Сделай Сам Свою Работу на 5

Третье правило волшебника, или Защитники паствы 12 глава

Генерал Райбих кашлянул.

– Я никогда не сражался раньше – я хочу сказать, не сражался по иным причинам, кроме уз. Быть может, пришла пора попробовать сражаться так, как вы говорите.

Ричард мгновенно выпрямился.

– Вы говорите так потому, что, по-вашему, я хочу услышать от вас именно это?

– Ну... – Генерал провел пальцем по краю стола. – Никто в это не поверит, но солдаты жаждут мира больше, чем кто-либо другой, я в этом уверен. Просто мы не смеем даже мечтать о мире, потому что видим слишком много смертей и привыкаем думать, что это никогда не кончится. Если начнешь думать иначе, то сразу размякнешь, а если размякнешь, тебя убьют. Когда враг видит, что ты стремишься к сражению, он может заколебаться, и это даст тебе преимущество. Но – звучит странно, как вы сказали, – все эти битвы и кровопролития заставляют тебя задуматься, а способен ли ты еще на что-нибудь, кроме как убивать. Самому себе начинаешь казаться чудовищем. Не это ли случилось с теми солдатами, которые устроили бойню в столице Галеи? Быть может, они в конце концов в это поверили. Но если нам удастся сделать так, как вы говорите, убийства, возможно, все-таки прекратятся. – От стола с хрустом отломилась длинная щепка, и генерал Райбих прижал ее на место. – Я думаю, солдат всегда надеется, что когда он убьет всех, кто хочет убить его, то сможет отложить меч. Духам известно, что больше всех ненавидит убивать тот, кто вынужден это делать. – Он глубоко вздохнул. – Только этому все равно никто не поверит!

– Я верю, – улыбнулся Ричард. Генерал посмотрел на него:

– Редко встретишь человека, знающего истинную цену убийству. Как правило, люди или возвеличивают себя, либо ужасаются, но не чувствуют всей тяжести и боли ответственности. Вы отличный боец. И я рад, что вам не нравится убивать.

Ричард отвел взгляд от генерала и с тоской уставился на тени между колоннами. Он не солгал, когда говорил представителям Срединных Земель, что о нем упоминают пророчества. В одном из них, написанном на древнед'харианском, он был назван Фуер грисса ост драука. Несущий Смерть. В этом имени заложен тройной смысл: тот, кто перенесет мир мертвых в мир живых, разорвав разделяющую их завесу; тот, кто призывает духи умерших, что делает Ричард, когда обращается к магии меча и танцует со смертью, а основное значение – тот, кто убивает.



Бердина, похлопав Ричарда по спине, нарушила молчание.

– А вы не сказали нам, что нашли себе невесту. Надеюсь, вы примете ванну перед брачной ночью, иначе она вас выставит!

И все три Морд-Сит прыснули.

Ричард с изумлением обнаружил, что у него еще хватает сил улыбаться.

– Между прочим, я здесь не один, от кого несет, как от лошади.

– Если вы ничего больше не хотите мне сказать, Магистр Рал, мне еще нужно за многим проследить лично. – Выпрямившись, генерал Райбих разгладил рыжую бороду. – И сколько, по вашему мнению, людей нам придется убить, чтобы добиться этого самого мира, о котором вы мечтаете? – Он криво улыбнулся. – Долго ли еще до того дня, когда я смогу обойтись без охраны, если захочу немного вздремнуть?

Ричард посмотрел на него долгим взглядом.

– Может, у них хватит ума капитулировать, и нам не придется воевать.

Генерал Райбих насмешливо хохотнул.

– Если не возражаете, я прикажу людям наточить мечи. На всякий случай. – Он повернулся, чтобы уйти, но остановился. – А вам известно, сколько государств входит в состав Срединных Земель?

Ричард задумался.

– Откровенно говоря, нет. Не все страны достаточно велики, чтобы иметь представительство в Эйдиндриле, но при этом содержат армию. Впрочем, королева Галеи знает. Она вскоре к нам присоединится.

