Сделай Сам Свою Работу на 5

Нужно ли редактору оценивать фактический материал?

Вопрос такой возникает обычно у тех, кто видит противо­речие между трудоемкой редакторской проверкой точности и достоверности фактического материала и тезисом: за всё отвечает автор. Раз отвечает, пусть сам и проверяет. Нужно издателям выбирать авторов добросовестных, ответственных, и все будет в порядке и без редакторской проверки факти­ческого материала.


S-20I0



Глава 11. Анализ и оценка фактического материала

Доводы эти трудно признать состоятельными.

Во-первых, не исключено, что автор, даже зарекомендо­вавший себя с самой лучшей стороны, в данном случае изме­нил себе. И без проверки этого не узнаешь.

Во-вторых, кроме испытанных авторов в издательства сту­чатся и авторы начинающие. Что же, отказаться от них?

В-третьих, ошибаться свойственно даже великим. Так что лучше помочь автору избежать даже мелких ошибок, под­рывающих доверие к нему читателей, чем ради экономии сил и средств отказаться от анализа и оценки фактического материала.

Великие — Лев Толстой, Достоевский, Чехов, Королен­ко и другие — свидетельствуют в пользу последнего нашего контрдовода. Они были озабочены фактической точностью текста своих произведений и готовы были, не жалея сил, проверять его сами или прибегая к помощи знатоков.

Лев Толстой просит М. Н. Каткова:

В присылаемых теперь главах речь идет [о Петергофе?] и местностях под Пе­тербургом, которые я плохо помню. Я боюсь, что там географические ошибки. Будьте так добры, поправьте, если они есть (1...20 марта 1875 г. // Полн. собр. соч.: в 90 т. Т. 62. С. 160);

сообщает жене:

...я желаю, и мне нужно, прочесть несколько глав исторических Погодину, Со­болевскому, Самарину, Щебальскому. Завтра я поеду собирать этих господ (Там же. Т. 83. С. 144);

считает нужным написать П. В. Засодимскому после знаком­ства с его произведением:

...у новорожденных не бывает голубых глаз (Толстой Л. Н. Переписка: в 2 т. 2-е изд., доп. М., 1978. Т. 2. С. 401).

Ф. М. Достоевский просит редакцию «Русского вестника»:

Покорнейше прошу многоуважаемую редакцию пересмотреть французс­кие фразы в романе [«Бесы»]. Мне кажется, что нет ошибок, но я могу оши­биться. Равно попрошу покорно сверить мой эпиграф из Пушкина с издани­ем Пушкина. Я припоминал наизусть (Полн. собр. соч. и писем. Письма. Т. 29, кн. 1.С. 140);



сообщает Н. А. Любимову, редактору: 226


11.1. Нужно ли редактору оценивать фактический материал

Задерживают разные мелочи, например надо перечитать всё одному быв­шему (провинциальному) прокурору, чтоб не случилось какой важной ошибки иль абсурда в изложении Предварительного следствия, хотя я писал все вре­мя, советуясь с этим же прокурором (Там же. Письма. Т. 4. С. 127).

Почему Достоевский был так внимателен к фактической стороне дела, он объяснил сам:

...я вывел неотразимое заключение, что писатель - художественный, кро­ме поэмы, должен знать до мельчайшей тонкости (исторической и текущей) изображаемую действительность (Там же. Письма: в 4 т. М.; Л., 1939. Т. 3. С. 206).

В. Г. Короленко просит Н. К. Михайловского, редактора журнала:

Покорнейшая просьба обратить внимание на корректуру (не попадется ли несообразностей, особенно с именем: Степану меня прежде назывался Васи­лий) (Короленко В. Г. Письма, 1888-1921. С. 63).

Лев Толстой, получив от Афанасия Фета рукопись стихо­творения «В дымке-невидимке...», написал в ответ одобри­тельное письмо, но с небольшим замечанием:

Стихотворение ваше крошечное прекрасно. Это новое, никогда не уловлен­ное прежде чувство боли от красоты, выражено прелестно. У вас весной подни­маются поэтические дрожжи, а у меня восприимчивость к поэзии. Одно - не из двух ли разных периодов весны 1) соловей у розы и 2) плачет старый камень, в пруд роняя слезы. Это первая весна - апрель, а то - май конец. Впрочем, это, может быть, придирка (Полн. собр. соч.: в 90 т. Т. 62. С. 26),

Фет в первой же публикации стихотворения исправил за­меченную Л. Толстым неточность. У Фета в рукописи было:


 


Истерзался песней Соловей у розы. Плачет старый камень, В пруд роняя слезы.

Фет напечатал последние две строки:

Истерзался песней Соловей без розы.



