Сделай Сам Свою Работу на 5

Третье правило волшебника, или Защитники паствы 10 глава

Подчеркнуто не замечая горожан на балконах, гости начали разбредаться по залу, стараясь держаться подальше от двух Защитников Паствы, хотя и делали вид, что так получается случайно. Негромко переговариваясь, все ждали появления хозяина. В своих роскошных одеждах гости смахивали на часть украшений зала.

Никто не изумлялся вслух великолепием убранства дворца Исповедниц, и Тобиас предположил, что большинство приглашенных и раньше были здесь частыми гостями.

Броган никогда не бывал в Эйдиндриле, но лизоблюдов и льстецов мог узнать с первого взгляда. При дворе его короля их было более чем достаточно.

Лунетта держалась поближе к брату. Она почти не смотрела по сторонам и не замечала насмешливых взглядов гостей. Впрочем, те постепенно перестали обращать внимание на женщину, стоящую между двумя Защитниками Паствы в алых плащах.

Приглашенные были больше увлечены беседой друг с другом и обсуждением предстоящей встречи с Магистром Ралом, чем этим чучелом в обносках. Гальтеро обвел зал внимательным взглядом, но его интересовала отнюдь не роскошь убранства. Он оценивал обстановку с тактической точки зрения: где стоят часовые, как расположены выходы и что предпринять, если вдруг возникнет опасность. Мечи, которые висели на поясе у него и Брогана, не были украшением.

Несмотря на отвращение, Тобиас был заворожен и едва ли не восхищен этим местом. Отсюда Матери-Исповедницы и волшебники управляли Срединными Землями, здесь на протяжении многих тысячелетий Совет поддерживал единство страны, лелея и взращивая магию. Именно из этого места тянулись по всему миру щупальца Владетеля.

Теперь единство дало трещину. Магия утратила свою власть над людьми и осталась без защиты. Ее время истекло. Срединным Землям пришел конец. Скоро дворец заполнится алыми плащами, и только Защитники Паствы будут восседать на троне. Тобиас улыбнулся. События неумолимо двигались к концу, который легко было предвидеть.

К ним подошли мужчина и женщина. Дама, с роскошными черными волосами и огромном количеством краски на бледном лице, обратилась к Брогану:



– Вы только представьте, нас сюда пригласили и не предложили никаких угощений!

В ожидании ответной реплики она поигрывала атласной лентой на поясе своего желтого платья, но, поскольку Броган промолчал, заговорила опять:

– Вам не кажется, что это очень вульгарно – не предложить даже бокал вина? Надеюсь, он не рассчитывает, что в следующий раз мы ответим на его приглашение, после того, как он вел себя столь оскорбительно!

– Вы знакомы с Магистром Ралом? – спросил Тобиас, заложив руки за спину.

– Быть может, я встречала его раньше, – не помню. – Сверкнув великолепными перстнями, дама смахнула с обнаженного плеча несуществующую пылинку. – Меня так часто приглашают сюда, во дворец, что мне трудно запомнить всех, с кем меня знакомят. В конце концов, герцог Лумхольц и я скоро сами будем править страной, поскольку принц Фирен убит.

Она игриво надула алые губки.

– Зато я абсолютно уверена, что никогда не встречала здесь Защитников Паствы. Совет полагал, что они слишком часто вмешиваются куда их не просят. Не то чтобы я была с этим согласна, смею заметить, – но он запретил им заниматься своим... делом за пределами собственной страны. Впрочем, сейчас мы, похоже, остались без Совета. Как ужасно, что советников убили прямо вот здесь, когда они обсуждали будущее Срединных Земель. Но что привело сюда вас, сударь?

Через ее плечо Тобиас увидел, что солдаты закрывают двери. Поглаживая усы, он в ожидании посмотрел на возвышение, где обычно заседал Совет.

– Меня, как и вас, «пригласили».

Герцогиня Лумхольц тоже посмотрела на подиум.

– Я слышала, что Защитники Паствы пользуются большим уважением в Имперском Ордене.

