Сделай Сам Свою Работу на 5

Глава 1. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ 14 глава

--------------------------------

<1> См. об этом: Пименова З.И. Криминалистические аспекты участия государственного обвинителя в рассмотрении дел об убийствах по найму. С. 48 - 50; Драпкин Л.Я. Общая характеристика следственных ситуаций. 164 с.

<2> См.: Кисленко С.Л. Тактика судебного следствия и ее место в системе криминалистики. С. 147 - 152.

 

Также судебные ситуации подразделяются в зависимости от обстоятельств, влияющих на количество доказательств: 1) изменение допрашиваемым своих показаний; 2) неявка в судебное заседание определенных лиц; 3) выдвижение подсудимым защитной версии, которая не была предметом проверки на стадии предварительного расследования; 4) заявление ходатайств различными участниками процесса; 5) отказ прокурора от поддержания государственного обвинения <1>.

--------------------------------

<1> См.: Пименова З.И. Указ. соч. С. 56.

 

О.Н. Коршуновой предложена классификация судебных ситуаций в зависимости от количества доказательств (информации), ставших предметом рассмотрения в судебном разбирательстве: 1) количество доказательств не изменяется по сравнению с предварительным расследованием; 2) количество доказательств уменьшается; 3) количество доказательств увеличивается <1>. Е.Б. Серова классифицирует ситуации судебного следствия по таким основаниям, как наличие пробелов предварительного следствия и стабильность имеющейся доказательственной информации <2>.

--------------------------------

<1> См.: Руководство для государственных обвинителей. Криминалистический аспект деятельности: В 4-х ч. / Отв. ред. О.Н. Коршунова. СПб.: Питер, 1998. Ч. 1. С. 8.

<2> См.: Серова Е.Б. Актуальные и практические проблемы расследования и поддержания государственного обвинения по делам о вымогательстве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 1998. С. 8.

 

Итак, судебные ситуации могут быть классифицированы на конфликтные и бесконфликтные. Конфликтные судебные ситуации характеризуются наличием антагонистического содержания в поведении сторон и их высказываниях в суде. С.Л. Кисленко различает конфликтные ситуации строгого соперничества (могут возникнуть при несовпадении целей участников какой-либо одной из групп) и нестрогого соперничества <1>. Выделяют деструктивные конфликты (ведут к рассогласованию взаимодействия, к его разрушению) <2> и конструктивные конфликты (возникают не из-за несовместимости участников взаимодействия, а из-за различия точек зрения на какую-либо проблему, на способы ее решения, способствуют более всестороннему пониманию проблемы) <3>. На практике нередки ситуации, когда процессуальный конфликт перерастает в межличностный конфликт между сторонами. Задача судьи в такой ситуации сводится к тому, чтобы, должны образом направляя и организовывая процесс исследования доказательств, придать взаимодействию сторон, их соперничеству и противодействию конструктивно-познавательный характер. Это обеспечивается предоставлением сторонам равных процессуально-гарантированных прав и возможностей в условиях состязательности судопроизводства. Бесконфликтная ситуация судебного следствия складывается редко, поскольку таковая характеризуется полным или частичным совпадением интересов участников судебного следствия, отсутствием противоречий в целях, к достижению которых направлены их усилия на данном этапе уголовного судопроизводства <4>. На стадии судебного следствия подобная ситуация может сложиться при полном признании своей вины подсудимым, при отсутствии противодействия со стороны кого-либо из участников процесса.



--------------------------------

<1> См.: Кисленко С.Л. Тактика судебного следствия и ее место в системе криминалистики. С. 160.

<2> Мудрик А.В. Социальная педагогика. 2-е изд-е, испр. и доп. М.: Академия, 2000. С. 139.

<3> Там же. С. 140.

<4> О бесконфликтной ситуации предварительного расследования см.: Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей: Учебное пособие. М.: Юридическая литература, 1967. С. 157.

