Сделай Сам Свою Работу на 5

О странностях в образе жизни 1 глава

Раи Сурретьлэ

СЕРЫЕ ПУСТОШИ ЖИЗНИ

Или

История Серого Мага, Серого Меча и Серого Дракона

(роман-фэнтези из цикла "Мир Девятимечья")

 

Предупреждение

 

Дамы и Господа! Книга, которую вы собрались читать, нестандартна. Я не побоялся описывать самые гнусные и омерзительные вещи откровенно, хотя вариант, предложенный вашему вниманию, и облегчен раз в пять по сравнению с истинным текстом романа. Эта книга начиналась с желания плюнуть в морду господам моралистам, томно вздыхающим: «Ах, любва… Ах, верностя… Ах, усю-сю-сю-сю…». А жизнь - это боль, подлость и кровь. И больше ничего в ней нет! И поэтому я попытался создать страшный, отвратительный мир, в котором нет места нормальному человеку - он там попросту сойдет с ума. Именно поэтому я взял главным героем извращенца, садомазохиста, который, при всем этом, - Владыка! В мире, созданном мной, самая отвратительная и омерзительная жестокость считается нормой, и даже мой, отнюдь не благородный, герой понимает, что должен что-то там изменить, ибо оставлять его в том же виде у него просто не хватает совести. Возможно, книга слишком уж перегружена извращенно-сексуальными сценами, особенно после 14-й главы… Не знаю. Я пишу так, как пишется, так, как вырывается из души. Никогда раньше не думал, что написание книги - столь болезненный процесс… У меня есть уже несколько вещей, которые я вскоре надеюсь представить вашему вниманию на собственном сайте, но пока времени на это просто нет. Мне наплевать на то, кем меня посчитают после этой книги, мне наплевать вообще на все в этом мире, в том числе и на себя. Когда жизнь уж окончательно достанет - пистолет всегда под боком. Читайте, если хотите. А нет - скатертью дорога… Я ответственности за ваши впечатления не несу, это ваш выбор - читать или не читать эту книгу. Итак, кто желает, в путь!

 

 

Паутина событий, времен и надежд

Все сплетает в себе, отвергая попытки

Изменить постижение смысла, лишенье одежд,

Горькой сущности боли, надежд и улыбки.



 

И случается все, обрывается нить,

Нить открытой надежды, сквозь сущность сомнений.

И приходит любовь, не давая нам жить,

Пустотой бесконечных, отрывочных мнений.

 

И сгорают миры, лишь Творец в пустоте

Создает снова все узелки паутины,

Снова судьбы мешаются в жуткой толпе,

В звуках струн изменяются линии мира.

 

Вечным сном бесконечно уходят века,

Все меняется, странно и непостижимо.

Разорвет ткань событий чья-то рука

И по ветру умчатся куски паутины…

 

Паутина событий, времен и надежд,

Развевается по ветру наших деяний.

И меняются жизни безгласных невежд.

И обрушится много больших ожиданий.

 

И о чем впереди вам хотим рассказать,

Лишь попытка связать узелки мирозданий…

 

Единственное сохранившееся стихотворение Черного Менестреля Смерти, Даххуран-Дорх-Ранра, полуобгоревшим найденное и сохраненное почитателем поэта после смерти того на костре…

 

ПРОЛОГ

 

 