Глава 11. Анализ и оценка фактического материала

И. С. Тургенев в письме к М. М. Стасюлевичу, издателю и редактору «Вестника Европы», благодарит А. Ф. Кони за указание на анахронизм в романе «Новь». Писатель упоми­нал в нем нелегальную народническую брошюру «Хитрая механика», изданную в 1874 г., хотя действие в романе про­исходит в 1868—1870 гг. Стасюлевич заменил упоминание этой брошюры другой, аналогичной — «Сказкой о четырех братьях», вышедшей в 1868 г. Тургенев одобряет действие Стасюлевича:

Вы, следовательно, переменили заглавие «Хитрой механики» - хорошо сде­лали (Поли. собр. соч. и писем. Письма. Т. 12, кн. 1. С. 49).

Возможно, такое внимание великих писателей к факти­ческим мелочам, не имеющим заметного значения для худо­жественного результата, покажется чрезмерным педантиз­мом, но для них важно было не сфальшивить даже в мелочах, ни в чем не обмануть читателя.

И выступая в качестве редакторов или рецензентов, вели­кие писатели были очень придирчивы к фактической точно­сти, непременно указывая на фактические ошибки.

А. С. Пушкин не пропускал без замечаний ни одной фак­тической неточности в произведениях своих друзей.

Он пишет К. Ф. Рылееву:

Ты напрасно не поправил в Олеге герба России. Древний герб, святой Ге­оргий, не мог находиться на щите язычника Олега; новейший, двуглавый орел, есть герб византийский и принят у нас во время Иоанна III. He прежде. Лето­писец просто говорит: Таже повеси щит свой на вратах на показание победы (Поли. собр. соч.: в 16 т. Т. 13. С. 175-176);

сообщает А. А. Бестужеву свое нелицеприятное мнение:

Твой Владимир говорит языком немецкой драмы, смотрит на солнце в пол­ночь, etc. (Там же. С. 180).

Фактические неточности в печатных текстах так допекли Пушкина, что он стал думать о необходимости борьбы с этим злом, о чем сообщил брату Льву:

Душа моя, как перевести по-русски bevues? - должно бы издавать у нас журнал Revue des Bevues. Мы поместили бы там выписки из критик Воейкова. Полудневную денницу Рылеева, его же герб российский на вратах византийс-


11.1. Нужно ли редактору оценивать фактический материал

«их - (во время Олега, герба российского не было - а двуглавый орел есть герб византийский и значит разделение Империи на Западную и Восточную - у нас же он ничего не значит). Поверишь ли, мой милый, что нельзя прочесть ни одной статьи [из] ваших журналов, чтоб не найти с десяток таких bevues, по­говори об этом с нашими... (Там же. С. 54).

А. П. Чехов пишет Киселевой, оценивая ее рассказы «Ка­лоши» и «Кто счастливей?»:

В «Калошах» много ошибочек вроде «дом № 49». В Москве нумерация в адресах не существует... Возвращаясь к предыдущему рассказу [«Кто счаст­ливей?»], упомяну, кстати, что Лентовский совсем неуместен. Он вовсе не так популярен в Москве, как у Алексея Сергеевича [Суворина], за что-то любяще­го его (Поли. собр. соч. и писем. Письма. Т. 1. С. 271);

критикует Н. А. Лейкина:

...у Вас «На охоте» охотники стреляют куропаток в лесу. Куропатки бывают на опушке леса, а в лесу на деревьях никогда (Там же. Письма. Т. 2. С. 127);

не дает спуску начинающему писателю Н. А. Хлопову:

Но вот что совсем не мелочно: где Вы видели церковного попечителя Сидорки-на? Правда, существуют церковные старосты, или ктиторы, но никакие старосты и попечители, будь они хоть разнаивлиятельнейшие купцы, не имеют права и власти переводить дьячка с одного места на другое... Это дело архиерейское... Походило бы более на правду, если бы Ваш Иона попросту был переведен из города в дерев­ню за пьянство <...>

В конце рассказа дьячок (это очень мило и кстати) поет «Благослови, душе моя, господи, и возрадуется...» Такой молитвы нет. Есть же такая: «Благослови, душе моя, господа и вся внутренняя моя святое его»... (Там же. Письма. Т. 2. С. 200).

Прочитав рукопись Е. М. Шавровой, написал ей:

Попы ни во всенощной, ни в обедне не читают апостола (Там же. Письма. Т. 12. С 357).

А. Т. Твардовский, редактируя «Новый мир», всегда при­мечал даже мелкие фактические неточности и сообщал о них авторам.

