь горим. Наша квартира стала для нас истинной святыней. Мой друг расцвела чудесной гармонией. Дух зреет, как цветок. И я чувствую вокруг себя сокровенные стихии огня. Возможно, оттого и все неудачи у меня, все вихри, чтобы отвести меня от огненного порога. Но если сердце истинно возгорелось, разве способно что-то его погасить?

Мой друг невидимыми нитями росла во мне все эти годы, а в душе её – моя сущность! Уже давно идём вместе путём Учения, вместе мечтаем, вместе устремляемся. Таким образом, год минувший вырос в совместный духовный полёт. И перед нами ведь дальний, всё более трудный, но и более прекрасный путь! Если подойдёт испытание или кармическое осложнение, попытаемся понять его, склоним перед ним голову, но всею чуткостью своей, всеми тонами души будем стараться созвучать словам: «Прими труд мой, Владыка, ибо видишь меня среди дня и ночи».

 

4 марта. Воскресенье

Позавчера, в четверг, Элла прочла на публичном вечере в нашем Обществе мой доклад «О расширенном сознании как основе понимания смысла жизни». Мой друг впервые зачитывала мой труд, я переживал – не утомится ли в теперешнем положении, но всё получилось отлично. Этот труд, кажется мне, задаёт тон всей моей деятельности в этом году, ибо он написан в большом напряжении и спешности. Хотя Доктор просил написать его двадцать дней назад, но, когда я почти всё кончил, за два дня до проведения вечера, он указал, что следовало бы, однако, выбросить всё чисто религиозное. Таким образом, мне пришлось менять план и переориентироваться, но ведь «напряжение рождает красоту», и – именно в четверг к вечеру я счастливо всё завершил. При этом меня мучил насморк. Вижу, что великими усилиями можно всё превозмочь, всю ранимость и волнение, всё, что иногда находит. Уже давно мне следовало завершить очерк об Италии, но я ещё не окончил. Надеюсь опубликовать небольшие статьи в периодических изданиях. Отдел народного образования издаёт сборник, для которого я обещал дать очерк о смысле жизни.

Верю, очень верю, что моя «пралайя» кончится, что больше не будет множества неудач, удача ведь рождает удачу, а также – радость труду.

В нашем Обществе уже два месяца назад мы кончили второй раз читать «Агни-Йогу» и читаем рукопись «Иерархии». Мы ждали и, наконец, дождались чудеснейшего дара – «Беспредельности». Здесь наши Листы Света, великая наша радость сердца!

Доктор организует объединение женщин, результаты пока предвидеть трудно. Он переутомился и заболел. В проекте – созвать Лигу Культуры. Дал задание В<алковско>му, Залькалну и мне – «троим немым». У нас ведь нет общественных деятелей. Но – необходимы только дух и вера!

 

26 марта. Воскресенье

Доктор серьёзно заболел. Открылся старый очаг в лёгких. Возможно, в связи со всякими экспериментами (семь ночей не спал, минимальная диета и тому подобное). Были у него и волнения в связи с деятельностью в Обществе. Однако его громадное духовное устремление всё пересилит. Некоторое время деятельность нашего Общества будет пассивнее. В пятницу, в Праздник Мира, пригласили мы к себе многих интеллигентов, особенно – художников. Было чаепитие, осмотр картин, краткая речь Доктора, затем – ответы Синайского и Юревича. Первое более широкое соприкасание с внешним миром прошло отлично.

Я стал очень восприимчивым, и любая, даже малейшая перемена в чём-то, какое-то слово или мысль могут вызвать во мне ураганы чувств, против которых мне надо собирать всю волю. Живу гармоничнее, чем когда-либо в жизни, и всё же ощущаю бури пространственных стихий.

Мой друг всё более уравновешивается, светлая улыбка в её глазах. Уже восьмой месяц, и велики все трудности и телесные преображения. Но сияние улыбки покрывает тяготы. Шлю денно и нощно мысли света своему ребёнку. Быть бы нам лучше, быть бы нам воистину способными родить чудо великой гармонии. Расцвели бы, преобразились бы наши человеческие ошибки в красоту. В неведении, тоске и благоговении мыслю о нашем Госте.

