Сделай Сам Свою Работу на 5

В. СЕМЕЙНОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ КАК ГЛАВНАЯ ТЕМА

В отличие от консультирования о выходе, подход стратегического взаимодействия обращается к опыту семейного консультирования, чтобы сблизить культиста с другими членами семьи. Сосредоточиваясь на исправлении отношений и улучшении семейного климата в целом, мы снимаем с участника культа давление и определяем более общие проблемы, лежащие в основе разрешаемых нами проблем. Традиционный сеанс семейного консультирования проводится в кабинете тераписта в течение одного или двух часов. Действуя в рамках ПСВ, мы проводим долгие, иногда марафонские занятия и нередко делаем это дома. Участники длительных семинаров, проводимых культами, обычно подготовлены к многодневному воздействию.

В большинстве случаев они с энтузиазмом соглашаются участвовать в подобных мероприятиях, если те подаются им как коллективное обсуждение семейных проблем:

"Мы собрались пройти консультирование, чтобы попробовать справиться с некоторыми из семейных проблем. Ты — важная часть семьи, и мы были бы рады видеть тебя рядом с нами". Как только вы добились взаимопонимания на этом поприще, можно определить причастность близкого человека к культу как одну из проблем, нуждающихся в решении: "Нам нужно поговорить обо всех проблемах, включая и твое участие в этой группе".

Мне удается лучше понять семью, если в ходе консультационных сессий я наблюдаю за людьми в непринужденной домашней обстановке. Содержится ли дом в полном порядке или в нем царит хаос? Как он украшен? Кто те люди, что изображены на фотографиях? О чем мне говорят эти фотографии? Например, если на фотографиях отец всегда изображен с одной из трех дочерей, можно предположить, что у него с этой дочерью наиболее близкие отношения. У членов семьи будут также собственные положительные и отрицательные ассоциации с домашней обстановкой. Если у культиста или какого-либо важного члена команды с домом связаны особенно отрицательные ассоциации, воздействие следует проводить где-нибудь в другом месте — возможно, в доме соседа или близкого друга.



В ходе сеанса по семейному консультированию в рамках ПСВ я задаю участнику культа ряд вопросов, чтобы лучше понять его точку зрения: "Каково тебе было расти в своей семье? Как ты относился к отцу? К матери? К брату?". Помимо выяснения его личных забот, связанных с семьей, я стараюсь добиться взаимопонимания и выявить его докультовое "я".

Моя цель — помочь этому человеку взглянуть на вещи с другой точки зрения. Если культист упоминает, скажем, о какой-либо внутрисемейной проблеме, его культовый менталитет вытесняется семейной системой. Участник культа, например, может сказать отцу: "Папа, ты шестнадцать лет ходил к психиатру, чтобы справиться со своей застенчивостью, но ты и сейчас все такой же робкий". Для отца это благоприятная возможность послужить образцом положительного изменения, вырвавшись из обычной колеи. Он может признать, что зашел в тупик и хочет изменить свое поведение: "Ты прав. То, что я делал, не работает, так что мне, вероятно, следует посоветоваться с кем-нибудь еще и попробовать нечто другое".

Еще одна проблема, часто возникающая в ходе консультирования, — противоречия в толковании духовных вопросов. Приверженец политического культа, например, может выражать недовольство тем, что католические верования его родителей чересчур ригидные (жесткие, консервативные). Если семья склонна к агностицизму, участник религиозной группы может сказать, что им следует иметь больше веры. В обоих случаях я стараюсь напомнить о том, что все мы имеем право выбирать путь духовного развития и степень его углубленности. Полезно, однако, мысленно меняться местами, чтобы удостовериться в разумности своего выбора. Дискуссия в кругу семьи на тему о том, как группа применяет методы социального влияния в процессе саморекламы, способна побудить адепта культа проверить реальность. Суть в том, чтобы сосредоточиваться не столько на самих верованиях, сколько на том, как группа эксплуатирует четыре компонента BITE. В идеале и у приверженца культа, и у семьи появится стимул искать общие сферы согласия и взаимного принятия.

Неплохо устраивать регулярные перерывы. Это позволяет культисту находить время для прогулок, размышлений и уединенной молитвы, а также — в случае его особого тяготения к семье — для общения с близкими. Мой опыт показывает, что некоторые из наиболее важных разговоров происходят именно во время перерывов.