И пришла на Архр тьма, тьма жуткая и безжалостная, несущая боль и смерть. И обрушились города, и убиты были миллионы. И крики несчастных вздымались до небес, но небеса молчали. И поднялись тогда армии аллорн, людей, храргов и всех иных, чтобы сокрушить темное воинство Врага. И маги Мира стояли рядом со всеми и во главе всех. Ордена Тсорг, Нархан, Диорет и Франнар сливали силы своей светлой магии в борьбе с колдовством проклятого всеми Серого Убийцы. Проходили годы и годы, но не отступал Он и его рабы. Однажды же пришел аллорн Ниарн-Иллень к магам и сказал им, что знает он, как победить Проклятого. И стал он во главе воинства Света и сокрушил врагов в землях Фаллингара, Тронхорда, Мерилората, Мерхарбры и Конгфидана. Тридцать долгих лет шла эта война. И закрепились тогда остатки сил Серого Владыки на островах Пустошей Марранхи, неприступных и защищенных скалами. Десятки лет бессмысленно атаковали силы Света Твердыню Владыки, Серый Город. Но не могли пройти. Но однажды никто не вышел навстречу им и поняли все, что Серый Убийца покинул наш мир. Лишь в Серый Город не смогли войти силы народов Архра, ибо жутким, бесчеловечным колдовством Тьмы был защищен он. Тогда приказали маги Света оставить проклятые острова и предать забвению всех, служивших Тьме и Серому Убийце. И было так!

Из хроник народа Аллорн, писанных Маллень-Аленноль, в год разрушения мира, от Сотворения Мира 67890

 

 

Рабство, боль и смерть процветали в мире, но маги не давали никому свободы и было забыто всеми, кроме некоторых, понятие честь. Но пришел Освободитель, Серый Маг Предела, Владыка. И назвали враги его Серым Убийцей, ибо он не жалел тех, кто мучил других, тех, кто ради собственной власти уничтожал народы, тех, кто был проклинаем всеми, угнанными в рабство. А Владыка не признавал рабства, не признавал угнетения. И никому не позволял считать себя Господином и не было у него рабов. Лишь годами лучшие из лучших воинов со всего мира шли к нему и отдавали ему свои сердца. И клялись быть верными и не признавать иных Господами над собой и другими. Но не успокоились маги и собрали силы, и объявили Владыке войну… Двадцать долгих лет сражались воины, не давая захватить ставшие вольными города, не желая, чтобы их дети вновь стали рабами. Но пришел к врагам однажды предавший Владыку воин из аллорнов, знавший, как бороться с воинами своего Повелителя, знавший, как захватить наши крепости и предал всех. И стал Ниарн-Иллень во главе вражеских войск и, собрав несокрушимую армию во много миллионов воинов, обрушился на крепости Серых братьев. И не щадил никого, ни женщину, ни ребенка, оставляя за собой пепелища. И стали после его походов цветущие земли землями Смерти, Дикими Землями. Ибо после страшных заклинаний магов Архра долго еще никто не мог на тех землях жить… И отступили мы на острова неприступные в дальнем море, Пустоши Марранхи и построили там величайшую твердыню, Серый Город, Город Повелителя Тени. Много, очень много лет жили там верные Владыке. Но однажды собрал Он всех и сказал нам, что уходит из этого мира и не все могут идти с ним. Воины из людей тогда объединились в один народ, назвались хралами, и дав клятву иметь детей лишь друг от друга, а были среди них и мужчины, и женщины, воспитывать детей воинами и сохранять верность Владыке, ожидая его возвращения, отправились в Дикие Земли. Мы же, народ схорров, поклявшись дождаться Повелителя, ушли на острова Соухорн, где, владея тайной магией Перерождений, создали неприступную защиту от врагов. Что же сталось с народом уррун-хурров после ухода Носителя Серого Меча, мы не знаем. И ушел Повелитель, взяв с собой горстку верных, а куда, того мы также не знаем. Знаем лишь, что когда-нибудь он вернется. Мы можем лишь ждать, не принимая тех ужасов, что навязали победители лежащему у их ног Архру. И мы ждем!

