Сделай Сам Свою Работу на 5

Второе правило волшебника, или Камень Слёз 65 глава

Кэлен подняла голову и увидела возвышающийся над ней сияющий призрак. Она ощутила тепло спокойной улыбки на знакомом лице.

Кэлен медленно поднялась на ноги.

— Это и вправду... ты?

— Да, Кэлен, это я, Денна.

— Но... но ты же ушла к Владетелю. Ты приняла на себя клеймо, наложенное Даркеном Ралом на Ричарда. Ты ушла к Владетелю вместо Ричарда.

Сияющая спокойная улыбка наполнила сердце Кэлен радостью.

— Мой поступок вызвал отвращение Владетеля. Он отринул меня. И я оказалась с теми, кого вы называете добрыми духами. Точно так же, как я обрела покой, который никогда не надеялась обрести, так и вы с Ричардом, принеся столь бескорыстные жертвы ради других и ради друг друга, заслужили, чтобы вам даровали покой. Оба вы владеете обеими сторонами магии, и оба связаны со мной деяниями, и потому мне дана власть, прежде чем я уйду за завесу, перенести на короткое время вас обоих в обитель между двумя мирами.

Облаченная в длинные развевающиеся одежды, Денна широко развела руки.

Переливающиеся широкие рукава свисали до самой земли.

— Приди, дитя. Приди в мои объятия, и я отнесу тебя к Ричарду.

Кэлен, дрожа, шагнула в распростертые объятия Денны.

Ричард стоял в светящихся объятиях Денны, нежно обхватившей его за плечи.

Мир исчез в ярком сиянии. Ричард не знал, чего ожидать. Он понимал одно: больше всего на свете он хочет видеть Кэлен.

Ослепительный белый свет сменился нежным мерцанием.

Перед ним предстала Кэлен. Ахнув, она кинулась ему в объятия. Выкрикнув его имя, она отчаянно прижалась к нему.

Они стояли, обнявшись, не произнося ни слова, лишь наслаждаясь присутствием друг друга. Ричард ощущал ее тепло, ее дыхание, ее трепет. Ему хотелось держать ее так вечно.

Они опустились на что-то мягкое. Ричард не знал, что это такое, но ему было все равно. Главное, оно было достаточно прочным, чтобы выдержать их вес.

Он хотел, чтобы Кэлен обнимала его вот так вечно. Кэлен наконец перестала всхлипывать и положила голову ему на плечо. Ричард крепко прижимал ее к себе.

Подняв голову, она посмотрела на него своими прекрасными зелеными глазами.



— Ричард, мне так жаль, что я заставила тебя надеть этот ошейник...

Ричард прижал ей к губам палец.

— На все есть своя причина. Мне потребовалось время, чтобы понять, насколько был глуп я и насколько отважна ты. Только это и имеет значение. И за это я люблю тебя еще сильнее. За то, что ты пожертвовала своими желаниями, чтобы спасти меня.

Кэлен покачала головой.

— Ричард мой! Как ты попал сюда?

— Я обратился к добрым духам. И пришла Денна.

— Я тоже. Денна тоже принесла жертву ради тебя. Она приняла на себя клеймо Bладетеля и сохранила тебе жизнь. Денна вернула мне твою жизнь. Теперь она обрела покой.

— Знаю. — Он погладил ее по голове. — Что случилось с твоими волосами?

— Их срезал один волшебник.

— Волшебник. Ну что же, тогда, полагаю, другой волшебник может их отрастить.

Ричард любовно провел рукой по ее волосам. Он вспомнил, как Зедд гладил себя по щекам, чтобы отрастить бороду. У него было такое впечатление, что, увидев, как это делает Зедд, он тоже понял, что нужно делать. С каждым поглаживанием волосы Кэлен удлинялись. Ричард продолжал черпать силу из островка спокойствия у себя внутри, и ее волосы росли и росли. Когда они достигли прежней длины, Ричард остановился.

Кэлен потрогала волосы и изумленно посмотрела на него.

— Ричард, как ты это сделал?

— У меня ведь дар, помнишь?

Кэлен улыбнулась ему той особенной улыбкой, которая предназначалась лишь ему одному, и провела рукой по его щеке.

