Сделай Сам Свою Работу на 5

ПРИНЦИПЫ ПРОФИЛАКТИКИ И ТЕРАПИИ ОСЛОЖНЕНИИ ТРАВМЫ ГРУДИ НА ЭТАПАХ МЕДИЦИНСКОЙ ЭВАКУАЦИИ

По опыту Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. гной­ные осложнения травмы груди обычно выявлялись в тыловом районе, сопровождались высокой летальностью и часто приводили к инвалидности. В основном они развивались при тяжелых огне­стрельных ранениях с обширными разрушениями грудной стенки и внутригрудных органов. При проникающих ранениях груди с повреждением костей острая эмпиема плевры возникала в 19,6%, при отсутствии костных поражений — в 10% случаев. Детализи­руя эти показатели, А. А. Бочаров (1955) отмечает чрезвычайную важность раннего хирургического пособия, особенно при наличии гемопневмоторакса. Так, при открытом пневмотораксе после обра­ботки в сроки до 6 ч острая эмпиема плевры развивалась у 26,4%, после обработки позже 48 ч — у 41,5% раненых.

Острая эмпиема плевры после огнестрельных, особенно оско­лочных проникающих ранений с открытым пневмотораксом, про­текала крайне тяжело, сопровождалась образованием бронхиаль­ных свищей, остеомиелита ребер и в 40% случаев принимала хро­ническое течение. При закрытой травме груди нагноение гемото­ракса имело место лишь в 2,7 %.

В мирное время преобладают закрытые повреждения груди. В этих условиях при проникающих ранениях, редко являющихся огнестрельными, почти всегда имеется возможность выполнить ранее полноценное хирургическое вмешательство. Именно поэто­му частота гнойных осложнений при травме груди мирного време­ни обычно не превышает 10%: при закрытых повреждениях — не более 5 %) а при проникающих — 15 %.

Обобщенный 25-летний опыт лечения 6027 человек с травмой груди (1289 проникающих ранений и 4738 закрытых травм) в условиях районных и городских больниц, а также в специализи­рованном отделении на базе областной клинической больницы свидетельствует о неуклонном уменьшении частоты гнойных осложнений, что, с нашей точки зрения, объясняется прежде все­го совершенствованием хирургической тактики, особенно при тя­желой травме груди, значительным сокращением сроков оказания хирургической помощи и, наконец, применением новых антибак­териальных средств, главным образом антибиотиков широкого спектра действия.




- Анализ гнойных осложнений при повреждениях груди у 988 больных, лечившихся в специализированном отделении в пе­риод 1972- 1978 гг., показал, что в настоящее время продолжают часто встречаться инфицирование свернувшегося гемоторакса и эмпиема плевры (табл. 20).

Таблица 20. Гнойные осложнения повреждений

  Число пострадавших  
Осложнения закрытая травма (601 человек) ранения (387 человек) всего с ос­ложнения­ми Процент по отноше­нию ко всем пост­
  абс. N абс. ч абс. * радавшим
Нагиоительные процессы в мягких тканях груди Инфицированный свернув­шийся гемоторакс Эмпиема плевры Абсцесс легких Инфицированные инородные тела 13 9 1 0,11 2,0 1.3 0,11 36 11 0,8 6.0 2,8 1.0 2,0 49 20 0,3 4,1 2,0 0,5 0,9 56 24
Итого . . . 4.0

 

Учитывая массовость поражения в военное время, возможные сроки оказания помощи, мы разработали комплекс мероприятий по предупреждению и лечению наиболее грозных и часто встре­чающихся гнойных осложнений. В этом комплексе профилактиче­ские мероприятия и лечебные пособия неразделимы и направлены на борьбу с асфиксией, шоком и кровопотерей, пневмогемоторак- сом, гемоперикардитом, напряженной эмфиземой средостения состояниями, благоприятными для развития нагноения.

На основе этих принципов могут быть рекомендованы следую­щие мероприятия по оказанию помощи пострадавшим с травмой груди в военное время.

На поле боя, в очаге массового поражения в порядке первой медицинской помощи на рану груди должна быть наложена асеп­тическая повязка, а при открытом пневмотораксе — окклюзионная повязка. Необходимо введение обезболивающих средств из шпри­ца-тюбика. Раненого выносят (вывозят) в полусидячем положе­нии.