Из вступления у учебнику истории для университетов Соухорна, писанного Врохр-Мын Дун-Ххаллем, Изменяющим Происхождение Мыслей из Дудматтирана, города Обучений

 

 

Две тысячи лет прошло после ухода легендарного Врага… Но не успокаивался Архр, войны катились одна за другой, срывая покровы жизни с многих и многих. И не возникало ничего нового, не было покоя, не было жизни. И поняли тогда маги ордена Предела, что нужно отказаться от отчуждения и изменить мир, дав людям что-то, на что они смогут направить свои безумства. И собрали они всех магов мира Архр на Колхрии, в городе Колгарене, в Серой Башне магии. И убили несогласных, и объединили всех в одно целое, и все маги отныне принадлежали лишь ордену Серой Башни. И долго думали они, как же изменить людей, на что направить их силы и злобу бессмысленную. И нашли… Пусть же законы ограничат их любовные похождения и пусть же хотят они запретного более всего на свете. И пусть же за нарушения закона, нарушившие его будут искалечены. И искалеченным будет позволено делать для других запретное. И да будут они рабами… Но не хотели люди принимать благо свое и пришлось тогда магам Серой Башни уничтожать королевства, соединять сотни диких народов земли Фаллингар в единую империю Фофар. И с этой просвещенной империи началось в мире утверждение Закона. И воспитывались тысячи тысяч детей, с малости знавших, что высшая радость - запретная любовь. А потом сила Фофара и магия Серой Башни пришли и на иные земли Архра. И уже через тысячу лет каждый знал, что можно и что нельзя в этом мире. И прекратились войны, и воцарилась в мире стабильность. Пусть же благословенна будет мудрость предков, давших нашему миру понимание цельности и Закона. И Серая Башня служит оплотом мира на Архре, понимания власти и силы. И пусть же живут поколения новые так же, как жили поколения до них…

Из лекции для магов Воздушных Стихий, прочитанной Оссолхиром, Магистром Огня во вступительной лекции для первого года обучения в Академии Высшей Магии Колгарена.

 

 

Глава 1.

О странностях в образе жизни

 

Вставать было тошно. Тошно до такой степени, что даже не хотелось жить… В голове назойливой мухой билась мысль: «Опять на работу…». Йосеф приподнял голову и с тоской посмотрел в сторону компьютера, вспомнив вчерашний проигрыш в «Starcraft», из-за которого лег спать уже под утро. А теперь ведь целый день голова трещать будет… Но вставать все-таки было нужно, до работы добираться двумя автобусами, больше часа. Он медленно встал, протер глаза и, проклиная все на свете, а в первую очередь самого себя, сунулся в душевую – после холодного душа все-таки чувствуешь себя чуть полегче, голова не так болит. Нежелание идти на работу превышало все возможные пределы. На надо… Ох уж это проклятое слово «Надо!», как же оно достает. Всегда все надо, надо, надо… Как же все это уже надоело!

Йоси глянул на дикий бардак в квартире и с отвращением поморщился – убирать не было ни сил, ни времени. Обернулся на соседскую дверь, но та, к сожалению, была заперта: сосед уже, по-видимому, успел уйти на работу. Как ни жаль, скинуть уборку на другого не получилось. Ну и ладно, вечером вдвоем уберут. Слава Богу, Валька хоть спокойный парень, не задирается, прав не качает, да и квартплату, что очень немаловажно, вовремя вносит. Так что с соседом еще повезло.

На скорую руку он соорудил бутерброд, проглотил жидковатый кофе и, подхватив сумку, выскочил на улицу. Опаздывать очень не хотелось… Начнется ведь опять балаган, начальник у него на работе был марокканцем и, естественно, великим умом не отличался. Зато отличался крайне вздорным характером и не выносил, когда с ним спорили.

Йоси галопом пробежался до остановки, и тут ему все-таки повезло – автобус подъехал сразу же. Внутри было жарко, как в аду – кондиционер, конечно же, и не думал работать.

– Йоська! Привет! Ты что тут делаешь, поц рыжий? – обратился к нему высокий смуглый парень, сидящий на переднем сиденье. – Сколько лет, сколько зим… Садись.

– Не рыжий, а только рыжебородый! – ответил Йоси старой шуткой, с удовольствием пожимая руку Виктора, Витьки, Витюши – старого знакомого, бабника и разгильдяя. – Привет, Витька! А что я тут делаю? Не видишь разве, на работу еду, – он похлопал по пистолету за поясом. – Стал бы я иначе с этой бандурой по городу таскаться.