— Прости, Ричард, но твоя борода мне совсем не нравится. Мне больше нравилось, как было раньше.

— Правда? — Ричард приподнял бровь. — Ну, раз мы вернули прежний облик тебе, то вполне можем проделать это и со мной.

Ричард провел рукой по щекам, вновь призвав силу из оазиса спокойствия.

— Ричард! — изумленно ахнула Кэлен. — Она исчезла! Твоя борода исчезла! Ты убрал ее! Как ты это сделал?

— Я владею обеими сторонами магии.

Она удивленно моргнула.

— Магией Ущерба? Ричард, это все на самом деле или мне снится?

И тут он поцеловал ее долгим нежным поцелуем.

— По мне, так все вполне на самом деле, — задохнувшись, прошептал он.

— Ричард, мне страшно. Ты у сестер. Я никогда не смогу быть с тобой. Я не смогу последовать за тобой, если тебя заберут...

— Я вовсе не у сестер, а в Эйдиндриле.

— В Эйдиндриле?!

Ричард кивнул:

— Я ушел из Дворца Пророков. Мне помогла сестра Верна. А потом я отправился в Д'Хару.

Ричард рассказал обо всем, что с ним произошло, начиная с того момента, как они расстались. А она рассказала, что пришлось пережить ей. Ричард с трудом мог поверить ее словам.

— Я так горжусь тобой! — воскликнул он. — Ты настоящая Мать-Исповедница! Величайшая Мать-Исповедница всех времен!

— Вернись в коридор перед Залом Совета и ты увидишь там огромные портреты Исповедниц, которые были гораздо более великими, чем я смогу когда-либо стать.

— Вот в этом, любовь моя, я сильно сомневаюсь.

Он снова приник к ее губам горячим страстным поцелуем. Кэлен радостно ответила, будто ничего другого и не хотела от жизни, кроме как находиться в его объятиях и целовать его. Ричард целовал ей щеки, нежные раковинки ушей, длинную шею. Кэлен тихонько постанывала.

— Ричард, этот шрам, метка, оставленная Даркеном Ралом, он и правда исчез?

Он расстегнул рубашку. Кэлен погладила ему грудь.

— И впрямь исчез...

Она ласково поцеловала то место, где прежде был шрам. Руки ее скользили по его телу, за руками следовали губы. Добравшись до соска, она нежно лизнула его.

— Это нечестно, — судорожно дыша, проговорил Ричард. — Я должен целовать тебя так же, как ты целуешь меня.

Не сводя с него глаз, Кэлен начала расстегивать блузку.

— Вымогатель несчастный!

Она принялась стаскивать с него одежду, а его губы скользили по ее нежной коже, и с каждым поцелуем дыхание ее все учащалось.

— Кэлен, — выдохнул он, с трудом оторвавшись от нее. — А вдруг добрые духи на нас смотрят?

Опрокинув его на спину, Кэлен крепко поцеловала его.

— Если они действительно добрые, то отвернутся.

От аромата ее кожи у него кружилась голова, ее готовность заставила застонать от желания. Окружавшее их нежное мерцание пульсировало в такт дыханию, еще больше распаляя их страсть.

Ричард перекатился поверх Кэлен и посмотрел в широко раскрытые изумрудные глаза.

— Я люблю тебя, Кэлен Амнелл. Сейчас и всегда.

— И я люблю тебя, Ричард мой.

Их губы слились. Кэлен обняла Ричарда за шею и обвила длинными стройными ногами его бедра.

И в пустоте меж двух миров, в мягком мерцании безвременья, они слились воедино.

 

Глава 71

 

Кэлен вошла в гостиницу и остановилась у входа в обеденный зал, оставаясь в тени коридора. Ее все еще переполняли счастье, тепло, ошеломляющая радость и блаженство. Все присутствующие оглянулись на звук ее шагов.

Зедд вскочил на ноги.

— Кэлен! Клянусь духами, девочка, где ты ходила всю ночь?! Вот-вот рассветет, а ты ушла еще на закате! Мы всю ночь обшаривали город в поисках тебя! Куда ты пошла?

Кэлен повернулась и показала рукой:

— Вон туда, в маленький садик.

— Не было тебя там! — рявкнул Зедд, рванувшись к ней через всю комнату.