Кольчуга генерала блеснула в свете свечей.

– Я немедленно займусь охраной дворцов, пока они не успели опомниться. Глядишь, все обернется тихо и мирно. Хотя, по моим расчетам, еще до конца ночи по крайней мере из одного дворца сделают попытку прорваться.

– Убедитесь, что вокруг дворца Никобариса достаточно людей. Я не хочу, чтобы генерал Броган покидал город. Я не доверяю этому человеку, хотя и дал слово предоставить ему равные возможности с остальными.

– Я прослежу.

– И, генерал, скажите своим людям, чтобы были поосторожнее с его сестрой, Лунеттой. – Ричард испытывал странную симпатию к этой женщине, он чувствовал в ней чистую душу, и ему понравились ее глаза. Но он ожесточил свое сердце. Отправьте туда побольше лучников и расположите их на наиболее выгодных позициях. Если она прибегнет к магии, действуйте не раздумывая.

Едва сказав это, Ричард пожалел о своих словах. Ему никогда еще не доводилось отдавать приказы, которые могут привести к человеческой гибели. Но он помнил, что говорила ему когда-то аббатиса: волшебник вынужден использовать людей, чтобы сделать то, что должно быть сделано.

Генерал Райбих посмотрел на Улика с Иганом и трех Морд-Сит.

– Тысяча человек будут на расстоянии голоса на случай, если вам понадобится помощь.

Он ушел. Кара проводила его взглядом и сразу же стала серьезной.

– Вам нужно поспать, Магистр Рал. Я – Морд-Сит и могу точно определить, когда человек находится на грани истощения сил. Продолжите строить планы о завоевании мира завтра, когда выспитесь хорошенько.

Ричард покачал головой:

– Не сейчас. Сначала я должен написать ей письмо.

Бердина, прислонившись к столу рядом с Карой, сложила на груди руки.

– Любовное послание невесте?

Ричард выдвинул ящик стола.

– Что-то в этом роде.

Бердина хитро улыбнулась.

– Может, мы вам поможем? Подскажем слова, чтобы ее сердце забилось быстрее и она забыла, что вам нужна ванна.

Раина, весело смеясь, присоединилась к своим подругам. В глазах ее прыгали чертики.

– Мы дадим вам пару уроков, как стать примерным мужем. Вы и ваша королева будете рады, что мы всегда под рукой, чтобы давать вам советы.

– И лучше вам к ним прислушаться, – подняла палец Бердина. – Иначе мы научим ее, как сделать из вас подкаблучника.

Ричард нагнулся, выдвигая другие ящики, и в нижнем наконец нашел бумагу.

– Почему бы вам не пойти спать? – рассеянно проговорил он, ища перо и чернила. – Вы тоже провели немало времени в седле и наверняка спали не больше, чем я.

Кара вскинула голову.

– Мы будем стоять на страже, когда вы уснете. Женщины выносливее мужчин.

Ричард вспомнил, что Денна говорила ему то же самое, только у нее тогда было совсем не игривое настроение. Три Морд-Сит оставались неприступными, когда кто-то был рядом, и только в присутствии Ричарда решались играть в светские игры. Ричард подумал, что им не мешает побольше практиковаться. Может, именно поэтому они не хотят расставаться со своими эйджилами. Они всегда были Морд-Сит и боялись, что ничего другого у них не получится.

Кара наклонилась и заглянула в пустой ящик, прежде чем Ричард задвинул его обратно. Выпрямившись, она отбросила волосы за спину.

– Должно быть, вы ей очень дороги, Магистр Рал, если она согласна отдать вам свою страну. Не знаю, смогла бы я сделать что-то подобное ради мужчины, даже такого, как вы. Это ему бы пришлось капитулировать передо мной.

Ричард рукой отстранил ее и наконец отыскал чернила и перья в том ящике, который выдвинул первым.

– Ты права, я много для нее значу. Но что касается того, чтобы отдать мне свою страну... Честно признаться, я с ней пока об этом не говорил.

Кара опустила руки.

– Вы хотите сказать, что вам еще предстоит потребовать у нее капитуляции?!

