Сделай Сам Свою Работу на 5

Дерючева В.А. (Москва), Шевчук В.Ф. (Ярославль)

Общепринятое определение психокоррекции, которая понимается как система мероприятий по исправлению недостатков психологического развития или поведения человека с применением специальных средств психологического воздействия (4) или как комплекс клинико-психолого-педагогических воздействий по выявлению и ликвидации недостатков в развитии психических функций и личностных свойств, имеющихся у детей (3) предполагает ориентирование психологов в процессе психокоррекционной деятельности на определенную норму: психическую, психофизиологическую, психологическую, нарушение которой безусловно выражается в заметных отклонениях; определенный уровень таких отклонений делает их «пригодными» для психологической коррекции. На этом этапе практический психолог должен решить первую проблему - четко и недвусмысленно диагностировать «не норму» в поведении подростка. Проблема заключается в том, что норма в психологии, физиологии, педагогике по отношению к поведению - это разные по содержанию понятия и свести их воедино не представляется возможным. В психокоррекционном плане следует исходить из того, что «между нормальным типом поведения, нормальным характером и патологическим характером, отмеченным явно болезненными чертами вроде безволия, безмерной активности, чрезмерного увеличения аффектов, гнева и страха, резко выраженной внушаемости, навязчивых мыслей и действий и т.п., располагается неизмеримое количество переходных ступеней от здорового к больному характеру (1, С.26). Поэтому за норму в поведении по умолчанию относительно критериев обычно принимают что-то среднее и часто встречающееся. Точка зрения с научных позиций неправильная; критериев нормы нет, а то среднее, что по умолчанию принято считать за норму, также непостоянно и меняется в зависимости от социально-экономических, политических, конфессиональных, форсмажорных, наконец, обстоятельств. Многие психиатры, по мнению В.П.Кащенко, вообще отказываются делать различия между психопатами и нормальными людьми с психопатическими чертами. Профессиональный опыт все же позволяет психиатрам с достаточным приближением к истине определить разницу. Но как определить нормативность в поведении человека по таким критериям высшего порядка, как патриотизм; непатриотичность молодежи вчера сегодня выдается за любовь к Родине? Идеалы изменчивы, но они являются единственным критерием нормативности в поведении и их следует неукоснительно соблюдать! Поэтому, даже часто встречающаяся форма поведения может не являться критерием нормативности, тем более, что асоциальное и даже антисоциальное (преступное) поведение становится для огромных регионов страны основной, доминирующей формой регулирования отношений между людьми. Неопределенность нормативности заставляет психологов предлагать такие же неопределенные признаки «нормальной» личности: интерес к внешнему миру, наличие смысла жизни и жизненной философии, существование иерархии ценностей, способность с юмором принимать и оценивать действительность, соответствие поведения нормам общества и подчинение общественным целям и др. Все перечисленные признаки являются нормальными у нормального преступника в ненормальных социальных условиях, которые государство не может регулировать. Нормы общества, на которые часто ссылаются, критерием могут и не являться, так как любое государство заинтересовано в нормативном поведении, которое не должно оказывать сопротивление стратегии развития. Поэтому преступное поведение, которое является массовым в разрушенных государственных институтах и в силу этой самой массовости может диагностироваться как нормативное на самом деле является преступным и иным быть не может.



Вторая проблема вытекает из необходимости оценить отклоняющееся поведение. Оценка возможна только в том случае, когда имеется какая-то совокупность формализованных признаков или показателей. Исследования В.Ф.Шевчука показали удивительную тенденцию - увеличение количества показателей отклоняющегося поведения после революции 1917 года в десять и более раз, в основном в педагогических и психологических публикациях (6). Это связано, вероятно с тем, что психическая неустойчивость, как чрезвычайно распространенное явление во все времена, сейчас привлекает особенное внимание, иногда принимающее степень гиперболы. В то же время необходимо понимать, что психическая неустойчивость, как показатель отклоняющегося поведения, требующего психологической коррекции, всегда понималась неоднозначно: под нее подводят повышенную внушаемость, неразвитость волевых процессов, неустойчивость настроения и т.д. Поэтому в зависимости от пристрастий или профессиональной компетенции исследователи и практики психическую неустойчивость обуславливают лабильностью эмоциональной сферы, особенностями волевой сферы и др. Хотя известно, что динамика неустойчивых личностей во многом зависит от влияний внешней среды и в гораздо меньшей степени - от самой личности (2), (5). Препарирование любого явления иногда приводит к его чрезмерной оценке, а это часто выводит последующих исследователей на необходимость дальнейшей детализации данного показателя, явления. Так создается миф о важности какой-то, в сущности, мелочи, присущей всем подросткам - здоровым и больным, например, озорство; этот показатель уже не раз тиражировался в исследованиях как характеризующий отклоняющееся поведение, хотя еще никто не смог описать «допустимое» и «недопустимое» озорство.

