Сделай Сам Свою Работу на 5

Третье правило волшебника, или Защитники паствы 6 глава

Старуха перестала улыбаться. Не сводя глаз с меча Ричарда, она медленно поднялась на ноги.

Ричард, торопливо прикрыв плащом рукоять, положил монету девочке в ладонь.

– У меня не найдется вам сдачи, господин мой, – пробормотала девочка, глядя на деньги. – Я даже не знаю, сколько нужно для этого мелочи. Я никогда не держала в руках серебряной монеты.

– Я же сказал тебе – я не господин. – Он улыбнулся девочке. – Меня зовут Ричард. Вот как мы решим: ты возьми монету и считай ее платой вперед. А когда я снова пройду мимо, ты дашь мне еще медовый пряник, и так далее, пока монета не кончится.

– О, господин мой... то есть Ричард, спасибо!

Просияв, девочка протянула бабушке деньги. Старуха внимательно изучила монету и заметила:

– Незнакомой чеканки. Должно быть, вы приехали издалека.

Она не могла знать происхождения монеты. Древний и Новый миры были разъединены более трех тысячелетий назад.

– Да, издалека. Но серебро тем не менее настоящее.

Старуха поглядела на него голубыми глазами, из которых годы, казалось, вымыли весь цвет.

– Взят или дан, мой господин? – Ричард недоуменно приподнял бровь, и она пояснила. – Ваш меч, благородный господин. Вы его взяли, или он был вам вручен?

Старуха пристально посмотрела на него, и Ричард наконец понял, что она имеет в виду. Искателя назначал волшебник, но с тех пор, как много лет назад Зедд покинул Срединные Земли, меч превратился в ценный трофей для воров или тех, кто мог себе позволить его купить. Фальшивые Искатели создали мечу плохую репутацию, им нельзя было доверять. Они пользовались магией меча в корыстных целях, а не для того, к чему предназначали его те, кто наделил магией этот меч.

За многие годы Ричард стал первым, кто был назван Искателем Истины. Он понимал ужасную мощь магии и собственную ответственность. Он был истинным Искателем.

– Его вручил мне Волшебник Первого Ранга. Я избран, – нехотя ответил Ричард. Старуха скомкала платье на животе.

– Искатель, – выдохнула она беззубым ртом. – Хвала духам! Истинный Искатель!



Девочка, не понимая, о чем идет речь, посмотрела на монетку в руке бабушки и протянула Ричарду самый большой пряник. Ричард с улыбкой взял его.

Старуха, наклонившись через стол, спросила, понизив голос:

– Ты пришел, чтобы избавить нас от паразитов?

– В каком-то смысле. – Ричард попробовал пряник и снова улыбнулся девочке. – Правда очень вкусный.

Она заулыбалась.

– Я же говорила! Бабушка делает лучшие медовые пряники на всей улице Глашатаев.

Улица Глашатаев. Наконец-то он сумел выйти на нужную улицу. Мимо рынка на улицу Глашатаев, сказала госпожа Сандерхолт. Ричард подмигнул девочке и откусил от пряника еще кусок.

– Что за паразиты? – спросил он старуху.

– Мой сын и ее мать, – она глазами указала на девочку, – отправились ко дворцу ждать, когда им дадут золото. Я говорила им: надо работать, но они ответили, что я – выжившая из ума старуха и если они дождутся, то получат золота больше, чем смогут заработать трудом.

– А почему им должны его дать?

Старуха пожала плечами.

