Сделай Сам Свою Работу на 5

О странностях в образе жизни 2 глава

«Сам ты барельеф! Поц рыжий».

– Что?! Кто?! Ты где? – Йоси буквально подпрыгнул на месте, рука шарила по кобуре пистолета.

«А ты догадайся…», – вновь ответил наглый голосишко.

– Да как я догадаюсь? Следишь, небось, из потайной комнаты и еще издеваешься, да? Сволочь! – его злость все росла.

В ответ раздался только гнусный смешок.

Йоси со злостью шлепнул рукой по рукояти каменного меча и вдруг понял, что его рука намертво приклеилась к этой самой рукояти.

– Черт! Зараза! П…с драный! Клеем гад смазал, поймал дурака? Думаешь, умный?.. – с этими словами он выхватил левой рукой пистолет и щелкнул предохранителем.

Но никто не отозвался на его возмущенную тираду. Пальцы сами собой сжались на рукояти меча и потянули его к себе. Тут что-то остановило его и, он понял, что его пальцы сжались на рукояти барельефа. Но этого не могло быть! Йосеф опустил глаза вниз и увидел, что его рука охватила эту рукоять, наполовину вытащив меч из камня. Вот тут уж бывший охранник испугался по настоящему, резко рванул рукой… и выдернул меч из алтаря. Ошеломленный, он стоял, открыв рот и смотря на него. Пришло понимание, смешанное с ужасом и непонятной радостью, что в его жизни таки произошло что-то невероятное, что-то такое, чего не бывает. А меч… меч был просто произведением искусства. Если еще в виде барельефа он выглядел прекрасно, то сейчас появилась отточеность деталей. Он был легким и казался стремительным, хищным. Йоси опять дернул рукой и задел мечом постамент алтаря. Лезвие прошло сквозь камень, как сквозь масло, не встретив никакого сопротивления. Кусок постамента с грохотом рухнул на землю. Дрожащей рукой Йосеф спрятал пистолет в карман и поднял камень. Срез был гладким, как будто полированным. Способность понимать что-либо отступала куда-то вдаль.

– Мда… Дочитался фантастики, дебил несчастный… И что мне теперь с тобой делать, а друг? – спросил он у меча, зажатого в руке.

«Что, что… ответил тот же противный голосок. – Дуб ты! Дальше увидишь. А пока дай-ка мне немного кровушки твоей, познакомиться поближе надоть…»



– Да кто же здесь?! Где ты?

«В твоей руке, дурак! Меч я! Твой меч»

– Мечи не разговаривают… – Йоси все еще не мог поверить случившемуся.

«Ну вот, еще один умник попался», – в голосе Меча слышалось разочарование.

– Да так просто не бывает… – продолжал упорствовать бывший охранник.

«Бывает, все в этом мире бывает. А теперь порежь чуток руку, помажь меня кровью».

– А зачем тебе кровь? – растерянно спросил Йоси, уже начиная принимать то, что с ним случилось.

«О, все черти ада! – рыкнул Меч. – Ну и туп же ты! Говорил ведь уже, по-зна-ко-мить-ся поближе надо».

– Ты что, структуру ДНК хочешь определить?

«Ты глянь, какие он словеса мудреные знает… Именно!»

Но тут Йосеф вспомнил, для чего используют кровь в магических ритуалах, и ему чуть не стало плохо. Ведь он столкнулся с Истинной Магией, и кто знает, с какой целью Меч хочет взять его кровь, может он хочет выйти в мир и для этого нужно выпить чью-то кровь и жизнь. А тут как раз очередного дурака принесло…

«Что, боишься?», – в голосе Меча слышалась насмешка.

– Да, боюсь! Я знаю, что такое магия. И для чего используют кровь… – в голосе человека зазвенело отчаяние.

«Ну и черт с тобой, дурак! – тон проклятой желязяки стал еще более издевательским. – Бросай меня на алтарь и возвращайся на свою шмиру! Я бы мог и сам взять твою кровь, но мне нужно твое добровольное согласие. А нет, ну и черт с тобой! Полторы тысячи лет ждал и еще подождать могу!»