 

Полагаем возможным классифицировать судебные ситуации исследования доказательств на: складывающиеся в начале судебного следствия, в его центральной части и на стадии окончания судебного следствия; на поддающиеся оперативному разрешению в данный процессуальный момент разбирательства дела (например, конфликт участников процесса, возникший после дачи показаний участником процесса, который немедленно разрешается судом после оглашения показаний соответствующего участника в порядке ст. 281 УПК РФ) и на требующие привлечения дополнительных ресурсов (например, назначения экспертизы либо вызова специалиста); на длительные (развивающиеся в течение всего или значительной части судебного следствия), длительные и влекущие последствия (то есть имеющие свои последствия в прениях сторон и могущие повлечь возобновление судебного следствия) и кратковременные судебные ситуации. В зависимости от характера конкретной судебной ситуации зачастую делается выбор в пользу того или иного подлежащего применению тактического средства.

Допустимость использования тактических средств судебного следствия, по нашему мнению, представляет собой возможность применения этих средств в процессе исследования доказательств, обусловленную их соответствием требованиям законности, принципам научной и практической обоснованности, этичности, избирательности, безопасности, эффективности.

Р.С. Белкин выделил следующие условия применения тактических приемов и рекомендаций, которые распространяются и на стадию судебного следствия: правомерность, научная обоснованность, целесообразность (практическая обоснованность), доступность для использования, этичность приема <1>. По мнению А.М. Кустова, тактические приемы должны не противоречить закону, соответствовать нормам нравственности, не ограничивать свободу волеизъявления допрашиваемого, возможность выбора им линии поведения на допросе <2>. Исследователь Ю.В. Гаврилин выделил следующие условия допустимости тактических приемов: правомерность, научная обоснованность, экономичность, целесообразность, этичность. Условиями недопустимости тактических приемов этот исследователь считает: 1) основанность на обмане; 2) связанность с шантажом; 3) основанность на низменных побуждениях; 4) основанность на невежестве и предрассудках; 5) понуждение к даче ложных показаний <3>.

--------------------------------

<1> См.: Белкин Р.С. Тактика следственных действий. С. 6 - 7, 8.

<2> См.: Кустов А.М. Криминалистика и механизм преступлений. М.: Изд-во Моск. псих. ин-та, 2002. С. 277.

<3> См.: Гаврилин Ю.В. Криминалистическая тактика и методика расследования отдельных видов преступлений в определениях и схемах: Учебное пособие. М.: Книжный мир, 2004. С. 8, 42.

 

В литературе (применительно к стадии предварительного расследования) было высказано мнение о том, что направленность тактического приема на установление истины является одним из основных критериев допустимости его применения при расследовании преступлений <1>. В связи с этим считаем возможным согласиться с замечанием о том, что направленность приема на установление истины не может рассматриваться в качестве критерия его допустимости, поскольку на ее установление могут быть направлены также недопустимые тактические приемы <2>.

--------------------------------

<1> См.: Любичев С.Г. Этические основы следственной тактики. М.: Юридическая литература, 1980. 95 с.

<2> См.: Якушин С.Ю. Тактические приемы при расследовании преступлений. С. 33.

 

Полагаем, что можно выделить следующие критерии допустимости использования тактических средств судебного следствия: 1) соответствие этих средств духу и букве закона; 2) их научная обоснованность; 3) их практическая обоснованность; 4) эффективность; 5) этичность; 6) избирательность воздействия; 7) безопасность.

Законность тактического средства предполагает, что его выбор и реализация должны не противоречить букве и духу закона и быть основанными на его нормах. На правомерность как необходимое условие применения тактического приема указывали также Т.В. Аверьянова, А.А. Давлетов, С.П. Митричев <1> и др.

--------------------------------

<1> См.: Аверьянова Т.В. Субъекты экспертной деятельности // Вестник криминалистики. М.: Спарк, 2001. Вып. 2. С. 34; Давлетов А.А. Основы уголовно-процессуального познания. С. 138; Митричев С.П. Следственная тактика - это мастерство // Социалистическая законность. 1971. N 4. С. 14 - 18.