Ее спутник, властного вида мужчина в расшитом золотом одеянии, прислушивался к беседе, старательно делая вид, что его внимание сосредоточено на чем-то другом. По темным волосам и густым бровям Тобиас уже понял, что он уроженец Кельтона. Кельтонцы быстро объединились с Орденом. Они тщательно оберегали свой собственный высокий статус, но им было хорошо известно, что в Ордене прислушиваются к мнению Защитников Паствы.

– Я удивлен, сударыня, что вы способны вообще что-то слышать – так много вы говорите.

Лицо герцогини стало таким же пунцовым, как ее губы. От ожидаемой возмущенной отповеди Брогана избавило внезапное оживление в толпе. Он был недостаточно высок, чтобы видеть поверх голов, поэтому терпеливо ждал, понимая, что Магистр Рал наверняка поднимется на подиум. Поэтому Броган предусмотрительно занял выгодную позицию: достаточно близко, чтобы хорошо видеть, и достаточно далеко, чтобы самому не бросаться в глаза. В отличие от остальных гостей он отдавал себе отчет в том, что это отнюдь не светский прием.

Скорее всего ночка окажется штормовой, и, если вдруг полетят молнии, ему вовсе не хотелось оказаться самым высоким деревом. В отличие от окружавших его дураков Тобиас Броган знал, когда следует соблюдать осторожность.

Рота д'харианских солдат оттеснила гостей к стенам, и в образовавшемся проходе плечом к плечу встали копейщики. Рота тем временем развернула строй перед подиумом, оцепив его кольцом стали. Повернув голову, Броган встретился взглядом с ледяными глазами Гальтеро. Тот тоже понимал, что это не светский прием.

Толпа загудела. Судя по всему, происходило что-то для дворца Исповедниц беспримерное. Побагровев от возмущения, дворяне высказывали друг другу все, что думают по поводу вооруженных людей в зале Совета в то время, когда здесь принято вести дипломатические переговоры.

Что касается Брогана, то он относился к дипломатии безо всякого пиетета.

Пролитая кровь действует куда лучше, и эффект держится дольше. У него создалось впечатление, что Магистр Рал тоже об этом знает в отличие от остальных дураков.

Теперь Тобиас понял, чего добивается этот Магистр Рал. Ничего удивительного: в конце концов, д'харианцы сделали за Орден почти всю работу.

Армия, шедшая на Эбиниссию, которую Броган встретил в горах, едва ли не целиком состояла из д'харианцев. Д'харианцы взяли Эйдиндрил и навели здесь порядок перед тем, как передать его Ордену. Они сражались с мятежниками в то время как другие, вроде кельтонцев, лишь отдавали приказы в расчете на то, что мятежники перебьют их союзников.

Учитывая все это, Магистр Рал, без сомнения, намерен потребовать привилегий для Д'Хары и собирается заставить присутствующих согласиться на его требования. Тобиас даже пожалел, что угощение не было выставлено: забавно полюбоваться, как эти щеголи поперхнутся вином, когда Магистр Рал изложит свою позицию.

За копейщиками вошли два д'харианца, которые были такими огромными, что даже Броган мог видеть их поверх голов. Когда они поднялись к подиуму и генерал разглядел шипастые обручи у них на предплечьях, Гальтеро шепнул ему:

– Этих двоих я уже видел.

– Где? – прошептал в ответ Броган. Гальтеро, глядя на солдат, покачал головой:

– Где-то в городе.

Отвернувшись от Гальтеро, Тобиас с изумлением обнаружил, что следом за д'харианцами идут три женщины, затянутые в красную кожу. Вспомнив рапорты своих людей, Тобиас понял, что это не кто иные, как Морд-Сит. О Морд-Сит говорили, что, если они поймают кого-то, кто владеет магией, этому человеку конец. Было время, Броган хотел заполучить себе на службу одну из них, но ему растолковали, что Морд-Сит служат только Магистру Ралу из Д'Хары и предложения такого рода им лучше не делать. Насколько ему было известно, Морд-Сит нельзя было купить ни за какие деньги.

