Сделай Сам Свою Работу на 5

См.: Борьба КПСС за восстановление и развитие народного

Хозяйства в послевоенный период. М., 1961. С.271-275.

 

 

Документ № 9

ВЫСТУПЛЕНИЕ Я.А.МАЛИКАНА ЗАСЕДАНИИ АТОМНОЙ КОМИССИИ ООН(17 марта)

Марта на очередном заседании атомной комиссии организации Объединенных наций продолжалось обсуждение резолюции Парижской сессии Генеральной ассамблеи о работе этой комиссии. На заседании выступил с речью представитель СССР Я.А.Малик.

Делегация СССР, заявил Малик, на прошлом заседании атомной комиссия внесла предложение о том, чтобы атомная комиссия немедленно приступила к подготовке проектов двух конвенций - конвенции о запрещении атомного оружия и конвенции об установлении международного контроля над атомной энергией. Советская делегация имела в виду при этом одновременное заключение и введение в действие обеих конвенций Внося эти предложения, делегация СССР исходила из того, что подавляющее большинство делегаций на сессии Генеральной ассамблеи в Париже не только выразило глубокую тревогу и сожаление по поводу того, что в атомной комиссии до сих пор не было достигнуто единогласного соглашения, но также высказалось за то, чтобы атомная комиссия продолжала свою работу и, следовательно, добилась практических результатов.

Это желание большинства делегаций на Ассамблее отражает волю и требование народов мира. Оно является требованием всего человечества, совесть которого не может мириться с тем, чтобы такое оружие агрессии и массового уничтожения, как атомная бомба, применялось против человечества, против населенных пунктов, против миллионов детей, женщин и стариков. Малик напомнил о решениях Генеральной ассамблеи, принятых еще в январе и декабре 1946 года и предусматривающих запрещение атомного оружия и изъятие его из национальных вооружений, а также установление контроля над атомной энергией для использования ее только в мирных целях на благо человечества.

Вопросы запрещения атомного оружия и контроля над атомной энергией неразрывно связаны между собой и составляют две стороны одной и той же международной проблемы атомной энергии.



В ходе обсуждения проблемы атомной энергии и на Генеральной ассамблее, и в Совете безопасности, и в атомной комиссии, заявил Малик, с предельной ясностью выявились два подхода к решению вопроса об атомной энергии. Один подход - подход Советского Союза - заключается в том, чтобы в интересах всего человечества запретить немедленно и безотлагательно использование атомной энергии в военных целях, уничтожить запасы атомных бомб, прекратить производство смертоносного атомного оружия, оружия агрессии и массового уничтожения людей, установить строгий международный контроль над атомной энергией, обеспечивающий использование атомной энергии только в мирных целях на благо человечества.

Другой подход - подход правящих кругов Соединенных Штатов и правящих кругов некоторых впавших в зависимость от Соединенных Штатов стран - направлен на то, чтобы создать сверхмощный монопольный атомный трест под контролем Соединенных Штатов, захватить все мировые запасы урановых и торцевых руд во всех странах и на всех территориях земного шара в собственность этого треста, предоставить этому тресту длительный период времени для разведывания, .изучения и освоения запасов атомного сырья, оставляя в то же время в течение всего этого периода вне всякого международного контроля и наблюдения всю атомную промышленность Соединенных Штатов Америки, предоставив им полную возможность по-прежнему бесконтрольно и в неограниченных масштабах продолжать использование атомной энергии в военных целях, производить атомное оружие, накапливать и сохранять его запасы, используя самый факт наличия этих запасов в качестве средства политического, военного и всякого другого давления на народы и страны всего мира.

Коронное различие между этими двумя подходами заключается в том, что позиция СССР соответствует интересам всего человечества, базируется на высоких принципах устава организации Объединенных наций, преследует цели укрепления мира и международной безопасности и отражает искреннее стремление СССР к развитию и укреплению дружбы и сотрудничества между народами.

Позиция правящих кругов и монополий Соединенных Штатов направлена на то, чтобы использовать атомное оружие как оружие агрессии и массового уничтожения, в качестве средства для проведения политики, направленной к установлению мирового господства. Этим и объясняется отрицательное отношение представителей англо-американского блока в атомной комиссии к предложениям советской делегации.