– Кто-то во дворце это пообещал. Сказал, что все жители города заслужили свою часть казны. Нашлись такие, кто в это поверил. Мой сынок всю жизнь об этом мечтал. Молодежь нынче пошла ленивая, все только и знают, что сидеть сиднем и ждать, когда им дадут денег. Нет бы самим о себе позаботиться! Там, у дворца, то и дело дерутся за то, кому получать золото первым. Кое-кто, кто послабее да постарше, в этих драках и гибнет. Одним словом, работать почти все перестали, и цены растут. Мы едва наскребаем на хлеб. – Старуха пригорюнилась. – И все из-за жадности. Мой сын работал у пекаря, теперь ждет, когда ему дадут золота, а она голодает. – Старуха кивнула на девочку и улыбнулась. – Но внучка у меня не такая. Помогает мне печь пряники, да-да, чтобы мы могли прокормиться. Я-то не позволю ей шляться по улицам, как другие детишки. – Она мрачно посмотрела на Ричарда. – Вот тебе и паразиты. Те, кто забирает у нас то немногое, что мы зарабатываем или делаем своими руками. Те, кто искушает людей ленью, чтобы пасти их, словно овец. Те, кто отнял у нас свободу и надежду. Даже я, выжившая из ума старуха, понимаю, что ленивому ни до чего нет дела. Он думает лишь о себе. Не знаю, куда катится мир.

Когда она замолчала, Ричард указал на монету в ее руке и многозначительно сказал:

– Я был бы вам очень обязан, если бы вы забыли о том, как выглядит мой меч.

Старуха понимающе кивнула:

– Все, что угодно. Для вас, мой господин, все что угодно. И надавайте этим паразитам как следует!

Ричард прошел чуть дальше по улице и присел на парапет, чтобы спокойно доесть пряник. Он действительно был очень вкусным, но Ричард был голоден и не слишком заботился о вкусе еды. Прислушавшись к своим ощущениям, он еще раз убедился, что чувствует не приближение мрисвиза, а обычную слежку. Теперь бы только обнаружить преследователя. Он внимательно вглядывался в лица прохожих, но не замечал никого, кто проявлял бы интерес к его персоне.

Слизывая с пальцев мед, Ричард пересек улицу, чувствуя себя так, словно плывет против течения. Шум, гам, стук подков, скрежет колес, треск ящиков на телегах, скрип слежавшегося снега под ногами, выкрики лоточников и возгласы возниц несказанно его раздражали. Он привык к тишине леса, где единственным шумом был шелест листвы на деревьях, журчание воды и шорох ветра. Конечно, он часто бывал в Хартленде, но этот крохотный городишко мало чем отличался от деревушки.

Ричард скучал по своему лесу. Кэлен обещала, что когда-нибудь они вместе приедут туда. Он улыбнулся, представив, как будет показывать ей потаенные уголки, водопады, ущелья в горах... Им будет хорошо там вдвоем. Ричард вспомнил ту особенную улыбку, которую она дарила только ему одному, и у него потеплело на сердце.

Он тосковал по Кэлен куда больше, чем по своим родным лесам, и хотел как можно быстрее оказаться с ней рядом. Скоро они встретятся – но пока ему надо кое-что сделать здесь, в Эйдиндриле.

Услышав какой-то шум, Ричард обернулся и понял, что, замечтавшись, перестал смотреть по сторонам и едва не угодил под копыта колонне всадников. Их командир, выругавшись, приказал подчиненным остановиться.

– Ты что, быть слепым?! Только круглый дурак лезет навстречу конному строю!

Ричард поглядел по сторонам. Прохожие жались к домам, всем своим видом показывая, что вовсе не собирались выходить на середину улицы, и старательно отводили взгляды от солдат. Казалось, всем им сейчас больше всего на свете хочется стать невидимками.

Ричард взглянул на предводителя всадников и на мгновение тоже подумал, не стать ли ему в самом деле невидимым, чтобы не ввязываться в лишние неприятности. Того и гляди кто-нибудь пострадает. Но внезапно ему на ум пришло Второе Правило Волшебника: величайшее зло может проистекать из весьма благих намерений, а Ричард уже усвоил, что, когда имеешь дело с магией, последствия могут быть ужасными. Простых извинений должно быть достаточно, решил он.

– Прошу прощения. Наверное, я засмотрелся в другую сторону. Простите.

При этом он разглядывал солдат, не припоминания, чтобы видел раньше похожих. Все верхом, строй держат отлично, вид у всех хмурый, но доспехи безукоризненно вычищены, как и оружие. Каждый в алом плаще и на белом коне. У них был такой вид, словно они собирались пройти парадом перед каким-нибудь королем.