На первом этапе медицинской эвакуации (полковой медицин­ский пункт — ПМП, отряд первой медицинской помощи — ОПМ) оказывается первая врачебная помощь прежде всего по неотлож­ным показаниям. Проводят борьбу с асфиксией, шоком, наруж­ным кровотечением, нарастающим пневмотораксом и другими опасными для жизни состояниями. При показаниях осуществля- 260 ют искусственное или вспомогательное дыхание. Наружное крово­течение останавливают с помощью марлевых тампонов. При на­пряженном пневмотораксе производят прокол грудной стенки иглой большого калибра с последующей ее фиксацией лейкоплас­тырем или нитью, а при тампонаде сердца прибегают к пункции перикарда и аспирации крови. После пункции плевры и перикар­да обязательно вводят в полость антибиотики. На стороне повреж­дения целесообразно сделать вагосимпатическую блокаду. При шоке и массивной кровопотере (в случае отсутствия признаков продолжающегося кровотечения) показано переливание кровеза­менителей.

У всех раненных в грудь контролируют (и при необходимости исправляют) ранее наложенные повязки. По показаниям вводят обезболивающие, кардиальные средства, антибиотики и по мере возможности противостолбнячную сыворотку.

Указанные мероприятия по поддержанию и нормализации жиз­ненно важных функций являются также действенными мерами профилактики гнойных осложнений.

На этапе квалифицированной медицинской помощи (медико- санитарный батальон — МСБ, отдельный медицинский отряд — ОМО) хирургическое вмешательство проводят в первую очередь пострадавшим с синдромами асфиксии, внутриплеврального на­пряжения, интраперикардиальной и экстраперикардиальной там­понады сердца и с массивным внутриплевральным кровотечением (табл. 21). При возможности осуществляют первичную хирурги­ческую обработку раны. В число мероприятий общего действия входит:

— внутривенное или внутримышечное введение антибиотиков широкого спектра действия в больших дозах для быстрого дости­жения высокой концентрации их в крови;

— введение иммунопрепаратов: стафилококкового анатоксина по схеме (0,1 мл, ежедневно повышая дозу на 0,2 мл до 2 мл, либо активная экспресс-иммунизация: 0,5 мл анатоксина, через 5 дней 0,5 мл, затем 1 мл);

— новокаиновая блокада «трех мест» (вагосимпатическая, мест пе­реломов и околопозвоночная) соответственно поврежденным ребрам.

При оперативном вмешательстве должны быть удалены ино­родные тела и резецирована размозженная легочная ткань. При внутрилегочной гематоме или имбибиции ткани легкого кровью необходимо сохранить паренхиму легкого. В качестве шовного материала следует использовать только шелк, капрон, лавсан. Применение сшивающих аппаратов У0-40 и УО-бО ускоряет опе­рацию.

В специализированных лечебных учреждениях госпитальной базы фронта или загородной зоны медицинская помощь направ­лена на окончательную коррекцию патологических состояний и лечение гнойных осложнений. Должны проводиться следующие лечебные мероприятия:


Таблица 21. Лечение травм груди


 

 


Синдром
Лечение

Признаки


 

 


Тахипноэ, цианоз, тахи­кардия, затрудненное дв1- хание, наличие рвотнвк масс в полости рта, час­тое бессознателвное со­стояние, западение язв1- ка

Цианоз кожнв1х покро­вов, поверхностное дв1- хание, отсутствие двка- телвнвк движений груд­ной клетки на стороне повреждения, смещение границ сердца в здоро­вую сторону, бвгстро на­растающая подкожная эмфизема, на рентгено­грамме—коллапс легкого

Цианоз, одвппка, набу­хание и видимая пулвса- ция шейнвш сосудов, значителвное расшире­ние границ сердечной ту­пости, едва уловимвгс tohbi сердца, нитевид- нв1Й, иногда парадоксалв- нв1Й пулвс

Бвгстро нарастающая подкожная эмфизема верхней половинв1 туло­вища и шеи, осиплоств голоса, малвш и частвш пулвс, низкое артериалв- ное давление, цианоз, обилвное поступление воздуха по дренажу плевралвной полости

