Сделай Сам Свою Работу на 5

Принципе Товстоногова, столь отчетливо проявленном

в ≪Океане≫, проверенном в ≪Поднятой целине≫, ≪Моей старшей

сестре≫, в спектаклях своеобразного драматургического построен

и я —таких, как ≪Зримая песня≫ (поставленный в 1964 году со

студентами Ленинградского государственного института театра,

музыки и кинематографии) и особенно в спектакле ≪Правду!

Ничего, кроме правды!..≫, сплавились многие традиции советского,

А шире —русского реалистического театра с новейшими

Достижениями театрального искусства нашего времени, более

Всего ценящего свою общественную, гражданскую функцию.

В зависимости от уровня драматургии, от тех или иных подчас

Случайных театральных обстоятельств результаты могли быть

Неравнозначными, но творческий принцип действовал безотказно.

Еще и еще раз творческий метод Товстоногова продемонстрировал

Свою художественную действенность в спектакле, ко52

Торый во многих своих компонентах восходит к высшей художественной

глубине и простоте, —в ≪Беспокойной старости≫

(заметим, что этот спектакль, пожалуй, недооценен в нашей

Критике).

Перед ≪Беспокойной старостью≫, премьера которой прошла

В апреле 1970 года, Товстоногов в октябре 1967 года выпустил

спектакль ≪Правду! Ничего, кроме правды!..≫. Пьесу написал

драматург Д. Аль по документам позорно известного ≪суда≫

Над Советской властью, устроенного американским конгрессом.

Пьеса носила строго документальный характер, по жанру

Была публицистической хроникой. Спектакль имел длительный

Успех.

Впервые Товстоногов обратился к жанру документальной

Драмы, довольно распространенному в эти годы. В спектакле,

В соответствии с документальной природой пьесы, достигалась

Полная иллюзия подлинности: начинавшие представление служащие

комиссии конгресса говорили на английском языке, оформление,

Захватывая ложи театрального зала, как бы превращало



Весь зал в реальное место происходящих событий.

Вместе с тем режиссер резко нарушал это заданное правдоподобие,

Приближая театральное действие к открытому публицистическому

Диспуту. Вел спектакль К. Лавров, представительствовавший

От имени театра, от имени нашего времени. Он

Сидел в зале и из зала вмешивался в ход действия, комментируя

Его, давая исторические справки.

Спектакль был интереснейшим опытом постижения документальной

Драматургии, которую Товстоногов сливал с дорогими

Ему мотивами, затрагивавшими проблему личности и истории.

Сарказмы спектакля, его трагедии и фарсы вырастали из вопиющего

Несоответствия действий героев и объективного хода истории.

Опыт с документальной драмой был интересен, но ощущалось,

Что этот материал в своей драматургической структуре

Не слишком близок режиссеру, ибо лишает его возможности

Исследовать диалектику самого характера человека. История

Уже расставила свои оценки, театр передал их —то лирической,

То гневной интонацией Ведущего, сатирической краской

В изображении председателя, почти цирковой буффонадой в изображении

Брешко-Брешковской, ≪бабушки русской революции≫,

Но большего сделать не мог, ибо образы пьесы были лишены

Внутреннего движения.

В 1967 году Товстоногов выпускает пьесу В. Розова ≪Традиционный

сбор≫, в 1968 —пьесу А. Арбузова ≪Счастливые дни

несчастливого человека≫. Оба спектакля, отмеченные уверенной

Манерой режиссера, вдумчивым проникновением в духовный

Мир героев, обладавшие рядом актерских работ высокого

Класса, не вошли, однако, в число спектаклей, в которых тема

Режиссера раскрывалась с полнотой и определенностью.

В розовской пьесе, как обычно, тонкой, полной верных бытовых

Наблюдений, точных житейских интонаций и добрых

Мыслей, режиссеру, казалось, недоставало широты дыхания,

Возможности проникнуть в заповедную область значительных и

Острых проблем человека сегодняшнего дня, его социального

Бытия. При всем желании он не мог вырваться из бытового

Круга проблем пьесы, скорее искусственной, нежели реальной

Проблемы ценности человека как такового, вне зависимости от

Его значения в мире, в деле, в профессии. Сама мысль автора,

Воплощенная в образе Сергея, не казалась духовно близкой постановщику.