Офицер глянул на Ричарда из-под сверкающего шлема, украшенного алым плюмажем и, легко удерживая могучей рукой в перчатке поводья своего огромного жеребца, наклонился вперед.

– Убирайся с дороги, недоумок, или будешь быть затоптанным.

Ричард узнал его акцент: точно такой же был у Эди. Ричард не знал, из какой Эди страны, но эти люди явно были ее соотечественники.

Пожав плечами, Ричард отступил в сторону.

– Я же извинился. Не думал, что вы так торопитесь.

– Битва с Владетелем – всегда срочное дело.

Ричард отступил еще на шаг.

– Не могу с этим не согласиться. Он как раз сейчас дрожит от страха за ближайшим углом, ожидая, когда вы придете и расправитесь с ним, так что вам действительно лучше поторопиться.

Темные глаза всадника полыхнули ледяным огнем. Ричард невольно вздрогнул, жалея в душе, что в свое время не избавился от дурацкой привычки дерзить первому встречному. Это, наверное, потому, что он всегда был высокого роста.

Ричард никогда не любил драться, но еще в детстве он стал мишенью для всех, кто желал доказать свою силу. Задолго до того, как Зедд вручил ему Меч Истины, Ричард научился обуздывать свой гнев и всегда старался обезоружить противника шуткой. Но вместе с тем он был неизменно уверен в своей силе, и эта уверенность порой превращала шутку в злую насмешку. Обидные слова срывались с языка раньше, чем он успевал подумать, и Ричард ничего не мог с этим поделать.

– У тебя наглый язык. Может быть, ты тоже из тех, кто служит Владетелю?

– Уверяю вас, сударь, что у нас с вами один враг.

– За самонадеянностью прячутся слуги Владетеля.

Воин в алом плаще начал спешиваться. Ричард едва успел подумать, что надо сматываться побыстрее, как в тот же миг его подхватили чьи-то могучие руки.

– Двигай своей дорогой, щеголь, – раздался голос откуда-то справа и сзади. – Это не твоя добыча.

Ричард завертел головой и увидел, что его держат на весу два здоровенных д'харианца в коричневых кожаных латах.

Всадник, который успел вынуть только одну ногу из стремени, замер.

– Мы с тобой на одной стороне, брат. Этого парня необходимо допросить у нас – а потом немного поучить его вежливости. Мы...

– Проваливай, я сказал.

Ричард хотел высказать свое мнение на этот счет, но мускулистая рука заткнула ему рот. Он увидел сверкнувший под локтем обруч из золотистого металла, снабженный острыми словно бритва шипами, смертоносное оружие в рукопашном бою, и едва не проглотил собственный язык.

Д'харианские солдаты вообще отличались ростом, но эти двое были просто гиганты. Хуже того, это были не обычные воины. Ричарду уже доводилось видеть солдат с такими обручами на предплечьях. Личная охрана Даркена Рала. Бывший правитель Д'Хары нигде не появлялся без их сопровождения.

Д'харианцы удерживали Ричарда на весу с такой легкостью, словно он был соломенной куклой. После двухнедельной скачки Ричард был вымотан до предела, да и после схватки с мрисвизами прошло не более двух часов. Правда, страх придал ему сил, но, чтобы вырваться от этих двоих, их было явно недостаточно.

Офицер в алом плаще высвободил вторую ногу из стремени.

– А я говорю, он быть наш. Мы должны допросить его. Если он служит Владетелю, значит, сознается.

Д'харианец слева угрожающе пророкотал:

– Давай-давай, слезай. Я снесу тебе башку, а потом поиграю ею в кегли. Мы его разыскиваем давно, и теперь он наш. Когда мы тебе его отдадим, можешь допрашивать его труп сколько угодно.

Офицер снова остановился, глядя на д'харианцев.

– Я же сказать тебе, брат, мы с тобой на одной стороне. Мы оба сражаемся с Владетелем. Зачем нам драться друг с другом?

– Если желаешь спорить, доставай меч. Если нет – проваливай.