Йосеф, понимая, что если он не использует свою последнюю возможность получить что-то иное в жизни, возможность, которая ему все-таки была кем-то предоставлена, то всю жизнь потом будет проклинать себя за это, махнул на все свои сомнения рукой и, находясь в полном одурении, чиркнул ладонью по лезвию и, шипя от боли, размазал кровь по лезвию. Меч замурлыкал, как котенок, которому дали блюдце молока и почесали под шейкой. Лезвие сквозь кровавые разводы засветилось серым светом, иногда переходящим в голубизну. Через некоторое время он хмыкнул.

«Ну, спасибо, дружище! Ожил я, наконец. Знал бы ты, как мне спать надоело! Теперь вот только ножны мне найдем и пойдем отсюда».

– Куда? И где я тебе ножны возьму?

«Найдем, прямо сейчас и найдем…», – захихикал Меч.

Йосеф вдруг почувствовал, что не может сдвинуться с места. Спина выпрямилась, голова наклонилась вперед, а рука, сама по себе, подняла и воткнула кончик Меча в собственный загривок. Резкая боль пронзила все тело.

– Ты что, с ума сошел!!! – взвыл он. – Я тебе что, целка, которую насилуют?!

«В этом смысле еще пока да… Но ненадолго, сейчас собьем…», – ерничал Меч.

И тут только Йосеф понял, что боли уже нет. Меч вдвигался ему в спину, а боли не было!

– Не болит… – растерянно пробормотал он, трогая левой рукой рукоять Меча, торчащую из собственного загривка.

«Ну вот, а ты боялся. В первый момент и в первый раз только и бывает больно, – Меч захихикал. – Точь-в-точь, как у целки…»

– Зачем? – не обратил внимания на его насмешки человек.

«Ну, понимаешь… Мы, Мечи Предела, ножнами признаем только позвоночник хозяина. Такими уж нас сделали…»

– Кто? – заинтересованно спросил Йоси.

«О том, кто сделал – не сейчас. Пока что давай-ка убираться отсюда, Мне эта пещера за полторы тысячи лет так надоела, что ты себе представить не можешь! И чтоб тебе не родится на тысячу лет раньше, а?»

– Так меня же никто не спрашивал.

«И то верно, – согласился собеседник. – Ладно, собирай свои вещички, и пойдем».

– А где же ты? И как ты можешь поместиться в хребет? Ведь ты же больше… – Йосефу хотелось узнать сразу все.

«Больше… Меньше… Ты про искривленные пространства когда-нибудь слышал?»

– Читал.

«Так ты еще и читать умеешь? Ну, просто гений мне попался…»

– Слушай, не издевайся, а… – Йосефу уже начинали надоедать его постоянные подковырки.

«Ну почему мне все время попадаются партнеры без чувства юмора?», – риторически возопил в пространство Меч.

– Так у тебя же шутки плоские, дорогая железяка, – фыркнул Йоси. – Скажи лучше, куда нам идти и что мне с тобой на Земле делать?

«А кто тебе сказал, что мы идем туда, откуда ты пришел, драгоценность ты моя?.., – промурлыкал Меч».

– А куда же? – Йосеф опять перестал понимать что-либо.

«На своей родине ты никому не нужен! Три года назад ты уже приходил, но ты тогда был еще нужен кому-то, и тебя что-то еще держало там, поэтому я и не смог призвать тебя, только дал понять, что тебя здесь ждут».

– Да… мама была еще жива… – от воспоминаний ему захотелось заплакать.

«Ну вот, видишь»

– А кому я нужен в любом другом месте?

«Станешь нужным! А я помогу. Нас ведь пока только двое, и мы должны найти третьего, парень!», – звучащий в голове голос Меча стал торжественным, что звучало совершенно неестественно.

– А кто третий? – спросил Носитель Меча.

«Дракон. Мы должны быть вместе – Человек, Меч и Дракон»

Йоси почувствовал благоговение. Дракон! Существо, которым он всегда так восхищался, несмотря на их описания, как грязных и жестоких скотов. И дракон может, оказывается, стать его другом?