Арбузовские ≪Счастливые дни несчастливого человека≫

Также не давали реального материала для размышлений, драматургический

Материал был внутренне метафизичен, лишен

Столь необходимой режиссеру жизненной, исторической диалектики.

Выбор этих пьес для Товстоногова закономерен, многие

Их мотивы, хотя и взятые на бытовом уровне, были ему близки,

Была близка манера авторов, ценна их попытка поставить пусть

Не очень социально значительные, но тем не менее реальные

Проблемы жизни сегодняшнего человека.

Вместе с тем большого простора режиссерской мысли и фантазии

Они не давали, еще раз продемонстрировав меру зависимости

Режиссера от состояния современной ему драматургии,

Хотя постановщик энергично пытался здесь, как и в спектакле

≪Сколько лет, сколько зим≫ В. Пановой (1966), выйти к проблемам

значительным, разработать ≪тот комплекс вопросов, который

Занимает сегодня умы: каким должен быть человек, каковы

Его обязанности перед обществом и собой, что понимать под порядочной,

честной, иначе сказать —идейной жизнью≫.1

Товстоногов долго выбирал пьесу, которой театр мог ознаменовать

Летие со дня рождения В. И. Ленина. Одно время,

Как свидетельствуют газетные интервью, Товстоногова привлекала

инсценировка ≪Разгрома≫ А. Фадеева. В конце концов режиссер

остановил свой выбор на ≪Беспокойной старости≫

Л. Рахманова.

Можно было бы подивиться этому выбору, ибо явно ≪Разгром

≫ во многих театральных отношениях предпочтительнее, свежее,

За ним, наконец, нет такого могучего конкурента, как знаменитый

фильм ≪Депутат Балтики≫. Тем не менее спор между

Левинсоном и Полежаевым был решен в пользу последнего.

Великий ученый, примкнувший к революции и тем еще раз

Подтвердивший в среде своих коллег-либералов устойчивую репутацию

Сумасброда, предстал в спектакле в блистательном исполнении

С. Юрского фигурой исторического масштаба, лич1

≪Театр≫, 1967, № 9 , с. 38.

Ностью, в которой сконцентрировались лучшие черты деятелей

Русской науки и демократического движения.

Сделано это было средствами психологического театра, на

Замкнутом семейном пространстве. Высокая значительность малейшего

Душевного движения, абсолютная строгость жизненной

Логики, подчиненной основной жизненной страсти ученого, интеллигентность,

Врожденное достоинство человека, который

Слишком уважает свои взгляды, чтобы лебезить перед кем бы

То ни было, —все слилось в образе Полежаева—Юрского, передав

Драму человека, чей столь для него естественный путь

К революции и народу был оплачен тяжким одиночеством, разрывом

С любимыми учениками и коллегами по университету,

С которыми прожита большая часть жизни.

Художник Б. Локтин и режиссер нашли простое, но неожиданное

планировочное решение, расположив три комнаты профессорской

квартиры на трех параллельных рампе планах.

В этом большом пространстве, в длительных переходах острее

Ощущаешь экономный ритм жизни старого Полежаева, контраст

Между замедленным физическим существованием и активной

Жизнью духа. В разреженном пространстве живет человек

Высокого полета духа и мысли, чуждый всякой суеты.

Остроту одиночества передавал пронзительно грустный финал

Первого акта: два старика (великолепно играла Марию

Львовну Э. Попова) в огромной холодной квартире, кутаясь

В платки и пледы, тесно сидя у рояля, играли и пели по-французски

лихие куплеты из ≪Мадемуазель Нитуш≫, которую они,

Наверное, видели в Париже во время своей счастливой, деятельной,

Мечтательной молодости.

Ставя пьесу Л. Рахманова, Товстоногов невольно включался

в творческий спор с фильмом ≪Депутат Балтики≫. Товстоногов,

Конечно, не руководствовался желанием сделать во что бы то ни

Стало не так, как было в фильме, по праву ставшем классикой

Советского кинематографа. Товстоногов исходил из нового ощущения

Истории, из сегодняшнего взгляда на людей и события

Революционной эпохи, из самого существа пьесы.



©2015- 2020 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.