Потерпев поражение в открытой попытке покончить с работой атомной комиссии, указал Малик, англо-американский блок пытается достичь своей цели обходными путями. Именно для этого и делаются теперь попытки отвлечь внимание атомной комиссии в сторону архивной деятельности, в сторону, обсуждения таких «актуальных» проблем, как вопрос о том, какое число швейцаров и курьеров потребуется в аппарате международного органа по контролю над атомной энергией, вместо того, чтобы заниматься вопросами запрещения атомного оружия и контроля над атомной энергией.

Далее Малик остановился на позиции английской делегации. Представитель Англии, сказал он, назвал советские предложения «бесперспективными» и пытался при этом утверждать, что они якобы не соответствуют духу и букве решений Генеральной ассамблеи. Подобные утверждения нельзя рассматривать иначе, как грубое извращение фактов.

Генеральная ассамблея в резолюции от 24 января 1946 года - «Учреждение комиссии для рассмотрения проблем, возникших в связи с развитием атомной энергии», - заявил Малик, требует, как известно, того, чтобы атомная комиссия приступила к своей работе незамедлительно и сделала определенные предложения относительно изъятия из национальных вооружений атомного оружия и всех других основных видов вооружений, пригодных для массового уничтожения, а также относительно контроля над атомной энергией в объеме, необходимом для обеспечения использования атомной энергии только в мирных, целях. Таковы две главные задачи, поставленные резолюцией Генеральной ассамблеи перед атомной комиссией.

Эти же две главные задачи вновь были подтверждены Генеральной ассамблеей в резолюции от 14 декабря 1946 года: «Принципы, определяющие всеобщее регулирование и сокращение вооружений». В этой резолюции сказано: «Генеральная ассамблея настоятельно рекомендует скорейшее выполнение комиссией по атомной энергии ее обязанностей, изложенных в резолюции Генеральной ассамблеи от 24 января 1946 года», а также рекомендует, «чтобы Совет безопасности ускорил рассмотрение проекта конвенции или конвенций по созданию международной системы контроля и инспекции, причем эти конвенции будут включать запрещение атомного и всех других основных видов оружия, которые могли бы применяться в настоящее время и в будущем для массового уничтожения, а также контроль над атомной энергией в объеме, необходимом для обеспечения использования ее только в мирных целях». Таковы решения Генеральной ассамблеи.

Следовательно, продолжал Малик, проект резолюции, внесенный делегацией СССР, о том, чтобы атомная комиссия немедленно приступила к выработке проекта конвенции о запрещении атомного оружия и проекта конвенции о контроле над атомной энергией и чтобы она представила Совету безопасности проекты указанных конвенций к 1 июня 1949 года, не только не противоречит решениям Генеральной ассамблеи, как это пытается утверждать представитель Англии, а, наоборот, прямо и непосредственно вытекает из этих решений и полностью им соответствует.

Именно руководствуясь решениями Генеральной ассамблеи, делегация СССР еще в июне 1946 года внесла проект конвенции о запрещении атомного оружия.

Нет сомнений, что принятием этого советского предложения и заключением указанной конвенции еще в 1946 году проблема использования атомной энергии только в мирных целях была бы давно уже решена и внимание многих тысяч ученых во всех странах было бы сосредоточено на решении проблемы мирного использования атомной энергии, а не на усовершенствовании атомного оружия, как это делается до сих пор, и, прежде всего, в США. Указанный проект конвенции мог бы лечь в основу того проекта конвенции о запрещении атомного оружия, который советская делегация предлагает разработать атомной комиссии и представить Совету безопасности к 1 июня 1949 года.

Затем советский представитель коснулся позиции французского и китайского представителей.

Из предварительного обсуждения предложений советской делегации, продолжал Малик, совершенно очевидно, что некоторые представители англо-американского блока, несмотря на молчание делегации США, довольно ясно и недвусмысленно отражают и излагают точку зрения правящих кругов США. А эта точка зрения, как известно, сводится к тому, чтобы общими разговорами о международном контроле над атомным сырьем не допустить ни заключения международной конвенции о запрещении атомного оружия, ни заключения конвенции о контроле над атомной энергией. Об этом говорит опыт работы атомной комиссии.