Остальные всадники, которых было около двух сотен, смотрели на д'харианцев равнодушно и, что больше всего поразило Ричарда, без тени страха. Разумеется, непосредственных противников было всего двое – но Ричард своими глазами видел, что д'харианские войска рассыпаны по всему городу. Если стычка произойдет, они все в мгновение ока окажутся здесь.

Однако офицера, судя по всему, такая возможность нисколько не беспокоила.

– Вас двое, брат. Не очень хороший расклад.

 

* * *

 

Д'харианец, который стоял слева от Ричарда, окинул взглядом ряды всадников и презрительно сплюнул.

– Ты прав, щеголь. Но ничего, Иган постоит в сторонке, чтобы уравнять шансы, а я разберусь с тобой и твоими хлыщами. Только предупреждаю, «брат», если твоя нога коснется земли, клянусь, ты умрешь первым.

Ледяные глаза, спокойные и холодные, некоторое время внимательно изучали д'харианцев. Потом офицер в сверкающих доспехах и алом плаще выругался на незнакомом языке и снова вдел ноги в стремена.

– У нас быть более важные дела, братья. Этот человек быть пустой тратой времени. Он ваш.

По взмаху его руки колонна снова двинулась вдоль улицы. Ричард попытался вырваться, но безуспешно. Его поволокли прочь, а прохожие отводили взгляд, не желая вмешиваться и нарываться на неприятности.

Ричард пробовал сопротивляться и судорожно придумывал выход, но, прежде чем он успел сообразить, что же делать дальше, его затащили в узкий темный проход между гостиницей и каким-то темным зданием.

В глубине переулка, в тени, Ричард увидел четыре закутанные в плащи фигуры.

 

Глава 8

 

Д'харианцы бережно опустили Ричарда на землю. Едва его ноги обрели опору, он схватился за меч. Солдаты отошли в сторону и убрали руки за спину. Четыре фигуры в плащах вышли из тени и двинулись к Ричарду.

Решив, что бегство предпочтительней схватки, Ричард не стал доставать меч, а нырнул вбок. Перекатившись через голову, он вскочил на ноги и уперся спиной в холодную стену дома. Тяжело дыша, Ричард набросил на голову капюшон плаща мрисвиза, и в мгновение ока плащ слился с камнем. Ричард исчез.

Невидимке ускользнуть проще, и лучше удрать, чем биться без надежды на успех. Вот он и убежит – как только отдышится.

Четверо в плащах вышли на свет. Плащи распахнулись. Темно-коричневая кожа с ног до головы облегала стройные женские фигурки. На поясе у каждой женщины сияла золотая звезда в обрамлении драгоценных камней.

Ричард сразу узнал эти звезды: слишком часто он утыкался окровавленным лицом в эту эмблему. Он замер, забыв не только о мече, а даже о том, как дышать.

Охваченный паникой, он видел лишь символ, который был ему так хорошо знаком.

Морд-Сит.

Женщина, которая шла впереди, откинула капюшон. У нее были длинные светлые волосы, заплетенные в косу. Ее голубые глаза скользили по стене в поисках Ричарда.

– Магистр Рал? Магистр Рал, где...

Ричард моргнул.

– Кара?

Он перестал сосредоточиваться, и плащ снова сделался черным. Кара увидела Ричарда, и в эту минуту на них обрушилось небо.

Грозно рыча и хлопая крыльями, сверкая огромными клыками, Гратч приземлился между Карой и Ричардом. Солдаты выхватили мечи почти мгновенно, но куда им было тягаться с Морд-Сит в быстроте. Клинки еще не вышли из ножен, а женщины уже сжимали в руках эйджилы. Хотя на вид эйджил казался лишь тонким красным стерженьком, Ричард знал, какое это могучее оружие. Когда-то Ричарда «обучали» с его помощью.

Он бросился к гару и отшвырнул его к дальней стене, но гар снова перелетел через него и опять приготовился броситься на врагов.

– Стойте! Всем стоять!

Шестеро людей и один гар замерли – Ричард кричал во всю мощь своих легких.

