Сделай Сам Свою Работу на 5

Глава 3. экспериментАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

 

Мотивация образования как фактор подготовки специалистов по социальной работе

Ю.В.Бабак (Ярославль)

Подготовка специалистов по социальной работе для российской высшей школы является новым направлением, в связи с чем необходимо выявить все факторы и условия, способствующие или препятствующие данному процессу. Несомненно, что мотивация студентов к процессу обучения по данной специальности выступает важным фактором.

Исследование, проведенное автором в 2003-2004 гг. на факультете социально-политических наук ЯрГУ им. П.Г. Демидова, отделении "социальная работа", показало, что среди студентов, будущих социальных работников доминируют мотивы «желание помочь людям» и «стремление общаться с людьми». Тем не менее, 30% опрошенных указали на стечение обстоятельств, случайность при выборе профессии и желание получить высшее образование. Так, этот мотив («желание получить высшее престижное образование», «корочек») превалирует над другими у студентов-юношей, они же отметили мотив «уход от военной службы».

Таким образом, большинство юношей выбирают не специальность «социальная работа», а пытаются получить диплом о высшем образовании, в то время как девушки в большинстве случаев выбирают профессию социального работника сознательно, исходя из своих потребностей, способностей и интересов. Примечателен тот факт, что, если девушки при ответах ссылались на рекомендации психологов-профконсультантов, то из юношей диагностику на профпригодность практически никто не проходил.

Данные факты напрямую связаны с мотивацией к обучению: как правило, у девушек она значительно выше, чем у юношей, а соответственно выше и успеваемость. После окончания ЯрГУ им. П. Г. Демидова 70% девушек и 30% юношей собираются работать по специальности, то есть социальными работниками. При анализе анкет была выявлена следующая зависимость: чем дольше обучаются студенты по специальностям «социальная работа», тем меньше они хотят работать по ней после окончания вуза. На наш взгляд, одной из причин такого положения является слабая информированность студентов о данных профессиях, отсутствие ранней, хорошо отлаженной профориентационной работы.



В ходе исследования мотивации изучалась и профессиональная направленность респондентов. При этом им задавался вопрос: «О какой профессии Вы мечтали в детстве?». Ответы показали, что большинство опрашиваемых (75%) хотели бы работать с людьми, что особенно важно для наших профессий. Для нас особый интерес представляет тот факт, что среди множества названых профессий лидирует учитель (ее назвали каждая третья респондентка), юристов и врачом хотели быть каждая шестая опрошенная женщина. Мужчины отметили следующие профессии: летчик (21, 4%), космонавт (21, 4%), директор (14, 2%).

На наш взгляд, реальной причиной того, что девушки с детства мечтают о таких профессиях, как учитель, врач, продавец, адвокат, парикмахер и т. д., а юноши хотят быть директорами, летчиками, космонавтами является действием стереотипов в отношении роли мужчин и женщин, которые закладываются в процессе социализации личности.

В соответствии с этими стереотипами мальчики и мужчины должны быть сильными, активными, логичными и рациональными. Девушек считают пассивными, эмоциональными, призванными опекать и воспитывать ближних, и поэтому с детских лет их приучают выполнять те роли, которые от них ожидают. Это, в свою очередь, имеет прямое отношение и к социальной работе, которую воспринимают как женскую профессию. От специалистов здесь требуется такие качества как доброта, эмпатия, умение сочувствовать, сопереживать, заботливость, что вполне совпадает со стереотипными представлениями о женщинах. «Настоящему» же мужчине лучше заниматься делами, которые оцениваются в обществе как наиболее значимые, следовательно, мужские.

Анализ работ-эссе «Почему я хочу быть социальным работником?» показал общее неадекватное представление о профессии, определенное пренебрежение к ее сути: мне все равно кем быть – социальным работником, педагогом, экскурсоводом, главное, чтобы работать с людьми». Имеет место экзальтированный тон, подчеркнуто гуманистические мотивы: «Сейчас столько несчастных… Люди должны помогать друг другу. Я всегда мечтала помогать людям, место добро». Морализация и рационализация: «В наше время порядочные люди не должны оставаться в стороне. Элементарная порядочность требует присутствия там, где трудно». В работах имеет место злоупотребление безличными предложениями, описание собственных успехов дается через подчеркивание неудач и несостоятельности других, в рассуждениях о собственных предыдущих неудачах наблюдается употребление фраз в пассивном залоге. Некоторые работы просто не могли быть проанализированы, так как их объем составлял менее 300 слов.

Таким образом, исследование мотивации к образованию у студентов отделения "социальная работа" факультета социально-политических наук ЯрГУ им. П.Г. Демидова как фактора подготовки высококвалифицированных специалистов по социальной работе показало, что чем старше курс обучающихся, тем ниже уровень мотивации к обучению. Весьма различны мотивы выбора специальности у юношей и девушек, на процесс обучения накладывает отпечаток проведенная ранее профориентационная работа. Полученные в ходе исследования данные говорят о необходимости создания эффективной системы профориентационных мероприятий, поиска «своего» абитуриента, включения в процессы вузовского образования и воспитания инновационных педагогических технологий, а также повышения социального статуса профессии «социальный работник».