Делегация США сводит все дело к тому, чтобы обеспечить создание подчиненного США треста, владеющего всеми мировыми запасами атомного сырья, с оставлением вне всякого международного контроля и наблюдения атомной промышленности США. При всем этом основная ставка делается на продолжение гонки атомного вооружения в США.

Не случайно правящие круги США избегают установления одновременного контроля над всеми стадиями атомного производства, включая и самую важную из этих стадий - производство атомного горючего. Они против строгого и эффективного международного контроля над атомной энергией. Он их не устраивает. Они его боятся. Увлеченные иллюзией, что Соединенные Штаты являются монополистами в области производства атомного оружия, они стремятся как можно дольше обеспечить за собой такую монополию. Именно этим, указал советский представитель, объясняется столь упорное требование делегации Соединённых Штатов установить контроль прежде всего над атомным сырьем во всех странах и на всех территориях земного шара. И не только установить контроль над сырьем, но и передать все урановые и ториевые рудники и все запасы урановой и торцевой руды и все добываемое атомное сырье в собственность и управление контрольного органа, на вывеске которого будет значиться слово «международный», а по существу в нем всем заправляли бы монополии Соединенных Штатов и их агенты.

Идея контроля прежде всего только над сырьем является нелепой и ничем не оправданной. Атомное сырье в общей цепи атомного производства является наиболее ответственной и самой опасной стадией, утверждает американская делегация, а посему, дескать, над ним и должен быть установлен контроль в первую очередь и немедленно. Что же касается всех последующих стадий атомного производства - предприятий по производству атомного горючего, на которых, как известно, производится атомное оружие, то эти стадии атомного производства, говорят авторы американского плана, можно оставить вне контроля до тех пор, пока не будет полностью и окончательно введен эффективный контроль над добычей атомного сырья, пока не будут изучены все районы месторождений этого сырья на всем земном шаре, пока не будут обследованы самым тщательным образом территории всех государств на предмет выявления месторождений урана и торил с помощью всех видов обследований, изысканий и разведок и в первую очередь с помощью аэросъемок. Причем сами авторы американского плана не скрывают того, что для полного введения такого эффективного контроля над атомным сырьем потребуется, по крайней мере, не менее нескольких десятилетий.

Таким образом, у правящих кругов Соединенных Штатов было бы формальное основание в течение многих десятилетий утверждать, что поскольку де эффективный контроль над первой стадией атомного производства, т.е. над сырьем, еще окончательно и полностью не вступил в силу, так как еще не все территории обследованы, то Соединенные Штаты не могут согласиться на введение международного контроля над последующими стадиями, т. е. над предприятиями по производству атомной энергии, равно как не могут согласиться по этим же формальным причинам и на запрещение атомного оружия.

Навязывая всему миру свою систему контроля над атомным сырьем, США в то же время открыто уклоняются от того, чтобы установить какие-либо точные сроки введения контроля над последующими стадиями атомного производства.

Таково существо пресловутого «плана Баруха», или, как его теперь принято называть, «американского плана международного контроля».

Авторам «плана Баруха», заявил далее Малик, этот план потребовался для того, чтобы вызвать несогласие других стран на принятие столь абсурдной односторонней и дискриминационной системы контроля и тем самым сорвать вообще установление контроля над атомной энергией, а заодно уклониться и от запрещения атомного оружия.

На Парижской сессии Генеральной ассамблеи с полной очевидностью выявилось, что подобный план контроля является неприемлемым для каждого государства, дорожащего своей свободой и независимостью.

Представители США в атомной комиссии с самого начала заняли позицию, исключающую достижение соглашения о запрещении атомного оружия и контроля над атомной энергией. Они упорно навязывали комиссии свои предложения, в основе которых лежат эгоистические расчёты финансово-промышленных кругов США. Представители США ревниво следили также за тем, чтобы не допустить сближения точек зрения между представителем СССР, с одной стороны, и представителями других стран в атомной комиссии - с другой. Об этом свидетельствует немало случаев за период деятельности атомной комиссии. Так, например, советская делегация предложила в атомной комиссии следующий тезис: «Конвенция или конвенции должны предусматривать уничтожение запасов атомного оружия и не завершенного производством атомного оружия и использование ядерного горючего, содержащегося в нем, только для мирных целей».