Он понятия не имел, кто выйдет победителем в этой схватке, но не имел ни малейшего желания выяснять. Воспользовавшись общим замешательством, он встал перед гаром и выставил перед собой руки.

– Гратч – мой друг. Он всего лишь хотел защитить меня. Стойте, где стоите, и он вас не тронет.

Гратч обхватил Ричарда мохнатыми лапами и прижал к своему розовому животу.

По переулку гулко разнеслось довольное урчание, полное нежности, хотя при этом в нем явственно присутствовали предостерегающие нотки.

– Магистр Рал, – тихо произнесла Кара, а солдаты убрали мечи в ножны. – Мы здесь тоже затем, чтобы защищать вас.

Ричард высвободил одну руку.

– Все в порядке, Гратч. Это мои друзья. Ты все сделал правильно и спасибо тебе, но сейчас, пожалуйста, успокойся.

Гратч закурлыкал – это означало, что он доволен. Ричард велел Гратчу следовать за собой, но стараться не попадаться никому на глаза. И Гратч блестяще выполнил поручение. Ричард сам не видел его, пока гар не обрушился на них сверху.

– Кара, как вы здесь очутились?

Кара уважительно коснулась руки Ричарда и, казалось, была удивлена крепостью его мускулов. Она улыбнулась.

– Даже сам Даркен Рал не умел становиться невидимым. Он мог управлять животными, но стать невидимкой – нет.

– Я не управляю Гратчем. Он мой друг. И я вовсе не... Кара, что вы тут делаете?

Казалось, ее поставил в тупик этот вопрос.

– Охраняем вас.

– А они? – Ричард указал на солдат. – Они говорили, что собираются меня убить.

Солдаты стояли не двигаясь, словно два могучих дерева.

– Магистр Рал, – произнес один из них. – Мы скорее умрем, чем позволим кому-то убить вас.

– Мы вас почти догнали, когда вы сцепились с этими хлыщами на лошадях, сказала Кара. – Я приказала Игану с Уликом вытащить вас оттуда, но без драки, иначе вы могли пострадать. Эти люди не должны были догадаться, что мы хотим вырвать вас из их рук, иначе бы они попытались убить вас. Мы не хотели рисковать вашей жизнью.

Ричард посмотрел на двух светловолосых д'харианских солдат. Темнокоричневые доспехи сидели на них как влитые, плотно обтягивая могучие тела. На груди у каждого красовалась большая буква «Р», а под ней – перекрещенные мечи.

Один из солдат – Ричард не знал, Улик или Иган, – кивнул, подтверждая то, что сказала Кара. Поскольку Кара и другие Морд-Сит две недели назад помогли Ричарду одержать победу над Даркеном Ралом, он был склонен верить ей.

Ричард предоставил Морд-Сит свободу, но, получив ее, они предпочли стать личной охраной Магистра Рала и преданно защищали его. Ричард уже отчаялся заставить их изменить решение.

Одна из женщин тихо окликнула Кару и кивком указала на улицу, где уже начали скапливаться любопытные. Впрочем, одного взгляда д'харианских солдат было достаточно, чтобы зеваки заспешили прочь.

Кара схватила Ричарда за плечо.

– Здесь небезопасно – пока. Идемте с нами, Магистр Рал.

Не дожидаясь ответа, она подтолкнула его в тень и распахнула ставни на одном из окон. Ричард жестом успокоил Гратча и вслед за Карой полез в окно. В комнате, куда оно вело, стоял покрытый пылью стол с тремя свечами, несколько скамей и стул. В углу лежали пожитки.

Гратч сложил крылья и тоже ухитрился протиснуться следом. Он держался возле Ричарда, спокойно наблюдая за остальными. А те, приняв к сведению, что гар – друг Ричарда, казалось, совершенно перестали беспокоиться, что находятся в обществе хищного зверя.

– Так все-таки, Кара, что вы здесь делаете?

Кара нахмурилась так, словно у него было что-то не в порядке с головой.