Третья проблема заключается в том, что является предметом психологической коррекции, потому что характеристики первичного обращения к психологу в разное время различные. Вероятно, частота обращений по тому или иному поводу может являться решением данной проблемы, но не всегда; часто можно наблюдать репродуцирование каких-то поводов в силу, например, моды, а это никак не может соответствовать истине и осложняет практику корректирования поведения из-за своей искусственности. Тем не менее, социально-экономические условия в данный момент вычленяют конкретные проблемы. Например, в последние два-три года поводы первичного обращения подростков к психологу распределились следующим образом:

- проблемы общения и взаимоотношений со сверстниками (38%);

- нарушения детско-родительских отношений (проблемы семейных взаимоотношений) (32%);

- снижение успеваемости и нарушение учебной мотивации (18%);

- психологическое состояние (12%).

Это не означает, что таких поводов к обращению за помощью к психологу ранее указанного срока не было; во-первых, они были не так распределены в процентном отношении, а, во-вторых, они не обладали такой активностью. Отсюда вытекает достаточной прозаичный вывод: нарушения какого-либо характера постоянно меняются и специалисты должны обладать достаточной гибкостью, что достигается теоретической и методической подготовкой.

 

Литература

1. Кащенко В.П. Педагогическая коррекция: Испр. недостатков характера у детей и подростков: Кн. Для учителя.-2-е изд.-М.: Просвещение, 1994.-223 с.

2. Лебединский В.В. Нарушение психического развития у детей. М., 1985.

3. Мамайчук И.И. Психологическая помощь детям с проблемами в развитии.-СПб.: Речь, 2001. - 220 с.

4. Осипова А.А. Введение в теорию психокоррекции. - М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: МОДЭК, 2000.-320 с.

5. Рабочая книга школьного психолога/Под ред. Дубровиной И.В. М., 1991.

6. Шевчук В.Ф. Поведение личности: педагогические и психологические проблемы, Ярославль, 1991. - 155 с.

 

РЕСУРС «ИДИОТИЗМА»

Ефимкина Р., Новосибирск

Как нам, психоконсультантам, быть умными, и при этом не быть идиотами, и при этом присоединяться к клиентам – как же нам работать?!

Вопль психоконсультанта

 

Сразу договоримся, что речь пойдет о здоровых людях, которые, однако, приходя на индивидуальную консультацию или на групповой психотерапевтический тренинг, заявляют о своем страхе сойти с ума. Мы уже обращались несколько лет назад к близкой теме[5]. Тогда мы сами не до конца понимали, чем заинтересовали нас стратегии идиота (князя Мышкина). Но когда, словно сговорившись, несколько клиенток подряд заявили о своей проблеме одинаковыми словами: «Боюсь, что я сошла с ума» - нам подумалось: а вдруг в сумасшествии есть ресурс? Тогда в чем он и как получить к нему доступ, оставаясь при этом, однако, здоровым человеком?

В данной статье мы намерены прокомментировать индивидуальные терапевтические сессии на тему сумасшествия и сравнить его с мифами о безумцах, как древними, так и современными. На наш взгляд, это поможет нам понять суть явления.