С этим тезисом согласилось большинство атомной комиссии. Делегация США отказалась от принятия этого тезиса и, оказав давление на другие делегации, сорвала принятие решения и по этому вопросу.

Но еще более разительным примером в этом отношении является позиция делегации США в вопросе об инспекции. Было время, когда она упорно настаивала на том, что необходимо учредить международную инспекцию, как самый эффективный метод контроля над атомной энергией. Расчет явно базировался на том, что Советский Союз не согласится на учреждение эффективной международной инспекции. Однако, как известно. Советский Союз не только дал свое согласие, но и внес в июне 1947 года предложение о том, чтобы международный контрольный орган периодически осуществлял строгое и эффективное инспектирование (обследование) предприятий, добывающих атомное сырье и производящих атомные материалы и атомную энергию.

Казалось бы, что делегация США, ратовавшая за введение международной инспекции, должна была бы немедленно согласиться с этими предложениями. Однако получилось не так. Как только делегация СССР внесла указанный выше план организации международной инспекции, делегация США, которая ранее громко кричала о важности инспекции, моментально изменила курс на 180 градусов и стала доказывать, что инспекция не так уж важна.

Для того, чтобы опорочить принцип инспекции (обследования), предусмотренный, как известно, также и решениями Генеральной ассамблеи от 24 января и 14 декабря 1946 года в качестве главной эффективной меры предосторожности для защиты государств, соблюдавших соглашение, от возможных нарушений и уклонений, делегация США начала изыскивать различного рода предлоги для того, чтобы сорвать достижение согласованного решения по вопросу инспекции.

Делегация СССР внесла предложение приступить немедленно и безотлагательно к разработке проектов двух конвенций - конвенции о запрещении атомного оружия и конвенции о контроле над атомной энергией. Это предложение полностью вытекает из решений Генеральной ассамблеи и соответствует надеждам и чаяниям народов всего мира.

Если правящие круги США хотят действительно отыскать основу для соглашения, то тогда нужно приложить усилия для нахождения такой основы. Основа должна и может быть найдена в результате усилий всех участников атомной комиссии, она должна быть приемлемой для всех миролюбивых государств и народов. Только при этих условиях можно будет выполнить решения Генеральной ассамблеи по вопросам запрещения атомного оружия и установления контроля над атомной энергией.

(ТАСС)

«Правда» № 78 (11185) от 19 марта 1949 г.

См.: Внешняя политика Советского Союза. Документы

и материалы. 1949 год. М., 1953. С.299-304.

 

 

Документ № 18

РЕЧЬ А.Я.ВЫШИНСКОГОНА ЗАСЕДАНИИ ПЕРВОГО (ПОЛИТИЧЕСКОГО) КОМИТЕТАГЕНЕРАЛЬНОЙ АССАМБЛЕИ ООН(16 ноября)1. ПЯТЬ ДЕРЖАВ НЕСУТ ГЛАВНУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА МИР

Я считаю необходимым обратить с самого начала внимание на ту особенность прений, имевших место за эти дни в Политическом комитете по предложениям Советского Союза, которая не может не броситься в глаза. Это крайняя тенденциозность, однобокость выступлений делегатов, возражавших против советских предложений, выступлений, в которых было столько извращений и грубых выпадов против Советского Союза и советской внешней политики.

В этих выступлениях было нагромождено столько вопросов, не имеющих никакого отношения к предложениям советского правительства об осуждении подготовки новой войны и о заключении Пакта пяти держав по укреплению мира, что не оставалось никакого сомнения в истинных замыслах наших оппонентов. Эти замыслы заключались в том, чтобы отвести, таким образом, внимание общественности от основных проблем, которые стоят сейчас перед нами, которые требуют своего решения, так как без решения этих проблем невозможно устранение нависающей над миром опасности новой войны.