– Я же сказала, мы охраняем вас. – Хитрая улыбка тронула уголки ее губ. И похоже, мы прибыли вовремя. Магистр Рал сражается магией против магии, в этом ваша задача. А нам предоставьте сражаться сталью против стали. – Она указала на других Морд-Сит. – Во Дворце у нас не было времени на знакомство. Это мои сестры по эйджилу: Холли, Бердина и Раина.

В мерцающем свете свечей Ричард внимательно изучил лица трех женщин.

Тогда, в Народном Дворце, он действительно торопился и успел запомнить только лишь Кару. Она одна говорила за всех, и он держал кинжал у ее горла, пока Кара не убедила его, что говорит правду. Холли оказалась синеглазой высокой блондинкой. Бердина и Раина были чуть ниже. У Бердины волосы были каштановые, а у Раины – черные. У всех троих были проницательные глаза; их взгляд, казалось, проникал в самую душу. Ричард на всю жизнь запомнил этот взгляд – такой был у всех Морд-Сит. Правда, темные глаза Раины придавали этому взгляду особенно зловещий оттенок.

Ричард твердо посмотрел им в глаза.

– Вы были среди тех, кто помог мне во Дворце? – Они кивнули. – Значит, вы заслужили мою вечную благодарность. А где же остальные?

– Во Дворце, на случай, если бы вы вернулись до того, как мы вас разыщем, – объяснила Кара. – Командующий генерал Тримак настоял, чтобы Улик с Иганом поехали тоже, поскольку они входят в число личных телохранителей Магистра Рала. Мы выехали всего на час позже вас, но не догнали. – Она изумленно покачала головой. – Мы не теряли ни секунды, и все-таки вы почти на сутки нас опередили.

Ричард поправил перевязь меча.

– Я очень спешил.

Кара пожала плечами:

– Вы – Магистр Рал. Когда речь заходит о вас, нас ничто удивить не может.

Ричард подумал, что она, однако, выглядела очень удивленной, когда он стал невидимым, но благоразумно не высказал этого вслух.

– Что это за помещение? – спросил он, оглядывая темную пыльную комнату.

Кара сняла перчатки и бросила их на стол.

– Мы хотели устроить здесь базу, пока не найдем вас. Мы выбрали это место потому, что тут поблизости штаб-квартира д'харианцев.

– Мне говорили, они занимают большое здание за рынком.

– Так и есть, – кивнула Холли. – Мы проверили.

Ричард пристально поглядел в ее внимательные синие глаза.

– Я как раз направлялся туда, когда вы меня перехватили. Думаю, мне не повредит, если я явлюсь туда в вашем сопровождении. – Он ослабил завязки плаща и почесал шею. – Однако как вы умудрились отыскать меня в таком большом городе?

Лица солдат остались невозмутимыми, зато брови женщин изумленно поползли вверх.

– Вы Магистр Рал, – сказала Кара. Она явно считала, что этого объяснения вполне достаточно. Ричард сложил руки на груди.

– И что?

– Узы, – вступила в разговор Бердина и была несколько озадачена, увидев на его лице недоумение. – Мы связаны с Магистром Ралом узами.

– Я не понимаю, что это значит. Какое они имеют отношение к тому, о чем я спросил?

Морд-Сит обменялись взглядами. Кара склонила голову набок.

– Вы – Магистр Рал, владыка Д'Хары. Мы – д'харианцы. Чего же тут не понять?

Ричард отбросил со лба волосы и обреченно вздохнул.

– Я вырос в Вестландии, за две границы от Д'Хары. Я сроду ничего не слышал о Д'Харе и еще меньше о Даркене Рале, пока границы не рухнули. Несколько месяцев назад я даже не подозревал, что Даркен Рал – мой отец. – Увидев их изумление, он отвел взгляд. – Он изнасиловал мою мать, и она скрылась в Вестландии еще до того, как я родился, до установления границ. Даркен Рал не подозревал о моем существовании, не знал, что я его сын, до самой своей смерти. Я понятия не имею, что это значит – быть Магистром Ралом.