Для справки

Клиенты не особенно разделяют понятия «сумасшедший», «идиот», «дурак», употребляя их как синонимы, поэтому проясним значение всех приведенных слов, чтобы прояснить для себя эту многоликую субличность. Итак, «сумасшедший – (1) страдающий душевным, психическим расстройством; умалишенный. (2) Утративший способность здраво рассуждать, поступающий необдуманно, безрассудно»[6]. Идиот – в первом значении «человек, страдающий идиотией, слабоумием». Во втором (просторечное, бранное) – «дурак, болван, тупица»[7]. Смотрим дальше: «дурак – (разг.) глупый, тупой человек, а также помешанный, юродивый»[8]. Наконец, «юродивый – (устар.) психически ненормальный; блаженный, аскет-безумец или принявший вид безумца, обладающий, по мнению религиозных людей, даром прорицания»[9].

Один из самых стойких социальных стереотипов – «сумасшествие – это плохо». Причем, плохо не само по себе, а в силу неприятия обществом. На сегодняшний день если кто-то рискует быть сумасшедшим, то нарушает одну из важнейших норм. Разум – это, прежде всего, ответственность и контроль. Безответственного человека, вышедшего из-под контроля, немедленно записывают в маргиналы[10] – он опасен для общества, потому что поведение его непредсказуемо («Не то чтоб разумом моим / Я дорожил; не то чтоб с ним / Расстаться был не рад: / Когда б оставили меня / На воле, как бы резво я / Пустился в темный лес!.. /Да вот беда: сойди с ума, /И страшен будешь как чума, /Как раз тебя запрут, /Посадят на цепь дурака /И сквозь решетку как зверка /Дразнить тебя придут»[11]).

В социуме одной из главных ценностей является разумность, а утрата разума воспринимается как несчастье. Человечество стало разумным не так давно, но именно это позволило ему выделиться из природы и стать «господином» над ней и над самим собой. Разумеется, это палка о двух концах: за то, что интеллектуальный «орган» переразвит в ущерб остальным, мы уже сегодня платим экологическими катаклизмами. Чтобы достичь баланса или хотя бы как-то сдвинуть этот дисбаланс с мертвой точки на уровне индивидуума, мы предлагаем осмыслить вторую, угнетенную часть нашей натуры – «неразумную».

Персонаж карт Таро «Дурак»

Карты Таро называют архетипическими, так как они отражают универсальный, «общечеловеческий» опыт и основные модели развития человека Причина их непреходящего очарования (более 500 лет!) в том, что сведения карт при раскладе странным образом совпадают с текущей ситуацией. Хотя у современного человека в распоряжении находятся инструменты научного познания мира, внутренний мир человека по-прежнему остается загадкой, в нем не работают причинно-следственные законы материального мира. Зато они напоминают нам мифы, описывающие жизнь человека как путешествие, своего рода лестницу, ведущую к более высоким уровням сознания[12].

Двадцать две карты, называемые Старшими Арканами Таро, представляют собой серию изображений, отражающих различные стадии этого путешествия. Двадцать одна карта имеет свой номер, но карта «Дурак» – особая, без номера. На ней изображен безумный юноша, в экстатическом забвении занесший ногу над пропастью. Он завис, находясь одновременно в двух состояниях: одна нога на твердой почве – и удерживает его на тверди земной, таща за одежду, не кто иной, как собачка, олицетворяющая собою инстинкт самосохранения. Другая нога, как мы уже заметили, занесена над пропастью – символом неизвестности, в которую мы рвемся, стремясь обрести свободу. Вечная развилка, перед которой стоит человек, выбирая свой путь: свобода (но при этом и одиночество) или же единение (но при этом зависимость)!

Это карта, с которой начинается путешествие жизни. По описанию Дурак сильно напоминает новорожденного. Действительно, родившийся человек в каком-то смысле «дурак», не имеющий ни опыта, ни даже минимальных средств человеческого общения в виде речи – иначе говоря, не социализованный. Ему предстоит стать «умным» - усвоить те правила, по которым живут и взаимодействуют между собою люди. Самое первое правило, которое мы усваиваем еще в бессознательном возрасте – «не будь с краю». Засыпая, мы слышим слова колыбельной: «Баю-баюшки-баю, не ложися на краю, придет серенький волчок и укусит за бочок, унесет под кустик и домой не пустит», что в переводе с «марсианского» означает: «не будь маргиналом, сынок»[13].

Дурак – типичный маргинал. Еще раз посмотрите на карту – юноша занес ногу над пропастью, он стоит на самом краю! Быть «с краю» – значит быть не таким, как все. Асоциальными «разрешается» быть только малым детям, сумасшедшим и преступникам, причем, все три категории, как мы уже сказали, предпочтительно держать под присмотром и контролем.