Так, прочитав повесть В. Ф. Пановой «Сережа», он на­писал ей:

А еще что запомнил из мельчайших неточностей: рожь сперва колосится, а потом цветет, а не наоборот, как у Вас; «нарубил кубометр дров» - рубленые


Глава 11. Анализ и оценка фактического материала

дрова - это хворост, сучья - мелочь, их никто не выкладывает и не считает на кубометры. Ваш мальчик, по-видимому, распилил и поколол, располенил ку­бометр дров. Но это, конечно, замечания «не свыше сапога» (Собр. соч.: в б т. Т. 6. С. 53).

Писателю Б. В. Шинкубе, прочитав его поэму «Скала», А. Т. Твардовский написал:

Говоря о переводе, не могу не отметить некоторые странности. Например, глава называется «Слесарь Яков», но в тексте и набор инструментов, и все, что Яков делает, решительно показывает, что он столяр или плотник, но отнюдь не слесарь. Это нужно будет исправить для отдельного издания. И еще: несколько раз упоминается «наган», а потом - вдруг «два пистолета» из-под монашеской рясы. Но ведь это 905 год, какие же «два пистолета»,- т.е. оружие давних вре­мен? (Там же. С. 251).

Так что редактор, чувствующий свою ответственность пе­ред читателем, не станет перекладывать проверку фактичес­кой стороны редактируемых произведений на автора, а по­старается ему помочь избежать даже мелких ошибок, как это делали великие писатели в роли редактора-рецензента.

Кроме того, фактические ошибки не только подрывают доверие читателя к автору и издателю, но и, главное, мешают последним добиться той цели, которую они ставят перед из­данием. А то, что печатные издания выходят с большим чис­лом самых разнообразных фактических ошибок, ни для кого не секрет.

Несколько примеров (а их можно приводить бесконечно).

Автор книги «Николай Крыленко» сообщает читателю, что Вера Засулич убила петербургского градоначальника Трепо-ва, хотя на самом деле он был ею лишь ранен и прожил еще 11 лет.

Е. Полякова в книге «Николай Рерих» (М., 1985) пишет, что Серов и Поленов отказались от звания академика после 9 января 1905 г. Оба же были действительными членами Ака­демии художеств. Академиками называли только действи­тельных членов Российской Академии наук. Поленов же и от звания действительного члена Академии художеств не от­казывался.

Насколько опасно возлагать ответственность за достовер­ность и точность фактов только на автора, демонстрирует,


11.1. Нужно ли редактору оценивать фактический материал

например, рецензия М.Строганова на кн.: Хечинов Ю. Жизнь и смерть Александра Грибоедова (Новое лит. обозрение. 2004. № 2/66). В рецензии читаем:

Ю.Е.Хечинов пишет: «Грибоедов осуждал казавшиеся ему наивными проек­ты будущих политических переустройств и тем более способы их достижения.

Он скептически относился к идее вооруженного свержения власти и в од­ной из бесед с идейным вдохновителем заговорщиков Кондратием Рылеевым иронически заметил:

- Сто поручиков хотят перевернуть Россию?» (с. 131).

Процитировав Хечинова, рецензент замечает:

Напомню, что сто было прапорщиков, а не поручиков, что фраза эта была произнесена не в Киеве, а на Кавказе, когда туда дошла весть о восстании, что была она сказана не Рылееву и что Рылеев никогда не был идейным вдох­новителем южан, как можно неосновательно предположить согласно этому тексту (с. 364).

А ведь читатель книги Хечинова вполне мог всё это при­нять за чистую монету и запомнить лжефакты как истину.

Особенно же неприятно, когда автор выдает за факты, на которые опираются его выводы, собственные выдумки. Это грубый обман.

Почему же так много фактических ошибок проникает в печатные тексты?

Первая причина. Издательства и редакции целиком дове­ряют автору и фактическую сторону его текстов не проверя­ют. Большинство авторов не по злому умыслу, а из-за слож­ности своего труда полагаются порой на свою память — ин­струмент весьма несовершенный и ненадежный — или опи­раются на сомнительные источники. Худший вариант — ав­тор сознательно, в своих неблаговидных целях, выдает за факты то, что даже к подобиям фактов не отнесешь.

Н. Г. Чернышевский тонко подметил в письме к жене, по­чему авторы допускают мелкие фактические ошибки:

Он [сын Александр] найдет в этом моем письме к нему, как и во всяком Другом, много фактических ошибок. Без них не обойдешься, когда пишешь, не имея под руками большой библиотеки. Память не может удерживать фак­тических мелочей. Она удерживает общее впечатление от фактов. И того Довольно. Место мелочам - не в голове, а в справочных книгах (Поли. собр. соч. : в 16 т. М., 1953. Т. 15. С. 37).


Глава 11. Анализ и оценка фактического материала

Вторая причина. Анализ и оценка редактором фактичес­кого материала поставлены методически неверно. У редак­торов не выработаны нужные навыки. Не хватает знаний. Не владеют они приемами проверки точности и достоверности фактов.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.