Она мечтательно улыбнулась.

— Ну, сначала я пошла туда, а потом покинула это место. Я отправилась к Ричарду. Зедд, он сбежал от сестер. Он в Эйдиндриле.

Зедд замер.

— Кэлен, я понимаю, ты многое пережила за последнее время. Но тебе просто привиделось то, что ты хотела.

— Нет, Зедд. Я взмолилась к добрым духам. Она пришла и отнесла меня к Ричарду. И я была с ним где-то между мирами.

— Кэлен, этого просто не...

Кэлен вышла на свет. Зедд вытаращил глаза.

— Что... Что произошло с твоими волосами? — прошептал волшебник — Они опять длинные.

Кэлен широко улыбнулась.

— Ричард все поправил. У него ведь есть дар, знаешь ли. — Она протянула эйджил, висящий у нее на шее. — Он отдал мне вот это. Сказал, что ему он больше не нужен.

— Но нет, этому должно быть какое-то другое объяснение.

— Он просил кое-что тебе передать. Велел поблагодарить тебя за то, что ты не закрыл открытую шкатулку Одена. Сказал, что очень рад тому, что его дедушка оказался достаточно мудр, чтобы не нарушить Второе Правило Волшебника.

— Его дедушка. — По испещренному морщинами лицу старого чародея потекли слезы. — Ты видела его! Ты действительно его видела! Ричард спасся!

Кэлен обвила его руками.

— Да, Зедд. Теперь все будет хорошо. Он отправил Камень Слез туда, где ему место, и закрыл шкатулку Одена. Он назвал ее вратами. И сказал, что для этого понадобилась и Магия Приращения, и Магия Ущерба. Иначе можно было бы уничтожить все живое.

Зедд схватил ее за плечи и встряхнул.

— Ричард владеет Магией Ущерба? Это невозможно.

— У него была борода, и она исчезла. Он велел мне напомнить тебе об уроке, который ты ему в свое время преподал, сказав, что убрать бороду можно только Магией Ущерба.

— Диво дивное. — Зедд наклонился ближе — Ты вся горишь, девочка. — Он коснулся костлявой рукой ее лба. — Но жара нет. Почему ты так взмокла?

— Там было... жарко. В другом мире. Очень жарко.

Зедд посмотрел на ее волосы.

— И волосы у тебя спутаны. Что за волшебник отращивает такие спутанные волосы? Я бы отрастил их аккуратно. Мальчику еще многому нужно учиться. Он все сделал не так.

Глаза Кэлен прояснились.

— Поверь мне, он все сделал как надо.

Слегка повернув голову, Зедд окинул ее оценивающим взглядом.

— Чем это вы занимались целую ночь? Тебя всю ночь не было. Чем вы занимались все это время?

Кэлен почувствовала, как краснеют уши, и порадовалась, что у нее опять длинные волосы.

— Ну, я не знаю... А чем вы с Эди занимаетесь наедине, когда вы всю ночь вместе?

Зедд напрягся.

— Ну... — Он прокашлялся. — Ну, мы... — Вскинув голову, он поднял костлявый палец. — Мы разговариваем. Вот чем мы занимаемся. Разговариваем.

— Вот и мы тоже, — пожала плечами Кэлен, — Как ты с Эди, ночь напролет. Разговаривали.

Лицо волшебника расплылось в хитрой ухмылке. Он крепко обнял Кэлен и погладил ее по спине.

— Я очень рад за вас, дорогая.

Взяв Кэлен за руки, Зедд закружил ее в танце. Аэрн улыбнулся, достал маленькую флейту и заиграл веселый мотивчик.

— Мой внук — волшебник! Мой внук будет великим волшебником! Как его дед!

Всеобщее веселье длилось несколько минут. Зедд кружил Кэлен по комнате, а остальные, хлопали в такт мелодии.

Тут Кэлен бросила взгляд на Эди. Колдунья сидела в углу в кресле-качалке и улыбалась тихо и печально.

Подойдя к старой женщине, Кэлен опустилась на колени и взяла ее хрупкие руки в свои.

— Я рада за тебя, дитя, — молвила Эди.

— Эди, — мягко сказала Кэлен. — Духи передали тебе послание.