 

"Плоды отравленного дерева" - так образно окрестили американские юристы доказательства, добытые обвинением с нарушением закона. В соответствии с требованиями ч. 3 ст. 7 и ст. 75 УПК, ч. 2 ст. 50 Конституции РФ доказательства должны быть получены предусмотренными законом способами, в противном случае они не будут иметь юридической силы и не могут использоваться при установлении обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК.

В соответствии с п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 года N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами <1>.

--------------------------------

<1> Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам / Сост. А.Я. Качанов, С.Н. Забарин. М.: Спарк, 1996. С. 589 - 590.

 

К существенным нарушениям закона в литературе относят: 1) нарушения, носящие преступный характер; 2) нарушения положений, которые законодатель относит к числу основополагающих для судопроизводства в целом и для соответствующих стадий процесса <1>.

--------------------------------

<1> См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. М.: Юридическая литература, 1973. С. 240.

 

По мнению В.М. Савицкого, если доказательства, полученные с нарушением закона, используются для отстаивания невиновности, то они во всех случаях должны приниматься во внимание правоприменителем, так как "не доказывают ничего нового, кроме того, что само по себе не требует никаких доказательств - невиновности обвиняемого" <1>. Однако это противоречит положениям ч. 2 ст. 50 Конституции РФ - при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. В этой связи, на наш взгляд, П.А. Лупинская справедливо отмечает, что "доказательства, полученные с нарушением закона, не могут использоваться для доказывания любого из обстоятельств, исключающих вину обвиняемого или смягчающих его вину" <2>.

--------------------------------

<1> Савицкий В.М. Уголовный процесс России на новом витке демократии // Государство и право. 1994. N 9. С. 106.

<2> Лупинская П.А. Основание и порядок принятия решения о недопустимости доказательств // Российская юстиция. 1994. N 11. С. 3.

 

Научная обоснованность тактического средства состоит в том, что решение полномочного субъекта о его выборе и применении должно основываться на закономерностях, установленных соответствующими отраслями научного знания. О необходимости выделения такого критерия допустимости тактических средств высказывались также А.Н. Васильев, С.Ю. Якушин <1> и др. И.Я. Фойницкий отводил научным исследованиям приоритетную роль в выработке подходящих приемов исследования доказательств в суде <2>. А.М. Ларин предлагает установить в уголовно-процессуальном законе запрет применения приемов, ориентированных на использование иррационального, подсознательного, лишенных надежного естественнонаучного обоснования, и полагает, что внедрение в практику таких средств направлено на "компенсацию низкого профессионализма" соответствующих сотрудников, а "подобные ухищрения не только отвлекают силы и средства, достойные лучшего применения, но и приводят к следственным и судебным ошибкам" <3>. Согласно приведенным в специальной литературе исследованиям, сотрудники оперативных подразделений органов внутренних дел положительно относятся к идее использования гипноза для активизации воспоминаний, но их сдерживает отсутствие специального нормативного акта и специалистов по использованию гипноза при допросе граждан <4>. Метод "оживления" прошлого опыта - восстановление в памяти человека, находящегося в состоянии гипноза, пережитых ранее психотравмирующих событий, впервые предложил К.И. Платонов <5>, детально исследовал Л.П. Гримак <6>. Гипнотический метод активно используется в зарубежной следственной и судебной уголовной практике. Полагаем, что в ходе применения тактических средств при исследовании доказательств в суде уместен элемент экспериментирования, эвристики, связанный с внедрением в практику новейших разработок, технологий, достижений научно-технического прогресса и научной мысли. В настоящее время законодательно не регламентирован и не используются практически в судебном следствии возможности полиграфа или данные, полученные посредством его применения. Полиграф - это многоканальный медико-биологический прибор, который регистрирует эмоциональное состояние опрашиваемого при воздействии на него словесным раздражителем (заранее подготовленными вопросами) или иначе (например, при предъявлении видео-, фотодокументов) и предназначен для одновременного учета нескольких параллельно протекающих в организме физиологических процессов (кровяное давление, дыхание, электропроводимость кожи и др.) <7>. Исследователю Э.У. Бабаевой представляется целесообразной проверка показаний подсудимых с помощью полиграфа в суде <8>. По нашему мнению, в действующем законодательстве целесообразно предусмотреть возможность допроса участников процесса с помощью полиграфа по ходатайству стороны и исключительно с согласия на это допрашиваемого лица.