«Так что выбирай, человече, – сказал Меч, – выбирай, куда же нам идти»

Йоси в волнении бегал по пещере и думал:

«Ну я же всегда говорил себе, что могу отказаться от всего ради неизвестного и необычного… Ну что же это я, а… Неужели трушу… Но ведь страшно! Полная неизвестность, иной Мир. А что, в конце концов, меня держит здесь?! Мне же никогда не было здесь хорошо. Черт с вами со всеми, дамы и господа! Приятно оставаться! Иду».

– Вперед! На поиски Дракона! – его голос лучился энтузиазмом.

«Вот теперь я слышу речь воина»

– Да какой из меня воин? Ты на меня посмотри: тонкие ручки и ножки, животик. Э-х-хх… «Ну, это все поправимо, сударь мой. Тут и я на что-то сгожусь».

– Ладно, не сейчас. Так мы идем?

«Возьми жезл, нарисуй пентаграмму вон на той стене и повторяй за мной заклинание…»

Йоси стоял перед пылающей пентаграммой, непослушные губы шептали странные слова…

«Вперед! Делай шаг!», – подгонял Меч.

Он шагнул. Все вокруг завертелось, залилось нестерпимо ярким серо-голубым светом. Потом свет погас, и все затихло.

Йосеф сперва ничего не видел. Потом глаза привыкли, и он понял, что стоит в лесу, на поляне. Вот только трава была серебристо-сиреневого цвета, да и листва на деревьях тоже. А в небе… В небе светило два солнца!

– Где мы?

«В одном из Миров Девятимечья», – ответил Меч.

 

Глава 2.

Много путей в никуда…

 

Голубое солнце, Калмар, уже садилось. Темно-красный Оцван же, стоя над горизонтом, окрашивал верхушки пиков в потусторонний красновато-бурый цвет. Острые верхушки деревьев-ардоалов золотились, тихонько покачиваясь под несильным ветром с юга. Из лесной чащи неслись вопли диких волгхоров, звуки переклички стаи армаутов – древний горный лес жил своей всегдашней жизнью. Вдали, у самого горизонта, синели воды Соухорна – озера Смерчей.

Старый дракон медленно приподнял голову. Что-то там, далеко внизу под утесом, привлекло его внимание. Он жил на пике Хорга, самом высоком из пиков Диких Земель, вздымающемся над всеми окружающими горами, но стоящем отдельно, как бы в стороне. А внизу… Внизу, как ни грустно, двигалась через лес цепочка людей и эрхорнов, ведущих на поводу навьюченных лошадей.

Серый Дракон вздохнул, и глаза его зажглись давно сдерживаемым гневом: «Люди… Опять люди! Что же вам от нас надо? Ведь мы же ушли из ваших земель уже так давно и в такую глушь, что дальше идти просто некуда, в самый центр Земель Смерти, и никто из нас не появлялся в человеческих королевствах уже добрую тысячу лет… – старик еще раз вздохнул про себя. – Рыцари… Подвигов им, значит, хочется, славы… Дракона, чудовище убить. Ну что ж, я вам убью… Вы у меня на детей поохотитесь… Беззащитного малыша, да и подростка убить легко. А вот посмотрим, как вы справитесь с Королем Драконов. Вас убивать, если вы еще не убили сами, как ни жаль, нельзя – сразу же примчатся мстители, среди которых обязательно кто-то из Высоких Магов будет. Ох, и не поздоровится же мне тогда… В плену, – от этих воспоминаний дракона передернуло от ярости, и его хвост забил по скале, – слишком страшно… А вот опозорить… Главное только, чтобы колдунов среди них уже сейчас не было – возвращаться в Колхрию, служить магам вьючным животным я не хочу! Предпочту смерть! Эх… когда же все-таки вернется Хранитель, пятую тысячу лет я уже жду его».