Эди с сожалением покачала головой.

— Прости, дитя, но для меня это послание не иметь смысл. Я не помнить быть женщиной Эди.

— Я пообещала передать это послание тебе. Кое-кому в ином мире важно, чтобы ты его получила. Ты выслушаешь?

— Говори тогда, хоть мне жаль, что я не понять его значения.

— Это послание от того, кто носил имя Пел.

В комнате повисла тишина. Эди перестала раскачиваться и чуть напряглась. Глаза ее наполнились слезами. Сжав руки Кэлен, она произнесла:

— От Пела? Послание от Пела?

— Да, Эди. Он хочет, чтобы ты знала: он любит тебя, и он обрел покой. Он просил сказать тебе, что знает, что ты не предавала его. Знает, как сильно ты его любишь. Ему жаль, что тебе пришлось столько выстрадать. Он просил передать тебе, чтобы ты утешилась, зная, что между вашими душами мир и согласие.

Эди глядела на Кэлен своими белыми глазами. По щекам старой женщины текли слезы.

— Мой Пел знает, что я не предавать его?

— Да, Эди, — кивнула Кэлен. — Он знает и любит тебя, как любил всегда.

Эди, плача, обняла Кэлен.

— Благодарю тебя, Кэлен. Ты даже представить себе не можешь, как много это для меня значит. Ты вернула меня к жизни.

— Я знаю, что это значит, Эди.

Притянув Кэлен поближе, Эди погладила ее по голове.

— Да, дитя, возможно, ты знаешь.

Пока остальные были заняты беседой и строили планы, Чандален с Джеброй готовили завтрак.

Хотя очистка Эбиниссии от трупов — весьма скорбная работа, но еще стояла зима. Весной пришлось бы хуже. Зато, находясь в Эбиниссии, они снова смогут объединить Срединные Земли.

Кэлен сказала, что Ричард постарается присоединиться к ним в королевской резиденции Галеи. А еще он просил передать, что, возможно, им с Зеддом придется отправиться в Вестландию, разобраться с сестрами Тьмы. Пока что эти сестры плыли по морю.

Весело болтая, чего уже давно не делали, они плотно поели и начали собираться в путь. Чандален неуверенно приблизился к Кэлен.

— Мать-Исповедница, я хочу у тебя кое-что спросить. Я бы не стал тебя беспокоить, но больше некого.

— Слушаю, Чандален.

— Как будет груди на вашем языке?

— Что?

— Какое слово означает груди? Я хочу сказать Джебре, что у нее красивые груди.

Кэлен машинально повела плечом.

— Прости, Чандален, я давно хотела с тобой этом поговорить, но было как-то не до того.

— Говори сейчас. Я хочу сказать Джебре, как сильно мне нравятся ее груди.

— Чандален, у Племени Тины принято говорить женщинам такие вещи. Это комплимент. Но в других местах это не комплимент, а оскорбление. Сильное оскорбление, если люди недостаточно близко знакомы.

— Я хорошо с ней знаком.

— Недостаточно. Поверь мне. Если она тебе действительно нравится, ты не должен говорить ей таких вещей, иначе она обидится.

— Что, местные женщины не любят слышать правду?

— Все не так просто. Ты стал бы говорить женщине в своей деревне, что хотел бы видеть ее без грязи на волосах, даже если это правда?

Чандален приподнял бровь.

— Я понял.

— Тебе еще что-нибудь в ней нравится?

Он радостно закивал:

— Да. Мне все в ней нравится.

— Тогда скажи ей, что тебе нравится ее улыбка. Или волосы. Или глаза.

— А как мне узнать, что можно хвалить, а что — нет?

Кэлен вздохнула:

— Ну, пока что ограничься тем, что не скрыто под одеждой, и все будет в порядке.

— Ты мудрая, Мать-Исповедница, — задумчиво кивнул Чандален. — Я рад, что Ричард вернулся, иначе ты наверняка выбрала бы себе в партнеры Чандалена.

Кэлен рассмеялась и слегка обняла его. Чандален ласково ответил тем же.

На улице Кэлен увидела капитана Райана, лейтенанта Гобсона, Брина, Питера и остальных своих знакомых. Они тоже пребывали в приподнятом настроении.