Виктор был очень старый знакомый – они познакомились на второй день после репатриации в Израиль и вместе учились в ульпане, изучали иврит.

– А где ты сейчас работаешь?

– В шмире. Шомер-охранник, ворота машинам открываю. Открываю, закрываю… Дурью, в общем, маюсь.

– Так ты же программист! – удивленно воззрился на него Виктор.

– Вот-вот… – ответил Йоси, поморщившись. – Попробуй-ка, найди работу по специальности в этой Израиловке. Нету у меня, видишь ли, местного опыта. А где же взять этот самый местный опыт, если ни одна собака на работу не берет! И это притом, что я, как специалист, в три раза лучше 90% этих долбаных израильтян. Но поди докажи…

Витька почесал затылок.

– Да… Непруха.

– Что верно, то верно… А ты где сейчас?

– Да вот в банк кассиром устроился, одновременно учусь на вторую степень по экономике. Обещают после окончания перевести в отдел инвестиций. А так работа, в общем, неплохая, есть, конечно, свои заморочки… Ну да где их нет? – он вскинулся. – Ой! Извини, я побежал, моя остановка. Бывай!

С этими словами Виктор сорвался с места и протолкнулся к двери. Уже на улице он еще раз помахал Йосефу и, не оглядываясь, побежал через дорогу к банку. Йоси даже не успел толком попрощаться с ним. «Да. Вот так вот видишься со знакомыми раз в несколько лет, да и то случайно, и времени поговорить нет…» – мелькнула невеселая мысль.

И вновь в окне замелькали иерусалимские улицы. Да, вот, кстати, и его остановка, где нужно было пересаживаться на другой автобус. Пересел, кажется, удастся не опоздать. Впереди уже виднелась промзона, где он работал. Йоси вышел из автобуса и привычно осмотрелся вокруг. На другой стороне улицы виднелась стройка, новый район для религиозных строят. За счет государства, конечно. Но хорошо, хоть вообще что-то строят – арабам меньше достанется.

Он почти бежал мимо пыльных заборов – промзона. Впереди уже была видна стройная десятиэтажная башня – там Йосеф и работал. «Ну, слава Богу, на месте и только без двух десять, успел…» – мелькнуло в голове, а сам он, тем временем, уже подходил к шлагбауму, вокруг которого бегал в нетерпении сменщик, давно уж собравший сумку. Он увидел Йоси и постучал пальцем по часам.

– Ну, где же ты шляешься? – злобно прошипел в нетерпении.

Его занудство за полгода успело достать до глубины души, но ссориться не хотелось. Поэтому ответил:

– Я вовремя.

– Ну мы же договаривались приходить на десять-пятнадцать минут раньше! Я же прихожу? А тебе что, трудно?

Сменщик явно был зол, как собака, и искал на ком эту свою злость сорвать. Видимо опять отхватил кучу радости от начальства. Добавлять было жаль, уж лучше было извиниться.

– Ну, извини.

Тот махнул рукой и «великодушно» простил:

– Ладно. Черт с тобой. Держи ключи и рацию. Да, вот еще, тут шеф передал, чтобы синий «Fiat» № 73-340-63 сюда больше не впускали ни под каким видом.

– О’кей! – Йоси хотел побыстрее от него отделаться, поэтому готов был согласиться даже на покупку слона.

– Ладно, я побежал спать, – уже уходя произнес сменщик.

– Бай.

Йоси оглянулся вокруг. Да, все та же, знакомая до боли, унылая картина – слева каменная стена, к которой приклеилась его будка, несколько деревец, дающих убогую тень, без которой, правда, в такую жару было бы уж совсем скучно. Справа же, через дорогу, стояло здание-башня, в котором располагались десятки различнейших фирм.