Если Морд-Сит заставили гостей поежиться, то появление следующего персонажа повергло их в ужас. У всех просто отвисли челюсти при виде огромного зверя, когтистого, клыкастого и крылатого. Даже Брогану стало не по себе. С тех пор, как прошлой весной пали границы, короткохвостые гары, эти злобные хищники, доставили Защитникам Паствы немало неприятных минут. Правда, пока этот зверь мирно шагал за Морд-Сит. Проверяя, легко ли выходит меч из ножен, Броган заметил, что Гальтеро делает то же самое.

– Пожалуйста, господин генерал, – захныкала Лунетта. – Я хочу уйти, сейчас же!

И опять отчаянно принялась чесать руки. Броган схватил ее за плечо, притянул к себе и прошипел сквозь стиснутые зубы:

– Обрати внимание на этого Магистра Рала, иначе я решу, что больше не нуждаюсь в твоих услугах. Ясно?! И прекрати скрестись!

Глаза Лунетты наполнились слезами.

– Да, господин генерал.

– И вслушивайся во все, что он скажет.

Лунетта послушно кивнула. Тем временем два огромных д'харианца встали по обе стороны подиума. Женщины в красном застыли между ними, а в середине осталось место – по всей вероятности, для Магистра Рала, когда он наконец соизволит появиться. Гар возвышался за стульями.

Светловолосая Морд-Сит, стоявшая ближе к середине подиума, обвела присутствующих пронзительным взглядом, и все шепотки сразу же прекратились.

– Люди Срединных Земель, – произнесла Морд-Сит, указывая рукой на пустоту возле себя. – Я представляю вам Магистра Рала.

 

* * *

 

В воздухе образовалась тень, потом черный плащ распахнулся, и на подиуме возник мужчина.

Стоящие ближе к возвышению испуганно отшатнулись. Кто-то в ужасе вскрикнул, а некоторые даже рухнули. Самые смелые владельцы мечей обнажили свое игрушечное оружие, но солдат-д'харианец из первого ряда ледяным тоном приказал их убрать, и мечи послушно исчезли в ножнах.

Лунетта, не переставая чесаться, глядела на Магистра Рала, и на этот раз Броган не стал ее останавливать. Даже он почувствовал зуд от близости мерзкой магии.

Мужчина на подиуме терпеливо подождал, пока все успокоятся, а потом негромко заговорил:

– Я – Ричард Рал, которого д'харианцы называют Магистром Ралом. В других землях я известен под иными титулами. Пророчества, сделанные в глубоком прошлом, еще задолго до появления Срединных Земель, провозгласили мое пришествие. – Он сошел с подиума и встал между Морд-Сит. – Но я намерен говорить с вами о будущем.

Не такой большой, как два стоящих рядом с ним д'харианца, Магистр Рал тем не менее был крупным мужчиной, атлетически сложенным и высоким и в то же время на удивление юным на вид. Одежда его – черный плащ, высокие сапоги, темные штаны и простая рубашка – была довольно невзрачной, особенно для того, кого называют «Магистром», и, несмотря на тонкой работы ножны, висевшие у него на боку, выглядел он как обычный лесник. И еще Тобиас подумал, что Магистр Рал кажется очень усталым – словно его тяготит большая ответственность.

Тобиас не был новичком в битвах и по той грации, с какой двигался Магистр Рал, по тому, с каким изяществом он носил перевязь с мечом, понял, что к нему нельзя относиться с пренебрежением. Его меч – не для красоты. Это оружие. С первого взгляда было видно, что Магистру не раз приходилось принимать нелегкие решения и он пережил их все. Несмотря на внешнюю скромность, его окружал ореол власти и силы.