 

 

Влияние вида реабилитации на изменение степени самооценки инвалидов

Т.В. Бирюкова (Киров)

Одной из основных социальных проблем, имеющих важное государственное значение, является проблема инвалидности.

История развития проблемы инвалидности привела к тому, что постепенно общество подошло к пониманию того, что лиц с физическими дефектами, патофизиологическими синдромами, психосоциальными нарушениями следует не отторгать от себя, а наоборот, создавать условия их реинтеграции.

Инвалидность – это проблема не одного человека и даже не части общества, а всего общества в целом.

Сущность этой проблемы заключается в правовых, экономических, производственных, коммуникативных, психологических особенностях взаимодействия инвалидов с окружающей средой. Научно-технический прогресс ведет к интенсификации использования человеческих ресурсов. В связи с этим резко возрастает общественно-политическая и социально-экономическая цена потерь, связанная с нарушением жизнедеятельности человека, независимо от его медико-биологических или социально-средовых характеристик.

Процессы гуманизации в современном обществе предусматривают необходимость создания для каждого человека, а тем более для инвалидов, равных прав и возможностей на получение образования, на развитие их индивидуальных способностей, на интеграцию личности в социуме.

В последние годы наметилась тенденция к улучшению социальной поддержки инвалидов, совершенствование нормативно-правовой базы социальной поддержки, развитие реабилитационных центров для инвалидов (взрослых и детей). Правительство РФ выделяет средства на создание реабилитационных центров для инвалидов в разных регионах. В городе Кирове в 1997 году также открыт областной Центр медико-социальной реабилитации для взрослых инвалидов. Несмотря на определенные улучшения в практической сфере, проблема адаптации и реабилитации инвалидов требует дальнейшего теоретического исследования.

Человек-инвалид, особенно если он приобрел инвалидность в зрелом возрасте, постоянно находится в состоянии эмоционального стресса. На протяжении жизни человека этот стресс не уменьшается. Возникают неровные, часто конфликтные отношения с окружающими людьми. Состояние хронического стресса приводит к повышенной раздражимости, чувству постоянного внутреннего беспокойства, тревоги, снижению самооценки человека. Состояние инвалидности оказывает сильное влияние на личность. Повышенная возбудимость, агрессивность, импульсивность, эгоцентризм в дальнейшем вызывают различные формы дезадаптации в обществе.

Одной из значимых характеристик личности является самооценка, подразумевающая оценку себя, своей деятельности, своего положения в группе и своего отношения к другим членам группы.

От нее зависит активность человека и стремление к самоусовершенствованию. При значительных отклонениях самооценки от адекватной у человека нарушается душевное равновесие и меняется весь стиль поведения.

С целью более полного, детального выявления социально-психологических особенностей процесса реабилитации и социальной адаптации инвалидов в Центре реабилитации инвалидов г. Кирова было проведено ряд исследований.

В данной статье мы обратим внимание на изменение степени самооценки инвалидов в процессе прохождения определенного вида реабилитации (психологической, медицинской, социально-бытовой).

Объектом исследования являлись инвалиды, проходящие психологическую, медицинскую, социально-бытовую реабилитации в областном Центре социально-медицинской реабилитации г. Кирова в количестве 60 человек (3 группы по 20 человек).

Первичная диагностика инвалидов, нуждающихся в разных видах реабилитации (психологической, медицинской, социально-бытовой) проводилась по методикам САН, Будасси, «Уровень самооценки» и исследование самооценки по методике Т.В.Дембо и С.Л.Рубинштейн.

Результаты первичной диагностики во всех 3-х группах показали, что по методикам Будасси, Дембо-Рубинштейн и «Уровень самооценки» уровень самооценки 100% испытуемых является низким.

Активность, самочувствие и настроение (Методика САН) снижены также у 100% испытуемых. Причем, показатели активности и самочувствия ниже показателей настроения, что свидетельствует об определенной жизненной усталости.

После формирующего этапа нашего исследования, мы вторично провели психологическую диагностику на выявление уровня самооценки инвалидов. Целью вторичной диагностики являлось выявление динамики уровня самооценки в группах и определение эффективности того или иного вида реабилитации.

Вторичная диагностика по методике Будасси выявила, что во всех трех группах после реабилитационных мероприятий существенно изменился уровень самооценки инвалидов.

При вторичной диагностике по данной методике заниженную самооценку выявили: в 1 группе – 25% инвалидов (95% при первичной диагностике), во 2 группе – 35% (100% при первичной диагностике), 25% - в 3 группе (95% при первичной диагностике). Адекватную самооценку выявили 70% инвалидов 1 группы (5% при первичной диагностике), 65% инвалидов 2 группы (0% при первичной диагностике), 70% инвалидов 3 группы (5% при первичной диагностике).