Он вытащил стул из будки на улицу, в тень, достал ноутбук и включил его. Но почему-то совершенно не работалось. Глянул на книгу, лежащую в сумке – нет, читать тоже не хотелось. Как-то все у него в жизни происходило не так, как надо. И на Украине, где его предали все те, кого по глупости своей считал друзьями. Как сказал кто-то из древних: «Зачем тебе враги? Ведь у тебя есть друзья!» Вспоминать о прошлом не хотелось, но оно само, не спрашивая, постоянно всплывало из памяти. Он вспомнил, как бежал без денег, синим от побоев, только в куцем драном пальтишке через всю Россию, добежал до Урала. Потом узнал, что его долго искали – ну еще бы, он ведь был одним из немногих, вырвавшихся из рук подонков живыми, да еще и заявившем на них, из-за чего двух тварей все же посадили. Но, слава Всевышнему, никто не знал, что у него был дядя под Магнитогорском. Там Йоси, тогда еще Иосиф, и осел. И ничего, абсолютно ничего, там не было, кроме полного беспросветного одиночества. Только общение с дядей да кузиной еще как-то спасало, но они ведь жили своей жизнью и им часто было не до него… Так он и существовал, пока однажды дядя не сказал ему: «…А что молодой еще еврей делает в этой стране? Тебе же здесь ничего не светит. Езжай-ка ты, парень, в Израиль!» И он поехал. А что еще оставалось делать, ведь в России ему действительно ничего не светило. Ни друзей, ни работы, ни квартиры. Даже женщины его избегали, а почему так было, кто его знает… Ничего… Вот и поехал, хотя еврей только по матери. Слава Богу, в Израиле именно по матери считают национальность и в его теудат-зеуте написали «Еврей», а не унизительное «Неизвестно». Сперва радовался и удивлялся здесь всему, как ребенок. А потом… Потом, когда приехала мать и жить стало очень трудно, а он, отличнейший программист, никак не мог найти работу. Израильтяне ведь очень не любят русскоязычных, они чувствуют, что у русских лучше образование, больше предприимчивости и поэтому боятся. Боятся, что их вытеснят на обочину жизни. Вот и давят, не берут на работу, а если и берут, то платят втрое меньше, чем своим.

И не нашлось для Йосефа иной работы, кроме как работы охранником. И все же это было лучше, чем работать на заводе. Деньги те же, а вкалывать, как Папа Карло, не надо. Тошно только было. Фантастика да ноутбук немного спасали от скуки, но ненадолго. Он бросил взгляд на компьютер и вспомнил, как полгода копил на него, отказывая себе в самом необходимом… И как хотелось делать что-то нужное, а не бесцельно сидеть в будке, читая книги. Да и зарплату нормальную получать, а не те жалкие крохи, что сейчас. Две с половиной тысячи шекелей – это что, деньги? Пока была жива мать, они хотя бы могли позволить себе снимать отдельную квартиру, его зарплаты и ее пенсии на это хватало. И дома его кто-то ждал… А теперь… Теперь он никак не мог позволить себе отдавать 80% зарплаты за квартиру, ведь еще нужно было на что-то жить. Вот и пришлось снимать напополам с соседом. Хорошо, хоть парень нормальный попался. Но все равно – чужой человек в доме…

А друзья? Да полноте, есть ли они? Ведь после случившегося на Украине, Йоси не мог доверять уже никому и никого близко к себе не подпускал. Так что друзей нет. Так, приятели, не более. Личной жизни тоже никакой – кому из нынешних практичных женщин нужен охранник? Да никому… Вот и сидел он, один, как сыч. Компьютер и фэнтези помогали расслабиться, но от тоски все равно не спасали. Терять ему было абсолютно нечего. Неплохой итог для 34 лет жизни, ничего не скажешь…

Йосеф с неприязнью покосился на собственный живот. Картина оставляла желать лучшего: тоненькие ручки, животик, лысинка. А ведь когда-то хотел уже сдавать на черный пояс, был неплохим бойцом и во что превратился от сидячей жизни? Смотреть противно. Даже когда уже здесь, в Израиле, его взяли в армию на полгода, то и пятнадцатикилометровые пробежки под «чутким» руководством сержанта не помогли справиться с животом.

