Сделай Сам Свою Работу на 5

ПОСЛЕДНИЕ ЧАСЫ НАЦИСТСКОЙ ИМПЕРИИ

 

Куда делся Гитлер

 

О том, что случилось с Адольфом Гитлером и его любовницей Евой Браун в последние часы крушения нацистской империи, в последние часы падения Берлна, ходили многочисленные версии. Появились и такие слухи, что Гитлер бежал на самолете или на подводной лодке в Испанию или Южную Америку, более того, на Северный полюс, а оттуда – в Тибет. Однако ни одна из этих версий не имеет никакого отношения к истине.

Обстоятельства исчезновения Гитлера и его окружения очень тщательно были расследованы после Второй мировой войны смешанной комиссией из представителей четырех великих союзных держав-победительниц. Комиссия пришла к единодушному заключению. Один из свидетелей, находившихся в распоряжении комиссии, камердинер Гитлера офицер СС Гейнц Линге, попавший после падения Берлина в плен в СССР, а затем вернувшийся в Германию, на международной пресс-конференции в Берлине сделал заявление о последних днях имперской канцелярии.

Гейнц Линге поступил в услужение к Гитлеру в 1935 году. Первоначально он входил в группу личных телохранителей СС Гитлера, но вскоре стал его личным камердинером и начиная с этого момента почти десять лет обслуживал своего хозяина, находясь в самой непосредственной близости. Но вся гнусность, мерзость и пошлость событий этих десяти лет не идет ни в какое сравнение с тем, что было в последние десять дней апреля 1945 года, которые Гейнц Линге провел с последними из могикан нацистской иерархии в пресловутом бункере имперской канцелярии, в двадцати ах под землей.

Подземный бункер Гитлера находился невдалеке от главного здания новой имперской канцелярии. Подземное крыло имперской канцелярии, снабженное установкой для кондиционирования воздуха, делилось на несколько частей: в первой части было девять комнат для персонала, далее – огромная кухня и продовольственный склад, а также большой ресторан. Во второй части, к которой из первой вела винтовая лестница, тянулся коридор, по обе стороны которого находилось восемнадцать комнат. В них помещались охрана, машинное оборудование, электростанция, насосная станция отдельного водопровода, телефонный центр, радиостанция и пр. В конце коридора тянулась перегородка, по другую сторону которой начинались личные помещения фюрера: зал совещаний, комната с картами, затем шесть роскошно оборудованных залов и две ванные комнаты. Наконец, через небольшой проход и переднюю можно было попасть в еще меньшую часть: здесь было несколько кабин для немецких овчарок, охраняющих Гитлера, и прекрасно оборудованная хирургическая операционная для обслуживания раненых. Отсюда на высоту четырех этажей поднималась бетонная лестница, и в конце лестницы был запасный выход, который вел в сад канцелярии.



20 апреля, когда Гитлеру исполняется 56 лет, тысяча американских летающих крепостей бомбит Берлин. Весь нацистский генеральный штаб прячется под землю. В ходе последних 10 дней, как рассказывает Гейнц Линге, Гитлер то подавлен, то сердит, то загорается большими надеждами, то снова впадает в полную летаргию, наконец им овладевает судорожная дрожь и подергивание, но удивительно, что на этот раз обычные истерические приступы гнева пропадают.

22 апреля обороняющая Берлин 12-я немецкая армия отходит, и в ночь на 24 апреля советские части полностью окружают Берлин. 26 апреля командующий обороной Берлина генерал фон Грейм, раненный, появляется в бункере канцелярии. Затем приходит весть еще хуже: «о предательстве» Геринга, Гиммлера и зятя Евы Браун генерала СС Фегелейна. Гитлера не утешает, что Фегелейна, по слухам, расстреляли собственные подчиненные.

Гитлер, которого поддерживают лишь ежедневные инъекции врача, запирается в своем кабинете, чтобы отредактировать завещание и подготовить печальную свадьбу со своей подругой Евой Браун, которая на этом настаивает. В эти последние дни в бункере господствует совершенно особая атмосфера, особое настроение: какая-то своеобразная смесь последних остатков раболепия перед Гитлером и первых признаков паники.

В ночь с 28 на 29 апреля камердинер Гейнц Линге также участвует в свадьбе Гитлера и Евы Браун. На свадьбе присутствует небольшая группа приближенных Гитлера, верных ему до конца: два свидетеля, Геббельс и Мартин Борман, адъютант Гитлера Отто Генше, замещающий генерал-полковника Гудериана генерал Кребс, личный пилот Гитлера Ганс Бауер, имперский руководитель молодежи Артур Аксманн, шофер Гитлера Эрих Кемпка, две его секретарши и повариха вегетарианской кухни. Настроение печальное и мрачное. Только Ева Браун выглядит веселой. «Твоя судьба является также и моей…» – говорит она тихо Гитлеру после церемонии.