При анализе результатов исследования самооценки по методике Т.В.Дембо, С.Л.Рубинштейн получились следующие данные

Низкий уровень самооценки продемонстрировали в 1 группе – 35% (85% при первичной диагностике), во 2 группе – 40% (95% при первичной диагностике), в 3 группе – 40% (85% при первичной диагностике). Средний уровень самооценки выявили 60% инвалидов 1 группы (15% при первичной диагностике), во 2 группе – 55% (5% при первичной диагностике), в 3 группе – также 60 % (по сравнению с 15% при первичной диагностике). Высокий уровень самооценки выявился в 1 и 2 группах – по 5% инвалидов (при первичной диагностике испытуемых с высоким уровнем самооценки не выявлено).

Вторичная диагностика по методике «Уровень самооценки» подтвердила тенденцию роста самооценки инвалидов после реабилитационных мероприятий

Низкий уровень самооценки выявили 35% инвалидов, проходивших психологическую реабилитацию, 25% инвалидов, проходивших медицинскую реабилитацию и 55% инвалидов, проходивших социально-бытовую реабилитацию (при первичной диагностике – 100% инвалидов во всех группах имели низкий уровень самооценки). Средний уровень самооценки выявили в 1 группе – 60%, во 2 – 70%, в 3 – 45% (при первичной диагностике ни у кого из инвалидов не выявлено среднего уровня самооценки). Высокий уровень самооценки выявлен у 5% в 1 и 2 группах и 0% в 3 группе (при первичной диагностике высокого уровня самооценки не наблюдалось ни у кого).

Результаты вторичной диагностики по методике САН во всех трех группах превысили средние ориентировочные показатели.

По самочувствию, активности и особенно настроению во всех группах выборке результаты резко поднялись по сравнению с результатами первичной диагностике и оказались выше ориентировочных показателей. Такие данные свидетельствуют о присутствии у инвалидов после реабилитации уверенности в своих силах, хорошем настроении и даже некоторой эйфоричности.

Следует заметить, что данные об уровне самооценки инвалидов и ее динамике, полученные по выше изложенным методикам коррелируют друг и с другом.

По каждой группе инвалидов, проходивших психологическую, медицинскую и социально-бытовую реабилитацию были высчитаны средние показатели уровня самооценки до и после реабилитации по методикам Будасси, Дембо-Рубинштейн и «Уровень самооценки»: уровень самооценки инвалидов после реабилитации существенно повысился в основном за счет солидного (до 50%) увеличения количества инвалидов, имеющих среднюю самооценку. При первичной диагностике эта категория инвалидов составляла от 2 до 7 %, при вторичной диагностике – от 58 до 63%. Также следует отметить, что по сравнению с отсутствием при первичной диагностике инвалидов, имеющих высокую самооценку, при вторичной диагностике выявилось от 2% до 5% этой категории инвалидов.

К сожалению, у части инвалидов (от 32 до 40%) уровень самооценки не изменился, но по отношению к этой категории инвалидов имеется благоприятный прогноз, подтверждающийся результатами вторичной диагностики по методике САН, а именно наличие хорошего настроения и самочувствия, физического и психологического.

Эффективность всех видов реабилитации очевидна. По степени влияния можно выделить психологическую и медицинскую реабилитации, немного отстает от них по эффективности (по нашим данным) социально-бытовая реабилитация. Это связано, на наш взгляд со следующим. Самооценка в «медицинской» группе поднимается, в основном, за счет появившейся уверенности человека в восстановлении своих физических способностей. Кроме того, в этой группе средний «стаж» инвалидности меньше, чем в других – 5.4 года. В группе, прошедшей психологическую реабилитацию, показатели улучшаются за счет роста уверенности в себе, снятия негативных эмоций, проявлений хронического стресса. Особенно хорошую динамику личностных изменений демонстрируют в этих группах инвалиды, имеющие небольшой срок инвалидности. Эти люди полны надежды на реинтеграцию в общество. Средний стаж инвалидности в этой группе самый большой – 6.9 лет. Наряду с высокими показателями динамики самооценки, это является еще одним фактором мощной эффективности психологической реабилитации.

В группе инвалидов, проходивших социально-бытовую реабилитацию средний стаж инвалидности – 6.4 года. Результаты экспериментальных исследований достаточно хорошие, но немного ниже, чем в 1-х 2-х группах. Самооценка инвалидов в этой группе поднимается за счет овладения новым трудовым навыком, который будет «кормить» человека, будет давать средства к существованию. Именно процесс адаптации, ситуация освоения нового и обуславливает более низкие показатели среди инвалидов этой группы. Но, повторимся, что результаты ниже не на порядок, снижение показателей не существенны. И эффективность этого вида реабилитации также очень высока. Инвалиды после прохождения реабилитации отмечают, что у них появилось ощущение «нужности», ощущение, что они «еще что-то могут».

Таким образом, можно сделать вывод, что реабилитационная работа в Центре реабилитации жизненно необходима людям, получившим инвалидность, она существенно облегчает адаптацию к новой социальной ситуации, помогает снять эмоциональное напряжение, восстановить, возможно, не полностью, физические способности и приобрести новые трудовые навыки.

Эти виды реабилитации имеют высокую степень эффективности и облегчают инвалидам их реинтеграцию в наше общество. Помочь им в этом, принять их – наша задача, решение которой послужит делу оздоровления современного российского общества.

 

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.