Он сидел, курил и смотрел в пустоту. Мысль текла очень прихотливо, перескакивая от одного к другому, но ни на чем не останавливаясь надолго. Вспомнилось вдруг трехлетней давности происшествие во время поездки в Ущелье Ветров под Эйлатом. Ведь тогда ему даже показалось, что он столкнулся с чудом.

Три года назад в Иерусалиме было тяжело с любой работой, и он подрядился сопровождать экскурсию для религиозных детей в Эйлат. Сперва все было как обычно, экскурсия как экскурсия, дети как дети. Шум, гам и беготня. Эйлат, конечно, город очень красивый, Красное море просто великолепно, да разве с детьми на что-то посмотришь?.. За ними бы уследить, чтобы не залезли куда-нибудь. Особенно на полу альпинистских маршрутах. Уставали охранники после экскурсий, как собаки. А на третий день они, перед отъездом домой, завезли детишек в Ущелье Ветров… Пустыня. Пустыня и ветер. Каких только чудес вы не совершаете вместе. Издалека не было видно ничего, только холмы, бесконечные холмы, прибитые красной пылью, холмы до горизонта, где вздымались древние горы. Марсианский пейзаж… А чуть ближе виднелся провал в полкилометра глубиной, где пересекались десятки ущелий, все, правда, увитые тросами туристических маршрутов. На закате ущелья были невероятно красивы, красные блики создавали радужные отсветы на стенах. А группа тихо шла от ущелья к ущелью. Детишки даже примолкли, пораженные неземной красотой, красотой, где явственно видны была рука божества.

Но в одном из ущелий Йосеф вдруг почувствовал себя странно. Хоть он уже лет десять, как не занимался ни кунг-фу, ни эзотерикой, экстрасенсорная чувствительность у него еще оставалась. В голове его забил молот, ощущение было таким, что впереди находится нечто невероятной, потрясающей силы. То ли он шел сам, то ли его что-то тянуло вперед. Глаза не видели ничего вокруг, пока он не оказался у арки или чего-то напоминающего арку в стене ущелья. И в этот момент Йоси вдруг понял, что это вход. Вход куда?! Неизвестно… Такой невероятной энергии он не ощущал еще никогда в жизни, она билась в каждой жилке его тела, вымывая усталость, наполняя свежестью, в голове грохотал гром. Неожиданно какая-то сила развернула его в обратную сторону, и на противоположной стороне ущелья в нескольких метрах над землей он увидел карту. Да-да, именно карту! Она была выбита в скале. В голове лихорадочно заметалась мысль: «Ну как же это… Ведь здесь же бывали десятки тысяч людей. И археологи тоже… И что, никто ничего не заметил? Это же невозможно! Ведь… ведь явно вход и карта. Или их может заметить только экстрасенс?..» Йосеф простоял у арки сколько смог. Его тянуло почему-то влезть на уступ в пяти метрах выше, хоть там и была отвесная скала. Но… Пришел руководитель экскурсии и утащил его с собой, выговаривая за то, что оставил детей, ушедших далеко вперед. Йоси шел, понимая, что так хорошо он еще никогда в жизни себя не чувствовал – ощущение было таким, что все тело изнутри вымыли чистой родниковой водой.

Все время после этого, все три года, Йосеф хотел съездить туда. Да все никак не получалось. То не было денег, то работа, потом болезнь и смерть матери… А жаль. «Надо ехать!» – вдруг понял он. «Надо ехать! Времени больше нет. Вдруг это чудо? Вдруг оно поможет мне измениться и изменить свою жизнь. Ведь я же не боюсь отказаться от всего ради чего-то необычного. Не боюсь! Ведь и терять то мне особенно и нечего…»

– Йоси!!! Лама ата льо шомеа оти?! (Ты почему меня не слушаешь?! – иврит).

Он вздрогнул и выплыл из воспоминаний. Рядом с ним высилась красномордая марокканская туша – его начальник.