В словаре символов «Дурак» рассматривается как сверхсознание: «Это горемыка, все состояние которого заключается в тощем узелке, - символе бессознательного, безответственности и подчинения неосознанным влечениям. Истолкование при гадании: устремление во власть слепых инстинктов и страстей. Безответственность, безрассудство, рабство, утрата свободы волеизъявления. Безразличие, бесчувственность, беспечность»[14].

Однако в карте «Дурак» есть и другая символика – «в ней заключен изначальный хаос всех космогонических систем – то исходное сырье, из которого Демиург начинает творить свои миры. Это не остывшая еще лава, которой предстоит спустя миллионы лет превратиться в платформу; это темные воды, над которыми летает Дух Божий; это сырая глина, не ставшая еще кувшином» [15]. Не правда ли, данное поэтическое описание архетипа «Дурак» является не чем иным, как описанием бессознательного?

Мифы и сказки

Юнг первым заставил нас взглянуть на мифы и сказки как на отражение коллективного бессознательного. Бессознательное – та самая первичная материя, из которой возникают и развиваются сознание и эго личности. Чтобы в нашем сознании, этой крошечной вершине айсберга над огромной скрытой под водой глыбой бессознательного, возникло что-то новое, какое-то малюсенькое приращение, «общество переворачивается с ног на голову, возникают крестовые походы, рождаются новые религии, и в результате мощных потрясений целые империи превращаются в руины»[16].

На наш взгляд, именно сейчас более чем когда-либо актуально реабилитировать «дурака» – понять его ресурс и важность для выживания. Человечеством давно уже адаптированы такие божественные простаки, как Тиль Уленшпигель, который не боится попросить короля поцеловать его в зад; наивный Парсифаль, предназначение которого после тяжких испытаний и долгого пути обрести святой Грааль[17]; все шекспировские шуты, позволяющие себе говорить правду власть имущим; Иванушка-дурачок, побеждающий самых умных и коварных героев.

Однако, похоже, этого недостаточно. Каждое новое поколение создает свои собственные мифы, в которых снова и снова ищет ответа на вопрос человеческого существования.

Культовая песня тинэйджеров «Я сошла с ума»

Вот один из мифов нового времени - песня группы «Тату» «Я сошла с ума», которая не выходит из тройки лучших хитов больше года – с чего бы это? Какие пласты подросткового (и не только) бессознательного задевает непритязательный текст, в котором пресловутая фраза – «я сошла с ума» - повторяется 24 раза?

Девочкам по 15 лет, они любят друг друга («мне нужна она») – вот, собственно, и все. Однако пресса сравнивает песню с открытием новой земли: «Самая яркая и неожиданная сенсация уходящего года - дуэтный проект "Тату". Их появление на эстраде можно сравнить только с открытием новой земли - юные исполнительницы буквально взорвали "Русскую десятку" MTV своим дебютным видео "Я сошла с ума"… Их искренность граничит с вызовом и шокирует неподготовленного слушателя»[18].

Новое, как это всегда бывает, несут молодые, подтверждая тем самым, что конфликт отцов и детей вечен. Похоже, здесь мы имеем дело с тем самым «приращением» к общественному сознанию – оказывается, можно любить и представителей своего пола.

«Все нормально. Не надо психовать и травиться валидолом. Ну, хочется подурить, а почему нет? Ведь у нас всего-то выбора: мальчик или девочка. Другого для любви не дано. Геи - уже неинтересно. Борис Моисеев всех распугал. А вот до лесбиянок наш шоу-бизнес только в этом году додумался. Видать, хитрые продюсеры посмотрели "Покажи мне любовь" и выдали "Тату". Да так, что теперь в метро невозможно ездить. Девицы сидят напротив друг друга, в упор рассматривают, начинают губки облизывать. А в мозгах шумит: «Я сошла с ума»… (журнал «Молодой», январь 2000 «"ТАТУ" и все такое…»).

Сила песни – в прецеденте: нарушен один из самых стойких, освещенных веками социальных стереотипов гетеросексуальности. А сила нимфеток – в «невменяемости»: добровольное признание «я сошла с ума» обезоруживает («Мама-папа, прости…»).

