Сделай Сам Свою Работу на 5

ИЗМЕНЕНИЕ МНЕМИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ

В МОНОТОНИИ.

Фетискин Н.П., г.Кострома

В ряде работ, посвященных изучению проявлений мнемических показателей в процессе выполнения монотонной деятельности, до сих пор не выявлено каких – либо определенных тенденций или закономерностей таких проявлений. В одних работах отмечается положительное влияние монотонного труда на процессы запоминания и воспроизведения, в других – на их ухудшение, в третьих – на их неизменяемость. Неоднородность указанных результатов, на наш взгляд, может объясняться и различием процедур исследования ( некоторые авторы производили контрольные срезы через каждые два часа в течение всей смены, другие – только в начале и конце смены), и различием наличных психических состояний, и несходством используемых методик, а также неоднородностью видов воздействующей монотонности труда. Без учета этих факторов невозможно получение в данном случае объективных данных.

Исходя из отмеченного выше, настоящая работа посвящена специальному изучению изменений некоторых мнемических процессов в ходе выполнения сенсорной монотонной работы. Ведущей гипотезой исследования послужила наша концепция о механизмах монотонии. Суть ее заключается в том, что при возникновении данного состояния происходит активация простых сенсомоторных функций с одновременным торможением более сложных функций. Нам думается, что психологический вакуум мотивационных центров усиливает потребность в новизне, новых впечатлениях, действиях, повышая тем самым результативность несложных тестовых заданий при монотонии. Можно также предположить и то, что выполнение тестовых заданий в предельном темпе , вероятно, выступает и в роли эмоционально – волевой разрядки. С учетом сказанного нами были подобраны и соответствующие методики.

В целях повышения надежности экспериментальных данных исследование проводилось в лабораторных и естественных условиях. В первом случае использовалась установка с бегущей цифровой лентой, удачно моделирующая сенсорную монотонную деятельность, включающая в себя прием, переработку однотипной информации и ее сохранение в памяти. В ходе эксперимента испытуемым (16 чел.) предлагалось следить за движущимися на экране кадрами бегущей киноленты и производить последующее суммирование в каждом обороте отдельных однозначных цифр (начиная с «1», затем «2» и т.д.) до появления неприятных переживаний монотонии.



Во втором случае исследование проводилось в производственной деятельности токарей (23 чел.), занятых сенсорным монотонным трудом на станках с числовым программным управлением (ЧПУ).

При изучении психических процессов мы столкнулись с традиционной трудностью – подбором адекватных методик. Как известно, они должны быть достаточно просты, компактны и валидны. Несмотря на соответствие этим требованиям, подобранные нами методики имели один недостаток: они были довольно продолжительны по времени проведения, занимая 25 – 30 мин., и тем самым были способны давать «тестовые» наводки. Преодоление этой трудности нам удалось избежать за счет максимального упрощения используемых методик. Для исследования объема кратковременной оперативной памяти использовалось заучивание девятизначных рядов цифр и 16-ти значного списка слов с последующим воспроизведением. В протоколе фиксировались количественные и качественные результаты. Изучение долговременной памяти проводилось по методу Эббингауза. Данный метод заключался в многократном предъявлении определенного материала, подаваемого в постоянном темпе и последовательности до полного заучивания и воспроизведения.

Указанный метод позволяет определять следующие два показателя: динамику заучивания, т.е. количество проб и число воспроизведенных знаков в каждой пробе и количество сохраненной информации через получасовой интервал после заучивания.

В качестве объективного индикатора монотонии мы использовали пульсометрию, определяемую с помощью прибора пульсотахометра. При обработке полученных нами экспериментальных данных было выявлено, что объем кратковременной памяти при монотонии повышался на статистически значимом уровне, а при пресыщении – снижался. Указанные изменения имели место как в лабораторном, так и естественном экспериментах. Снижение объема кратковременной памяти при психологическом пресыщении, на наш взгляд, объясняется, видимо, высоким потенциалом отрицательной деятельностной мотивации, неудовлетворенности и агрессивно – аффективным состоянием.

В исследованиях долговременной памяти были обнаружены противоположные результаты. Так, например, при монотонии наблюдалось повышение количество проб до полного заучивания с 5,2 до 7,00 и снижения объема воспроизведения информации с 81,66% до 57,04%. Объем сохранения информации снизился соответственно с 16,2 до 11,4 ед. на статистически значимом уровне (Р < 0,05).

Подобные результаты отмечались и у токарей станков с ЧПУ в процессе сенсорного монотонного труда. Это проявилось и в повышении количества предъявления тестовых заданий и в снижении объема сохранения информации до 50%. Указанные различия статистически значимы (Р < 0,05). Изменения показателей долговременной памяти у токарей при возникновении психического пресыщения были более глубокими, как и при исследовании объема кратковременной памяти.