Дамы, которые в большинстве своем уже пришли в себя, посылали Магистру Ралу чарующие улыбки и прибегали к обычным уловкам, что применяются женщинами, когда они желают привлечь внимание лиц, облеченных властью. Даже если бы Магистр был не очень привлекателен внешне, они все равно делали бы то же самое, хотя, возможно, и менее искренне. Но Магистр Рал либо не заметил их ухищрений, либо предпочел сделать вид, что не замечает.

Однако Тобиаса Брогана интересовали его глаза. Ведь именно в глазах отражается человеческая сущность, и на этот счет он редко обманывался. Когда стальной взгляд Магистра Рала обратился на гостей, одни невольно попятились, другие застыли как вкопанные, а кое-кто вздрогнул. И когда этот взгляд остановился на Брогане, Тобиас сумел оценить сердце и душу Магистра Рала.

Ему хватило мгновения, чтобы понять: этот человек очень и очень опасен.

Было ясно, что хотя Магистр Рал молод и неловко себя чувствует в центре внимания, но в битве будет сражаться отчаянно и мстить до конца. Тобиасу уже доводилось видеть такие глаза. Этот человек, подумал он, прошибет головой скалу, чтобы тебя убить.

– Я его знаю, – вдруг прошептал Гальтеро.

– Что?! Откуда?

– Сегодня утром я собирал свидетелей и наткнулся на этого человека. Я хотел привести его к вам для допроса, но появились эти двое гигантов и утащили его у меня из-под носа.

– Не повезло. Если бы...

Броган не договорил. Магистр Рал смотрел прямо на него, и Тобиасу показалось, что в него пронзительными серыми глазами вперился хищник.

Взгляд Магистра Рала переместился к Лунетте. Она замерла. Удивительно, но губы Магистра тронула легкая улыбка.

– Из всех присутствующих здесь дам, – сказал ей Магистр Рал, – ваш наряд самый красивый.

Лунетта просияла. Тобиас чуть было не рассмеялся вслух. Магистр Рал только что передал гостям короткое, но содержательное послание: их положение в обществе для него ничто. Броган внезапно обрадовался: нет сомнения, Орден немало приобретет, если среди его вождей будет такой человек.

– Имперский Орден, – начал Магистр Рал, – считает, что настало время объединить мир под новым законом: законом Ордена. Он заявляет, что во всех человеческих несчастьях повинна магия. Он говорит, что она – причина падения человека. Он утверждает, что магию следует изгнать из этого мира.

Некоторые в зале согласно забормотали, другие высказывались скептически, но большинство молчали.

Магистр Рал указал рукой на самое высокое кресло, стоящее в центре подиума.

– Ради осуществления этой цели, в свете того, что сам Орден провозгласил своей божественной миссией, он не потерпит независимости ни одной из стран. Орден желает, чтобы все оказались под их влиянием и шли в будущее единым народом: подданными Имперского Ордена.

Он на мгновение замолчал и, окинув взглядом присутствующих, продолжал:

– Но магия не является фундаментом зла. Это утверждение – всего лишь предлог, чтобы развязать войну за собственное господство.

По залу пробежал шепоток, кое-где вспыхнули тихие, но ожесточенные споры.

Герцогиня Лумхольц вышла вперед, требуя внимания. Прежде чем поклониться Магистру, она улыбнулась.

– Магистр Рал, то, что вы говорите, весьма интересно, но присутствующие здесь Защитники Паствы, – она махнула рукой в сторону Тобиаса, – утверждают, что магия насаждается Владетелем.

Броган не шевельнулся и не произнес ни слова. Магистр Рал даже не поглядел в его сторону. Он не сводил глаз с герцогини.

– Ребенок, только что появившийся на свет, это магия. Назовете ли вы его злом?

Величественно подняв руку, герцогиня призвала к молчанию толпу у себя за спиной.

– Защитники Паствы свидетельствуют, что магия – порождение самого Владетеля и, соответственно, является воплощением зла.

Из разных мест зала, в том числе и с балконов, послышались одобрительные возгласы. На этот раз Магистр Рал поднял руку, призывая к тишине.

