Сделай Сам Свою Работу на 5

Мне показалось, что ее смеющееся лицо стало выглядеть намного теплее, будто смеясь, она сбросила маску, которую никогда не снимала в моем присутствии раньше.

- Спасибо, - произнес Эдвард, в его голосе не было и намека на шутку.

- Не важно, - пожала плечами Розали.

«Какой же он врунишка»,- снова засмеялась она.

«Он мне соврал?» - негодующе воскликнула я.

«Ну, может, это слишком громко сказано. Он просто не все тебе рассказал. То, что он тебе сказал - правда, хотя на данный момент это звучит более правдиво, чем было раньше. Однако, в то же время…» - она нервно усмехнулась. - «В этом стыдно признаться. Понимаешь, поначалу, это в основном была ревность чистой воды, потому что

- О, черт, - вскрикнула Розали, похоже, она покраснела бы, если бы могла.

Мгновение Эдвард закрывал рукой рот, чтобы скрыть смех, но он потерпел поражение. Поскольку в руках у Элис была книга, то ничего не оставалось, как рассмеяться, Розали же только пристально посмотрела на этих двоих.

- Не читай этого! – потребовала Розали, смотря на Элис.

- Что ж, ты уже думала об этом раньше… именно это и произошло, пока мы читали "Сумерки", и ты смутилась безо всякой причины… – говорила Элис, ухмыляясь, надеясь, что подкалывание Розали выведет ее из этого мрачного настроения, но также зная, что она может разозлиться еще сильнее.

- Что там такое … что в следующей строке? – спросил с энтузиазмом Эммет.

Розали сузила глаза на Элис – угроза была ясно написана на ее лице, но она больше не выглядела грустной из-за ее прошлого – Элис продолжила читать.

Он хотел тебя, а не меня».

- Ты ревнуешь из-за того, что Эдди не хочет тебя? – заржал Эммет.

Теперь Розали впилась взглядом в Эммета, которому не хватило ума заткнуться.

Ее слова подняли во мне волну ужаса. Сидя здесь в лунном сиянии, она была самым прекрасным из всего, что я могла когда-либо представить. Я не могла соперничать с ней.

«Но ты же любишь Эммета…» - пробормотала я.

Развеселившись, она покачала головой:

«Нет, я вовсе не хочу Эдварда в этом смысле, Белла. И никогда не хотела - я люблю его как брата, но он раздражает меня с того самого момента, как в первый раз услышала его голос. Все-таки, ты должна меня понять... Я так привыкла к тому, что люди желали меня. А Эдвард ни на йоту мной не заинтересовался. Это разочаровывало меня и даже поначалу оскорбляло. Но он никогда никому не выказывал своих предпочтений, поэтому расстраивалась я не долго. Даже когда мы впервые встретились с кланом Тани в Денали, в котором были только женщины,



- Нет … не рассказывай ей! – простонал Эдвард.

- Почему нет … мне нравится эта история, - усмехнулась Розали, ее глаза потемнели, но на этот раз от замешательства.

Эдвард так и не обратил ни на одну из них своего внимания! А потом он встретил тебя», - она смущенно посмотрела на меня.

Я была не слишком внимательна, и, думая об Эдварде, Тане, и всех тех женщинах, я непроизвольно сжала губы.

Эммет засмеялся, как и все другие члены семьи.

- Аргх, теперь она будет зря волноваться, - проворчал Эдвард. – Хотя я никогда не показывал даже капли заинтересоваться ни в одной из них.

«Я не хочу сказать, что ты некрасивая, Белла», - изрекла она, неправильно истолковав мое выражение. - «Просто тогда это означало, что тебя он находит более привлекательной, чем меня. Я слишком тщеславна».

«Но ты сказала "поначалу". Значит, это тебя больше… не беспокоит, да? Я имею в виду, мы же обе знаем, что ты самая красивая женщина на планете».

- Что ж, похоже, она знает отличный способ воззвать к твоей лучшей стороне, - ухмыльнулся Эммет, и его жена ударила его сильнее, чем того требовала ситуация, хотя и не совсем неожиданно с учетом обстоятельств.

Я усмехнулась, сказав то, что и так было очевидно. Как странно, что Розали нужны подтверждения этому. Она тоже засмеялась:

«Спасибо, Белла. Нет, меня это больше не беспокоит. Эдвард всегда был немного странным», - Розали рассмеялась снова.

- Эй! – надулся Эдвард.

Розали пожала плечами, так как Эммет истерически засмеялся.

- Что ж, она права, – добавила Элис, тоже смеясь.

«Но я тебе все ещё не нравлюсь», - прошептала я.

Ее улыбка померкла.

«Прости меня за это».

Какое-то время мы сидели в полной тишине, и, похоже, она не собиралась продолжать.