Изменения частоты сердечных сокращений (ЧСС) оказались типичными для исследуемых состояний. Так, при монотонии ЧСС на статистически значимом уровне снижалась, а при психическом пресыщении – повышалась.

Обобщение выявленных нами результатов исследования подтвердило исходную гипотезу о том, что при монотонии могут улучшаться не только простые сенсомоторные функции, но и несложные проявления психических процессов. В данном случае речь идет о повышении объема кратковременной механической памяти. Ухудшение же показателей долговременной памяти подтвердило вторую часть гипотезы о тормозной подверженности более сложных психических центров при воздействии монотонности. Что же касается предположения о роли тестовых занятий в снятии монотонии, как сильных «наполнителях» психологического вакуума, то оно в наших исследованиях проявилось в 100% - ном отсутствии монотонии после окончания экслериментально – тестовой работы, выполняемой в предельных режимах. Однако сказанное не распространялось на исследуемых, находящихся в состоянии психического пресыщения. Несмотря на однофазное снижение от раздраженности до неудовлетворенности оно все же оставалось доминирующим.

 

 

ПСИХОКОРРЕКЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ УЧЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.

Н.П. Фетискин, Т.В. Дроздова, Л.И. Селиванова, М.Ю. Коваленко,

Ж.А. Малова, Н.Б. Тарасова, А.Ф. Ушанов, Т.И. Миронова,

В.М. Славская.

 

Рыночная экономика в России предстала в роли довольно жесткого экзаменатора и, прежде всего, для работников образования. Она проверяла их не только на профессиональное призвание, гуманизм, но и на стиль выживания.

Действительно, одна часть педагогов нашла способ выживания в совмещении педагогической деятельности с коммерцией или другим трудом, не связанным с образовательной практикой. Другая же часть педагогов усматривала свое выживание через инновационный профессионализм, разработку оригинальных психодидактических технологий, совершенство пед. Мастерства, репетиторство, т. е. не только через неотвлеченность от своей основной работы, а напротив, через стремление стать конкурентоспособным мастером в той или иной предметной деятельности.

В данной работе представлены направления именно таких авторов, которые достигли должного профессионального признания в г. Костроме и небезуспешно занимаются экспериментальными поисками в дальнейшем развитии своих технологий. Преамбулы этих направлений и представляются вашему вниманию.

Развитие креативности и мышления в традиционном и компьютерном обучении (Т .В. Дроздова, М.Ю. Коваленко). Суть компьютерных технологий сводилась к развитию у учащихся конструктивности, оригинальности, комбинаторности и экономичности в решении творческих задач на графическом редакторе. Сравнительный анализ контрольных и экспериментальных программ показал очевидное преимущество последних.

Исследование фоновых состояний у подростков в процессе решения математических задач выявило доминирующее проявление у них страха, неуверенности, напряженности и математической фобии. Преодоление указанного неблагоприятного фона достигалось с помощью арттехнологий, построенных на рисовально – схематичном анализе условий задач. Эти же функции выполняли и интегрально – ключевые технологии, упрощающие решение самых различных задач, содержанием которых являлись физические процессы (движение, масса), экономические операции и др. (М.Ю. Коваленко).

Весьма продуктивными оказались и экспериментальные технологии, оптимизирующие взаимодействие в системе «преподаватель – студент». Их преамбуривая КД как один из сложных видов интеллектуальной деятельности, вызывающей технофобию, фрустрацию, монотонию и др. нами разрабатываются технологии по эмоциональной поддержке пользователя. Экспериментальную апробацию проходят программы, направленные на элиминацию компьютерной монотонии, фрустрации и стресса. (Л.И. Селиванова).

К числу оригинальных дидактических технологий, направленных на развитие математического мышления и познавательного интереса, можно отнести следующие два направления.

Первое связано с преодолением психолого – педагогических барьеров в процессе обучения и недостаточной совместимости у субъектов педагогической деятельности с альтернативными соционическими функциями и типами профессиональной направленности (Н.Б. Тарасова, А.Ф. Ушаков).

Второе направление посвящено системному дальнейшему совершенствованию компонентов эмоционального обеспечения учебной деятельности (Н.П. Фетискин, Ж.А. Малова, Т.И. Миронова, В.М. Славская). Его суть заключается в создании эмоционального комфорта или для детей, обучающихся в стационарных лечебно – образовательных учреждениях (это специфическое обучение происходит во временных коллективах, на фоне негативного отношения к учебной деятельности и состояния стресса, апатии, депрессии), или же в обычной школьной практике при изучении дидактического материала, характеризующегося высокой трудностью, неинтересностью, вызывающего состояние апатии, фрустрации и эмоционального пресыщения.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.