Сделай Сам Свою Работу на 5

Подростковый суицид как аспект деятельности

социального работника.

Мулина Е.А., ЯрГУ

В последние годы все более актуальной проблемой становится проблема подростковых самоубийств, т.к. именно добровольная смерть молодых, только начинающих жить, людей вызывает наибольшую тревогу и опасение за будущее нашей страны. По данным статистики, в 1997 году добровольно ушли из жизни более 2000 российских подростков, а за последние 30 лет темпы роста самоубийств среди молодежи росли в 10 раз быстрее, чем среди других возрастных групп.[9]

Мир детей и подростков - совсем не такой, как мир взрослых. Экономические кризисы и социальные неурядицы играют в нем совсем незначительную роль. В их мире на первом месте стоят другие проблемы: первая и несчастная любовь, непонимание родителей или их пьянство, отторжение коллективом, конфликты в школе и неудачи в учебе. По данным научных исследований, в 92% случаев подростковых суицидов и суицидальных попыток "виноваты" семья и школа, то есть те люди, которые составляют самый близкий круг их повседневного общения. Бывает, что юноша или девушка расстаются с жизнью не потому, что они лишены любви и поддержки, а потому, что наоборот, хотят, чтобы их оставили в покое.

При выборе средств для ухода из жизни подростки, как правило, целиком себе доверяют и очень часто ошибаются. Желание устраниться лишь на время, “умереть не до конца” – типично подростковое решение трудной ситуации. В покушении на самоубийство у подростков действительно много демонстративного и совершая суицидальную попытку они зачастую предполагают жить, надеясь с помощью суицида изменить конфликтную ситуацию. Вместе с тем, подростки никогда не имитируют суицид. Они - как правило, без длительных раздумий – совершают крайне опасные для жизни поступки, не вполне предвидя последствия своих действий. В основе такой беспечности – несформированность у подростков сознания ценности человеческой жизни, как чужой, так и своей собственной. Подростки, особенно те, что помоложе, не вполне отдают себе отчет в необратимости, окончательности смерти, они убеждены, что можно оказаться умершим для окружающих, но при этом наблюдать свои похороны и раскаянье обидчиков. Но бывает также, что действительной осознанной целью покушения на самоубийство является смерть. Подобные суицидальные попытки специалисты называют истинными. Истинные покушения на самоубийство у подростков являются результатом сложных, совершенно безысходных коллизий, нередко ими же создаваемых.[10]



Проблема диагностики суицидального риска – вероятности совершения подростком попытки к самоубийству – выходит за пределы задач медицинской психологии и психиатрии, так как в наше время общего повышенного уровня психической напряженности с проблемами суицидальных намерений могут столкнуться как психологи и социальные педагоги, так и социальные работники. Цель измерения суицидального риска заключается, прежде всего, в своевременном выявлении уровня сформированности у молодого человека суицидальных намерений с целью предупреждения серьезных попыток самоубийства. Диагностика суицидального риска предпринимается для того, чтобы вовремя определить уровень суицидоопасности подростка обычными средствами психологической помощи, которыми располагает социальный работник, в частности, это можно сделать при помощи опросника суицидального риска.[11]

В результате проведенного мною при помощи данного опросника исследования, можно сделать вывод о том, что демонстративность, желание привлечь внимание окружающих в гораздо большей степени присуще девочкам (66,7% среди опрошенных), по сравнению с мальчиками (33,3%), при этом у 46,7% подростков показатель по этой шкале доминирует. Внешне поведение такого рода может быть оценено как «шантаж», «истероидное выпячивание трудностей», а изнутри оно переживается подростком как «крик о помощи». Аффективность, доминирование эмоций над интеллектом, реагирование на психотравмирующую ситуацию непосредственно эмоционально свойственно 55,6% мальчиков и 41,7% девочек, при чем, довольно высокий уровень по этой шкале у каждого третьего подростка. По шкале «уникальность» вышеупомянутого опросника (осознание себя, ситуации и собственной жизни в целом как явления исключительного, не похожего на другие, а также недостаточное умение использовать, как собственный, так и чужой жизненный опыт) выявилось, что «уникальными», в данном значении этого слова оказались 1/3 опрошенных мальчиков и примерно столько же девочек. Отрицательная концепция собственной личности, то есть представление о своей ненужности, «выключенности» из мира, о собственной несостоятельности (физической, интеллектуальной, моральной и прочей) преобладает у значительного числа подростков мужского пола (77,8%), в то время как у девочек этот показатель намного ниже (33,3%). Социальный пессимизм, то есть отрицательная концепция окружающего мира, восприятие мира как враждебного, напротив, гораздо сильнее выражен у девочек (66,7% опрошенных), чем у мальчиков (33,3%). Отсюда можно сделать вывод о том, что у мальчиков преобладает формула внутреннего монолога «Я плох», в то время как у девочек - «Мое окружение недостойно меня».