 

ТРЕХДНЕВНОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ

 

Хотя никакой типичной модели реализации основного формального воздействия в рамках ПСВ не существует, полезно планировать его так, чтобы оно заняло три дня. Ниже я схематически описываю основные шага, как правило, предпринимаемые в каждый из трех дней. Чтобы проиллюстрировать эту модель, я опишу один характерный случай. Как обычно, все имена и характерные черты героев этой истории были изменены.

Джен Томпсон, молодая последовательница культа йога-гуру, расположенного в Южной Калифорнии, стала жертвой чрезвычайно интенсивного контроля сознания. Здесь было все: от лишения сна до погружения в ледяную воду, от длительного пребывания в сауне до бесконечной медитации и монотонного скандирования. После того как она пробыла в культе более года, семья прилетела в Калифорнию навестить ее. Там они сумели «подружиться» с лидером и получить для Джен разрешение съездить на восток домой, чтобы получить «опекунские» деньги. Вот тогда-то они и попросили меня подключиться и помочь спланировать воздействие.

Как оказалось гуру, который возглавлял калифорнийскую группу, был изгнан из другого штата, где он пользовался другим именем. Я сумел отыскать дополнительную информацию о нем и узнал, что наиболее привлекательных женщин он использовал как проституток, чтобы добывать деньги для группы. Конечно, члены семьи Джен были очень обеспокоены и хотели что-то немедленно предпринять. К счастью, путем мини-взаимодействия они заронили достаточно сомнения в душу девушки, чтобы она выразила готовность встретиться со мной

 

АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ МЕТОДЫ

 

Вполне может оказаться, что вы попали в такую ситуацию, когда ПСВ по ряду причин применен быть не может. Например, культист не желает идти на контакт или остается невосприимчивым к обращениям семьи. Такое вполне может произойти, если семья когда-то распалась и в настоящее время ни один из ее членов не в состоянии вернуть доверие культиста. Впрочем, если обычные усилия найти общий язык не действуют, можно воспользоваться альтернативными вариантами.

Для начала можно организовать систему взаимной поддержки семей, имеющих близких людей в той же самой группе. Если у культа есть свое предприятие (как, например, у Врат Небес), можно войти в контакт с работниками этого предприятия, не состоящими в культе, и провести серию мини-взаимодействий, чтобы научить их разбираться в специфике данной группы и заручиться их поддержкой. Можно поработать с бывшими адептами этого культа и создать в вашем городе инициативную группу, в задачу которой будет входит просвещение о культах. Я сам и мои коллеги делаем все, чтобы обучить людей, которые хотят активно служить этому благородному делу.

Для привлечения всеобщего внимания к преступной деятельности культов можно также использовать средства массовой информации. Лидеры культов часто идут на все, чтобы создать положительный образ своей организации в глазах общественности. Когда семья Кэтрин Мэзер появилась в мунистском центре в сопровождении журналистов из "Ежедневного шоу" (The Today Show) корпорации Эн-би-си (NBC), чтобы поговорить с дочерью, представителям культа пришлось начать обращать внимание на их требования. Автор программы взял у Кэтрин интервью, из которого стало ясно, что она действует не по собственной воле. Авторы "Ежедневного шоу" решили показать на экране тяжелое положение семьи и обратились ко мне с просьбой сняться вместе с президентом Американской Церкви Объединения (Унификации). Появившаяся в итоге передача стала настоящим кошмаром для культовой пропаганды. Публика увидела семью, разрываемую на части якобы религиозной группой, которая разглагольствует о так называемых "семейных ценностях" и одновременно не позволяет Кэтрин видеть собственного брата.

После этой передачи с семьей связался продюсер другого национального телешоу, который тоже выразил желание сделать о них сюжет. Я предложил семье Кэтрин прикинуться несговорчивыми и посоветовал позвонить тому мунистскому лидеру, с которым они имели дело, чтобы сообщить ему об этом приглашении. Я рекомендовал сказать мунистам, что, если Кэтрин немедленно посадят в самолет и отправят домой, семья не будет участвовать в передаче. Одновременно Кэтрин была очень расстроена тем, что ей не давали увидеться с семьей. Ее отправили домой. Она согласилась на консультирование и через несколько месяцев появилась в "Ежедневном шоу". Она была полна энергии и ясно объяснила то, что с ней случилось, особенно предупредив зрителей об опасности культового контроля сознания. Она закончила свое выступление тем, что призвала семьи "никогда не терять надежду".