– Владетель – разрушитель, враг света и жизни, дыхание смерти. Насколько я слышал, только Создатель, своим могуществом и властью, создает все, что существует.

Присутствующие в один голос согласились с этим.

– В таком случае, – продолжал Магистр Рал, – тот, кто говорит, что магия порождена Владетелем, – богохульствует. Разве способен Владетель создать новую жизнь? Нет, он может лишь уничтожить ее. И приписывать Владетелю возможность созидания, которая присуща только Создателю, означает отдавать ему власть над невинными существами. А это не что иное, как ересь.

В гробовой тишине Магистр Рал наклонился к герцогине:

– Вы вышли вперед, сударыня, чтобы сознаться в ереси? Или чтобы ради своей выгоды обвинить в ереси кого-то другого?

С пунцовым лицом она отступила за спину мужа. Герцог, который давно уже утратил прежнюю невозмутимость, погрозил Магистру Ралу пальцем.

– Можете сколько угодно играть словами, но факт остается фактом: Имперский Орден борется со злом Владетеля и хочет объединить нас в этой борьбе. Его цель – чтобы все народы процветали вместе. Магия же отказывает человечеству в этом праве. Я кельтонец и горжусь своей страной, но пришло время перешагнуть через обособленность отдельных и, как правило, слабых государств. Мы вели долгие переговоры с Орденом, и они показали себя весьма цивилизованными и порядочными людьми, которые желают вполне мирного объединения всех земель.

– Благородная идея, – спокойно ответил Магистр Рал. – Однако она уже воплотилась в Срединных Землях, которые вы погубили из жадности.

– Имперский Орден – это совсем другое. Он предлагает подлинное могущество и прочный, длительный мир.

Магистр Рал сурово поглядел на герцога.

– На кладбище действительно мир нарушается редко, – заметил он и обвел собравшихся грозным взглядом. – Не так давно армия Ордена прошла по Срединным Землям, затягивая других в свои сети. Многие присоединились к ним, и войска Ордена стали сильнее. Армию вел д'харианский генерал Ригс, а офицерами у него были уроженцы других стран. Кроме того, им помогал волшебник по имени Слагл, кельтонец по происхождению. Эта армия обрушилась па Эбиниссию, столицу Галеи, тысячекратно превосходя в численности защитников города. Имперский Орден призвал галеанцев стать подданными Имперского Ордена. Жители Эбиниссии, помня свое обязательство защищать единство Срединных Земель, выступили против захватчиков.

Герцог открыл было рот, собираясь что-то сказать, но впервые за это время тон Магистра Рала стал угрожающим, и он счел за лучшее промолчать.

– Галеанская армия защищала город до последнего человека. Волшебник воспользовался своим умением, чтобы обрушить стены города, и Имперский Орден ворвался в Эбиниссию. Но когда галеанские войска были уничтожены, Имперский Орден не стал занимать город, а прошел сквозь него, как стая диких зверей, насилуя и убивая беспомощных жителей.

Магистр Рал наклонился вперед и ткнул пальцем в герцога Лумхольца.

– Орден вырезал все население Эбиниссии: мужчин и женщин, стариков и младенцев. Они сажали на колья беременных женщин, чтобы убить сразу и мать, и дитя в ее чреве!

С покрасневшим от бешенства лицом Магистр ударил кулаком по столу, и от этого звука все вздрогнули.

– Этими деяниями Имперский Орден продемонстрировал ложность всех своих заявлений! Он потерял право учить кого-либо, что есть благо, а что – зло. Добродетель несвойственна этим людям, и они пришли сюда по единственной причине: завоевывать и подавлять. Резня в Эбиниссии должна была показать остальным, что их ждет, если они откажутся подчиниться! Имперский Орден не остановят ни границы, ни доводы рассудка. Люди, чьи клинки обагрены кровью младенцев, не знают ничего о добре. И не смейте даже пытаться доказать мне обратное! Имперский Орден не достоин, чтобы его защищали! Он показал клыки, скрытые до времени, и, клянусь духами, теперь ему нет и не может быть веры!