--------------------------------

<1> См.: Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. С. 4; Якушин С.Ю. Тактические приемы при расследовании преступлений. С. 43 - 54.

<2> См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства (извлечения) // История русской правовой мысли: биографии, документы, публикации. С. 535.

<3> См.: Ларин А. О принципах уголовного процесса и гарантиях прав личности в проекте УПК-1997 // Российская юстиция. 1997. N 9. С. 9 - 10.

<4> Об этом см.: Гримак Л.П., Хабалев В.Д. "Следственный гипноз" и права человека // Государство и право. 1997. N 4. С. 47.

<5> См.: Платонов К.И. Слово как физиологический и лечебный фактор. М.: Молодая гвардия, 1962. 102 с.

<6> См.: Гримак Л.П. Моделирование состояний человека в гипнозе. М.: Наука, 1978. 272 с.

<7> См.: Комментарий к Федеральному закону "Об оперативно-розыскной деятельности" с постатейным приложением нормативных актов и документов / Составитель А.Ю. Шумилов. М.: Изд-во И.И. Шумиловой, 1999. С. 53.

<8> См.: Бабаева Э.У. Предупреждение изменения показаний подследственным и свидетелем на предварительном расследовании. М.: Экзамен, 2001. С. 53.

 

Практическая обоснованность (целесообразность) тактического средства означает, что итоговый результат от производимого действия (или системы действий) будет превосходящим по отношению к материальным, временным и интеллектуально-духовным затратам, направленным на его достижение. Тактические средства должны быть эффективными, то есть оправдывающими ожидания применяющего их субъекта. Применение конкретных тактических средств исследования доказательств в суде должно соответствовать критерию этичности, то есть находиться в соответствии с принятыми на данной ступени развития общества и в судебной практике нравственными принципами. В литературе справедливо отмечено: "Там, где есть выбор, где уголовно-процессуальный закон предоставляет свободу усмотрения, отношения основываются на нравственных правилах и нормах при действии правовых принципов" <1>.

--------------------------------

<1> Ветрова Г.Н. Закон и нравственность в уголовном судопроизводстве // Вестник МГУ. Серия 11: Право. 1996. N 1. С. 55.

 

Достаточно спорным является вопрос о возможности применения в судебном следствии так называемых игровых процессуально-криминалистических форм в виде криминалистических игр, инверсий, тактических ловушек и т.п. Ранее А.В. Дулов применительно к стадии досудебного производства одобрял такой метод психического воздействия, как "эмоциональный эксперимент", состоящий "в неожиданном предъявлении обвиняемому (чаще всего подозреваемому) материализованной информации (вещественного доказательства, человека и т.д.) ...с целью вызова реакции обвиняемого, порожденной сильным изменением его эмоционального состояния, и наблюдением за нею" <1>. Между тем эта позиция вызвала критику в специальной литературе на предмет неэтичности и противозаконности подобных методов и отождествления их с проявлениями психического принуждения <2>. М.В. Костицкий считает допустимым для юриста использовать в качестве метода ложную информацию об установленных фактах, об изобличенных соучастниках, называя это "созданием ложной угрозы" <3>. Противниками применения различного рода "следственных хитростей" и "психологических ловушек" являются М.С. Строгович, В.И. Власов <4>. Р.С. Белкин включает категории "следственная хитрость", "психологические ловушки" в понятие тактической комбинации <5>, в принципе допуская возможность внедрения в тактику элементов обмана, кроме случаев, когда этот обман основывается на правовой неосведомленности противостоящего следствию лица, на заведомо невыполнимых обещаниях этому лицу, на фальсифицированных доказательствах, на дефектах психики и мистико-религиозных предрассудках <6>. Н.П. Хайдуков допускает возможность применения "следственных хитростей" и "психологических ловушек", если таковые носят избирательный характер и не лишают участника следственного действия свободы выбора линии поведения <7>. Г.А. Зорин считает допустимым использование таковых в судебном разбирательстве сторонами обвинения и защиты, поскольку они носят конкурентный характер, что отвечает началам состязательности процесса <8>. По данным проведенных нами опросов, все из интервьюированных государственных обвинителей и адвокатов допускают использование различного рода "хитростей" при исследовании доказательств в суде. По нашему мнению, использование элементов хитрости в тактике исследования доказательств в суде допустимо сторонами обвинения и защиты, если при этом не нарушаются требования закона и судебной этики. При этом использование уловок <9> в уголовном процессе считаем непозволительным в связи с тем, что их применением ставится под угрозу соблюдения принципа равноправия сторон.