Асфиксия (аспирация крови, желудочкового содержимого)
Туалет полости рта и глотки, интубация тра­хеи, аспирация патоло­гического содержимого, промв1вание трахеоброн- хиалвного дерева; при необходимости трахео- стомия и ИВЛ Срочное дренирование плевралвной полости с аспирацией по Петро­ву — Бюлау, введение антибиотиков через дре­наж. Для торакоцентеза лучше исполвзоватв тро­акар, так как значителв- но уменвшается травма грудной стенки.
Синдром внутриплев- ралвног© напряжения (клапаннвш пневмото­ракс) Синдром интраперикар- диалвной тампонадв1 сердца
Срочная пункция пе­рикарда, извлечение кро­ви, после декомпрес­сии — введение анти­биотиков
Синдром экстраперикар- диалвной тампонадв1 •сердца (подозрение на разрв1в главнвк долеввк бронхов или трахеи)
Супрастерналвная ме- диастинотомия, дренаж в переднее средостение, введение через него ан­тибиотиков. Иногда до- полнителвнвге дренажи в плевралвную полоств
Синдром массивного или продолжающегося внутриплевралвного кро­вотечения (нарастаю­щий и болвшой гемото­ракс)
Срочная типичная то­ракотомия (без пересе­чения ребер и хрящей), не допускающая расши­рения раневого канала до торакотомного досту­па, остановка кровоте­чения, восполнение кро­вопотери (преимущест­венно реинфузия или трансфузия крови, вве­дение плазмозаменяю- щих растворов), промв!-

Бледноств кожнвк по­кровов, частвш пулвс, низкое артериалвное давление, анемия, то- талвное или субтоталв- ное затемнение легочно­го поля, полученная при плевралвной пункции кровв свертв1вается, пос­ле дренирования плев­ралвной полости кровв продолжает поступатв в количестве 250 мл/ч


Сицдром Прюнаки Лечение
Свернувшийся инфици­рованный гемоторакс При плевральной пунк­ции в шприц всасывают­ся сгустки крови, в пунк- тате преобладают лей­коциты, положительные пробы Петрова — Эфен­ди ев а вание плевральной поло­сти раствором этакриди- на лактата (риванол), дренаж двумя трубками, введение антибиотиков в сухом виде Введение антибиоти­ков, ферментных препа­ратов (трипсин 20 мг в 20 мл изотонического' раствора хлорида натрия в сутки, химотрипсин 25 мг или стрептокина- за)

 

1. При повреждении легких, продувании воздуха через дре­нажи в течение 2—4 дней, отсутствии тенденции к расправлению легкого производят торакотомию и ушивание раны легкого. Лечеб­ная тактика может быть уточнена после торакоскопии.

Динамический клинический и рентгенологический контроль,, ежедневная рентгенография (скопия) грудной клетки в течение первых 3—4 дней позволяют своевременно диагностировать не­полное расправление легкого, развитие остаточной полости и эмпиему плевры. Дренажи обычно остаются в плевральной поло­сти на 48 — 72 ч, антибиотики вводят 2 раза в день.

2. При подозрении на разрыв главных, долевых бронхов и трахеи выполняют трахеобронхоскопию. Через бронхоскоп аспи- рируют кровь, слизь, мокроту и вводят раствор антибиотиков и 25 мг гидрокортизона.

При обнаружении разрыва производят торакотомию, наложе­ние швов на рану бронха или резекцию легкого. Желательно такое вмешательство осуществлять в первые 2 сут. Возможна первично- отсроченная операция (до 1 мес после травмы). В качестве шов­ного материала используют синтетические нити на атравматиче- ской игле. Для предупреждения просачивания воздуха рациональ­но покрыть линию швов цианакриловым клеем.

3. При массивном свернувшемся гемотораксе (клинически и рентгенологически соответствует среднему и большому гемоторак­су) также производят торакотомию. Для предупреждения гнойных осложнений необходимо полностью удалить сгустки крови и плев­ральные наложения, тщательно промыть плевральную полость антисептиками, дренировать двумя дренажами [Шляхов- ский М. В., Жегалов В. А., 1974; Romanoff Н., 1975].

При ограниченном свернувшемся гемотораксе необходимы ле­чение плевральными пункциями, ежедневное введение ферментов и антибиотиков широкого спектра действия, микроскопическое исследование плеврального экссудата (количество нейтрофилов и лимфоцитов). Увеличение числа нейтрофилов указывает на на­гноение. Преобладание лимфоцитов является благоприятным моментом. Обязательно бактериологическое исследование плев­рального экссудата. При стойкой лихорадке, лейкоцитозе со сдви­гом формулы белой крови влево, отсутствии в течение 4—5 сут Положительной рентгенологической динамики показана торакото- з.шя.

4. При инородных телах органов грудной клетки, обнаруживае­мых рентгенологически, уточняют их локализацию путем много­осевого просвечивания или рентгенографии в двух проекциях. Если нет срочной необходимости, металлические инородные тела (осколки, пули) размером 2 см и более подлежат удалению через 1—3 мес, так как они могут мигрировать и быть причиной разви­тия абсцесса или аррозивного кровотечения. Перед операцией вводят противостолбнячную сыворотку.