Фильм «Идиоты»

Еще один социальный шок - фильм «Идиоты» Ларса Фон Триера (1998, Дания). Он снят ручной камерой, наподобие документального – хроника одной коммуны «идиотов», которые наотрез отказываются жить по «нормальным» законам общества. Молодые люди развлекаются тем, что имитируют поведение слабоумных. Это позволяет им эксплуатировать снисходительность и жалость людей и пользоваться многочисленными привилегиями: бесплатно посещать рестораны, бассейн, экскурсии и т. п.

Их лидер пытается подвести под их поведение идеологическую базу: «В чем смысл этого общества, которое становится все богаче и богаче? Но никто от этого не становится счастливей. Еще в каменном веке все идиоты вымерли. Сейчас это не должно повториться. Быть идиотом – это роскошь и это шаг вперед. Идиоты – это люди будущего. Если только человеку удается найти идиота, своего собственного идиота – он счастлив…»

Совершенно случайно к компании примыкает Карен, у которой только что умер новорожденный ребенок. Об этом зритель узнает в самом конце фильма, и тогда станет понятным равнодушие Карен к тому, где, как и с кем жить. Однако на протяжении всего фильма она задает «идеологу» коммуны «нормальные» вопросы: «Зачем они это делают? Есть же и настоящие больные? Мне жаль тех людей, которые, в отличие от нас, лишены рассудка. Как можно оправдать эту игру в идиотов?» И еще: «Я бы только хотела понять… почему я здесь?» И тот отвечает: «Может быть, потому, что в тебе сидит маленький идиот и стремится выйти наружу и найти себе компанию, как ты думаешь?»

Для главной героини это не игра, а совершенно новый, счастливый образ жизни. Новизна в том, что, оказывается, можно не относиться с трепетом к дорогой черной икре, а есть столовыми ложками и даже раскидывать по сторонам (Карен: «Это дорогая еда, многие люди голодают!»). Можно обманывать, если опасно говорить правду, можно настаивать на своих правах.

Базовые права человека – право на существование, на территорию и защиту ее, на потребности и их удовлетворение, на любовь – Карен, как и множеству людей, трудно воспринимать как данность. До сих пор она жила в том убеждении, что счастье надо заслуживать, в противном случае возникает чувство вины. Со слезами на глазах Карен признается: «Мы здесь так счастливы. Я не имею права быть такой счастливой!» Одна из «идиоток» успокаивает ее: «Имеешь. Конечно, имеешь. Имеешь право быть здесь и быть счастливой. Ты мне веришь? Веришь?» – «Да. Верю. Да».

Наконец, главный герой предлагает членам «коммуны» выйти «в народ» – начать «валять дурака» в реальной жизни. Те неохотно соглашаются, бросают жребий, но в реальной жизни – на работе или в семье – никто из них не рискует быть маргиналом, нарушить социальные ожидания и тем самым получить неодобрение окружающих. И тогда именно Карен решается на эксперимент – вернуться в собственную семью и вести себя по-идиотски: «Быть идиоткой вместе с вами – это, возможно, лучшее, что со мной было. Увидим, смогу ли я доказать, что все это имело смысл».

Пригласив с собою «эксперта», она возвращается в свою квартиру. Многочисленные родственники, включая мужа, не проявляют ни радости, ни удивления, увидев ее. Все садятся за стол. При первых же признаках «дуракаваляния» ее муж, не сказав ни слова, отвешивает ей оплеуху и продолжает есть. Все делают вид, что ничего не произошло. Девушка-эксперт встает и говорит: «Достаточно. Пойдем отсюда, Карен». Конец фильма.

Все так красноречиво ясно, что, вроде, и не нуждается в комментариях. Старая поговорка – «хлеба и зрелищ» верна только в такой последовательности: сначала хлеба, а потом уж зрелищ. То самое буржуазное общество, против ценностей которого протестуют молодые «идиоты», достаточно сытое, чтобы позволить себе «зрелищ». Когда «нижняя» ступенька пирамиды Маслоу – витальные потребности – удовлетворена, люди могут позволить себе быть такими «идиотами», что замахнуться на удовлетворение «высших» потребностей – к примеру, безусловно любить и принимать друг друга такими, какие есть. Верно и обратное: в семье Карен утонченность «идиотизма» – непозволительная роскошь, за которую наказывают.