Ричард открыл чернильницу.

– Поэтому я и должен немедленно написать ей и объяснить мой план. И почему бы вам троим не помолчать, пока я это делаю?

Раина, облокотившись сзади на спинку кресла, озабоченно спросила:

– А вдруг она разорвет помолвку? Королевы – гордые женщины, и гордость может не позволить ей сделать то, о чем вы просите.

Ричарда захлестнула волна тревоги. Ведь на самом деле все обстоит гораздо хуже. Эти женщины даже не представляют, о чем он действительно собирается попросить Кэлен. Не королеву отдать свою страну, а Мать-Исповедницу – все Срединные Земли.

– Она ненавидит Имперский Орден не меньше, чем я. И сражалась с ним с такой решимостью, которая способна вызвать зависть даже у Морд-Сит. И она, как и я, хочет прекратить кровопролитие. Она любит меня и поймет необходимость того, что я предлагаю.

Раина вздохнула:

– Что ж, если она не поймет, мы вас защитим.

Ричард метнул на нее такой уничтожающий взгляд, что Морд-Сит отшатнулась, как от удара.

– Никогда, никогда, никогда и думать не смей об этом! Вы будете защищать Кэлен так же, как защищаете меня, или можете уходить и прямо сейчас присоединяться к моим врагам! Вы должны хранить ее жизнь, как мою! Поклянитесь в этом своими узами!

Раина судорожно сглотнула.

– Клянусь, Магистр Рал.

Он глянул на других Морд-Сит.

– Клянитесь!

– Клянусь, – в один голос ответили те. Ричард перевел взгляд на Улика с Иганом.

– Клянемся, Магистр Рал! – хором гаркнули солдаты.

Ричард сбавил воинственный тон:

– Ну ладно.

Положив перед собой чистый лист, он попытался сосредоточиться. Все думают, что Кэлен мертва, так что выбирать не приходится. Не должно возникнуть ни малейших подозрений, что она жива, иначе кто-нибудь может попытаться закончить то, что не удалось Совету. Но Кэлен поймет, если он сумеет как следует все объяснить.

Ричард чувствовал сверху взгляд Магды Сирус и не смотрел на потолок из опасения, что ее волшебник, Мерит, швырнет в него молнию в наказание за то, что он делает.

Кэлен должна поверить. Когда-то она сказала, что готова умереть ради него, если понадобится, и готова на все, чтобы спасти Срединные Земли. На все.

Кара уселась на стол.

– А королева красивая? – Насмешливая улыбка снова вернулась к ней. – Как она выглядит? Она не заставит нас носить платья, когда выйдет за вас замуж? Мы будем ей подчиняться, но Морд-Сит не носят платьев.

Ричард мысленно вздохнул. Нельзя осуждать девушек – они всего лишь пытаются поднять ему настроение. Но скольких людей убили эти насмешницы?

Впрочем, он тут же одернул себя: так думать несправедливо, тем более что сам он – «Несущий смерть». И одна из них погибла сегодня, пытаясь защитить его. У Холли не было никакой надежды остаться в живых в схватке с мрисвизом.

И у Кэлен тоже не будет.

Он должен ей помочь. Это было единственное, о чем Ричард мог думать, и каждая минута промедления казалась ему роковой. Надо спешить. Ричард отчаянно пытался найти нужные слова. Нельзя, чтобы в письме проскочил даже намек на то, что королева Кэлен на самом деле – Мать-Исповедница. Если оно попадет в чужие руки...

Скрипнула дверь, и Ричард поднял глаза.

– Куда это ты собралась, Бердина?

– Поискать себе постель. Мы будем охранять вас по очереди. – Одну руку она уперла в бок, а второй вертела на цепочке эйджил. – Сохраняйте самообладание, Магистр Рал. Скоро в вашей кровати окажется новобрачная. Вы вполне можете потерпеть до тех пор.

Ричард не смог сдержать улыбки. У Бердины было искаженное чувство юмора, но это ему даже нравилось.