5. При множественных переломах ребер с флотированием грудной стенки производят новокаиновую блокаду «трех мест» и затем длительную перидуральную блокаду; необходимо стабилизи­ровать флотирующий участок грудной стенки скелетным вытяже­нием за ребра пулевыми щипцами. При пневмогемотораксе обяза­тельны дренирования плевральной полости и введение антибио­тиков, обеспечение свободной проходимости верхних дыхательных путей (откашливание, микротрахеостомия, ИВЛ).

6. При разрыве диафрагмы обязательно ушивание через то- ракотомный доступ. Диагностике способствуют рентгеноконтраст- ное исследование желудочно-кишечного тракта и наложение пнев- моперитонеума.

Гнойные осложнения и их лечение: 1. Острая эмпиема плев­ры проявляется высокой лихорадкой гектического характера, -ознобами, потливостью. Перкуторно на стороне ранения опреде­ляются тупость и ослабление дыхания. Выражен лейкоцитоз с нейтрофильным сдвигом влево. На рентгенограмме виден горизон­тальный или косой уровень жидкости, в пунктате — гной. Иссле­дуют флору плевральной жидкости и определяют ее чувствитель­ность к антибиотикам.

Лечение острой эмпиемы плевры следует начинать с пункции и дренирования. Показаниями к пункционному лечению являются ограниченная эмпиема плевры и субтотальная эмпиема без брон­хиального свища. При отсутствии эффекта необходимо дрениро­вать полость, наладить активную аспирацию, промывать полость 2 раза в день антисептиками до чистых промывных вод, вводить антибиотики и протеолитические ферменты. Основная цель — пол­ное расправление легкого [Агош К. Y. et al., 1977].

Показания к открытому лечению возникают при септической и гнилостной эмпиеме. В этих случаях необходимо вскрыть по­лость и рыхло тампонировать ее по Вишневскому.

2. При хронической посттравматической эмпиеме требуется хирургическое лечение. Размеры и расположение полости опре­деляются при плеврографии (заполнение водорастворимыми конт­растными веществами — уротрастом, кардиотрастом).

С помощью бронхографии выявляют состояние бронхиального дерева. Операцией выбора является плеврэктомия с декортикаци­ей легкого; при ограниченной эмпиеме можно ограничиться вскры­тием полости и тампонадой. Предоперационная подготовка вклю­чает санацию трахеобронхиального дерева, борьбу с лихорадкой и гнойным истощением.

3. При нагноении торакотомного разреза и развитии флегмоны грудной стенки следует вскрыть гнойник ниже швов и хорошо дре­нировать мягкие ткани, широко использовать физиотерапию (УФЛ, УВЧ).

4. Абсцессы легких. Диагноз устанавливается по клиническим и рентгенологическим данным, включая томографию. Выбор мето­да лечения острого абсцесса зависит от его расположения, разме­ров и связи с бронхом.

Если абсцесс расположен в кортикальном слое легкого (пери­ферический) и диаметр его более 5 см, лечение следует начинать с чрескожного пункционного метода, ежедневного промывания гнойника растворами антисептиков, введения протеолитических ферментов и антибиотиков. При очень больших поверхностных абсцессах и выраженной гнойной интоксикации показано постоян­ное дренирование гнойника через грудную стенку хлорвиниловым дренажем с активной аспирацией, ежедневным промыванием рас­творами антисептиков, введением антибиотиков и протеолитиче­ских ферментов.

При глубоких абсцессах улучшения дренирования можно добиться интратрахеальным введением растворов антисептиков и. антибиотиков через назотрахеальный катетер, а также санационг, ными бронхоскопиями. Операцией выбора при хронических постл, травматических абсцессах является резекция легкого. Объем опе­рации определяется их расположением и величиной.

В период Великой Отечественной войны летальность при ране­ниях груди, сопровождающихся самым тяжелым гнойным ослож­нением— эмпиемой плевры, достигала 60%. По данным литера-, туры и нашим наблюдениям, летальность при посттравматических эмпиемах плевры в мирное время, доходившая в послевоенный период до 19%, значительно снизилась и сейчас колеблется от 5 до 9%.

Проведение строго планомерных мероприятий по профилакти­ке и лечению гнойных осложнений травмы груди представляет" собой важнейшую задачу, так как именно нагноительные процес­сы обусловливают все еще высокую летальность, тяжелую степень потери трудоспособности и причину инвалидизации этого контин­гента пострадавших.