Передача «Скрытой камерой»

По сути, это «идиотизм» – идти против социальных стереотипов. Однако не идти - значит подвергнуться стагнации, застою.

Когда речь идет о зрелищах, то очень ярко проявляется разница в культурах двух обществ: американского и нашего. Взять, к примеру, передачу «Скрытой камерой», где люди сняты в самых «дурацких» проявлениях, и при этом большинство из них счастливо, узнавая, что попали на экран. Сравним с передачей Комиссарова (наш вариант «скрытой камеры», несколько лет назад шедший по ТВ): девушка заходит в переполненный общественный транспорт с надетым обручем, дающем ей личное пространство, и на нее обрушивается шквал агрессии пассажиров. А между тем речь идет о психологическом базовом праве на собственную территорию и ее защиту… В другом сюжете балерина в пачке и пуантах с пластинкой «Лебединого озера» подмышкой звонит в двери квартир незнакомых людей и просит позволить ей порепетировать танец...

Про что эти передачи? Когда с экрана посредством видеосюжета к нам обращаются с призывом: «Люди, будьте глупыми!» - мы воспринимаем это как: «Люди, не бойтесь экспериментировать, пробуйте нетрадиционное, забудьте про условности, раскройте свою творческую часть». Именно это мы предлагаем попробовать нашим клиентам на терапевтических сессиях. Порой они кажутся театром абсурда, кажется, что, подобно Дураку в картах Таро, мы сделаем шаг вперед и полетим в пропасть, но странным образом именно на этом пути мы обретаем жизненную силу, энергию к новым свершениям и, самое ценное, утраченную радость бытия.

Психоконсультационные сессии

Надо заметить, что участники, впервые попавшие на психологические групповые тренинги, испытывают тревогу по поводу того, что окружающие назовут их «психами», а все мероприятие - «дурдомом». И. Ялом объясняет этот феномен тем, что в группах поощряется исследование процесса[19]. В нашей жизни позволяется комментировать процесс только родителям во взаимоотношениях с маленькими детьми. Однако среди взрослых комментирование процесса представляет собой табуированное социальное поведение, считающееся проявлением грубости и наглости. Когда члены группы слышат комментарии по процессу, в них пробуждается тревога, сопровождающая социализацию. Тем не менее, взаимодействие на уровне процесса, а не содержания, является одновременно пугающим и захватывающим, оно «есть блок питания группы»[20] именно потому, что группа – единственное место, где можно быть самим собой, не оглядываясь на социальные нормы. То, что в социуме называется «идиотизм», в группе может расцениваться как аутентичное поведение.

А теперь давайте обратимся к материалу психоконсультационных сессий, в которых люди, теперь уже на индивидуальном уровне, осваивают свою отторгнутую ими субличность, которую они называют «сумасшедшей».

Сессия Светланы, 21 год

Мы намерены привести протокол сессии полностью, изменив только имя и некоторые узнаваемые детали. Это была короткая десятиминутная сессия в рамках обучения психологическому консультированию студентов выпускного курса.

К: У меня такая проблема. Я живу не вместе с моей мамой. Когда я начинаю с ней разговаривать, она обзывает меня: «Ты сумасшедшая! Психически ненормальная!» И это бывает практически каждый раз, когда мы встречаемся, в том числе по телефону. И у меня каждый раз начинается истерика, я уже боюсь, что правда сойду с ума. И вот вчера она приехала – и я жду: ну когда же, когда же она скажет, что я сумасшедшая! И чувствую – сама уже сейчас начну на нее кричать, чтоб она назвала меня сумасшедшей.

П: Чего ты хочешь?

К: Хочу, чтобы я спокойно реагировала на эти слова. Научи меня.

П: Ты хочешь, чтобы я научила тебя? О чем вы говорили вчера, например?

К: Вчера она не обзывала меня сумасшедшей. Вчера она говорит: «Ну ты же мой малыш!» А я ей (встает в гордую позу, ноги расставлены, правая рука в бок): «Какой я тебе малыш?! Я не малыш!» – «Нет, малыш».