Сделав глубокий вздох, чтобы успокоиться, Магистр Рал выпрямился.

– И те невинные люди, что были на острие меча, и те, кто держал этот меч, – все многое потеряли в тот день. Те, кто был на острие, потеряли жизнь. А те, кто держал меч, утратили человечность и право быть выслушанными. И я заявляю: любой, кто присоединится к ним, – мой враг.

– А из кого состояли эти войска? – спросил кто-то. – В основном из д'харианцев, как вы сами сказали. А вы – владыка Д'Хары. После того как прошлой весной пали границы, д'харианцы совершали в Срединных Землях такие же злодеяния, как то, о котором вы говорили с таким гневом. Хотя Эйдиндрил не подвергся этим жестокостям, многие города постигла та же участь, что и Эбиниссию. И теперь вы хотите, чтобы мы вам поверили? А чем же вы лучше?

Магистр Рал кивнул.

– То, что вы говорите о Д'Харе, – правда. Тогда во главе Д'Хары стоял Даркен Рал. Он мой отец, но он не растил меня и не воспитывал по своему образу и подобию. Даркен Рал хотел примерно того же, чего хочет сейчас Имперский Орден: править миром. Разница только в том, что он в отличие от Ордена не пытался замаскировать свои цели благородными словами и выступал от своего имени, не опираясь на другие страны. Как и Орден, для достижения своих целей Даркен Рал использовал не только военную силу, но и магию, не останавливаясь ни перед каким злодеянием, чтобы достичь своей цели.

– Значит, вы такой же, как он.

Магистр Рал покачал головой:

– Нет, не такой. Я не стремлюсь к власти. Я взял в руки меч только потому, что у меня есть возможность противостоять захватчикам. Я сражался на стороне Срединных Земель против собственного отца. И в конце концов за свои преступления он погиб от моей руки. А когда он воспользовался своей гнусной магией, чтобы вернуться из Подземного мира, я тоже прибег к магии, чтобы остановить его и отправить назад к Владетелю. Потом – тоже с помощью магии – я закрыл врата, которыми пользовался Владетель, чтобы засылать своих приспешников в мир живых.

Броган скрипнул зубами. По собственному опыту он знал, что еретики пытаются скрыть свои истинные намерения, рассказывая басни о том, как храбро они сражались с Владетелем и его приспешниками. Он достаточно наслушался подобных россказней и умел увидеть за ними подлинное зло. Последователи Владетеля, как правило, слишком трусливы, чтобы показать свою истинную сущность, и прикрывают ее подобными байками.

Броган прибыл бы в Эйдиндрил гораздо раньше, если бы по пути из Никобариса ему не попалось так много гнездилищ зла. Города и деревни, где на первый взгляд были одни лишь праведники, при ближайшем рассмотрении просто кишели слугами Владетеля. Когда некоторые особо ретивые поборники своей чистоты подвергались должному допросу, то в конечном итоге сознавались в богохульстве. Главное было применить нужные методы – и имена стреганиц и еретиков, соблазнявших людей при помощи магии, так и сыпались с языков.

Единственным выходом было очищение. Целые города и деревни нужно было очистить огнем. Чтобы Владетелю не осталось даже указательных столбов.

Защитники Паствы выполнили эту работу во славу Создателя, но она отняла у них много сил, а главное – времени.

Броган снова прислушался к тому, что говорил Магистр Рал.

– Я принял вызов только потому, что этот меч мне буквально сунули в руки. И я прошу, чтобы вы судили обо мне не по тому, что делал мой отец, а по тому, что делаю я. Я не убиваю невинных, беззащитных людей. А Имперский Орден убивает. Пока я не нарушил доверия честных людей, у меня есть право на честный и беспристрастный суд. Я не могу стоять в стороне и наблюдать, как торжествуют злодеи. Я буду сражаться с ними всем, что есть в моем распоряжении, в том числе и магией. И если вы встанете на сторону этих убийц, не ждите милосердия от моего меча.