– Генерал Райбих сказал, что на страже стоит тысяча воинов, так что нет необходимости...

– Магистр Рал, – подмигнула Бердина, – я знаю, что нравлюсь вам больше всех, но все же вам лучше перестать пялится на мой зад и приступить к письму.

Дверь за ней закрылась. Ричард сидел, постукивая кончиком пера по зубу.

Кара озабоченно нахмурила брови:

– Как вы думаете, Магистр Рал, королева не станет ревновать вас к нам?

– А почему она должна ревновать? – пробормотал Ричард, почесывая спину. У нее нет повода для ревности.

– А по-вашему, мы симпатичны?

Ричард моргнул, а затем указал на дверь:

– Отправляйтесь-ка вы обе к дверям и следите, чтобы никто не вошел и не прикончил вашего Магистра Рала. Если обещаете стоять тихо, как Улик с Иганом, можете остаться в зале, а если нет, то будете охранять меня по ту сторону двери.

Они возмущенно закатили глаза, но обе улыбались во весь рот, направляясь к дверям. Они явно наслаждались тем, что все же слегка растормошили его. Ричард подумал, что Морд-Сит соскучились по развлечениям, поскольку им редко удавалось веселиться, но сейчас у него были дела поважнее.

Уставившись на лист бумаги, Ричард, преодолевая усталость, попытался собраться с мыслями. Гратч положил ему на бедро лапу и прижался к ноге. Ричард макнул перо в чернильницу.

– «Моя дражайшая королева», – начал он, свободной рукой поглаживая мохнатую лапу гара.

 

Глава 15

 

Пока Магистр Рал произносил свою речь, началась пурга. Вглядываясь в снежную тьму, Броган пробирался по наметенным сугробам.

– Ты точно все сделала, как я велел?

– Да, господин генерал. Говорю вам, они быть зачарованы.

Оставшийся позади дворец Исповедниц и соседние с ним дома давно исчезли за снежной пеленой, обрушившейся на город с гор.

– Тогда где же они? Если ты их потеряешь и они замерзнут до смерти, я буду очень тобой недоволен, Лунетта.

– Я знаю, где они быть, господин генерал, – уверенно возразила та. – Я их не потеряю.

Она остановилась на мгновение и принюхалась.

– Сюда.

Тобиас с Гальтеро, переглянувшись, нахмурились, но все же последовали за Лунеттой во тьму. Изредка сквозь пургу Тобиас видел тени дворцов в Королевском Ряду и смутное мерцание окон.

Вдалеке послышалось бряцание доспехов. Судя по звуку, солдат было гораздо больше, чем в обычном патруле. Еще до конца ночи д'харианцы, по всей вероятности, постараются как можно больше укрепить свою власть в Эйдиндриле, подумал Тобиас. На их месте он так бы и сделал: нанес удар прежде, чем противники успеют прийти в себя. Впрочем, не важно. Сам он не намерен здесь оставаться.

Тобиас стряхнул снег с усов.

– Ты слушала его, да?

– Да, господин генерал, но я говорю: ничего не могу сказать.

– Он такой же, как все. Ты просто была невнимательна. Ты чесала руки и не слушала.

Лунетта посмотрела на брата через плечо.

– Он не такой же, как все. Не знаю почему, но он другой. Я никогда еще не сталкивалась с такой магией, как у него. Я не могу сказать, говорил он ложь или правду. Но думаю, что все-таки правду. – Она озадаченно потрясла головой. – Я могу пробивать защиту. Я всегда могла пробивать защиту. Любую: воздушную, водяную, огненную, ледяную. Всякую. Даже защиту духов. Но его – нет.

Тобиас равнодушно улыбнулся. Это не имело значения. Ему не нужен ее гнусный дар. Он и так узнал то, что хотел.

Лунетта продолжала что-то бормотать о странностях магии Магистра Рала, и как ей хочется оказаться от него подальше, подальше от этого места, и как зверски чешется у нее кожа. Тобиас слушал вполуха. Ее желание оказаться подальше от Эйдиндрила сбудется – только сначала он решит кое-какие вопросы.