Внутри души его пылал гнев. Если бы только он мог дать ему волю! И если эти сволочи хоть кого-то уже убили, он не посмотрит ни на что и сотрет с лица Архра саму память о них! Но старый дракон давно умел смирять себя, ведь не только драконом он был и он загнал ярость вглубь, теперь только горящие ненавистью глаза выдавали его истинное состояние. Воспоминания теснились в голове, не давая успокоиться. Если бы тогда, пять тысяч лет назад, Владыка не проиграл… Если бы бронзовокрылые не предали во время войны Дракона, не отошли в сторону… Сейчас бы все было иначе. Но времени на сожаления о несбывшемся просто не было.

Серый Мастер развел крылья во всю ширь, внимательно обследовал перепонки и только после этого взмахнул ими. Он был потрясающе красив, этот серебристо-серый гигант, его чешуя мерцала сероватым глянцем, сильное, гибкое тело, несмотря на солидный возраст, полнилось силой, его огромные, не менее сорока метров размаха, крылья слегка изгибались под потоками воздуха. Странной, нереальной птицей дракон снялся со скалы и медленно поплыл в красных лучах садящегося солнца мира Архр.

Отряд серга Арх-Фарала неспешно продвигался по тропам страны Драконов. Все знали, что только у озера Соухорн еще можно встретить проклятого Творцом зверя. Арх-Фарал гордо поднял голову – ведь он ехал за славой, ибо разве не славное дело – одолеть кровавое чудовище. Жаль только, что они, эти твари, так далеко попрятались – до дому полтора месяца добираться придется. Но дело того стоило, ведь убивший дракона сможет получить самую выгодную должность в армии императора Фофара. Он с презрением посмотрел на следующих за ним: четверо воинов из его замка - это еще куда ни шло. Но за ними плелась цепочка эрхорнов – этих нелюдей он поймал в деревне на побережье. После похода надо будет отправить несколько сот воинов прочесать всю местность – рабы на каменоломнях лишними не будут. При его-то финансовом положении…

Арх-Фарал вздохнул. С тех пор как их род попал в опалу, от них очень многие отвернулись, замок почти развалился, воинов оставалось не более тысячи. Если только удастся привезти с собой голову дракона, император может простить и вернуть им земли. Но чудовище нужно было еще найти.

– Эй, ты! Ты! Ты! Проводник, иди сюда! – повернувшись к эрхорнам, заорал благородный серг, очнувшись от грустных мыслей.

К нему, сжавшись от ужаса, бочком подбежал эрхорн. Арх-Фарал сморщился от отвращения, смотря на его круглое, плоское лицо, острые уши, узкие, поднятые вверх глаза. Ну, нелюдь и нелюдь!

– Сколько еще идти до логова драконов?

– Я не знаю, господин. Но, судя по признакам, они где-то рядом. Но… но здесь, говорят, живет сам драконий Повелитель… он… он… огромен и неуязвим…

– Пшел вон, скотина! Тварь трусливая, – и с этими словами серг от души вытянул скрючившегося проводника плетью и поехал дальше.

Они долго еще ехали по узким тропкам этой горной страны. То и дело приходилось форсировать ручейки и речушки, имевшиеся в изобилии. Благодатная земля. В голове доблестного серга закружились мысли о новом королевстве. Но, к счастью для возможных обитателей этого королевства, им так и суждено было остаться только мыслями.

– Серг! Серг! Сюда дракон летит! – к нему с перекошенным от ужаса лицом бежал один из воинов.

Серг наморщил лоб, пытаясь вспомнить, как же того зовут. Потом одернул себя: о чем он думает накануне боя? Он встрепенулся и отрывисто скомандовал:

– Тихо! Мое копье! Которое отравленное! Быстро!