– Все, что мы хотим, это мира! – выкрикнул кто-то.

Магистр Рал снова указал на стоящее в центре подиума кресло:

– Это кресло Матери-Исповедницы. Тысячелетиями Матери-Исповедницы мудро правили Срединными Землями и следили за тем, чтобы все народы Срединных Земель могли мирно жить бок о бок, не опасаясь вмешательства в их дела. – Он оглядел присутствующих. – Совет пожелал разрушить мир, за который боролся этот дворец и о котором вы так тоскуете. Совет единогласно приговорил Мать-Исповедницу к смерти, и ее обезглавили.

Магистр Рал медленно извлек из ножен меч и положил на край стола так, чтобы он был виден каждому.

– Я уже говорил, что я известен под многими именами. Кое-где меня знают как Искателя Истины, названного так Волшебником Первого Ранга. Я ношу Меч Истины по праву. Прошлой ночью я казнил членов Совета за измену. – Он помолчал.

– Вы – представители различных стран Срединных Земель. Мать-Исповедница дала вам возможность сохранить единство, но вы отвернулись и от ее предложения, и от нее самой.

Кто-то невидимый Брогану нарушил ледяное молчание, повисшее в зале после этих слов.

– Не все из нас одобрили действия Совета. Многие хотят сохранить Срединные Земли. Если Срединные Земли снова объединятся в борьбе, они станут еще сильнее.

Послышались возгласы, выражающие согласие и обещания сделать все возможное для нового объединения страны. Но многие хранили молчание.

– Теперь уже поздно. Вы упустили эту возможность. Мать-Исповедница терпела ваше упрямство. – Магистр Рал со звоном вложил меч обратно в ножны. – Я не стану.

– Что это значит? – спросил герцог Лумхольц звенящим от возмущения голосом. – Вы – Д'харианец. У вас нет никакого права указывать нам, как управлять Срединными Землями! Это наше дело!

Магистр Рал стоял неподвижно, как изваяние. Негромко, но властно он проговорил:

– Срединных Земель больше не существует. Я распускаю их, здесь и сейчас. Отныне каждая страна будет жить сама по себе.

– Срединные Земли – не ваша собственность!

– Но и не Кельтона! Но Кельтон рвался править Срединными Землями.

– Как вы смеете обвинять нас...

Магистр Рал поднял руку, и герцог замолк.

– Вы ничуть не более ненасытны, чем другие! Многие из вас стремились убрать с пути Мать-Исповедницу и волшебников, чтобы без помех делить добычу.

Лунетта дернула Тобиаса за рукав.

– Правда, – прошептала она. Броган ледяным взглядом заставил ее заткнуться.

– Но я здесь не для того, чтобы обсуждать принципы управления Срединными Землями. Я уже сказал, что Срединные Земли распущены. – Магистр Рал оглядел присутствующих таким свирепым и решительным взглядом, что Тобиасу пришлось напомнить самому себе, что пора сделать вдох. – Я здесь для того, чтобы объявить вам условия капитуляции.

Толпа разразилась криками. Покрасневшие от гнева мужчины выхватывали мечи и потрясали ими над головами.

Герцог Лумхольц громовым голосом велел всем замолчать и вновь повернулся к подиуму.

– Не знаю, что за сумасшедшие идеи бродят в вашей голове, молодой человек, но за город отвечает Имперский Орден. Представители многих стран заключили с ним соглашение на вполне разумной основе. Срединные Земли останутся и будут существовать под управлением Ордена. И никогда не капитулируют перед какой-то там Д'Харой!

Толпа рванулась к Магистру Ралу, но в руках Морд-Сит немедленно появились красные пруты, солдаты выхватили мечи, копейщики выставили перед собой пики, а крылья гара распахнулись. Зверь зарычал, обнажив огромные клыки, и глаза его загорелись изумрудным огнем. Магистр Рал стоял неподвижно, словно гранитная скала. Толпа остановилась и отхлынула.