Г л а в а 22

БЛИЖАЙШИЕ И ОТДАЛЕННЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ. ОШИБКИ И ОСЛОЖНЕНИЯ

Исходы и отдаленные результаты при проникающих ранениях

По данным НИИ им. Н. В. Склифосовского и Института кли­нической и экспериментальной хирургии Министерства здраво­охранения СССР за 1961—1970 гг., разработанным А. П. Кузьми- чевым и М. Г. Мебуке (1972), общая летальность при проникаю­щих ранениях груди составила 4,9%. Аналогичный показатель (4,9%) получен и в клинике госпитальной хирургии II МОЛГМИ [Нестеренко Ю. А. и др., 1972].

Общая летальность в группе 987 больных, находившихся под нашим наблюдением, составила 2,3%: при котоло-резаных ране­ниях— 1,8%, огнестрельных— 19,3%.

Из 663 оперированных умерло 19 (2,9%) больных.

Общую тенденцию к снижению летальности отражает табл. 22.

Имеет место несомненное снижение летальности и при ране­ниях отдельных органов.

Ю. Ю. Джанелидзе, сопоставив в 1941 г. данные мировой ли­тературы об исходах лечения ранений сердца за 1896—1921 и 1922—1938 гг., мог считать снижение летальности с 55,9 до 43,1% ((на 12,8%) несомненным достижением. В 1972 г. на Уральской межобластной конференции хирургов были представлены данные, свидетельствующие о значительном снижении летальности при ранениях сердца. Так, в клиниках Института Н. В. Склифосов­ского (доклад Б. Д. Комарова, О. И. Виноградовой, Е. И. Фидрус) за 16 лет оперировано по поводу ранения сердца и перикарда 170 человек, умерло — 36 (21%). В. В. Кулемич и В. И. Бачев из г. Иванова сообщили, что из 58 оперированных по поводу ранения сердца умерло 8 (15%). По данным Ю. М. Лубенского и соавт. (Красноярск), умерло 4 из 25 оперированных (16%), аналогич­ная послеоперационная летальность и в наблюдениях Б. Н. Эспе-

Таблица 22. Леталвиоств при проникающих ранениях груди

  Год     Год  
Авторы публика­ ность, % Авторы публика­ ность, %
ции   ции  
Стуккей Л. Г. 38,0 Шахшаев М. Р.-И. 3,3
Лавров В. В. 21,3 Хорошко Н. В. 3,1
Глинер Т. И. 15,1 Геворкян И. X. 3,3
Лавочкин Я. В. 20,4 Тетевосян Г. Г.    
Глаголев А. П. 35,0 Велик И. Е. и др. 4,4
Анчелевич В. Д. 14,2 Эсперов Б. Н. и др. 2,8
Дыдпна Р. Ф. 6,5 Вагнер Е. А. 2,3

рова и соавт. (Краснодар). Из оперированных нами 108 человек с ранением сердца и перикарда умерло 9 — 8,3 /о.

Довольно высока также эффективность оперативного лечения грудобрюшных ранений. По данным Ю. С. Гилевича и соавт. (Ставрополь), из 75 оперированных умерло 5 (6,5 /о); из 138 на ших больных умерло 10 (7,2%).

Однако, несмотря на несомненные успехи в лечении прони­кающих ранений груди, они все же недостаточны. Поиски опти­мальных средств диагностики и лечения нужно терпеливо и на­стойчиво продолжать, вдумчиво анализируя как успехи, так и ошибки, недоделки и упущения.

В этой связи мы считаем целесообразным, рассматривая во­прос о ближайших и отдаленных результатах хирургического лече­ния проникающих ранений груди, использовать не столько дан­ные литературы, сколько свои личные наблюдения. Думается, что самокритичный анализ тяжелых неудач, пережитых нами при лечении повреждений груди, представит определенный интерес для практических хирургов, особенно молодых.

Вот пример неоправданного воздержания от срочной операции в ожидании улучшения общего состояния больного.

Больной И., 16 лет, в состоянии алкогольного опьянения с целью- самоубийства выстрелил себе в грудь из дробового ружья. Поступил в отде­ление через 30 мин после травмы. В области левого соска рана диаметром 3 5 см обильно кровоточащая и присасывающая воздух. Состояние тяжелого шока. Пульс 120 в минуту, АД 70/40 мм рт. ст. Тоны сердца глухие. Дыхание слева не прослушивается. Рентгенологически выявлены гемопневмотораке и переломы II—V ребер слева. Введены сердечные средства, дан ингаля- ционно кислород, начато дереливание крови, но улучшения не последовало. Через 30 мин с момента поступления пульс перестал определяться. Больной взят на операционный стол. Остановка сердца произошла до торакотомии. Открытый массаж сердца и искусственное дыхание результата не дали. При вскрытии обнаружены множественные разрывы легкого, ранение его корня, большой гемоторакс, ушиб сердца с кровоизлиянием в переднюю стенку ле­вого желудочка. Непосредственной причиной смерти явилась острая крово­потеря.