Воины сноровисто отвязали большое черное копье с зачехленным наконечником – «Убийцу Драконов». Это копье принадлежало роду Арх-Фаралов уже многие поколения, и не один дракон поплатился жизнью от встречи с ним. Теперь потомку древнего рода предстояло не уронить честь предков. Он содрогнулся, ведь ему даже видеть драконов до сих пор ему не доводилось. А теперь нужно сражаться…

Серг поднял голову. Над ними медленно кружил огромный, серебристо-серый дракон. Да, о таком чудовище ему еще не доводилось ни слышать, ни читать – во всех рассказах и описаниях, кроме одного – рассказа его деда, драконы были не более семи метров в длину. А этот… Метров пятнадцати, небось. Драконьи крылья гнали ветер, от которого бесились лошади. Огромная раскрытая пасть нависала над ними, из нее торчали десятисантиметровые клыки, пылающие глаза, размером с тарелку, завивающийся гребень… Все вызывало ужас. Но серг был воином, и он преодолел свой страх.

Дракон плавно опустился на поляну впереди них и сложил крылья.

– Ну что смотрите, господа драконоборцы? – неожиданно для всех, ехидным тоном спросило чудовище. – Дракона никогда не видали, что ли? Говорите, зачем пожаловали. Нет у меня времени тут с вами общаться, своих проблем вполне достаточно.

Справившись с потрясением, серг крикнул:

– Во имя чести рода Арх-Фарал, я, Родгуст Арх-Фарал, серг императора Фофара Сангета, вызываю тебя, чудовище, на бой!

– Ты для меня ничуть не более красив, чем я для тебя. Но я же не обзываю тебя чудовищем? – прогрохотал дракон в ответ на тираду рыцаря.

– За это извините, – поклонился ему удивившийся серг. – Но мой вызов все равно остается в силе.

– Не спеши умереть, мальчик, – насмешливо ответил ему Серый Мастер. – Поговорим сперва, потом можно и в бой, если подобное желание у тебя все же возникнет.

– О чем же мне с тобой говорить, дракон? – отворачиваясь и пытаясь не показать своего страха, с недоумением спросил Арх-Фарал.

– А что я, конкретно, и драконы, в общем, тебе сделали плохого? – прищурился дракон, от необходимости сдерживать свой гнев, начавший ерничать. – Я тебя вижу в первый раз, на земли людей ни я, ни мои дети не залетали. Живем по своим законам и вас, людей, не трогаем.

– Вас вообще не должно быть! Вы – зло! И поэтому вас нужно истреблять везде, где только встретишь.

– Странные вы все-таки… – продолжал насмехаться огромный ящер. – Вот и дед твой то же самое кричал, а как потом убегал… Только пятки сверкали. Ибо коня его я уже съел…

– Так вы…

– Да, да! Тот самый Серый Дракон, Король Драконов, как вы, люди, меня называете.

– Я рад, Ваше Величество, что именно я Вас убью! – Королевский титул дракона произвел впечатление даже на высокомерного серга.

– Подожди еще немного, – прищурился Мастер. – Ты ведь сам не веришь в то, что мы зло. Зачем же говоришь?

– Вы же король… – опустил голову Арх-Фарал. – Должны, значит, понимать. Ведь увидели же вы мою ложь?

– Что же именно я должен понимать? – с любопытством переспросил дракон.

– Мой род в опале. У нас почти ничего не осталось и единственная возможность для меня изменить ситуацию – совершить невиданный подвиг. Например, вернуться из квеста с головой дракона. Так что извините, но нам нужно сражаться. Жаль, что вы так велики, но я все равно должен Вас убить.

– Ну, что ж… – усмехнулся Серый Мастер. – Попробуй.

Он разлегся на поляне и принялся играть своим хвостом. Серг развернул коня, отъехал метров на двести и, перехватив копье, галопом пустился к дракону. Из-под копыт вылетали комья земли, драконья туша приближалась. Арх-Фарал целился прямо в огромный глаз. Но дракон дернул головой, и старинное копье ударило в шею, разлетевшись при этом на несколько кусков. Рыцарь вылетел из седла и грохнулся спиной об землю. Конь его, сломав обе передних ноги, жалобно ржал. Дракон подцепил его когтем и откусил верхнюю половину. Задумчиво прожевал, пуская кровавую пену изо рта, и с философским видом заметил:

– Хорошая была лошадь… Вкусная…

Незадачливый серг с трудом, в несколько приемов, поднялся на ноги, увидел прямо над собой окровавленную драконью пасть и понял, что проиграл… А дракон, глаза которого вдруг запылали яростью, спросил:

– Детей-то, видимо, легче убивать было?