«Не могла бы ты мне сказать, почему? Неужели я сделала что-то такое…?» - может, она злилась на меня за то, что я в который раз, снова и снова, подвергаю ее семью - ее Эммета - опасности? Сначала Джеймс, а теперь Виктория…

- Мне это не нравится, но это не твоя вина, - молвила Розали; ей не нужно было объяснять свои причины в этой комнате, так как все знали, почему ей не нравится Белла.

«Нет, ты ничего не сделала», - пробормотала она. - «Пока ещё».

Я ошеломленно уставилась на нее.

«Разве ты не видишь, Белла?» - неожиданно ее голос зазвучал более страстно, чем когда она рассказывала свою печальную историю. - «У тебя уже все есть. У тебя есть целая жизнь впереди - все, чего я так хотела. И ты собираешься бросить всё это. Разве ты не видишь, что я готова на все, чтобы быть тобой? У тебя есть выбор, которого у меня не было, и ты собираешься совершить большую ошибку!»

- Это уж слишком сурово, - нахмурился Эдвард.

- Я так чувствую, - вздохнула Розали.

- Знаю, - ответил Эдвард. – И по большей части я согласен с тобой … Просто я хотел бы, чтобы ты сказала это не так.

Я отпрянула от ее гневного лица. Сообразив, что от изумления у меня отвисла челюсть, я торопливо закрыла рот, возвращая его в исходное положение.

Она долго смотрела на меня, и я видела, как ярость в ее глазах постепенно угасла. Вдруг она смутилась.

«Я была уверена, что смогу сделать это спокойно», - она покачала головой, смущенная охватившей ее волной эмоций. - «Просто сейчас это оказалось гораздо сложнее, чем тогда, когда не было ничего, кроме тщеславия».

Она молча уставилась на луну. Прошло несколько минут прежде, чем я набралась храбрости нарушить ее размышления:

«Ты станешь ко мне лучше относиться, если я решу остаться человеком?»

Она повернулась ко мне, и ее губы дрогнули в слабом намеке на улыбку.

«Возможно».

- Из-за этого она нравится тебе больше … потому что ты знаешь, что она не станет вампиром? – спросил Эдвард.

- Не совсем, - вздохнула Розали. – Просто сейчас я лучше ее понимаю … намного лучше, чем когда-либо в этих книгах…

«И все же в твоей истории есть, своего рода, счастливый конец», - напомнила я ей. - «У тебя есть Эммет».

«Я получила только половину», - усмехнулась она. - «Ты знаешь, что я спасла его от медведя, который напал на него, и принесла домой к Карлайлу. Но ты хоть представляешь, почему я не допустила, чтобы медведь съел его?»

- Дурацкий медведь, - горько пробормотал Эммета, а все остальные фыркнули.

Я потрясла головой.

«Черные кудри… ямочки, которые были видны, даже когда он кривился от боли… странная невинность, которой, казалось, не место на мужском лице… он напомнил мне маленького Генри, сына Веры. Я не хотела, чтобы он умирал. Несмотря на то, что я ненавидела эту жизнь, я была достаточно эгоистична для того, чтобы попросить Карлайла изменить его для меня. Мне повезло больше, чем я того заслуживаю. Эммет - это всё, о чем бы я просила, если бы знала себя настолько хорошо, чтобы понять, о чем нужно просить. Он именно тот, кто мне нужен. И, как ни странно, я ему тоже нужна. Эта часть моих желаний исполнилась даже лучше, чем я надеялась. Но больше никогда никого не будет, кроме нас двоих. И я никогда не буду сидеть вместе с ним, таким же седоволосым, как и я, где-нибудь на крылечке, окруженная внуками».

Теперь ее улыбка стала доброй:

«Для тебя это звучит немного странно, да? С одной стороны, ты, в некотором смысле, взрослее, чем была я в свои восемнадцать лет. Но с другой стороны… есть вещи, о которых ты ещё серьезно даже не задумывалась. Ты ещё слишком молода, чтобы знать, чего захочешь через десять, пятнадцать лет - и слишком молода, чтобы отказаться от всего того, о чем даже не имеешь представления. Не будь опрометчивой в своих поступках, Белла, ведь речь идет о вечности», - она погладила меня по голове, но в ее жесте не было ни капли снисходительности.

Я вздохнула.

«Просто подумай об этом, хотя бы немного. Когда всё произойдет, ничего нельзя будет вернуть обратно. Эсми обходится тем, что считает нас своими детьми… Элис не помнит ничего из своей прошлой жизни, потому и не тоскует по ней. … Но ты будешь помнить. Слишком от многого придется отказаться».

- Это же Белла … подбирай слова более тщательно, - попросил Эдвард.

«Но взамен я получу намного больше», - подумала я, но не произнесла вслух.

- Ничего не может пробить ее твердую голову, - пробормотал Эдвард.

- Что ж, я испробовала все свои лучшие приемы, - покачала головой Розали.

«Спасибо, Розали. Рада, что… узнала тебя лучше».

«Прости за то, что была таким чудовищем», - усмехнулась она. - «С этого момента буду стараться вести себя иначе».

Я тоже ей усмехнулась.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.