--------------------------------

<1> Дулов А.В. Судебная психология: Учебное пособие. Минск: Вышэйшая школа, 1970. С. 236.

<2> См.: Строгович М. Судебная этика, ее предмет и сущность // Советское государство и право. 1971. N 12. С. 91; Пантелеев И.Ф. Ошибочные рекомендации в теории уголовного процесса и криминалистики // Социалистическая законность. 1974. N 7. С. 54 - 56.

<3> См.: Костицкий М.В. Введение в юридическую психологию: методологические и теоретические проблемы. Киев: Выща школа, 1990. С. 247.

<4> См.: Строгович М.С. Проблемы судебной этики. М.: Наука, 1974. С. 127; Власов В.И. Расследование преступлений: проблемы качества. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1988. С. 100.

<5> См.: Криминалистика: Учебник для средних юридических заведений / Отв. ред. Р.С. Белкин. М.: Юридическая литература, 1974. С. 361.

<6> См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. М.: Норма, 2001. С. 111 - 113.

<7> См.: Хайдуков Н.П. Тактико-психологические основы воздействия следователя на участвующих в деле лиц. Саратов: СГУ, 1984. 125 с.

<8> См.: Зорин Г.А. Использование криминалистических игр, инверсий, эффектов и тактических ловушек при расследовании, обвинении и защите по уголовным делам. М.: Юрлитинформ, 2002. 360 с.

<9> Уловки - это в широком смысле самые разнообразные приемы речи, письма, формы взаимодействия людей, которые позволяют активной стороне в аргументации облегчить, упростить для себя процедуру утверждения в сознании оппонента своего тезиса и одновременно затруднить все эти операции для пассивной стороны. См. об этом: Михалкин Н.В. Логика и аргументация в судебной практике. С. 253.

 

Избирательность воздействия тактического средства при исследовании доказательств в суде как критерий его допустимости означает, что такое средство должно оказывать соответствующее воздействие на конкретное лицо, являющееся объектом такого воздействия, оставаясь при этом нейтральным для всех иных лиц <1>.

--------------------------------

<1> См.: Баев О.Я. Тактика следственных действий. С. 112 - 113.

 

Применяемое тактическое средство исследования доказательств в суде должно соответствовать критерию безопасности. Это означает, что при использовании соответствующих тактических средств должны быть обеспечены необходимые условия, исключающие возможность причинения или создания угрозы причинения вреда жизни, здоровью граждан, собственности, окружающей среде, любым охраняемым законом отношениям. Применение различных тактических средств исследования доказательств не должно ставить под угрозу безопасность лиц, содействующих уголовному правосудию, и участников процесса, а, напротив, способствовать развитию системы материально-правовых гарантий и совершенствованию процессуальных мер их защиты.

Таким образом, непременным условием применения тактических средств исследования доказательств в суде является их соответствие всем вышеизложенным критериям допустимости без исключения <1>.

--------------------------------

<1> 50% опрошенных нами судей, 54,3% сотрудников прокуратуры и 4,4% адвокатов отметили, что в своей деятельности им необходимы познания о критериях допустимости использования тактических средств судебного следствия.

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.