Раннее вмешательство с целью остановки кровотечения, воз­можно, спасло бы больного.

Нераспознание торакоабдоминального характера ранения е повреждением задней стенки желудка привело к развитию пери­тонита у другого больного.

Больной Б., 14 лет, поступил по поводу трех ножевых ран груди а живота. Одна рана длиной 3 см располагалась в седьмом межреберье го> левой срединно-ключичной линии, присасывала воздух; вторая рана длиной 2 см имелась в эпигастральной области, третья (таких же размеров) была- на уровне X ребра слева. Диагностирован пневмоторакс с коллапсом лег­кого (поджато на треть объема).

Торакотомия по седьмому межреберью. В плевральной полости много, жидкой крови и сгустков. Обнаружено сквозное ранение нижней доли лег­кого Рана легкого ушита. Послойно зашита и рана груди. Ревизией раны в эпигастральной области установлено, что она проникает в брюшную по­лость Верхнесрединная лапаротомия, повреждений органов не обнаружено.

Состояние больного после операции прогрессивно ухудшалось. Ввиду неустойчивой гемодинамики продолжали трансфузионно-инфузионную те­рапию, ИВЛ. Через 15 ч больной умер. При вскрытии, кроме известных повреждений, обнаружены ранения диафрагмы и задней стенки желудка в области дна (1,2X0,3 см). В брюшной полости — бурая жидкость с при­месью комочков пищи. Перитонит. Левое легкое коллабировано. В плевраль­ной полости 700 мл жидкой крови и небольшие сгустки.

В данном случае, помимо того что не была диагностирована рана диафрагмы с повреждением желудка, были допущены и дру­гие ошибки: не дренирована плевральная полость, вследствие чего раненое легкое не расправилось; не распознано и продолжающее­ся кровотечение из межреберных сосудов.

Поучительный случай, когда осталась необнаруженной сопут­ствующая травма черепа.

Больной Л., 18 лет, доставлен через 45 мин после ножевого ранения. Рана размером 1X1,5 см расположена в третьем межреберье, у левого края грудины; в окружности ее подкожная эмфизема. Состояние крайне тяжелое. Левая половина грудной клетки отстает при дыхании, а при перкуссии над ней — перкуторный звук с коробочным оттенком. Дыхание слева не выслу­шивается, справа — ослабленное. Струйное переливание крови и 5% раство­ра глюкозы в две вены. Торакотомия слева под эндотрахеальным наркозом. Легкое спавшееся. В плевральной полости около 1 л жидкой крови со сгуст­ками. Тампонада сердца. Рассечен перикард, наложены швы на рану пра­вого предсердия. Ушита рана верхней доли легкого. Плевральная полость дренирована. В течение последующих 2 сут состояние крайне тяжелое: по­страдавший без сознания, беспокоен, температура 39,7 "С, пульс 140 в мину­ту, аритмичный. Периодически возникают клонические судороги справа с поворотом глаз в левую сторону. Парез левого лицевого нерва. Двусторон­ний симптом Бабинского. Предположена эмболия ветвей средней мозговой артерии справа. Через 52 ч больной внезапно умер. При вскрытии выявлены небольшая рана головы слева, перелом чешуи височной кости, эпидураль- ная гематома.

Таким образом, причиной смерти явилась нераспознанная эпи- дуральная гематома.

Недооценка возможностей реинфузии крови, неадекватная по объему и темпу инфузионная терапия тоже могут быть причиной летального исхода.

Больной Б., 31 года, поступил в бессознательном состоянии, обстоя­тельства и время получения ранений неизвестны. Слева в шестом межре­берье по срединно-ключичной линии резаная рана размером 2,5x0,8 см. Аналогичная рана справа, на том же уровне по заднеаксиллярной линии; третья рана — левее остистого отростка VII грудного позвонка. Кожные по­кровы бледные, влажные, холодные. Зрачки умеренно расширены, реакция их на свет и корнеальный рефлекс отсутствуют. Пульс слабый, опреде­ляется только на сонных артериях. Тоны сердца очень глухие. Дыхание поверхностное, учащенное, ослаблено с обеих сторон. Диагностировано двустороннее проникающее ранение груди с повреждением сердца и обоих легких. Торакотомия слева через 10 мин после поступления. В плевраль­ной полости 1,5 л крови и сгустков. На передней поверхности перикарда рана: раамером 2X0,5 см, тампонада сердца. Перикард рассечен. Удалены жидкая кровь, сгустки. Сердечные сокращения вялые. Обнаружена рана правого желудочка размером 1,5X0,4 см. Во время операции дважды на­ступала остановка сердца. Внутрисердечно вводили раствор хлорида каль­ция, норадреналин. После массажа сердца его деятельность возобновлялась,