Ее родные выступили в роли первооткрывателей. Они показали, как можно использовать средства массовой информации в качестве жизненно важнейшего инструмента спасения. Наш метод оказался действенным, потому что тележурналисты были готовы провести необходимое расследование, выбрали правильный состав действующих лиц и наглядно показали влияние культа на Кэтрин и ее семью. Лишенное энтузиазма участие менее заметной, менее популярной передачи, вероятно, не имело бы такого успеха. Важно также отметить, что мунисты были уязвимы для подобной атаки из-за своей широкой известности в качестве издателей газеты "Вашингтон пост" и владельцев Бриджпортского университета в штате Коннектикут. Очевидно, что мелкий, малоизвестный культ не посчитал бы скандалом посвященную ему передачу.

Не забывайте пользоваться Интернетом, чтобы искать информацию, находить других людей с похожими заботами и распространять сведения о деструктивных культах. Обращайтесь к различным телеконференциям на эту тему (например, alt. religion. unification, alt. religion. Scientology и ex-cult. support). Ищите в Сети последние новости о культах, контакты с их бывшими участниками и экспертами, а также сайты, созданные в защиту культов и против них.

Когда связь прервана, некоторые семьи помещают в Сети страницы, чтобы предать гласности информацию о близких людях. Эффективнее всего, если страница содержит фотографии семьи, друзей, домашних животных, родного дома, а также текст позитивного содержания: "Мы любим тебя. Мы скучаем без тебя. Пожалуйста, позвони, напиши письмо или пошли электронную почту. Мы хотим знать, что с тобой все благополучно". Такой сайт поможет оповестить тех, кто следит за культами (в том числе читателей этой книги) и кто мог бы оказаться полезным.

Если вы собираетесь создать собственную страницу в Сети, постарайтесь соблюдать осторожность и не нападайте на группу с голословными обвинениями. Даже в том случае, если вы в течение многих лет занимаете стойко критическую позицию в отношении культа, лучше всего будет ее смягчить и применить более сбалансированный подход. Недавно дочь одной участницы культа настаивала на создании в Сети страницы с целью разоблачения методов группы, завербовавшей ее мать. Я предложил начать с фотографии, где они с матерью улыбаются, и спокойно, взвешенно изложить свою историю: "Я люблю свою маму. Я не видела ее с прошлого года. Ей сказали, что она не может покинуть группу, а если сделает это, то умрет. Это — пример внушения фобии".

 

ФИНАНСОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ

 

Затраты, связанные с помощью близкому человеку, оказавшемуся в культе, быстро нарастают, и деньги нередко превращаются в препятствие. Семьи с ограниченными финансовыми ресурсами сталкиваются с трудностями, касающимися расходов и возможных вспомогательных источников получения денег. Хотя финансирование воздействия вначале и может показаться безнадежным, обычно находятся способы сделать его осуществимым. Для некоторых это означает найти побочную работу. Для других — превратить акции или другие ценные бумаги в наличные деньги, снять сумму со сберегательного счета или воспользоваться займом.

Отец одного культиста однажды сказал мне, что затраты на попытку воздействия обходятся по крайней мере в стоимость годового обучения в колледже. В частном колледже это может составлять от 20000 до 30000 долларов. Для многих семей имеет смысл использовать деньги, отложенные на колледж, особенно когда участник культа бросил учебу, чтобы последовать за группой. Творческий потенциал и упорство помогут вам найти уникальные способы финансирования. В действительности оно обходится в более скромную сумму, чем те, что были названы выше. Возможно, придется найти забытых членов семьи или друзей, готовых помочь. Вероятно, сначала придется убеждать их, что данный человек находится под влиянием контроля сознания. В некоторых случаях консультанты готовы к переговорам о гибких сроках оплаты или о понижении стоимости своих услуг. За последние годы я много раз предлагал бесплатное консультирование — прежде всего тем, кто добровольно покинул культы и не имел денег или семьи.

Члены семьи, работающие вместе и объединяющие свои ресурсы, могут сократить расходы. В некоторых случаях две или более семей, у которых близкие находятся в одном культе, могут делиться как временем, так и деньгами, проводя друг для друга мини-взаимодействия и групповые семинары. Собирать средства можно и через Интернет, обратившись за помощью к общественности. Некоторые организовывали еще один бизнес, например, связанный с доставкой товаров, заказанных по почте. Существенные суммы денег можно сэкономить путем простого сокращения расходов. Например, члены семьи могут постараться вести междугородные телефонные разговоры преимущественно в течение уик-эндов. Участник команды, знающий компьютер, может обучить других, как пользоваться бесплатной телефонной связью через Интернет. В настоящее время стоимость компьютеров быстро снижается, к тому же их можно арендовать. Чем больше работы вы сделаете сами, тем меньше надо будет платить консультанту. Читая эту книгу, вы уже сэкономили изрядную сумму, которая пошла бы на гонорары за консультации.