– Каких детей?! – возмутился серг. – Я не убиваю детей! Я – серг и рыцарь!

– Моих детей! – с гневом рявкнул Серый Дракон. – Дракончика нескольких лет от роду, который еще и говорить не умеет, ты бы этим копьем насквозь проткнул. А он же безобидный, он же ко всем тянется, никому зла еще не сделал…

– Вас все равно нужно убивать… – прохрипел обозленный до предела серг, приготовившись к смерти.

– Иди уж ты… Обделанный рыцарь…

– Что?! Я не… – Арх-Фарал задохнулся от возмущения.

– Еще нет? – злобно ухмыльнулся ему всей пастью Мастер, мучаясь от желания одним ударом покончить с ублюдком. – Так сейчас будешь.

С этими словами он взмахнул крыльями и поднялся в воздух, развернулся к ошеломленному отряду задом и… страшная вонь разлилась вокруг, а на людей обрушилось весьма много высококачественного драконьего дерьма. А сам дракон уже с хохотом летел прочь.

– Вернись! Вернись, будь ты проклят, и сражайся! – кричал серг, отплевываясь и очищая забрало от продуктов жизнедеятельности дракона.

Серый Мастер лежал на скале и провожал глазами цепочку удаляющихся людей. Жаль, конечно, что не убил, но лучше не рисковать, ему нужно еще хотя бы двадцать спокойных лет, чтобы успела подрасти молодежь. И этот охотник до славы отважен от охоты на детей, а его рассказ у многих отобьет желание поохотиться на дракона. И это хорошо, ибо на противоположном склоне веселятся несколько десятков молоденьких дракончиков, еще не умеющих летать и любого из них бы этот серг с легкостью мог бы убить. А потом бы хвастался победой над страшным чудовищем. Он с болью вспомнил, как лет пятьсот тому не успел перехватить охотников, и почти все дети были безжалостно уничтожены. Всех, кого поймал, он, конечно, убил, как выловил и уничтожил потом и всех людей в ближайших двухстах километрах в округе от озера, но детей этим было уже не вернуть… Но потом… Потом пришли маги и он, Серый Дракон, попал в плен. Пятьдесят лет в роли вьючного животного! Хотя и плен он смог использовать в своих целях – теперь он знал всегда, что происходит в Серой Башне и вообще на Колхрии. Но все же только благодаря халатности напившегося молодого мага он смог превратиться в человека и сбежать. С каким трудом он добирался тогда обратно в Дикие Земли. А здесь он нашел всего лишь шестерых молодых и абсолютно диких драконов! Пришлось восстанавливать ареал только с ними, изредка воруя некоторых из «потерянных детей» подходящего возраста. С тех пор Мастер вынужден был стать осторожным. Может быть, даже слишком… Именно тогда он придумал и начал воплощать в жизнь свой план и к нынешнему времени имел своих осведомителей по всему Архру, оказывал влияние на очень многие события в этом мире, но так, что никто из людей и не подозревал об этом. Даже его драконы не знали, куда это периодически исчезал их Учитель. И очень хорошо, что он не убил потомка столь известного в Фофаре рода – тогда сюда бы кинулись десятки и сотни мстителей, а уследить за всеми он бы просто не смог. Неплохо также, что сейчас уже есть достаточно взрослые помощники, способные справляться с отрядом, подобным этому. Но они бы, не задумываясь, уничтожили людей, а расхлебывать последствия пришлось бы всем.