однако пульс на периферических сосудах и АД не определялись. Тотчас после ушивания ранв1 в третий раз прекратилисв сердечнвге сокращения. Массаж сердца оказался безрезулвтатнвш. За 2 ч реанимационнвгх меро­приятий перелито внутривенно и внутриартериалвно толвко 1150 мл донор­ской крови. При вскрвпии дополнителвно к распознаннвш повреждениям обнаружено грудобрюшное ранение справа. Поврежденв1 нижняя доля лег­кого, диафрагма, печенв. В правой плевралвной полости 1400 мл крови. Острое обескровливание организма: запустение полости сердца, сосудов, пятна Минакова под эндокардом желудочков, бледная окраска внутренних органов.

У этого больного не была адекватно и полноценно восполнена кровопотеря. Вполне реальной была возможность реинфузировать 2900 мл крови. Кроме того, не корригировано повреждение груди справа.

Анализ ошибок и упущений должен служить уроком на буду­щее, стимулом к постоянному пополнению знаний, совершенство­ванию хирургического мастерства и постоянным напоминанием, что никогда не следует бессильно опускать руки. Даже в самых трудных ситуациях нужно действовать активно, бороться за жизнь больного до конца. Полное использование арсенала реанимацион­ных мероприятий, безотлагательное выполнение показанных в каждом случае операций и более смелые действия для разрешения сомнений нередко приносят успех в самых, казалось бы, безнадеж­ных случаях.

Для оценки хирургической тактики при лечении проникающих ранений груди необходимо особо остановиться на так называемых напрасных операциях. Из 663 торакотомий, произведенных нами по поводу ранений груди, при 29 не было обнаружено поврежде­ний органов груди, не было и значительного внутриплеврального кровотечения, т. е. операция оказалась как бы неоправданной.

Некоторое количество «напрасных» торакотомий неизбежно в связи с трудностями диагностики и обусловлено своеобразием клинической картины ранений груди. Кроме того, следует учиты­вать, что большинство пострадавших поступают в состоянии алко­гольного опьянения, которое порождает опасность не столько ги­пердиагностики, сколько просмотра имеющихся повреждений. При этом большое значение имеют эрудиция хирурга и возможности применения специальных методов исследования, главным из кото­рых является рентгенологическое.

Когда возникают серьезные диагностические затруднения, цел лесообразнее сделать «напрасную» торакотомию, чем упустить драгоценное время. Необходимость такого подхода подтверждена опытом. Правильный дооперационный диагноз был поставлен у 66% наших больных, у 32,9% диагноз уточнен во время вмеша­тельства, а у 1,1%—при вскрытии. Показаниями к операции у 29 больных, подвергшихся «напрасным» торакотомиям, были по­дозрения на ранение сердца и крупных сосудов или диафрагмы. Все эти больные благополучно перенесли вмешательства.

Наряду со снижением летальности не менее важными показа­телями эффективности лечения проникающих ранений груди яв­ляются количество и тяжесть осложнений. Разумеется, частота осложнений в наши дни значительно ниже тех 68%, которые отмечали в свое время JL Г. Стуккей (1908), В. В. Лавров (1910) и др., и тем не менее мы наблюдали осложнений у 13,6% опери­рованных. В основном это были инфекционные осложнения: пнев­монии, нагноение раны грудной стенки, плеврит, эмпиема плев­ры, перикардит.

Данные литературы о частоте осложнений при ранениях груди в основном аналогичны нашим. По сведениям Б. А. Полянского- и соавт. (1972), из 1342 больных, лечившихся в больницах Ново­сибирска, осложнения отмечены у 236 (13,5%). В Омской хирур­гической клинике [Кабанов А. Н. и др., 1972] после 137 торако- томий осложнения наблюдались в 21,1% случаев. Р. П. Аскерха- нов и М. Р.-И. Шахшаев (1972) сообщили об осложнениях у 15%. больных, подвергшихся широкой торакотомии со швом легкого. По данным НИИ им. Н. В. Склифосовского и Института клиниче­ской и экспериментальной хирургии за 1966—1970 гг- (А. П. Кузьмичев, М. Г. Мебуке), из 344 оперированных по по­воду проникающих ранений груди, послеоперационные осложне­ния возникли у 110 больных; из 318 человек с колото-резаными ранами осложнения были у 94, а из 26 человек с огнестрельными ранениями — у 16.