 

1 мая. Около полудня

У моего друга уже середина девятого месяца. Становится тяжелее, однако мирная улыбка неизменно в её глазах и уголках губ. Исполняем ли мы достойно своё задание? Сделали ли мы всё возможное для блага своего ребёнка? Не было ли слабостей, беспокойств, бессилия? Или, быть может, чтобы создать новую красоту, нам самим следовало звучать в наичистейшей красоте? Как много мечталось и думалось о задачах родителей, но, когда это реально пришло, когда стоишь лицом к лицу с великой обязанностью, то разве не чувствуешь, что нужна была большая сознательность каждого мгновения, большая духовная бодрость и напряжение, больший размах дыхания широты и ритма жизни? И мой друг не могла полностью избежать трепета испуга, возбуждения, хотя мы так этого хотели. Но кажется, что случалось подобное столь редко и невыраженно, что вряд ли повлияет на ребёнка. Главное ведь дух, главное – духовная улыбка, полёт духа и тела навстречу свету солнца. Прочла мой друг так много отличных книг. Окончила читать оба тома «Беспредельности» быстрее, чем я. Ежедневно в лесу дышит сосновой праной. Нет недостатка и в солнце. Недавно мы провели динамический громкоговоритель, ищем чистый звук, подобно птицам, – зёрна хороших мелодий. И теперь – истинная весна. И «говорят» с нами распускающиеся почки, земля, солнце. Мы ведь среди природы. Каждое наше окно – на простор свободы.

Только что я окончил писать о «Миссии матери» ко Дню Матери в воскресенье. Читаю «Беспредельность». Скоро надо будет просмотреть «Агни-Йогу» для печати. Но основное – готовимся к новому чудесному часу, который откроет новый этап в истории нашей жизни.

 

12 мая. Пятница, половина одиннадцатого вечера

Разве то, что приближается к нам, не есть величайшее чудо мира, тайна из Тайн, Священнодействие, готовиться к которому надо сокровеннейшими чувствами сердца? Человек рождается в мир! Зерно духа приходит на эту землю, приняв плоть и кровь, физическое и духовное одеяние, ткань, сотканную новыми энергиями, в новых созвучиях. Но, насколько бы тягостно ни было на этой несовершенной планете, разве это не радость – иметь возможность развиваться и расти; разве свобода хотеть и желать всегда нечто большее, лучшее, прекраснейшее, небывалое не есть уже космическая радость, в которой отзвучат нежнейшие тона гармонии сфер? Человек рождается в мир. Гость из дальних миров. Новый драгоценный камень – огонь – сияет и растёт, и осветит других.

Первый пророческий сон в моей жизни сегодня исполняется. Четвертого марта рано утром я видел странный сон, но, проснувшись, помнил только то, что 12 мая будет потоп. Что и почему – не знал. Вчера этот сон я вспомнил и подумал, что сегодня что-то случится. Сегодня мне надо было ехать пароходом в Мангали. Я не поехал, подумав, не предупреждение ли? Вернулся домой около половины шестого, поел, читали мы вместе с дружочком «Беспредельность». Около восьми часов мы подошли, читая, к параграфу 87, как вдруг Элла почувствовала, что в ней что-то происходит: первый признак родов. Пришло это столь нежданно. Болей пока не было. Мой друг смутилась. Ожидала через несколько дней. Мы отправились торопливо на трамвае и на машине. Мой друг всё время улыбалась. Неизвестность! Однако – радость! Проводил во Вторую городскую больницу. Лестница наверх. Ещё не было известно. Надо было расставаться. Милый, милый, сердцу дорогой друг моей жизни! Что с тобой в эти мгновения происходит – не знаю. Быть может, ты борешься в раздирающих болях, перенося их всё же со внутренней улыбкой? Ибо чувствуешь то, что чувствует каждая женщина, но, быть может, и так, как чувствуют только редкие из них: что Человек рождается в мир, участник Космоса, гражданин Беспредельности, наследник всех космических энергий и возможностей, огонь от Бесконечного Огненного Сердца.