Серому Дракону многое приходилось делать в этом мире, чтобы сохранить хоть то немногое, что осталось от Владыки. Не только сохранение драконов заботило его, и не было у него выхода, кроме как учить и людей хоть чему-нибудь. И он был вынужден продолжать свои похождения, несмотря на страшный риск, и постоянно отправлялся в мир людей. В виде человека, конечно… Благо, что маги знали о людях-драконах, потомках «потерянных детей» и Мастеру приходилось лишь играть дурачка при встрече с ними. Ведь именно он создал орден Серебристого Ветра, общество мастеров боя, более гуманных и намного больше, чем другие, знавших. Но и их сумели подмять маги… Правда, не совсем – любой из исповедующих Серебристый Ветер, всегда знал, что остальные дадут ему защиту, кров и отомстят за его смерть. Даже правящие миром опасались убить мастера Серебристого Ветра, зная о последствиях – ничто и никто не могло остановить их в мести. Однажды, после казни одного из мастеров, высшими иерархами Серебристого Ветра был убит даже император Фофара, маг Серой Башни. И в том была его, Серого Дракона, Идущего в Неизвестность, заслуга. Ибо придет время, когда они, эти мастера, придут на помощь Владыке в его войне. И любой, знающий искусство боя, а высшему бою, школе Ветра Серебристых Колокольчиков, он учил лишь молодых драконов и лучших друзей из числа людей, найдет в любом Доме Смерти, в каждом из городов Архра, защиту и покровительство.

Дракон еще раз поглядел вслед отряду и хищно ухмыльнулся: ведь ему удалось убить охотника, не приложив к этому даже когтя. Серг ведь, сообразив, наконец-то, что к чему, вероятнее всего на первом же привале покончит с собой, ибо позора ему не избежать. Но ублюдок сам выбрал свою судьбу. А он, Серый Дракон, уж по своим каналам, постарается, чтобы в Фофаре обязательно узнали о происшедшем здесь, на случай если этот «рыцарь» все же решится вернуться домой.

Теперь ему оставалось только продолжать ждать Меч и Носителя Духа… И вдруг дракон встрепенулся и заревел от дикой боли, пронзившей все его тело – оно загудело от прилива энергии и пошло судорогами. А успокоившись, Мастер понял, что его тысячелетнее ожидание, наконец, завершилось.

Носитель Серого Меча вернулся в этот мир.

 

Элинор несся по улицам Колгарена, как будто за ним кто-то гнался – заседание Совета Высших Магов Колхрии вот-вот должно было начаться. Надо же было так увлечься расшифровкой еще одного заклинания Книги Предела. Несмотря на его презрительное отношение к Совету, на первое свое заседание опаздывать все-таки не следовало. Он усмехнулся, вспомнив неожиданное для всех других магов Совета и стоившее так много сил ему, хоть и преждевременное еще, позавчерашнее избрание. Ведь Высшие Маги считали его выскочкой – ну еще бы, через каких-то десять лет после окончания академии найти в развалинах подземного города Мхейра книгу заклинаний Предела и расшифровать их. А пытались сделать это многие, очень многие… Элинор мстительно улыбнулся, вспомнив их лица, когда они поняли, что рядом с ними находится Маг, превышающий по силе их всех, вместе взятых. Ведь благодаря Книге он стал одним из самых могущественнейших колдунов Архра и сумел наказать подонков, осмелившихся поднять на него руку.

И когда старый Фейр решил уйти из жизни, то голоса всех молодых Магов были отданы ему, Элинору, а все выдвинутые Советом кандидатуры с треском провалились. Он захихикал, вспомнив, как вытянулась и без того длинная физиономия Верховного Мага Фолерга, когда, подсчитав голоса, он понял, кто же стал новым членом Высшего Совета. Теперь, судари мои, ортодоксы, держитесь! Молодой маг с наслаждением втянул свежий воздух и решительно подошел к резным дверям Серой Башни.

Серая башня… Кто мог сказать, что она из себя представляла? Наверное, никто. Были только легенды. Тогда, около пяти тысяч лет назад, первые маги, еще маги Предела, не забывшие своих знаний, нашли ее уже древней, начав строить вокруг нее свой город. И никто не знал ее секретов, только некоторые были обнаружены случайно и ими стали пользоваться, не понимая их сущности. Элинор горько усмехнулся – именно пользоваться, как дети, которым показали, как использовать кое-какие возможности могущественного талисмана. Было очень много предположений и выдумок о ней. По самому распространенному ее создал один из Хранителей Меча Предела, Серый Маг. Но в самой башне в это не верил никто, верить в подобную чушь для простолюдинов считалось здесь ересью. Молодой же маг знал точно, а не догадывался, об истинности этой легенды, ибо именно на магии Хранителей и Книге Предела строилась его собственная магия.