Ряд ораторов возражал против основного предложения советского правительства - о заключении Пакта пяти держав, ссылаясь на то, что ответственность за мир несут все государства - члены организации Объединенных наций. Эго, конечно, верно, так как нельзя снять ответственности как за подстрекательство и подготовку к новой войне, так и за дело мира ни с одного из государств - членов ООН, но что бы здесь ни говорили на этот счет, нельзя оспаривать тот факт, что главную ответственность за мир несут пять постоянных членов Совета безопасности и что эта ответственность лежит на них именно в связи с той особой ролью, которую они играют в международных отношениях в силу своего международного положения. Нужно решительно поэтому отвергнуть попытки уменьшить степень ответственности за дело мира пяти великих держав, попытки разговорами о равной ответственности всех государств-членов организации Объединенных наций снять с великих держав эту ответственность, действительно лежащую в первую очередь и больше всего на них. Эта ответственность великих держав - факт, от которого никуда уйти не удастся. Те, кто отрицает такую ответственность или старается ее всячески преуменьшить, прячась за спину всех вообще государств - членов организации Объединенных наций, доказывают лишь свое нежелание не только нести такую ответственность, но и нежелание принять те действительные меры, которые необходимо принять в интересах укрепления мира и безопасности народов.

Это нужно сказать раньше всего о представителе США, выступление которого по настоящему вопросу нельзя расценить иначе, как попытку помешать принятию советских предложений, а следовательно, помешать и принятию таких мер, которые направлены против подготовки новой войны и на укрепление мира.

В своей речи г-н Остин подчеркнул, что делегация СССР не в первый раз ставит вопрос о пропаганде и подготовке новой войны. Это верно. Но о чем это свидетельствует? Это свидетельствует, по крайней мере, о двух фактах.

Во-первых, это свидетельствует о том, что вот уже который год не прекращается ведущаяся в ряде стран и, в первую очередь, в США и Англии пропаганда войны, а за последнее время получила широкое развитие и подготовка к новой войне.

Во-вторых, это свидетельствует о нашем настойчивом стремлении привлечь Генеральную ассамблею к серьезной разработке мероприятий по укреплению мира. Это свидетельствует о том, что СССР ведет действительно последовательную линию, последовательную борьбу не только против пропаганды войны, но и тем более против подготовки навой войне.

Вот, г-н Остин, о чем говорит то, что вы, представитель Соединенных Штатов Америки, вынуждены каждый год выслушивать наши предложения о мире.

 

2. АМЕРИКАНСКИЕ МИЛИТАРИСТЫ ПЫТАЮТСЯЗАМАЗАТЬ ПОДГОТОВКУ НОВОЙ ВОИНЫ

Г-н Остин отрицает, что в Соединенных Штатах Америки идет подготовка к войне. Отрицать мало. Надо доказать, что подготовка к войне не ведется. Я привел ряд фактов, ряд доказательств того, что подготовка к войне ведется. Может быть, приведенных фактов недостаточно, может быть, г-н Остин считает, что они ничего не доказывают? В таком случае г-ну Остину следовало бы это доказать. Но он не сделал никакой попытки что-нибудь доказать, показать, в чем же действительно оказывается несостоятельность наших доказательств. Ни одного факта не было приведено в опровержение наших утверждений, подкрепленных многочисленными данными.

Разве Остин опроверг бредовые высказывания о войне генерала Брэдли? Разве он опроверг бредовые высказывания министра обороны США Джонсона? Но это ведь не незначительные люди в правительственной системе Соединенных Штатов Америки, это официальные представители американского правительства!

Можно было ожидать, что Остин приведет какие-нибудь объяснения этих бредовых выступлений, что он скажет: «Вы не так толкуете то, что сказал генерал Брэдли», или: «Он этого не говорил, он не то имел в виду, он сказал другое, вы извратили, вы передернули, вашим доказательствам поэтому нельзя верить». Остин ничего этого не сказал. Он молчал, изображая из себя египетского сфинкса, которому, кстати сказать, я не завидую - не г-ну истину, а сфинксу. И Остин просто пропустил все эти факты мимо ушей. Я указывал и на такие факты, как организация в военных школах США специального курса, который называется «Курс специальной стратегии войны против Советского Союза». Этот курс читается не где-нибудь там, в каком-то клубе сумасшедших или полусумасшедших людей, а в военной школе в Максвелл Филде. Я теперь спрашиваю, может быть, это неправда? Нет, это правда, и Остин это же не смог отрицать и не отрицал.