Если члены семьи по-настоящему испытывают нужду: они больны, сидят без работы, потеряли состояние, — существует много благотворительныхорганизаций, готовых внести деньги. Некоторые семьи обращаются запомощью в свою церковь или храм. Другой способ заключается в том, чтобы нанять специалиста по обращениям за субсидиями, который будетпытаться установить связь с соответствующими фондами от имени семьи. Я надеюсь, что когда-нибудь Институт свободы мышления (The Freedom of Mind Institute) будет хорошо финансироваться и сумеет помочь тем, у кого крайняя финансовая нужда.

 

Внимание! Деньги — часто тяжелая тема как для культистов, так и для бывших участников культов. Некоторые из них действительно испытывают сильное чувство вины из-за финансовых расходов, которые производит семья. Некоторые из них прямо-таки настаивают на возмещении семье стоимости воздействия. Тем не менее, членам семьи лучше всего избегать обсуждения финансовых проблем, касающихся участника культа. Такие обсуждения обычно ведут его к одному из двух заключений: "Моя семья чересчур приземленная и заботится только о деньгах" или "Моя семья платит слишком много, так что я избавлю их от расхода, если отклоню приглашение". Если кто-нибудь из ваших близких спросит о стоимости, вежливо откажитесь отвечать и скажите, что деньги — не проблема: "Об этом мы не беспокоимся. Мы заботимся только о тебе". К сожалению, я слышал о родителях, использующих проблему денег для манипулирования бывшими культистами и вызывающих у них чувство вины. Это наносит очень большой ущерб и подрывает не только отношения, но и усилия по исцелению.

 

ПОСЛЕ ВОЗДЕЙСТВИЯ

 

Успешное воздействие поможет установить контакт с подлинной личностью человека и освободить ее. К концу консультационного воздействия, если оно проведено должным образом, все чувствуют одновременно усталость и облегчение. В том случае, если участник культа все еще хочет остаться в группе (что маловероятно), члены семьи испытывают разочарование, но их должно поддерживать сознание того, что они сделали для оказания помощи все возможное и достигли определенного прогресса на этом поприще. Полезно подвести итог тому, что этот опыт означал для членов семьи. Если культисту нужно время и уединение для принятия решения, старайтесь поддерживать содержательное общение (телефон, письма и визиты), продолжайте строить новые отношения с ним. Напомните ему, что теперь он располагает ценной информацией о сущности контроля сознания и культовой тактики. Неплохо было бы обсудить его возможную реакцию на то, что культ постарается провозгласить его героем, не поддавшимся на провокацию, и исказит случившееся, расценив воздействие как недобровольное и принудительное. Попросите его всегда помнить, что произошло на самом деле, а не соглашаться с тенденциозным мнением группы.

Если близкий вам человек решает оставить группу, все равно остается много неотложных дел. Простой физический уход из культа не обязательно решит все проблемы. Бывшим культистам требуется время, чтобы заново приспособиться к жизни вне группы и найти ответы на вопросы, возникшие в связи с возвращением к нормальной жизни. Такой период переоценки ценностей может быть благотворным, но это трудный процесс, и члены семьи должны быть рядом, чтобы оказывать поддержку. Большинство людей, покинувших культы, получают немалую пользу от нескольких консультационных сессий, проведенных после их ухода из группы. Другим требуется более интенсивная помощь. Они могут обратиться к психотерапевту, провести время в реабилитационном центре в Веллспринге, штат Огайо, или посетить аналогичное заведение, которое планирует создать в штате Массачусетс Институт религиозных исследований в Новой Англии (NEIRR),

Деструктивные культы учат своих адептов блокировать информацию и подавлять чувства. Человек, вышедший из культа, должен восстановить связи с миром и с самим собой. Напомните близкому человеку, что знание — сила и что эмоции подсказывают нам нечто важное о реальности. Поощряйте его заниматься самообразованием по поводу случившегося с ним: читать, размышлять и прислушиваться к собственным чувствам — например, к чувству фрустрации, чтобы подходящими способами "спустить пар". Чем больше он открывается перед вами, тем скорее вы сможете сообща определить, что мешает окончательному исцелению.

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.