Он толкнул узкую дверь и вошел. Охраны у дверей не было, да она была бы просто ни к чему – ведь любой, попытавшийся войти сюда без приглашения, тут же сгорел бы в магическом пламени. Башня выглядела, как высокий конус, на вершине которого покоился шар зала заседаний и учебных классов Высшей Академии. Вокруг шара шел широкий, метров в сто, парапет, как будто бы кто-то должен был прилетать сюда по воздуху и приземляться там. Может драконы? Элинор не знал мага, решившегося сесть на дракона. Да, их можно использовать как вьючную скотину, но летать на них… Бр-р-р… Спаси Создатель от такого кошмара, для полетов вполне хватало грифонов, хотя молодой маг не любил и их.

Элинор подымался по узкой витой лесенке, проложенной в стенах башни. Редкие факелы освещали путь, и он постоянно спотыкался о высокие ступени. Но впереди уже маячил рассеянный свет пентаграммы портала. Произнеся про себя заклинание перехода, Элинор ступил в нее и перенесся на порог Зала Заседаний.

Все остальные четырнадцать магов Совета уже были на месте. Фолерг с неудовольствием посмотрел на вошедшего и хрипло прокаркал:

– Опаздываете, молодой человек.

– Извините, Верховный, задержался за работой, – с кривой ухмылкой ответствовал он.

Фолерг хмыкнул, смотря на молодого мага. Он, да и все остальные маги старшего поколения, не понимали одержимости Элинора магическими исследованиями. Старик был раздражен, он хотел знать, почему все, буквально все маги моложе ста проголосовали за этого выскочку. Да, он овладел какими-то непонятными знаниями и убил в поединке шестерых Высших магов, желавших поставить молодого дурака на место. Именно убил! Впервые за три тысячи лет. Принято ведь было жалеть противника, а этот не пожалел… И эти его дикие высказывания о том, что магам следует заниматься магией, а не политикой! А кто же будет вести этот безумный мир к равновесию и любви, если не маги?

Глава Совета помотал головой. Нет, он решительно ничего не понимал в происходящем. Все эти мысли мелькали на поверхности сознания старого мага, где их мог прочесть каждый. О чем же на самом деле думал Фолерг, не знал никто, кроме него самого…

Элинор сел на свое место за круглым, огромным столом Совета, стоящим посреди зала. Зал имел форму девятиугольника, в каждом углу стол кристалл своего цвета. Что это были за кристаллы, прекрасной формы додекаэдры, в рост человека каждый, опять же не знал никто. Им было, по-видимому, столько же лет, сколько и самой башне. И для чего они были предназначены, тоже никто не знал, а впрочем, и знать не хотел, считали просто бесполезными украшениями. Только Элинор вычитал в своей Книге Предела кое-что о них, но своим знанием ни с кем делиться, естественно, не собирался. А прямо над столом Совета, на высоте метров десяти также висел кристалл, правда, несколько иной, чем стоящие по углам, и раза в три больший. И был этот кристалл абсолютно прозрачным. Сам же стол, казалось, был вырезан или выплавлен прямо из пола башни, ибо сама башня также казалась неизвестным образом выплавлена из огромной скалы. Стены зала были испещрены магическими символами и рунами. Кресла магов более походили на троны и самым большим из них, естественно, было кресло Фолерга, Верховного Мага Совета.

Верховный встал.

– Я приветствую вас всех, братья и сестры, – произнес он. – Мы собрались сегодня новым составом Совета, – он искоса посмотрел на Элинора, – чтобы подтвердить предыдущие решения и определить приоритеты наших дальнейших действий.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.