Достаточно низкий процент подростков, как мальчиков, так и девочек, имеют высокие показатели по шкале «слом культурных барьеров» (11,1% и 33,3% соответственно). Это говорит о том, что понятие об «эстетизации смерти», культ «вершителя собственной судьбы» слабо развиты у подавляющего большинства опрошенных подростков. Инфантильный максимализм ценностных установок, невозможность компенсации, аффективная фиксация на неудачах и распространение на все сферы жизни содержания локального конфликта в какой-то одной жизненной сфере сильнее выражены у девочек (58,3%) нежели у мальчиков (44,4%). Относительно небольшая доля опрошенных подростков испытывает трудности в отношении конструктивного планирования будущего (38,9% мальчиков и лишь 16,7% девочек). Это может быть следствием сильной погруженности в настоящую ситуацию, трансформацию чувства неразрешимости текущей проблемы в глобальный страх неудач и поражений в будущем. Большинство же подростков, напротив, возлагает наибольшее количество надежд именно на будущее, что вполне естественно в столь юном возрасте.

И, наконец, среди опрошенных мною подростков половина мальчиков и большинство девочек (66,7%) имеют достаточно высокие показатели по шкале «антисуицидальный фактор», которые, несмотря на то, что у многих подростков ярко выражены остальные факторы, снижают глобальный суицидальный риск. Однако, это говорит о том, что у девочек гораздо более развито чувство ответственности за близких, представление о греховности самоубийства или, что еще более вероятно, боязнь боли и физических страданий.

В целом, благодаря использованной мною методике и на основании полученных данных вполне можно составить достаточно полное впечатление как о суицидоопасности ситуации в подростковой среде в целом, так и достоверно определить уровень суицидального риска того или иного конкретного подростка.

 

ХАРАКТЕРИСТИКА РЕПРОДУКТИВНОЙ ФУНКЦИИ

СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ СЕМЬИ

Неродинская О.С., ЯрГУ

Малодетная семья стала типичной для современного Российского общества. Явление это многоаспектное и неоднозначное. Сложившись под влиянием различных объективных устойчивых или временных факторов, малодетная семья, тем не менее не отвечает ни условиям расширенного воспроизводства населения, ни морально-этическим принципам, на задачам семейного воспитания. Со всей категоричностью следует признать, что малодетность – аномалия в общественно-историческом развитии семьи, которая, безусловно, должна быть преодолена. Ограничение числа детей – вынужденная форма поведения родителей, дань, которую выплачивают современники за неразрешенные противоречия общественного бытия. Основное из них – несоответствие материальных и духовных запросов населения более чем скромным возможностям современного общества.

Поколение детей по численности должно быть не менее поколения родителей. Для этого необходимо (с учетом современного уровня смертности), чтобы на каждые 100 замужних женщин рождалось не менее 230 детей. Однако, практически все послевоенные поколения не воспроизводят себя и по сей день. Положение с рождаемостью говорит о необходимости целенаправленного, всесторонне продуманного «вмешательства» общества в сложившийся механизм малодетности. Решительные преобразования в материальной и бытовой сферах семейной жизни, продуманная демографическая политика, направленная на формирование положительного отношения к двух - трехдетной семье, материальное стимулирование рождаемости, выравнивание жизненного уровня семей с разным числом детей, учет региональных особенностей воспроизводства – таковы основные средства воздействия на сложившийся стереотип репродуктивного поведения.