– К чему ты принюхиваешься?! – прорычал он.

– К помойкам, господин генерал. К кухонным помойкам.

Тобиас поймал ее развевающиеся лохмотья.

– Помойкам?! Ты отправила их на помойку?!

Ухмыльнувшись, Лунетта двинулась дальше.

– Да, господин генерал. Вы сказали, что вам нужно место, где бы никто не мешал. Я плохо знаю город, и мне было трудно найти безопасное место, но по пути во дворец Исповедниц я видела свалку. Вряд ли туда кто-нибудь ходит ночью.

Свалка. Тобиас хмыкнул.

– Чокнутая Лунетта, – пробормотал он. Она споткнулась.

– Тобиас, пожалуйста, не называй меня...

– Но где же они?!

Указав рукой направление, она ускорила шаг.

– Сюда, господин генерал. Увидите. Сюда. Это недалеко.

Пробираясь по сугробам, Тобиас размышлял. Вообще-то Лунетта неплохо придумала. Определенно неплохо. Именно помойка – самое подходящее для них место.

– Лунетта, ты сказала мне правду о Магистре Рале, да? Если ты солгала, я тебе этого никогда не прощу.

Остановившись, Лунетта поглядела на него глазами, полными слез.

– Да, господин генерал. – Она судорожно теребила свои лохмотья. – Прошу вас! Я говорю правду. Я все перепробовала. Старалась, как могла.

Броган долго смотрел на нее. По щеке Лунетты скатилась одинокая слезинка.

Не важно. Ему и так все известно.

Он нетерпеливо отмахнулся:

– Ладно, пошли дальше. И попробуй только их потерять!

Мгновенно просияв, Лунетта вытерла слезы и двинулась дальше.

– Сюда, господин генерал. Увидите. Я знаю, где они.

Вздохнув, Тобиас последовал за ней. Снегопад продолжался и, судя по всему, пурга будет еще долго. Не имеет значения. Все равно все идет, как нужно ему, Тобиасу. Магистр Рал дурак, если воображает, что генерал Тобиас Броган, предводитель Защитников Паствы, как еретик под раскаленным железом, согласится на все.

– Туда, господин генерал, – показала Лунетта. – Они там.

Даже несмотря на злющий ветер, Тобиас унюхал помойку прежде, чем увидел ее. Зловонная куча была слабо освещена окнами дворцов. Снег падал на нее и сразу же таял, отказывая ей даже в видимости чистоты.

– Ну? И где же? – спросил Броган, стряхивая снег с плаща.

Лунетта подошла ближе, стараясь укрыться за ним от пронизывающего ветра.

– Стойте здесь, господин генерал. Они сами к вам придут.

Оглядевшись, Броган увидел протоптанную в снегу тропинку.

– Заклятие круга?

Лунетта тихонько захихикала и плотнее закуталась голову в цветастый платок.

– Да, господин генерал! Вы сказали, что не хотите, чтобы они ушли, сказали, что очень рассердитесь, если они уйдут. Я не хотела, чтобы вы рассердились на Лунетту, поэтому наложила на них заклятие круга. И теперь они никуда не могут уйти, как бы быстро они ни шли.

Броган улыбнулся. Да, судя по всему, день, несмотря ни на что, заканчивается удачно. Были, конечно, кое-какие помехи, но с помощью Создателя он их преодолеет. Теперь все в его руках. Очень скоро Магистр Рал обнаружит, что никто не смеет приказывать Защитникам Паствы.

Сначала из тьмы появился раздуваемый ветром подол желтого платья.

Герцогиня Лумхольц шла прямо на них. За ней, отстав на полшага, двигался герцог. При виде Брогана лицо герцогини потемнело под слоем румян. Она поплотнее закуталась в меховую накидку.

Тобиас приветствовал ее широкой улыбкой.

– Какая встреча! Доброго вечера вам, сударыня. – Он слегка склонил голову. – И вам тоже, герцог.

Герцогиня, брезгливо поморщившись, высокомерно вздернула подбородок.