Внезапно Магистр Рал подобрался и стал таким же грозным, как его телохранители.

– Вам была предоставлена возможность сохранить Срединные Земли, и вы ее упустили. Д'Хара больше не подчиняется Имперскому Ордену, и Эйдиндрил в наших руках.

– Это вам только кажется, что Эйдиндрил в ваших руках, – заявил герцог. – У Кельтона здесь войска, как и у прочих стран, и мы не собираемся сдавать город.

– С этим вы тоже опоздали. – Магистр Рал поднял руку. – Позвольте представить вам генерала Райбиха, командующего д'харианскими войсками в Эйдиндриле.

Генерал, высокий рыжебородый мужчина, покрытый боевыми шрамами, взошел на подиум, стукнул себя кулаком в грудь, салютуя Магистру Ралу, и повернулся к толпе.

– Мои войска контролируют Эйдиндрил и его окрестности вот уже несколько месяцев. Мы наконец освободились из-под власти Ордена и снова стали д'харианцами, ведомыми Магистром Ралом. Д'харианские войска не любят сидеть на одном месте. И если кто-то из вас хочет повоевать, я лично буду только приветствовать это, поскольку Магистр Рал запретил нам первыми начинать кровопролитие. Но если нам придется защищаться, духам известно, что мы доведем дело до конца. Я что-то засиделся и с удовольствием займусь чем-нибудь более интересным, чем следить за порядком среди бродяжек и попрошаек. – Он помолчал. – Ваши дворцы охраняются воинскими подразделениями. На мой профессиональный взгляд, если вы дружно решите отстаивать город всеми имеющимися у вас силами и сделаете это организованно, у нас уйдет день, от силы два, чтобы прикончить всех. А потом у нас уже не будет повода для беспокойства. Когда начинается битва, д'харианцы не берут пленных.

Генерал, поклонившись Магистру Ралу, отошел назад, а в толпе поднялся невероятный шум. Все пытались говорить одновременно. Кто-то начал выкрикивать угрозы. Магистр Рал поднял руку:

– Тихо! – Тишина наступила почти мгновенно, и он продолжил:

– Я пригласил вас сюда, чтобы вы выслушали то, что я только что сказал. А вас мне интересно будет послушать, когда вы капитулируете перед Д'Харой. Не раньше! Имперский Орден желает править Д'Харой и всеми Срединными Землями. Д'Хару он уже потерял – я правлю Д'Харой. Потерял он и Эйдиндрил. Д'Хара правит Эйдиндрилом. У вас была надежда объединиться, но вы ее упустили. Ее больше нет. Теперь у вас два варианта. Во-первых, вы можете встать на сторону Имперского Ордена. Он будет править вами железной рукой. У вас не будет ни свободы, ни прав. Вся магия будет уничтожена, кроме той, с помощью которой они будут держать вас в повиновении. Если вы выживете, то будете жить в вечном мраке, без всякой надежды на освобождение. Вы станете их рабами. Второй вариант – сдаться Д'Харе.

Вы будете жить по законам Д'Хары и получите все права, которые в них предусмотрены. Вы будете иметь право на плоды своего труда, право торговать и наживать богатство, до тех пор, пока трудитесь в рамках закона и считаетесь с правами других. Магия будет защищена, и ваши дети будут рождаться в свободном мире, где возможно все. И когда Имперский Орден будет разбит, воцарится мир. Истинный мир.

Ричард помолчал, как бы собираясь с мыслями, а потом продолжал:

– Но за это придется заплатить определенную цену, и цена эта независимость. Хотя вам будет разрешено сохранить свою культуру, у вас не будет собственных армий. Вооруженные силы будут только у Д'Хары. Совет упраздняется. Капитуляция, полная и безоговорочная, – вот цена, которую каждая страна заплатит за мир и докажет таким образом, что хочет жить в мире со всеми. Как все платили дань Эйдиндрилу, все будут одинаково нести это бремя свободы.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.