Однако, в настоящее время малодетная семья пока еще привлекательна для значительного количества россиян. Она может долго оставаться таковой в сознании людей даже после решительных социальных и экономических преобразований в обществе, устранения различных противоречий во взаимоотношении личности с окружающей средой. Вот почему так остро встает вопрос о всестороннем изучении малодетности, типичной для сегодняшней России – психологии ее существования, особенностей отношений между супругами, установок мужчин и женщин на число детей, потребности в детях, мотивов ограничения рождаемости, условий ее повышения и т.д. Следует отметить, что в последние десятилетия социально-психологические явления, процессы и закономерности стали все чаще обсуждаться в связи с содержанием, этапами и средствами демографической политики.

Обозначая социально-психологическую проблематику в изучении рождаемости, необходимо определить, какое место занимают социально-психологические явления и процессы в репродуктивном поведении людей в отдельные периоды развития общества, что возможно при сравнительном историческом анализе. Важно также, рассмотреть различные социально-психологические факторы, влияющие на формирование репродуктивного поведения. Такие факторы есть в разных сферах взаимодействия, изучаемых социальной психологией, - общественной, групповой (в данном случае семейной), а также на уровне личности. Особого же внимания со стороны социальной психологии требуют такие факторы, которые связаны с целенаправленным формированием демографического сознания людей, т.е. правильных представлений о процессах воспроизводства населения, причинах, следствиях и механизмах снижения рождаемости, о демографических интересах общества и позиции государства в вопросах регулирования размеров семьи. Это, в частности, демографическая информация, забота о многодетных и среднедетных семьях, формирование репродуктивных установок, отражающих потребности личности и общества.

Как социально-психологическое явление, проблема рождаемости имеет отношение к общественной морали. Люди видят неоспоримый факт – ограничение числа детей в семье – и пытаются осознать его нравственные последствия, а также результаты распространения контрацепции, внебрачных половых связей. Одни расценивают снижение рождаемости пессимистично, считая, что оно знаменует падение ценностей семейной жизни и детей, усиление бездуховности современников. Другие сетуют на отступление от «старых» и «добрых» традиций многодетности. Третьи полагают, что сокращение детей в семье ведет к утрате чувства ответственности одного поколения перед другим.

Но любая моральная оценка снижения рождаемости в своей однозначности будет неверной, ибо малодетность свидетельствует о возросшем самосознании личности, о возможности самостоятельного решения вопроса о размерах семьи. Если рассуждать объективно, то снижение рождаемости следует расценивать как адаптационное явление. Такова его социально-историческая сущность. Негативная же сторона заключается в том, что это снижение пошло дальше, чем того требуют интересы общества.

Логическое продолжение этого вопроса - выявление реально действующих причин демографического поведения и мотивов, которыми объясняют люди стремление или нежелание иметь детей. Так, исследователи определяют, по каким причинам люди ограничивают рождаемость, прибегая к абортам или использованию контрацепции, - субъективным (нежелание иметь детей), или объективным (здоровье, материальный недостаток, неудовлетворенность собственным социальным статусом, сферой обслуживания и т.д.).

На основании обширной теоретической базы мною была выдвинута следующая рабочая гипотеза: “Снижение рождаемости сегодня не следствие отсутствия у россиян желания иметь детей, а результат воздействия неблагоприятных факторов среды, т.е. своего рода адаптационное явление». В ходе проведенного мною исследования данная гипотеза целиком и полностью подтвердилась. Чадолюбие нисколько не уменьшилось, просто очень резкое снижение уровня жизни и отсюда возникшие материальные трудности, непосредственно влияющие на психологический климат в семье; неуверенность в завтрашнем дне, в своих силах; неверие в возможность самому хоть что-то изменить в сложившейся ситуации в сфере рождаемости реально сдерживают россиян сегодня. Без сомнения, такое положение вещей на текущий момент требует скорейшего целенаправленного вмешательства со стороны государства как на уровне законодательной так и на уровне исполнительной власти, что должно иметь под собой теоретическую базу. Поэтому, с целью более глубокого познания «механизма регулирования рождаемости», прежде всего необходимо концептуальное осмысление социально-психологического материала, накопленного в результате многочисленных разрозненных исследований. При этом: среднестатистические показатели, характеризующие репродуктивное поведение, должны уступать многомерным статистическим показателям; дифференцирующими признаками следует считать не формальные – образование, профессия и т.п., а стержневые, «сплавленные» черты; индивидуальная культура, интеллект и т.п.

 

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.