Я, как захмелевший, ходил вдоль больницы. Сердце было полно Учителем. Сердце было полно любовью и молитвой красоте. Сердце рвалось к необъятному простору Мироздания.

Что же мой друг теперь переживает?! Но верю, надеюсь и чувствую, что нашим ребёнком прошлое будет искуплено, несозвучие в нашей жизни переродится в благозвучие, для нас откроется жизнь нового напряжения и новой духовности.

Отчего этим вечером время столь медлительно? Я желал бы теперь, чтобы оно вихрем урагана умчалось.

Что делает мой Дружочек? Хоть бы я мог страдать с ней вместе, ибо вместе радоваться с ней я способен!

Ночь. Тёплая, полная ароматами весенняя ночь. Полна дыхания распускающихся листьев и трав. Но кажется, что утро. Рождается, наступает, раскрывается утро.

 

13 мая. Суббота, утром

Чудо свершилось. Сегодня утром, в половине третьего (2.28), родилась девочка. Гунта. Только теперь ощущаю всю громадную ответственность. Но радость затрепетала болью сомнения. Готов ли я, достоин ли я принять сие чудо? Принять этот прекраснейший дар из рук Учителя. Достаточно ли во мне покоя, внутренней гармонии, доброй мудрости, чтобы создавать судьбу другого человека? К тому же в последние месяцы я ощущаю некое переходное состояние. Во мне рождается чувство, что взять на себя судьбу ребёнка есть такая же священная миссия, как вести человечество.

Сегодня утром бушевала гроза. Чудесно сверкали молнии. Хочется, чтобы мой ребёнок был ребёнком огня. Уснул я перед полуночью глубоко уставшим. Так и не ощущал ничего до четырёх.

Размышляю, отчего снилось мне о вчерашнем дне, а роды произошли сегодня. Возможно, чтобы подготовиться. Началось ведь вчера. Быть может, поздно вечером ещё не настало благоприятное сочетание созвездий. Ведь это так чудесно – родиться перед восходом солнца. В ожидании света. В глубоком изумлении духа смотрю на письмена судьбы.

Вечером

В каком волнении миновал этот день! Никак не мог я дождаться девяти часов. Что с моим другом? Я теперь увижу лицом к лицу моего ребёнка, впервые осмелюсь нести имя отца. Встретил я своего друга такой же улыбающейся, как вчера, когда прощался с ней в 9 вечера. Только глаза уставшие, небольшие тени под глазами. Настоящие боли начались только после двенадцати. И последний час, на родильном столе, они были такими, что не выдержать. Но завершилось всё хорошо. Мать свои величайшие муки приносит в жертву ребёнку. Когда принесли и показали ребёнка, то она плакала. Случилось, что при родах был сын д-ра Лукина[30], который здесь работает ассистентом. Он и наложил шов. Позвонил я сегодня самому Доктору, он ещё ничего не знал, его приветствия – отцовское благословение. Как много переживаний и мук выпало перетерпеть моему другу за эти немногие часы! Способна на это только женщина. После всей школы страданий и самопожертвования каждой женщине-матери надо бы достичь высот духовности. Но все страдания и жертвы имеют во сто крат большую ценность, если к ним прилагается сознательность и чистое, прекраснозвучное сердце. Отчего же нет ещё поистине рая на земле? Оттого, что матери ещё не достигли всех высочайших ступеней сознательности и чувства ответственности.

Наконец, на мгновение я виделся со своей дочерью Гунтыней. Ещё первые часы становления. Ещё ослеплена миром. Ещё сама по сути принадлежит Девачану. Порог пройден, но душа, мечтая, зрит в пространство. С каким чувством ждал я этого мгновения! Но мгновение истекло. Благословение моего сердца этому хрупкому, совсем слабому милому существу.