Герцог одарил их мрачным взглядом, как бы устанавливая границу, которую они не имели права нарушить. Не говоря ни слова, пара прошествовала дальше и исчезла во мраке. Тобиас засмеялся.

– Видите, господин генерал? Как я и обещала, они ждут вас.

Броган сунул пальцы за пояс и расправил плечи. Алый плащ развевался на ветру. Догонять герцога и герцогиню не было необходимости.

– Ты хорошо потрудилась, Лунетта, – пробормотал он.

Вскоре желтое платье появилось снова. На этот раз при виде стоящих у протоптанной дорожки Брогана, Гальтеро и Лунетты герцогиня изумленно подняла глаза. Несмотря на избыток румян, она была красивой женщиной. Не девочка, но еще достаточно молодая, со зрелыми формами, в самом расцвете женственности.

Приближаясь к стоящим, герцог угрожающим жестом положил руку на меч.

Тобиас знал, что этот меч, хоть и богато украшенный, как и меч Магистра Рала, не был простой побрякушкой. Кельтонские оружейники делали лучшие клинки в Срединных Землях, и все кельтонцы, в особенности дворяне, очень гордились своим умением ими владеть.

– Генерал Бро...

– Господин генерал, сударыня.

Герцогиня окинула его высокомерным взглядом.

– Господин генерал Броган, мы возвращаемся к себе во дворец. Предлагаю вам прекратить преследовать нас и вернуться в свой. Сегодня не самая лучшая ночь для прогулок.

Гальтеро не сводил глаз с ее высокой груди. Перехватив его взгляд, она раздраженно запахнула плащ. Герцог, гневно сверкнув глазами, сделал шаг к Гальтеро.

– Не смейте глазеть на мою жену, сэр, иначе я изрублю вас на куски и скормлю своим псам!

Гальтеро с неприятной улыбкой поглядел на герцога, но промолчал.

– Спокойной ночи, генерал, – бросила герцогиня.

И они двинулась дальше, чтобы совершить еще один круг вокруг мусорной кучи, абсолютно уверенные, что идут к себе во дворец. Броган мог остановить их еще в первый раз, но ему хотелось поиздеваться. Их затуманенный заклятием разум не мог понять, как Брогану удается все время их обгонять.

Когда герцог и герцогиня появилась снова, их лица сначала побелели как полотно, затем вспыхнули от гнева.

Герцогиня остановилась и, подобенчившись, смерила Брогана уничтожающим взглядом. Тобиас смотрел, как прямо у него перед носом вздымается пышная грудь.

– Слушайте, вы, ничтожный червяк, как вы смеете...

Броган протянул руку и рванул корсаж герцогини, разорвав его до пояса.

Пропев короткое заклинание, Лунетта выставила перед собой ладонь, и герцог замер с наполовину вынутым из ножен мечом, словно мгновенно окаменел. Он мог лишь беспомощно смотреть, как Гальтеро без всякой магии лишил его жену возможности сопротивляться. Гальтеро с такой силой выкрутил герцогине руки, что она выгнулась дугой. Ее обнаженные соски затвердели на холодном ветру.

Броган хотел воспользоваться кинжалом, но передумал и достал меч.

– Как ты меня назвала, мерзкая шлюха?

– Никак, – в ужасе пролепетала она, замотав головой. Темные волосы, выбившись из прически, упали ей на лицо. – Никак!

– Ой-ой, как легко мы сдаемся!

– Что вам от меня надо? – выдохнула она. – Я не еретичка! Пустите меня! Я не еретичка!

– Конечно, не еретичка. Чтобы быть еретичкой, ты слишком напыщенна. Но от этого ты не становишься менее мерзкой. И пригодной к использованию.

– Тогда это он вам нужен! Герцог! Он – еретик. Пустите меня, и я расскажу о всех его преступлениях.

– Создателю нет пользы от ложных признаний, сделанных, чтобы спасти свою шкуру, – сквозь зубы прошипел Броган. – И все-таки ты послужишь Ему. – Его губы раздвинулись в мрачной ухмылке. – Ты послужишь Создателю, а я научу тебя как. Ты сделаешь то, что прикажу тебе я.