В конюшне она пошла к Нику. Когда они бежали из Эйдиндрила, Чандален выкрал жеребца. Завидев Кэлен, огромный боевой конь тихонько заржал.

Кэлен ласково погладила уткнувшуюся в нее серую морду.

— Как поживаешь, Ник? — Жеребец фыркнул. — Как тебе понравится перспектива отвезти королеву Галеи в Эбиниссию?

Ник радостно замотал головой, стремясь поскорее вырваться из конюшни и оказаться на свежем воздухе.

С сосулек на крыше лила капель. Кэлен устремила взгляд на холмы. День обещал быть на редкость теплым для зимы. Впрочем, скоро уже весна.

 

* * *

 

Госпожа Сандерхолт немало изумилась, когда Ричард попросил еще тарелку супа и здоровенный ломоть хлеба.

— Госпожа Сандерхолт, вы готовите самый лучший пряный суп в мире. После меня, конечно.

На кухне челядь готовила завтрак. Госпожа Сандерхолт прикрыла дверь.

— Я рада, что тебе лучше, Ричард. Прошлой ночью я боялась, что ты сотворишь что-нибудь ужасное. Ты так горевал. Но уж больно разительна перемена. Должно было непременно что-то произойти, чтобы твое настроение стало таким радужным.

Ричард, продолжая жевать, посмотрел на нее. Проглотив хлеб, он сказал:

— Я скажу вам, если пообещаете хранить тайну. Потому что, если вы кому-нибудь расскажете, могут возникнуть большие сложности.

— Обещаю.

— Кэлен не умерла.

Госпожа Сандерхолт тупо уставилась на него.

— Похоже, с тобой дело обстоит гораздо хуже. чем я полагала. Ричард, я собственными глазами видела...

— Я знаю, что вы видели. Волшебник, которого вы видели, — мой дед. Он наложил чары, чтобы все поверили, что ее казнили. С тем, чтобы избежать погони и спокойно уйти из города. Она жива и здорова.

Госпожа Сандерхолт кинулась ему на шею.

— Ой, слава добрым духам!

— Безусловно, — ухмыльнулся Ричард.

Прихватив миску с супом, Ричард вышел на улицу полюбоваться рассветом. Он был слишком счастлив, чтобы сидеть в четырех стенах. Устроившись на широкой ступеньке, он оглядел великолепный дворец. Башни, шпили, крыши сверкали в ранних солнечных лучах.

Уплетая суп, Ричард смотрел на ближайшую горгулью, здоровенную скульптуру, поддерживаемую тонкими колоннами. Розовые облака позади горгульи начали светлеть, и гротескный грубый силуэт был четко виден.

Ричард сунул в рот очередную ложку супа, и тут ему показалось, что горгулья глубоко вздохнула. Поставив миску на землю, Ричард поднялся на ноги, не спуская глаз с темной фигуры. Горгулья опять пошевелилась, чуть повернувшись.

— Гратч! Гратч, это ты?!

Фигура не двигалась. Может, это всего лишь игра воображения? Ричард широко раскинул руки.

— Гратч! Прости меня, пожалуйста, если это ты! Гратч, я соскучился по тебе!

Мгновение ничего не происходило, затем широкие крылья распахнулись. Фигура придвинулась к краю крыши и спланировала вниз. Взмахнув крыльями, огромный гар приземлился на ступеньки чуть поодаль.

— Гратч! Ох, Гратч, я так без тебя скучал! — Гар глядел на Ричарда сверкающими зелеными глазами. — Не знаю, поймешь ли ты меня, но я вовсе не имел в виду то, что наговорил тебе тогда. Я просто старался спасти тебе жизнь. Пожалуйста, прости меня! Ричард любит Гратча.

Крылья гара свернулись, облачко пара вырвалось свозь длинные клыки. Уши встали торчком.

— Грааатч люююб Рааач-ааарг.

Гар кинулся в объятия Ричарда, сбив его с ног. Ричард обнял мохнатого зверя, а Гратч обхватил его лапами и крыльями. Они гладили друг друга по спине и улыбались каждый по-своему.

Когда они наконец успокоились и сели, Гратч наклонился и с любопытством заглянул Ричарду в лицо. Большим черным когтем он осторожно погладил юноше щеку.