Телохранители стояли не шевелясь. Четверо Морд-Сит молчали, и пламя свечей отражалось в их глазах. Ричард задумался, не жалеют ли они в эту минуту о том, что принесли ему клятву верности, и почувствовал неловкость оттого, что рассказывает о своем происхождении людям, которых не знает по-настоящему.

– Вы все еще не объяснили, каким образом нашли меня.

Бердина откинула капюшон, а Кара положила руку Ричарду на плечо, вынуждая его сесть на стул. Стул скрипнул, и Ричард засомневался, выдержит ли он его вес, но стул выдержал. Кара взглянула на солдат.

– Может, лучше вы ему объясните, поскольку чувствуете узы сильнее, Улик?

Улик выпрямился.

– С чего начать?

Кара хотела что-то сказать, но Ричард перебил ее:

– Мне еще многое нужное сделать, а времени мало. Начни с главного. Что это за узы?

– Я расскажу то, чему нас учили, – кивнул Улик.

Ричард махнул рукой в сторону лавки, показывая, чтобы Улик сел. Ему было неприятно смотреть снизу вверх на этого гиганта. Бросив взгляд через плечо, Ричард увидел, что Гратч вылизывает на себе шерсть, не забывая следить за людьми. Ричард ободряюще улыбнулся ему. Гратч впервые попал в такую большую компанию, но, учитывая дальнейшие планы Ричарда, ему пора было к этому привыкать. Морда гара сморщилась в ответной улыбке, однако уши стояли торчком, словно он к чему-то прислушивался. Ричард пожалел, что не знает точно, много ли гар понимает из того, что слышит.

Улик придвинул лавку и сел.

– Давным-давно...

– Как давно? – прервал его Ричард. Улик провел пальцем по костяной рукоятке кинжала, прикидывая.

– Очень давно... Когда только образовалась Д'Хара. Наверное, несколько тысячелетий назад...

– И что же?

– Одним словом, узы эти возникли в те времена. Первый Магистр Рал объял своей силой, своей магией весь д'харианский народ, чтобы защитить его.

– Ты хочешь сказать, чтобы править им? – поднял бровь Ричард. Улик покачал головой.

– Это было взаимное соглашение. Дом Ралов, – он постучал по букве «Р» у себя на груди, – должен был стать магией, а народ – сталью. Мы защищаем его, а он, в свою очередь, нас. Мы связаны друг с другом.

– Зачем волшебнику защита сталью? Волшебник владеет магией.

Улик, скрипнув кожей, облокотился на колено и наклонился вперед, серьезно глядя на Ричарда.

– Вот вы владеете магией. Всегда ли она вас защищала? Вы не можете все время не спать, все время смотреть, кто у вас за спиной, и магия вам не поможет, если нападающих много. Даже волшебник умрет, если ему перерезать горло. Мы нужны вам.

Поразмыслив, Ричард не мог не согласиться с тем, что услышал.

– И все же – какое отношение эти узы имеют ко мне?

– Магия связывает народ Д'Хары с Магистром Ралом. Когда Магистр умирает, эта связь переходит к его наследнику – если тот обладает даром. – Улик пожал плечами. – Узы – это и есть магия. Все д'харианцы их чувствуют. С самого рождения. И благодаря этим узам мы узнаем Магистра. Когда Магистр Рал рядом, мы ощущаем его присутствие. Так мы вас и нашли. Чем меньше расстояние, тем сильнее чувствуются узы.

Ухватившись за спинку стула, Ричард резко наклонился вперед.

– Ты хочешь сказать, что все д'харианцы чувствуют мое присутствие и знают, где я нахожусь?

– Нет. Это нечто большее. – Улик сунул палец под нагрудник и с наслаждением почесался. Он явно не знал, как объяснить лучше.

Бердина поставила ногу на лавку и, облокотившись на колено, пришла на помощь солдату.

– Видите ли, прежде всего мы должны узнать нового Магистра Рала. Узнать и признать его власть. Признать не путем какой-нибудь церемонии, а скорее в душе. Мы можем и не хотеть признавать этого человека, как было в предыдущем случае, но, если он Магистр, тут уже никуда не денешься. Это выше нас.