Вся реакционная американская печать визжит и воет, требуя советской крови. Остин хранит невозмутимое спокойствие, будто бы ничего этого на самом деле нет, будто эта печать распевает любовные рулады, посвященные СССР, а не публикует гнусную клевету, прямые призывы к войне против СССР.

Вы требуете фактов. Мы эти факты привели. Если для вас этого недостаточно, мы приведем еще.

Остин явно выразил недовольство нашими предложениями. Он недоволен вообще тем, что мы говорим правду, что мы подготовку войны называем подготовкой войны, что мы поджигателей войны называем поджигателями войны. Остин недоволен тем, что мы называем вещи и людей их собственными именами. Он так и сказал: «Ругань не содействует конструктивному сотрудничеству, провокация не может служить вкладом в дружественное сотрудничество».

О какой дружественной кооперации говорит г-н Остин, когда американские милитаристы открыто подстрекают к войне против СССР? О какой провокации говорит г-н Остин, если это не отнести к поведению господ американских милитаристов? Остин заявляет, что предложение СССР направлено на обвинение Соединенных Штатов Америки и Великобритании в подготовке новой войны. Да, это так. Мы это сказали в первой фразе наших предложений. Мы это сказали на пленарном заседании 23 сентября. Мы это повторили здесь 14 ноября. Я это повторяю сегодня.

Нам говорят - это тяжкое обвинение. Да, это так. Но это есть обвинение, основанное на фактах. Вы говорите - мы должны превратиться, таким образом, в суд и должны поэтому разобраться в этих фактах. Я это приветствую, но я не могу согласиться с такими речами, как, например, речь перуанского представителя, который никаких фактов не привел, который говорил больше о своей дипломатической практике, о своем блестящем опыте как дипломата, который говорил о Боливаре и о чем угодно, но ничего не сказал по существу наших предложений. Это не рассмотрение дела, не изучение фактов, и при таком положении вы, конечно, не имеете никакого права считать себя верховным судом в делах международного значения.

Чтобы быть судьей в этом деле, нужно рассмотреть факты, господа, а не уклоняться от рассмотрения фактов. Это не поможет тем, кто думает, что они представляют здесь большинство; большинство за стенами этого зала и большинство в разных странах - на Востоке и Западе, на Юге и Севере - смотрит внимательно на то, что делается здесь, в этих залах, комитетах и пленумах.

Мы обещали привести дополнительно факты, мы это сделаем. Но мы вправе предъявить свое требование, которое заключается в том, что их игнорируете. Вы говорите - дайте другие факты. Мы дадим вам другие факты, но вы, - я обращаюсь к моим критикам, - имейте в вину, что мы будем помнить, что вы с теми фактами не рассчитались, что вы еще у нас в долгу, что об этих фактах предпочитаете молчать. Вы этим самым уже сказали о том, что значат эти факты, какой они имеют вес.

Обратимся же к фактам. Эти факты говорят о том, что реакционные круги Соединенных Штатов Америки, Великобритании и некоторых других государств - нет нужды всех их перечислять – подготовляют новую войну. Ведущая роль здесь принадлежит правящим кругам Соединенных Штатов Америки, откровенно поддерживающим подготовку новой войны, которая выражается не только в пропаганде, но и в бешеном росте военных бюджетов, в гонке вооружений, в организации баз, которые имеют специфическое назначение подготовить войну; в организации блоков, которые имеют специфическое назначение осуществить войну.

Какие у нас факты? Благоволите послушать.

В сентябре 1945 года помощник министра военно-морского флота Хенсел, излагая взгляды своего ведомства на открытой пресс-конференции, сказал, что Соединенные Штаты Америки должны «закрепить за собой гигантское послевоенное кольцо военно-морских баз, охватывающее Тихий океан, включая базы, ранее принадлежавшие Англии». И, действительно, по авторитетным данным, которые никем до сих пор не оспаривались, в течение войны Соединенные Штаты Америки построили 256 баз всех размеров и всех типов на тихоокеанском театре военных действий и 228 военных, военно-морских и военно-воздушных баз на атлантическом театре военных действий, т.е. всего 484 базы. С тех пор количество этих баз еще увеличилось.