П: Что ты чувствуешь в этот момент?

К: Мне кажется, что она унижает меня, я чувствую слабость, ничтожность, свою незначительность, мелочность своего существования, что-то такое, будто я комар (правой ногой топает и как бы раздавливает каблуком насекомое).

П: Это мама тебя так?

К: (кивает, левой рукой держится за грудь).

П: Где живут это чувства?

К: (ссутулившись, показывает на грудь двумя руками) Даже сейчас внутри дрожь такая, что-то то горячее, то холодное.

П: Что хочешь сделать с этим состоянием?

К: Хочу, чтоб его не было, чтоб я не была настолько зависима от мамы, от ее слов. Я уже начинаю глючить, что это из-за ее слов такое чувство, что я сошла с ума.

П: Побудь сумасшедшей или сделай, скажи что-нибудь сумасшедшее. Только не забывай, что нельзя увечить людей и портить имущество. Что ты такое делаешь, за что мама называет тебя сумасшедшей?

К: (плачет).

П: Что с тобой сейчас происходит?

К: Не хочу быть сумасшедшей! Я просто боюсь быть сумасшедшей…

П: Что тогда с тобой будет?

К: В дурдом попаду.

П: И что тогда?

К: Докатилась! Не хочу в дурдом.

П: Да побудь сначала в роли сумасшедшей, прежде чем отказываться. Давай поисследуем в безопасной обстановке, что тебя так пугает. Что там, в дурдоме?

К: Шизики всякие… (смеется) по стенам лазят (группа смеется).

П: Залезь на стену (смех в группе, одна из участниц запирает дверь. П., с иронией): Да, вдруг кто зайдет, нечего нормальным людям пользоваться привилегиями сумасшедших.

К: (ставит стул к стене, садится лицом к стене, поднимает ноги, разводит их в стороны и упирается каблуками в стену).

П: Что ты сейчас чувствуешь?

К: Я такая важная, взрослая.

Т: Тебе что-то напоминает эта поза?

К: (смущается. Группа смеется).

Комментарий

Это типичная сессия, которую автор относит к жанру «психологическая инициация»[21]. Так мы называем явление, когда отмирают менее адекватные и неактуальные условия жизни и возрождаются обновленные и более соответствующие статусу индивидуума. Клиентке требуется трансформироваться, «вырасти», повзрослеть, то есть сепарироваться от власти мамы. Попытки стать взрослой сопровождаются чувством вины перед мамой. Клиентка ведет себя амбивалентно: с одной стороны, она стремится к эмансипации, с другой – использует маму как средство удержания себя в детской роли как можно дольше. Когда мы во время психологической сессии исследуем, в чем заключается «сумасшествие» клиентки, то символически она изображает его в виде позы, характерной только для двух ситуаций (ассоциации, которые члены группы привели в ходе шеринга): сексуальная поза либо поза в кресле гинеколога. И то и другое является атрибутом «взрослой» жизни женщины. Как правило, именно это новообразование юности дается с трудом – мама бессознательно тормозит дочь на пути взросления, отчасти из желания облегчить жизнь последней, отчасти из чувства соперничества. Контакт девушки с матерью возможен только невротический – через надевание на себя ярлыка «сумасшедшей». Тогда очевиден ресурс «сумасшествия»: это разрешение себе делать шаги на пути взросления, а именно: вступать в сексуальные контакты, при этом сохраняя удовлетворяющие отношения с матерью.

Сессия Наташи, 26 лет

В другой сессии тема сумасшествия представлена опосредованно. Клиентка обозначила свою проблему как страх рожать второго ребенка, потому что тогда она не справится с домашними обязанностями. Она живет вместе с мужем и сыном, а также родителями и бабушкой. Бабушке 83 года, после инсульта она слабоумная, и клиентка сочувствует ей, одновременно испытывая панический страх. Мы предложили ей технику расстановки семьи, но поскольку это была индивидуальная, а не групповая работа, то мы использовали подсобный материал – камни. Мы приводим лишь отрывок протокола, имеющий отношение к рассматриваемой теме:

Т: Расставь вот эти камни так, как если бы это были члены твоей семьи. А теперь побудь на месте каждого члена семьи.