– Я ни за что...

Гальтеро сильнее вывернул ей руки.

– Хорошо, хорошо, – простонала герцогиня. – Все, что угодно. Только не делайте мне больно. Скажите, что вам нужно, и я все сделаю.

Броган наклонился к ней, и их лица оказались на одном уровне.

– Ты сделаешь все, что я прикажу, – прошипел он сквозь зубы.

– Да! Сделаю! Даю слово! – Голос герцогини дрожал от страха.

– Я не верю словам такой шлюхи, как ты, – фыркнул Броган. – Ты готова продать и предать все на свете. Ты выполнишь мою волю, потому что у тебя не будет выбора.

Сделав шаг назад, Броган взял ее левый сосок и оттянул его. В ужасе она широко раскрыла глаза. Броган коротко взмахнул мечом. Вопль герцогини утонул в вое ветра.

Броган вложил отрубленный сосок Лунетте в ладонь. Она сжала пальцы и закрыла глаза, погружаясь в магию. Мягкие звуки древнего заклинания смешались со свистом ветра и криками герцогини. Гальтеро крепко держал ее, не давая упасть в снег.

Голос Лунетты звучал все громче. Подняв голову к черному небу, она, не открывая глаз, обволакивала в магический кокон себя и стоящую перед ней герцогиню. Казалось, ледяной ветер придает дополнительную силу заклинанию, произносимому Лунеттой на языке стреганиц.

От крон и корней, от глубин и вершин,

От света дневного, от тени ночной,

От льда и огня, от истоков души –

Явись, дух девицы, предстань предо мной!

Создателя дочь, твои ясные дни

Пусть станут чернее самой черноты,

Плененную душу укрою в тени,

До смертного часа моей будешь ты!

Забудешь веселье, забудешь и страх,

Покуда не станешь добычей червей,

Покуда сама не рассыплешься в прах,

Душа твоя будет во власти моей!

Голос Лунетты зазвучал ниже:

– Шкурка лягушиная, косточка мышиная, сухой паучок, травы пучок – все в мой котелок.

Слова растаяли на ветру. Лунетта приблизилась к герцогине. Открытую ладонь колдунья держала над головой женщины, а зажатый в кулаке отсеченный сосок прижала к своему сердцу.

Когда щупальца колдовства завились вокруг нее, герцогиня вздрогнула, а когда магия коснулась ее души, забилась в конвульсиях.

Но Гальтеро держал ее крепко, пока она не затихла и не обмякла в его руках. Несмотря на вой ветра, казалось, что на город внезапно обрушилась полнейшая тишина.

Лунетта разжала ладонь.

– Теперь она принадлежит мне. Я отдаю свое право на нее тебе. – Колдунья вложила отрезанный сосок в протянутую руку Брогана. – Теперь она ваша, господин генерал.

Герцогиня безжизненно повисла на руках у Гальтеро. Ее трясло от боли и холода. Из раны текла кровь.

Броган сжал кулак.

– Прекрати трястись!

Герцогиня посмотрела ему в глаза, и взор ее прояснился. Она замерла.

– Да, господин генерал.

– Вылечи ее, – велел Броган сестре. С похотливым блеском в глазах Гальтеро смотрел, как Лунетта обхватила обеими ладонями грудь герцогини. Герцог Лумхольц тоже не сводил с нее выпученных глаз. Лунетта пропела короткое заклинание.

Постепенно кровь перестала течь, и рана на груди герцогини начала затягиваться.

Броган, ожидая, пока она закончит, думал о своем. Создатель воистину заботится о своих чадах. Сегодняшний день в очередной раз доказал, что тот, кто всей душой радеет за дело Создателя, в конце концов побеждает. Магистр Рал скоро узнает, что происходит с теми, кто поклоняется Владетелю, а Имперский Орден поймет, какую ценность представляет для него генерал Броган, предводитель Защитников Паствы. Гальтеро сегодня тоже был на высоте. Его старания заслуживают награды.