– Сколько можно! То он книги на работе читает, а зачем человеку книги?! Ничего не делает, как положено! Вы, русские, все свиньи и не цените нашей доброты! Ты здесь уже больше не работаешь! Ты уволен! – марокканец довольно ухмылялся: ну еще бы, очередную русскую сволочь уделал.

Йоси встал, потянулся и с удовольствием, на прекрасном иврите, высказал начальству прямо в морду все, что он думал о нем в частности и о марокканцах в общем, наслаждаясь процессом изменения цвета оной морды от багрового к сине-буро-малиновому. Затем сунул ноутбук в сумку, подхватил ее и пошел в сторону остановки.

– Стой! Ты куда? А кто до конца смены тут сидеть будет? – бывший шеф с недоумением смотрел ему вслед.

Они, израильтяне, почему-то искренне считали, что могут тебя выгнать, а ты после этого обязан сохранять с ними прекрасные отношения.

– Сам и сиди, ублюдок! – не оборачиваясь, бросил ему Йоси.

 

«Итак, свободен! Правда, что с этой свободой делать я, увы, не знаю. Неизвестность. А может… Не может, сволочь, точно! Надо ехать в Ущелье. Но, а вдруг, и там ничего нет? Ну и что! Где-нибудь да устроюсь, охранных фирм в Израиле много. А возможно и по специальности повезет. Там увидим…» Приняв решение, он пошел быстрее. Предстояло сделать слишком много дел. И в банк успеть, снять закрытые деньги, и купить все необходимое для поездки в Эйлат.

Только через пять часов, уже в автобусе он смог отдохнуть. С большим трудом удалось выпросить в своем банке три тысячи шекелей, а потом началась сумасшедшая беготня по магазинам для покупки палатки, спального мешка, топорика, котелка, фонаря, запасных обойм (пять оружейных лавок пришлось оббегать, пока нашел запасные к «Беретте») и всего остального. Почти все полученные деньги и были потрачены, осталось где-то с полтысячи, не более. Но в Эйлате можно было с каспомата снять еще не менее пятисот. О том, как он будет жить дальше, о том, что все собранные за год деньги пущены на ветер, Йосеф почему-то совсем не думал. Он выглянул в окно автобуса – ну вот, уже выехали из Иерусалима. В голове даже мысли не возникало, что этот город ему, возможно, уже никогда более не увидеть… Глаза закрывались, спать хотелось неимоверно.

Проснулся бывший охранник уже при подъезде к Эйлату. «Неплохо, пять часиков продрых…» – мелькнула еще сонная мысль. И во все глаза стал смотреть на открывающееся на горизонте Красное море и набережные Эйлата. Город был как всегда великолепен – курорт, как ни как, да и вообще, один из самых красивых городов Израиля.

«А что теперь? Переночевать в гостинице или сразу же ехать в Ущелье Ветров и ночевать уже там? Ведь уже шесть вечера, через пару-тройку часов совсем стемнеет. А! Кой черт! Опробую новый спальный мешок».

И Йосеф, выйдя из автобуса, отправился в справочную. Увы, автобусов на сегодня в Ущелье уже не было. Придется ехать до перекрестка, а там пешком. Пустяки, конечно, каких-то три-четыре километра, когда-то по пятьдесят в день хаживал. Он усмехнулся этому воспоминанию – как давно все это было. Через полчаса Йосеф уже садился в местный автобусик, объезжающий близлежащие киббуцы и ишувы (в эти полчаса он успел набить полрюкзака консервами и напитками в ближайшем супермаркете, истратив оставшиеся у него деньги и те, что успел снять в банковском автомате). Колымага, пронесшись по улицам Эйлата, бодро выкатила в пустыню. А еще через полчаса он стоял у грунтовки, ведущей к Ущелью Ветров.