Коснувшись своего гладкого подбородка, Ричард улыбнулся:

— Нету. Я больше не буду носить бороду.

Нос Гратча сморщился от отвращения, и гар издал недовольный горловой звук.

— Ничего, привыкнешь! — засмеялся Ричард. Они мирно сидели рядом в лучах утренней зари.

— А ты знаешь, Гратч, что я волшебник?

Гратч издал звук, означающий смех, и недоверчиво нахмурился. Ричард не имел ни малейшего представления, откуда гару известно, что такое волшебник. Гратч постоянно изумлял его своими познаниями и тем, что способен понять.

— Нет, правда. Я волшебник. Вот, я тебе сейчас покажу. Сотворю огонь.

Ричард повернул руку ладонью вверх и призвал силу. Но, как ни старался, ничего не вышло. Ни единой искорки. Ричард вздохнул, а Гратч забулькал от смеха, сотрясая крыльями.

И тут он внезапно вспомнил слова, сказанные Денной. Он тогда спросил ее, как ему удалось совершить то, что он сделал в Саду Жизни. Она поглядела на него, и в ее глазах была глубина и покой, а потом улыбнулась и ответила:

«Гордись тем, что сделал правильный выбор, Ричард. Выбор, который позволил произойти тому, что должно. Но да не поселится в твоем сердце гордыня от мысли, будто все сделал ты один».

Ричард подумал, а где, собственно, граница? Однако он понял, что ему еще многому нужно научиться, прежде чем он станет настоящим чародеем. Он даже не был уверен, что хочет им стать, но теперь смирился с тем, кто он есть на самом деле — тот, кто рожден с даром, тот, кто рожден быть камнем, брошенным в пруд.

Сын Даркена Рала, имевший счастье вырасти с любившими его людьми. Ричард ощутил локтем рукоять меча. Этот меч был создан для него.

Он — Искатель. Настоящий Искатель.

Мысли Ричарда снова обратились к призраку той, что после смерти принесла ему больше счастья, чем доставила боли при жизни. Он был рад, что Денна обрела покой. Ничего другого он не мог бы пожелать ей. Ей, которую любил.

Очнувшись от размышлений, он потрепал гара по лапе.

— Погоди минутку, я сейчас кое-что принесу.

Ричард сбегал на кухню и утащил оттуда баранью ногу. Когда он примчался обратно, Гратч от возбуждения нетерпеливо приплясывал на ступеньках. Усевшись, они принялись есть: Ричард свой суп, а Гратч — мясо.

Когда они все съели — причем Гратч сгрыз даже кость, — Ричард достал из кармана длинный локон Кэлен.

— Это принадлежит женщине, которую я люблю. — Гратч задумался, потом поглядел на юношу, протянул лапу и взял длинную прядь. — Я хочу, чтобы это было у тебя. Я ей рассказывал о тебе и объяснил, что ты для меня значишь. Она будет любить тебя, как я, Гратч. Она никогда тебя не прогонит. Ты можешь оставаться с нами, сколько захочешь и когда захочешь. Дай-ка мне его на минутку.

Гратч протянул ему прядь. Ричард снял с шеи ремешок, на котором висел зуб Скарлет. Он ему больше не понадобится, ведь Ричард уже использовал его, вызвав дракониху. Привязав длинную прядь к ремешку, Ричард надел его на шею Гратча.

Гар погладил локон когтем и расплылся в улыбке, сморщив нос и демонстрируя все свои клыки.

— Я сейчас отправляюсь к ней. Хочешь пойти со мной?

Гратч радостно замотал головой, прядая ушами и хлопая крыльями от энтузиазма.

Ричард оглядел раскинувшийся перед ним город. По улицам двигались войска.

Много войск. Армия Имперского Ордена. Довольно скоро они наберутся храбрости выяснить причину гибели Высшего Совета, даже если это дело рук волшебника.

Ричард улыбнулся:

— Тогда я, пожалуй, пойду возьму лошадь, и мы двинемся. Думаю, нам лучше убраться отсюда.

Он посмотрел на разгорающийся день. Легкий теплый ветерок раздувал плащ мрисвиза. Скоро весна.

 

 


 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.