Плащом герцогини Лунетта обтерла кровь и продемонстрировала всем совершенно здоровую грудь, безупречную, как и вторая, только без соска. Соском теперь владел Броган.

– Сделать с ним то же самое, господин генерал? – спросила Лунетта, указав на герцога. – Вы хотите получить их обоих?

– Нет, – отмахнулся Броган. – Нет, мне нужна лишь она. Но для него тоже есть роль в моей пьесе.

Он поглядел в полные ужаса глаза герцога.

– Это быть опасный город. Как сообщил нам сегодня Магистр Рал, опасные существа нападают на невинных горожан, и никому еще не удалось от них спастись. Такой ужас. И какая жалость, что рядом нет Магистра Рала, чтобы защитить от них герцога.

– Я позабочусь об этом, господин генерал, – заявил Гальтеро.

– Не нужно, я справлюсь сам. Мне подумалось, что, возможно, тебе захочется развлечь герцогиню, пока я занимаюсь герцогом.

Закусив губу, Гальтеро окинул герцогиню жадным взглядом.

– Да, мой господин, и даже очень. Благодарю. – Он протянул Брогану кинжал.

– Вам это понадобится. Солдаты говорили, что эти твари вспарывают животы своих жертв кинжалами, у которых три клинка. Не забудьте сделать тройной разрез.

Кивнув, Броган поблагодарил Гальтеро. Хорошо, когда есть подчиненный, на которого всегда можно положиться. Герцогиня переводила взгляд с одного на другого, но не произнесла ни слова.

– Хочешь, чтобы я приказал ей подчиняться тебе?

На обычно невозмутимом лице Гальтеро появилась зловещая ухмылка.

– А какой в этом смысл, господин генерал? Пусть лучше она получит еще один урок.

– Как пожелаешь, – кивнул Броган и посмотрел на герцогиню. – Дорогуша, я тебе этого не приказываю. Ты можешь свободно выражать свои чувства.

Гальтеро обнял ее за талию, и герцогиня вскрикнула.

– Почему бы нам с вами не удалиться в укромный уголок? То, что произойдет с вашим супругом, – зрелище не для вас.

– Нет! – закричала она. – Я замерзну на снегу! Я должна выполнить приказ господина генерала! А на снегу я замерзну!

– О нет, ты не замерзнешь. – Гальтеро похлопал ее по заднице. – Мусор под тобой будет достаточно теплым.

Герцогиня с визгом попыталась вырваться, но Гальтеро держал ее крепко, а для пущей надежности намотал на кулак прядь ее волос.

– Только будь поосторожнее, постарайся не испортить ее красоту. И не задерживайся. Ей действительно нужно выполнить мой приказ. Только придется избавиться от лишних румян, – хмыкнув, добавил он. – Впрочем, если она без этого не может, я разрешу ей нарисовать себе сосок вместо отсутствующего. Когда я покончу с герцогом, а ты – с герцогиней, Лунетта наложит на нее еще одно заклятие. Особенное заклятие. Очень редкое и очень сильное.

Лунетта, глядя брату в глаза, разглаживала свои «красотулечки». Она знала, что он имеет в виду.

– Тогда мне понадобится какая-то его вещь или что-то, к чему он прикасался.

Броган похлопал себя по карману.

– Он соизволил подарить нам монетку.

– Сгодится, – кивнула Лунетта.

Гальтеро уволок во тьму визжащую и размахивающую руками герцогиню.

Броган повернулся и помахал кинжалом перед лицом кельтонца.

– Ну а теперь, герцог Лумхольц, перейдем к вашей роли в моем плане.

 

Глава 16

 

Ричард накапал на сложенное письмо немного красного сургуча. Гратч с любопытством глядел ему через плечо. Быстро отставив свечу и отложив сургучную палочку, Ричард вынул из ножен меч и прижал рукоятку к печати так, чтобы на ней осталось выгравированное на рукояти слово «ИСТИНА». Результат его вполне удовлетворил. Теперь Кэлен с Зеддом будут точно знать, что письмо от него.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.