В голове уже стучало. И хоть вокруг было очень красиво – закат, ему уже было не до красоты, окружающие марсианские пейзажи оставляли полностью равнодушным. Его тянуло вперед, тянуло с силой, не оставляющей возможности для сопротивления – он шел, как в тумане, почти ничего не видя вокруг. Очнулся только при входе в ущелье, да и то ненадолго. Все тело пело, каждая клетка, каждый нерв были наполнены такой силой, что слов для ее описания у него просто не было, они стали не нужны. Йосеф шел и хохотал во все горло. Со стороны его, наверное, можно было принять за сумасшедшего… Посмотрев вниз он увидел, что там еще гуляла какая-то экскурсия. Ну и черт с ними! Продолжая смеяться непонятно чему, он начал спускаться. Не помня, где находится арка, Йоси твердо знал, что не ошибется, его вело туда и уже ничего не имело никакого значения.

Внизу быстро темнело. Золотисто-красные стены каньона приобретали зловещий багровый оттенок, отдающийся в ушах звоном. Последние солнечные отблески рисовали радугу на стенах Ущелья.

«Ну вот… Вот и арка… И опять, опять как тогда, тот же резонанс, то же самочувствие… Ах да, надо влезть наверх, там что-то есть… А что?»

Он уже не понимал, что делает. Бросил рюкзак и начал карабкаться по отвесной стене.

– Эй, парень! Ты что, сбрендил?! Сорвешься, слезай сейчас же!

Снизу ему что-то кричали на иврите, но он уже ничего не слышал. Добравшись до карниза, опустился на колени, сунул руку в трещину и произнес что-то на неизвестном ему языке. Когда же он вытащил руку, в ладони был зажат пылающий сиренево-серым светом резной жезл, украшенный изображением дракона, обвившегося вокруг меча. Йоси спрыгнул с пятиметровой скалы вниз, подхватил рюкзак и, расшвыряв по дороге каких-то израильтян, пытавшихся почему-то его задержать, рванулся к арке.

Руки сами знали, что делать. Одна быстрым движением вдвинула жезл в круглую дыру сбоку, как будто специально для этого и созданную. Вторая же начертила на стене впереди перечеркнутый круг и трижды стукнула по нему. Губы одновременно шептали какие-то труднопроизносимые слова. И скала ожила!

Линии рисунка засветились мертвенным серым светом, скала задрожала, и Йоси почувствовал, что его тянет вперед все сильнее. И он, выдернув жезл и подхватив рюкзак, шагнул прямо в скалу. Время исчезло, настала тьма. Только грохот раздавался в ушах. Сделав несколько шагов, он вывалился в пустоту…

«Как… Как… Как… И что это?.. Что со мной?.. Что за дикий сон, как будто я прорывался сквозь скалу в Ущелье Ветров. Ничего не понимаю… Приснится же… А почему так темно?»

«Темно, говоришь? Ладненько, долгожданный мой, могу и посветить…»

И тотчас зажегся яркий, непонятного оттенка свет. Казалось, его источает сам воздух.

– Кто здесь?!

«А ты догадайся… Ты же у нас умненький… Хе-хе-хе… – раздался прямо в голове ехидный старческий голосок. – Найдешь, так и быть, скажу»

Йоси оглянулся вокруг. «О Господи! Так это был не сон! Я в пещере… Нет, это не пещера… Это же зал, его явно вырубали в скале чьи-то руки. И кто же это говорит со мной? Кто может здесь быть? Ничего не понимаю…» Он видел изукрашенные резьбой стены, на потолке был изображен дракон странного серо-стального цвета, а посреди самого зала стоял алтарь. Да, это однозначно был алтарь или что-то очень на него похожее. А на алтаре лежал меч. Нет, МЕЧ!

Пошатываясь, он подошел поближе. Да нет, меч, к сожалению, не лежал, он был просто очень мастерски сделанным, выступающим барельефом. Длинная, рифленая рукоять, на конце ощерившаяся морда дракона, какие-то серого цвета драгоценные камни. А лезвие… Чуть уже ладони, слегка изогнутое, оно было все покрыто какими-то странными символами и имело темно-серый, матовый цвет.

«Эх, как жаль, что это только барельеф…», – разочарованно подумал он, ведь любовь к холодному оружию оставалась с ним с тех времен, когда он еще занимался кунг-фу…



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.