Особое значение в возникновении осложнений при проникаю­щих ранениях груди имеет гемоторакс, который встречается поч­ти у половины госпитализированных.

Еще больше увеличивает частоту послеоперационных ослож­нений сочетание гемоторакса с пневмотораксом. По данным: Р. Ф. Дыниной (1950), при гемотораксах нагноение возникает в; 32% случаев и летальность составляет 3,8%, при пневмогемото- раксах — соответственно 53,8% и 15,4%.

В 1972 г. на Уральской межобластной конференции хирургов- А. А. Червинский (Новокузнецк) отметил, что подавляющее боль­шинство таких тяжелых осложнений, как эмпиемы плевры, в част­ности в сочетании с внутренними плевробронхиальными свищами, вторично открытым пневмотораксом, гнойным перикардом и др.г возникали после атипичных торакотомии по принципу расшире­ния раны грудной стенки во время первичной хирургической об­работки. А. А. Червинский настаивал на том, чтобы при торако­томии использовали стандартный доступ, а завершали вмешатель­ство хирургической обработкой раны, обязательно сменив перед этим белье, инструменты и перчатки. То же требование выдвигали в своем сообщении М. И. Перельман и соавт., подчеркнувшие ре­шающую роль в возникновении послеоперационных эмпием недо­статочной санации плевральной полости.

Средняя продолжительность стационарного лечения при про­никающих ранениях груди составила в наших наблюдениях 11,9 койко-дня, что близко к данным ряда публикаций [Муравь­ев В. М., 1956; Куринова В. И., 1958;' Мигушина П. И., 1959].

Сроки лечения зависят от характера повреждений. При повреж­дениях легких и плевры средний койко-день составил 9,3, при гру­добрюшных ранениях— 18,1, при ранениях сердца и перикарда— 31,3. По данным Б. А. Полянского (1972), продолжительность лечения при изолированных повреждениях плевры была 8,2 кой- Jto-дня, легких—17,5 дня, сердца—31,2 дня, при торакоабдоми- нальных ранениях — 20,2 дня.

Отдаленные результаты лечения проникающих ранений груди мало освещены в литературе. Нам удалось проверить их лишь у части больных. Обследование проведено в два этапа, с переры­вом в 7 лет. Некоторые оперированные по поводу повреждений •сердца, легкого и грудобрюшных ранений обследованы повторно. Это позволило получить сведения о тех, кто перенес ранения бо­лее 10 лет назад.

Было вызвано 488 человек, а явилось на обследование 200; от 32 человек получены письменные сообщения. Не было сведе­ний от 256 человек, в том числе от 26 мобилизованных в ряды Советской Армии, следовательно, практически здоровых. Таким •образом можно обсуждать отдельные результаты лечения 258 ра­неных.

В срок от 3 мес до 1 года после ранения обследовано 46 чело­век, от 1 года до 2 лет — 61, от 2 до 5 лет — 74, от 5 до 10 лет — 51, свыше 10 лет — 26 человек.

Отличным результатом считали отсутствие жалоб, связанных •с перенесенным ранением, и сохранение трудоспособности, хоро­шим результатом — наличие некоторых жалоб при незначитель­ных объективных изменениях и полной трудоспособности; как удовлетворительное расценивали состояние тех людей, у которых имелись выраженные и стойкие объективные изменения и посто­янные жалобы, что заставило сменить профессию или перейти на •более легкую работу.

У большинства обследованных в отдаленные сроки не было (связанных с перенесенным ранением нарушений, ко­торые понижали трудоспо­собность; отличные и хо­рошие результаты отмече- лыу9 2, 3 % (табл.23).

таблица 2з. Зависимость отдаленных результатов лечения от характера ранения

  Результаты
Ранения отлич­ный хоро­ший удовлет­вори­тельный
Легкого Сердца и перикар­да Грудобрюшные 15 20 5 7
Итого . . . 117 121 20 (45,4 %)(46,9 %)(7,7 %)

Обследовано 177 чело­век, перенесших повреж­дения легкого и изолиро­ванные ранения плевры. У 117 из них ранение со­провождалось гемопневмо- тораксом (59 пострадав­шим произведена торако­томия и 58 ушивание ра- яы груди); у 60 гемото­ракса не было (16 человек

перенесли эксплоративную торакотомию и 44 ушивание раны груд­ной клетки). Результаты обследования показали, что отдаленный результаты лечения оказались лучшими после ранений, не сопро­вождавшихся гемотораксом (табл. 24).

Таблица 24. Отдаленные результаты лечения больных с повреждениями

легкого



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.