30 апреля – последний день в жизни жителей бункера канцелярии. В этот день ураганный огонь советской артиллерии сильнее прежнего обрушивается на центр города, особенно на квартал правительственных учреждений, на имперскую канцелярию и окрестности. Даже бункер глубиной в четыре этажа испытывает постоянное сотрясение. Его жители по-разному реагируют на приближение конца. В столовой верхнего уровня бункера члены охраны, секретарши, те-. лефонисты, радисты и офицеры СС в ожидании советских солдат открывают одну бутылку французского коньяка за другой, и начинается настоящее веселье с танцами.

А в покоях Гитлера могильная тишина. В полдень «молодую пару» обслуживают последним обедом. Затем Гитлер пожимает руку своим последним привер-. женцам и, прежде чем удалиться с женой в свои покои, во всеуслышание говорит своему адъютанту Генше: «Вы сожжете мой труп. Я не хочу, чтобы русские использовали его в качестве победного стяга». Через несколько минут Генше вызывает Эриха Кемпку, шофера Гитлера, и, ссылаясь на приказ фюрера, дает распоряжение любой ценой достать 200 литров бензина и немедленно привезти его в сад имперской канцелярии, в нескольких шагах от запасного выхода из бункера.

Между тем последние из могикан окружения Гитлера с бледными лицами слоняются в замешательстве в прихожей перед покоями фюрера. По-видимому, они сами тоже потрясены и не знают, что делать. Вдруг слышится глухой звук выстрела сверху, со стороны покоев. Ожидающие поднимают головы, смотрят друг на друга. Борман, Геббельс и генерал Кребс врываются в кабинет. Гитлер, растянувшись во весь рост, лежит на диване, головой вперед, изо рта льется кровь. Рядом с ним лежит мертвая Ева Браун. Как видно, она тоже хотела застрелиться, так как другой револьвер лежит рядом с ней на ковре, но уже не было времени для его применения, потому что с ней покончил ранее принятый яд.

Итак, двойное самоубийство, как видно, ставит точку на эпохе огня и крови в Европе, начинается церемония похорон самого чудовищного деспота эпохи. Камердинер Гейнц Линге завертывает труп своего бывшего господина в шерстяное одеяло, валяющееся на диване, так чтобы оно прикрывало также разбитую до половины, кровоточащую голову. Но именно поэтому с другой стороны одеяла высовываются ноги в характерных черных брюках и ботинках, и поэтому стоящие в коридоре и перед лестницей, даже несмотря на полумрак, немедленно узнают содержимое свертка на спине камердинера, сгорбившегося под тяжестью груза. Борман, завернув в другое одеяло труп Евы Браун, тащит его за Линге. Молчаливое скорбное шествие, основательно отдуваясь, запыхавшись достигает запасного выхода. Они не хотят привлекать внимание развлекающихся в столовой верхнего этажа, поэтому вынуждены делать все сами.

Линге и Борман кладут трупы на землю под открытым небом всего в трех метрах от запасного выхода. Два часа дня, чрезвычайно сильный и все приближающийся огонь советской артиллерии сотрясает все вокруг. Снаряды уже ложатся в непосредственной близости, и участники погребальной церемонии – их только шестеро – вынуждены даже несколько раз бросать работу и прыгать за стальную дверь запасного выхода. Между ветвями деревьев в саду летают осколки и камни от окрестных зданий. Ветер приподнимает одеяло и без всякого почтения расстраивает белокурую прическу Евы Браун. Между тем артиллерийский огонь немного стихает, переходит на соседние кварталы. В это время члены последнего эскорта выливают содержимое подготовленных канистр с бензином на оба трупа, затем бросают на них горящую вату, смоченную бензином, и поджигают костер.

Линге едва выдерживает ужасный запах горелого мяса. Конечно, из 200 литров бензина много впитывает почва, и таким образом еле хватает на кремацию костей. Затем ночью Линге еще раз вползает по лестнице на высоту четырех этажей к запасному выходу и закапывает в дальнем углу сада остатки двух трупов.

В последние дни события в бункере очень быстро следуют друг за другом. Через несколько часов после кремации Гитлера и Евы Браун Геббельс отравляет свою жену и пятерых детей, а затем и сам кончает жизнь самоубийством. А Мартин Борман за несколько часов до прибытия советских войск выходит через запасный выход и пробует навострить лыжи. По мнению Гейнца Линге и шофера Гитлера Эриха Кемпки, Борман не ушел далеко: они сами видели, как на мосту через Шпрее от попадания советского снаряда взорвался «Тигр», под прикрытием которого Борман и другие старались выбраться из окружения.

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.