Мой друг, готовясь к часу мучений, ощущала за окном ликование грохочущей, торжествующей небесной стихии. Всё сливалось в море огня сверкающих молний. Но всё это в Межапарке было в меньшей мере. Прекрасный, могучий час! В час огня родился наш ребёнок. Пусть огонь благословит его на века!

Странно это звучит в моей душе: отец. Необычно, красиво, как-то сокровенно свято. Как много ответственности в этом звуке, космических тональностей. Я встретился с некоторыми друзьями, радовались вместе со мной. Человек родился на свет! Что это значит, понимают ли это и сознают всем сердцем, всем существом каждые мать и отец? Родить человека для земли, нового обитателя Космоса, сотрудника Высших Сил, слагателя ритма эволюции!

Не создаёт ли всё это совсем новую эпоху в жизни двоих людей, являющихся друзьями? Не велит ли это разрушить любую малейшую корысть и торжественно взять на себя миссию – вести судьбу человека? Но, поистине, осуществить это не способен ли только человек высшего сознания? Можем ли осознать мы, родители, что нам надо хоть немного стать похожими на Тех, кто перешагнул порог эволюции земной жизни? Ибо как же иначе мы можем осмелиться стать воспитателями Человека?

 

14 мая. Воскресенье, вечером

Только теперь полностью понимаем тот мир, который Роллан изображал в своём «Лете». Первая встреча матери и ребёнка, первые прикосновения – это великие события, волшебно рождающие чудеса и упоение. Человек – это воистину чудо, это – мистерия. Каждое тело и душа человека проходит сквозь сплетения космических энергий. И кто же может расколдовать её, эту книгу энергий, когда каждый атом в ней является сам по себе микрокосмом, отражающим всё Мироздание? И всё же для Космического глаза каждое существо в своей завершающей структуре, в своей сути, возможно, кажется простым.

У моего друга сегодня на столике в вазе громадный букет роз. И фиолетовый душистый горошек, а для Гунты – фиалки. С ними Прана, Солнце. От Доктора – семь роз.

Трижды сквозь муки жизни и смерти шёл мой ребёнок. Дважды мой друг была под наркозом, чтобы подготовить жилище – дорогу для будущего ребёнка. И теперь – сверхчеловеческий крик боли, покрытый улыбкой матери. В болях крещён каждый ребёнок, но наша Гунтыня – троекратно.

Задача наша – расти вместе с нашим ребёнком, вместе с каждым его шагом. Совершенствовать нашу жизнь в высочайшем напряжении и благозвучии.

 

24 мая. Среда, вечером

Какие странные, неописуемые чувства! В наших комнатах новый, бескрайне нежный гость. Новый свет в наших окнах. Весь день необычное напряжение: с раннего утра, когда ездил на базар, затем на работе, потом – в магазинах. Ну, а теперь – дома. Теперь мы все трое дома. Отныне всегда будем жить, дышать, мыслить втроём.

Сегодня Аида Виестур принесла нам приветы от членов Общества и хрустальную вазу с розами. Неожиданность! Очень многие меня теперь поздравляли, пожимали руку. Но наиболее искренне, сердечно – женщины. Ибо они сами – матери. И только женщины-матери до конца понимают, что это за священная задача – быть матерью.

 