К: Я – бабушка (пауза). Странно, но я не чувствую ужаса…

Т: А что чувствуешь?

К: У меня другой мир, свой собственный, не похожий на мир других людей. Меня не интересуют те вещи, которые занимают здоровых людей, это все суета… Мне хорошо, спокойно.

Т: Вернись в свою роль. Что чувствуешь?

К: Удивление. Я поняла, что это мои чувства страха и жалости, потому что это мне страшно было бы попасть в такое состояние, и я переношу его на бабушку.

Комментарий

Это тоже случай встречи клиента с тем социальным стереотипом, что сумасшедший – несчастный человек. Клиентка не различает свое собственное состояние с состоянием 83-летней бабушки, проецируя на нее свой страх. Во время сессии ей удалось отделить свои чувства от чувств другого человека и по-новому взглянуть на свою собственную жизнь. Она почувствовала себя свободной от чувства вины перед бабушкой за свое здоровье. Суть инсайта: можно быть счастливой и проживать свою жизнь полно, несмотря даже на то, что другие люди рядом живут по-другому.

Сессия Ирины, 30 лет

На женской группе одна из участниц рассказывала о своих отношениях с критикующей свекровью: «С тех пор, как я вышла замуж, я забросила горнолыжный спорт. Денег жалко на инвентарь, потому что если я куплю лыжи, то свекровь меня осудит, мол, есть покупки и поважнее».

Если непременно настаивать на своем, то человеком легко манипулировать, называя его поведение глупым. Я предложила ей не протестовать против упреков свекрови и не оправдываться, а соглашаться словами «да, я дура».

Т: Поставь эту сцену.

К (Озвучивает свекровь»: Ну не дура ли ты, купила горные лыжи вместо того чтобы…» – «Да, мама, вы правы, сейчас я и сама вижу, что дура». – «К тому же весна на улице, когда ты кататься-то будешь?!» – «Ну, точно, ну не дура ли я? Ох, я и дура!» – «(Примирительно): Ну ладно, что уж теперь. Не продавать же…»

Комментарий

Если искать аналоги, то вспоминается сказка «Сивка-бурка», в которой Иванушка-дурачок в силу своей легальной «дурости» предоставлен самому себе в принятии решений. Это, безусловно, ресурсное состояние, так как он не расходует силы на бесплодную борьбу со старшими «умными» братьями. Достаточно того, чтобы самому критично осознавать свою «дурацкую» часть – то есть оставлять в жизни место экспромту, риску, ребячеству, чтобы жизнь не превратилась в мрачное исполнение долга.

Заключение

Воркшоп «Ресурс идиотизма»

Данная статья была опубликована в 2001 году[22] с открытым финалом. Год спустя, в июле 2002 года, в рамках психологического Интенсива под Новосибирском нами был проведен воркшоп с одноименным названием. За основу было взято упражнение, с которым автор познакомился на занятиях по актерскому мастерству в группе Татьяны Миникес. Суть в том, что группа разбивается на подгруппы по 4-5 человек, которые заранее договариваются о «диагнозах», делают в течение 5-7 минут импровизированные костюмы и под музыку на сцене показывают сцену «Больные в очереди в кабинет психиатра». Поскольку участниками воркшопа являлись психологи, то проблем с «диагнозами» не возникло. После выхода всех подгрупп был проведен шеринг, в ходе которого каждый из участников ответил на вопрос: «Как это относится к твоей собственной жизни?»

Нам хочется завершить экскурс в «идиотизм» рассказом о собственном ресурсе, о том, как это относится к нашей собственной жизни. Как-то на индивидуальную сессию пришла совершенно «сумасшедшая» клиентка – кричала, падала на грязный пол в белой кружевной кофточке, не слышала обращенных к ней слов. Клиенты с патологией находятся вне сферы нашей компетенции, однако это не была патология. Веря в то, что клиенты прекрасно считывают информацию с психоконсультанта и приходят с темой, близкой самому консультанту, мы очень озаботились происшедшим. Во время супервизорской сессии мы обратились за помощью к супервизору: «Почему именно ко мне пришла такая клиентка?!» И он ответил: «Может, для того, чтобы ты научилась общаться с любыми людьми?»

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.