В октябре 1948 года в Лондоне было опубликовано коммюнике, которое подтверждало, что в Англии имеются постоянные базы для американских сверхмощных «летающих крепостей» и что на этих базах находятся 90 американских сверхмощных «летающих крепостей» В-29, подразделяющихся на три группы стратегической бомбардировочной авиации. Бывший командующий военно-воздушными силами США генерал Спаатс тогда же хвастался, рассчитывая запугать слабонервных людей, что эти 90 американских бомбардировщиков в переводе на язык атомной огневой мощи будут равняться 19 800 сверхмощных «летающих крепостей»!

4 ноября 1949 года, вот теперь на днях, «Нью-Йорк таймс» опубликовала сообщение, в котором говорится следующее:

«После двадцатичетырёхчасового тяжелого раздумья британское правительство, в конце концов, согласилось сегодня, 3 ноября, принять предложение Соединенных Штатов Америки о передаче Англии 70 американских бомбардировщиков типа В-29. Эти бомбардировщики будут направлены в скором времени в Англию в качестве части программы военной помощи в соответствии с условиями Северо-атлантического пакта. Указанное решение было принято британским правительством после продолжительной дискуссии, в ходе которой участвовавшие в ней высшие офицеры королевских военно-воздушных сил, чиновники министерства авиации и комитета обороны при кабинете министров разошлись по вопросу о целесообразности принятия этих американских самолетов».

О чем говорят эти бесспорные факты?

Они говорят, во-первых, о том, что Англия на себя не надеется, что она признает свою военную слабость, что она судьбу своей страны отдает в руки американских вооруженных сил, а следовательно, и в руки тех, кто управляет этими вооруженными силами.

Это свидетельствуем, кроме того, о том, что готовятся внушительные воздушные и военные силы именно в Англии, что Англия превращена в американскую военную базу, откуда будут легко досягаемы объекты нападения. Какие? Задумайтесь над этим вопросом. Ну, на кого же собираются напасть эти 19 800 бомбардировщиков в переводе на язык атомной огневой мощи? На кого? На Францию? На Бельгию? На Люксембург? На Западную Германию? На Швецию? На Норвегию? На кого?

Молчите, вы уже ответили своим молчанием! Для этого и понадобились все эти выступления Остина, а потом Макнейла и других их друзей, в своем подавляющем большинстве членов Северо-атлантического пакта, чтобы оправдать вот это готовящееся нападение на СССР и страны народной демократии!

Соединенные Штаты Америки строят свои базы на чужих территориях, вплоть до Великобритании, и в то же время обвиняют Советский Союз в том, что он подготовляет вооруженное нападение. Те, кто строит базы, оказывается, не готовятся к нападению, а те, кто не строит этих баз, - те собираются напасть) Но ведь с пустыми-то руками не нападают! Те, кто вооружается, - это миролюбивые люди, это миротворцы; а те, кто требует разоружения, требует подписать соглашение об укреплении мира, - вот это и есть самые настоящие агрессоры! Но вы думаете, что кто-нибудь поверит такой логике? Вы думаете, что такая логика может кого-нибудь в чем-нибудь убедить?

Пойдем дальше. В 1948 году в газете «Нью-Йорк таймс» было опубликовано сообщение из Никозии (Кипр) о том, что Кипр превращается американцами и англичанами в важную стратегическую базу, которая должна стать, как говорит об этом корреспондент, опорой против советской экспансии. Значит, Кипр включен в эту систему нападения на Советский Союз.

Корреспондент газеты «Нью-Йорк таймс» сообщает вместе с тем, что, хотя Кипр является английской колонией, планы превращения Кипра в бастион, направленный против Советского Союза, разрабатываются под совместным англо-американским контролем, лучше сказать - под американским контролем.

В сентябре 1948 года - это известно всему миру – состоялась встреча председателя сенатской комиссии по делам вооруженных сил Соединенных Штатов Америки сенатора Гэрни с Франко. Мадридский корреспондент газеты «Дейли мейл» сообщил, что в обмен на предоставление Соединенным Штатам Америки баз Франко потребовал принятия Испании в организацию Объединенных наций и распространения на неё благ, предоставляемых маршаллизованным странам.