2 июня

Мой друг приехала домой, полная радостными улыбками, хотя и обессиленная. Но с этого момента начались дни, заполненные заботой и напряжением. Первые ночи мы совсем не спали. В сердце моего друга отзывается не только каждый вскрик и плач ребёнка, но даже каждое движение и дыхание. Озаботило и то, что стало не хватать молока и пришлось прикармливать. Грустно: быть неспособными делать всё, что ум и сердце считают за лучшее. Ябыл убеждён, что это от внутреннего беспокойства и утомлённости моего друга. Так и оказалось. Теперь уже не нужно прикармливать, но появляются другие, новые заботы. Была бы какая-то общая закономерность, как положено действовать. Но чаще всего закономерность у каждого индивидуума своя. Появляются проблемы, которые столь трудно разрешить. К примеру: мы внутренне и по логике разумения против соски. Но есть немало интеллигентов, которые её применяют, доказывая, что сильный крик ребёнка вреден его нервам и т. д. И так всплывают одна проблема за другой. В нашей жизни появился совсем новый ритм. Моему другу помогает её мать[31], но у неё уже немалые годы и нет прежней заинтересованности и чутья. Всё же мы благодарны ей. Гостей с поздравлениями было несколько. Была Зента. Она теперь работает над докторской диссертацией. У неё новые планы в жизни. Это к лучшему, отрывает от пессимизма. Она критикует членов нашего Общества, но не само Учение. Я сказал, что все мы слабы, но пусть познакомится со всеми поближе. Каждый по своим способностям и пониманию может применять Учение в жизни. Было бы прекрасно, если бы все его приверженцы были одарены особой широтой и глубиной. Бедная Зента! Появилась ненадолго в нашем кружке, посмотрела и ушла. Не знает чеканной основы бытия, и когда же будет знать?! Узнает, когда расцветёт любовью. Но пока идёт своим путём. Я чувствовал заранее, что Зента уйдёт, что ещё не пришло её время. Даже такой сон видел до её появления в нашем Обществе. Но чувствую и то, что когда-то придёт её время. Бригадере читает вторую книгу. Она якобы уже давно верит в перевоплощение. Но в равной мере её интересуют и другие течения. Жалуется, что стара для новых пониманий. Но духовный накал в ней неизменно бодр. Цухо углубляется и укрепляется в основах Библии и дальше этого не идёт. Меня удивляет: он ведь когда-то прочёл несколько раз «Агни-Йогу» и другие, близкие ей книги. Нередко я встречаюсь с Эгле, но если бы наши разговоры поднимались выше обыденной жизни! Сердце моё страстно горит жаждой беседовать о духовных вещах. Это ведь счастье – вместе с другой душой прикоснуться к Космосу. Новый Мир у ворот, и сколь духовным следует быть. Недавно явился ко мне от Дале молодой поэт Бр., кажется – духовный человек. Я ищу сближения больше с теми людьми, которые сплачиваются вокруг Учения. И если есть у них ошибки, то есть и сознание, что надо зазвучать в более совершенном ритме. Это устремление и тоска, поднимающие нас вверх, – главное.

 

20 июня. Вечером

Уже второй месяц заново просматриваю «Агни-Йогу». Впереди ещё большой труд. Воистину, это плод коллективного духа: Стуре, Лукина, Залькална. С Залькалном ещё о многом можно будет говорить. Сегодня вечером был у меня Стуре. Хотя разделяют нас годы, но его одухотворённость мне роднее всего, более чем у других. Просматривали мы термины и понятия «Агни-Йоги». Сердце моё теперь переполнено тончайшим звучанием. Приеду на один день раньше из Мангали[32], чтобы вместе со Стуре просмотреть перевод. Я работал в большом напряжении. Тороплю себя, но продвигается медленно. До конца августа надо напечатать, но необычная новизна «Агни-Йоги» и чувство ответственности за неё так сильно замедляют темп. Не ошибусь ли я где-то с переводом Стуре? Он ведь понимает намного тоньше. Хотелось бы ещё раз всё просмотреть.

Да, мой друг с нашей малышкой теперь живёт в Мангали. Уехали мы в субботу на машине. За озером ремонтируют дорогу, машина, делая объезд, застряла в песке, на подмогу пришёл скрепер. Так, с приключениями, добрались до дома, где ещё шёл ремонт, и казалось, что явились мы преждевременно. Воскресным вечером я вернулся на Певческий праздник, несколько ночей был один в Межапарке (если не считать, что у меня гостил один литовский художник). Завтра надеюсь быть у своего друга.