– Иными словами, это некий род веры.

Лица всех присутствующих просветлели.

– Да. Именно так это лучше всего объяснить, – сказал Иган. – Как только мы признали его власть, до тех пор, пока Магистр Рал жив, мы связаны с ним узами. Когда он умирает, новый Магистр Рал занимает его место, и тогда мы уже связаны узами с ним. Во всяком случае, именно так должно быть. Но в этот раз что-то пошло не так, и Даркен Рал, или его дух, каким-то образом удержал часть себя в этом мире.

Ричард выпрямился.

– Врата. Шкатулки в Саду Жизни – врата в нижний мир, и одна оставалась открытой. Но когда я вернулся две недели назад, то закрыл ее, и Даркен Рал отправился в Подземный мир – теперь уже навсегда.

Улик потер ладонь о ладонь, и мышцы на его руках вздулись буграми.

– Когда Даркен Рал умер в начале зимы, вы произнесли речь перед Дворцом. Многие д'харианцы, которые слышали вас, поверили, что вы – новый Магистр Рал. Но некоторые – нет. Кое-кто по-прежнему связан узами с Даркеном Ралом. Должно быть, так случилось потому, что эти врата, о которых вы говорите, были открыты. Такого раньше никогда не бывало. Во всяком случае, я никогда ни о чем похожем не слышал. Вернувшись, вы не только уничтожили при помощи вашего дара дух Даркена Рала, но и нанесли поражение восставшим офицерам, которые не признали вас. Изгнав дух Даркена Рала, вы разорвали узы, связывавшие его с ними, и убедили всех во Дворце, что вы – Магистр Рал. Теперь они верны вам. Весь Дворец. Они связаны узами только лишь с вами.

– Как и должно быть, – решительно закончила Раина. – Вы обладаете даром. Вы волшебник. Вы – магия против магии, а д'харианцы, ваш народ, – сталь против стали.

Ричард поглядел в ее темные глаза.

– Об этих узах, об этой истории насчет магии против магии и стали против стали я знаю меньше, чем о том, как быть волшебником, а о волшебстве мне почти ничего не известно. Я не знаю, как пользоваться магией.

Морд-Сит некоторое время смотрели на него, а затем рассмеялись, словно он удачно пошутил.

– Я не шучу. Я не знаю, как пользоваться своим даром.

Холли хлопнула его по плечу и указала на Гратча.

– Вы управляете животными, в точности как Даркен Рал. Мы этого не можем. Вы даже с ним разговариваете. С гаром!

– Ты просто не понимаешь. Я спас его, когда он был еще совсем маленький. Я вырастил его, только и всего. Мы с ним подружились. Это не магия.

Холли снова хлопнула его по плечу.

– Может, для вас это и не магия, Магистр Рал, но никто из нас на такое не способен.

– Но...

– Сегодня на наших глазах вы стали невидимым, – сказала Кара. Она уже не смеялась. – Вы будете утверждать, что и это не магия?

– Ну да, полагаю, это магия, но не совсем та, что вы думаете. Вы просто никак не поймете...

Кара выгнула бровь.

– Магистр Рал, для вас такие штучки обычное дело, потому что вы владеете даром. А для нас это магия. Неужели вы предполагаете, что любой из нас может сделать то же, что и вы?

Ричард провел ладонью по лицу.

– Нет, вы этого сделать не сможете. И все-таки это не то, что вы думаете.

Раина одарила его тем взглядом Морд-Сит, который обязывал к повиновению. У Ричарда моментально отнялся язык. Хотя он не был больше пленником Морд-Сит и эти женщины теперь были его союзницами, обучение эйджилом быстро не забывается.

– Магистр Рал, – произнесла Раина, и ее тихий голос наполнил все помещение, – в Народном Дворце вы сражались с духом Даркена Рала. Вы, обычный человек, сражались с духом могущественного волшебника, который вернулся из мира мертвых, чтобы уничтожить всех. У него не было тела, это был призрак, существующий только благодаря волшебству. С ним вы могли сразиться лишь с помощью своей собственной магии.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.