Теперь ясно, конечно, почему у нас происходит задержка в приеме в ООН некоторых новых членов. Причина в том, что США и Англия всячески стараются протащить в ООН сначала Португалию, Испанию и т.д. Надо откровенно сказать, что их приход в ООН ничего хорошего организации Объединенных наций не принесет. Но важно не это: важен тот торг, который происходит за спиной всего мира. Торг: «Дайте базы, примем вас в организацию Объединенных наций».

Госдепартамент, как говорит сейчас американская печать, добивается получить от Франко права пользоваться портами Кадикса, Картахены, Валенсии, Барселоны, Уэльвы; права расширять существующие военные аэродромы; права построить новые аэродромы, особенно близ побережья на высоком плато в глубине страны, в Каталонии и Арагонии. При этом прямо указывается на то, что Соединенные Штаты Америки заинтересованы в получении еще и одного из Балеарских островов в распоряжение американских вооруженных сил.

Имеются сведения, что еще в 1947 году было заключено секретное соглашение с Испанией, по которому Соединенные Штаты Америки получили право на строительство 13 баз на испанской территории. Такое сообщение опубликовано в ежемесячном бюллетене «Рипорт он уорлд аффэрс», который сообщил, что Соединенные Штаты Америки достигли одновременно соглашения в Португалии о предоставлении им права на строительство 7 баз в самой Португалии и 5 баз в португальских колониях.

В июле 1949 года агентство Ассошиэйтед Пресс опубликовало сообщение, что Соединенные Штаты Америки разрабатывают план создания передовых авиационных баз в глубине Арктики, и объясняет, почему это нужно Соединенным Штатам Америки. Оказывается, это нужно потому, что самолеты здесь могли бы пополнять горючее во время операций через Северный полюс.

Будьте любезны сказать, против кого будут направляться эти операции через Северный полюс?

Может быть, против Швеции, Норвегии, Дании, Исландии?

Через Северный полюс, - против кого же могут эти операции осуществляться? Операции, для которых нужна такая гигантская подготовка: и базы, и сотни самолетов, и атомная бомба, которая, как известно, является последней надеждой американских милитаристов.

Разве было опровергнуто сообщение того же агентства Ассошиэйтед Пресс, где говорилось, что в их руки, в руки редакции, попал доклад министерства авиации, американского министерства авиации, о планах и сметах, связанных с созданием баз тяжелых бомбардировщиков в Лаймстоуне, штат Мэн, где говорилось: «Типичная полярная операция может потребовать, чтобы самолеты, поднимающиеся с авиационных баз Соединенных Штатов Америки, пополняли горючее на передовых базах: в Северной Канаде, в Гренландии или даже на полярных льдах...»

Можно было привести еще целый ряд фактов, которые доказывают полную обоснованность беспокойства, полную обоснованность утверждений о ведущейся подготовке новой войны, прикрывающейся всякого рода мирной или миролюбивой фразеологией.

Было бы важно, наконец, объяснить общественному мнению мира, для каких же целей сохраняются указанные военные базы, созданные во время второй мировой войны против гитлеровской Германии и милитаристской Японии. Для какой же цели не только они сохраняются, но и организуются новые базы? Против кого именно предназначаются эти базы? В чем именно заключается мирная миссия этих баз?

До сих пор, надо признаться, на все эти вопросы, даже на какой-либо из этих вопросов, получить ответ от Соединенных Штатов Америки, сколько-нибудь членораздельный ответ, нам и никому вообще не удавалось.

Нельзя же считать ответом на эти вопросы такие речи, которые мы слышим время от времени и от гг. американских представителей - военных и штатских - бывших и настоящих сенаторов, речи о военном вакууме, который, мол, должен быть заполнен, потому что физический закон говорит о том, что природа не терпит пустоты... или речи о необходимости взаимопомощи, обороны, тогда как известно, что никто на Соединенные Штаты Америки и на других участников Северо-атлантического пакта и не собирается нападать, а следовательно, и обороняться не от кого.

 

3. СЕВЕРО-АТЛАНТИЧЕСКИЙ СОЮЗ - ОРУДИЕ АГРЕССИИ.

А НЕ ОРУДИЕ МИРА

 

Остин пытался здесь уверить нас в миролюбивой политике США.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.