Как мы там оказались? Мать моего друга, хоть и пришла помогать, как и обещала, но не смогла почувствовать себя здесь так же свободно, как у второй дочери, где «простор», поля, хозяйство. Это обстоятельство тоже неоднократно огорчало моего друга, что именно в эти труднейшие для неё дни впервые нарушается у неё контакт с матерью. Ранее мать, не задумываясь, отдавала всё. Возможно, эта неувязка тоже повлияла на нашу девочку, она иногда бывала неспокойной, немного болела и т. д. Содержать прислугу нам теперь совершенно не под силу, ибо долги ничуть не уменьшились, но скорее – наоборот. Так мы решили воспользоваться приглашением направиться в Мангали. Хотя и были сомнения, ведь там не будет для нас желаемой прояснённой уединённости. Я видел сон, что мы ютимся в баньке, хотя там и чисто. Конечно, в житейском смысле это не так – там двухэтажный дом. У моего друга своя комната, ну а я уж где-нибудь смогу приютиться. Главное – зелень трав и синева неба. И этого там столь много! Быть может, этого и достаточно? Кажется, друг привыкнет и будет очень хорошо. И с уходом за ребёнком у неё будут надёжные помощники рядом. По телефону мне звонили, что малышка теперь спокойна, бодра и становится всё крепче. Эти умные, испытующие глаза! Всё милее они мне. Сестра моего друга говорит, что она иная, чем те дети, что довелось ей видеть. Моя мечта: выросла бы истинно видящей и истинно слышащей. С устремлением действовать и духовно.

 

25 июня. Воскресенье

Два дня мы со Стуре просматривали «Агни-Йогу». Ещё не всё. Если бы так интенсивно можно было каждый день работать! И в сотрудничестве с величием духа. Стуре много читал, имеет большой жизненный опыт. Чувствую, что рабочей активности у меня достаточно, но недостаёт истинного сосредоточения и памяти. Стуре только что уехал в Вентспилс, и теперь я один. Буду здесь до июля, когда начнётся отпуск, но кажется, что и тогда часто буду возвращаться в Межапарк, ибо здесь лучше могу работать. В Мангали у моего друга и у девочки есть удобная комната, я такой и не прошу, но вообще-то там мне трудно будет устроиться уединённо. Как водится, там много раздражённых споров и хаоса. В том числе и о воспитании детей. А так они – люди хорошие. Но мой друг сможет частично оградиться. Главное преимущество, что там можно слиться с природой: парк, река около дома, всюду свежесть, какой нет даже в Межапарке. И ребёнку всё это идёт на пользу.

 

30 июня

Великая неожиданность – внезапный уход Бригадере. Мы надеялись, что она когда-нибудь обратится к Учению. Идейно она сильно развивалась и росла. В жизни была столь чуткой. Сознательно верила в перевоплощение. Об этом я много с ней беседовал. Странные превращения: Цухо, будучи в Калнамуйже, как-то пытался втолковать ей идею перевоплощения. Подобные предчувствия и раньше у Бригадере были – уже с детства. Ну, а теперь – роли поменялись. Когда я в последний раз встречался с ней, в конце мая, она сказала, что недавно спорила с Цухо о перевоплощении: она идею защищала, а Цухо возражал, основываясь на Библии. В последний раз, когда я был у неё, принёс ей вторую часть «Листов Сада Мории», в машинописи. Эту книгу она и взяла с собой в Спридиши. Первую книгу она так уважала. И всё же. Нередко она высказывалась, что слишком поздно, чтобы полностью перестроить мировоззрение, принять новую веру. Христианство и нация – два корня, которые существенно срослись в её душе. Но чтобы врасти в Новую Эпоху, следует любить человечество и каждого отдельного человека больше, чем себя самого и свой народ. Меня сегодня вновь поразило, что в великих творцах наряду с чуткостью и самоотверженностью столько эгоцентризма. Это свойство так резко выявлялось в Райнисе. И Бригадере мне жаловалась не раз, что сочинения её мало известны и мало признаны. А только что меня удивило её завещание. Разве после смерти нужна популярность, если и в живой жизни она не больше, как пыль и прах? Но творцы в общем-то – большие дети.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.