Сделай Сам Свою Работу на 5

Я вздрогнула. Как бы сильно я не волновалась о том, что Джаспер или Эммет могли пострадать, это было ничто в сравнении с той паникой, которую я ощутила, представив Джейкоба, сражающимся с Викторией.

Эдвард опять нахмурился.

- А все потому, что нас трудно убить, - самодовольно продиктовал Эммет. – Даже Белла знает, что мы круче волков.

Эдвард немного повеселел.

Мне казалось, что Эммет с Джаспером были настолько непобедимы, насколько я только могла представить. Джейкоб все равно был теплый, почти человек. Смертный. Я представила, как Джейкоб встречается лицом к лицу с Викторией, как ее блестящие волосы развеваются вокруг ее странного кошачьего лица… и вздрогнула.

Джейкоб с любопытством посмотрел на меня.

«Разве не то же самое ты испытываешь постоянно? Зная, что он копается в твоей голове?»

«О, нет. Эдвард ни разу не был в моей голове. Хочет – но не может».

- Да уж, правда, - проворчал Эдвард.

- Что ж, сейчас ты в ее голове … - заметила Элис.

- И это просто замечательно … если бы только это было настоящим, - прошептал довольно и обижено одновременно.

На лице Джейкоба отразилась растерянность.

«Он не слышит меня», - объяснила я, заметив, что в моем голосе появились самодовольные нотки. - «Я для него только одна такая. Мы не знаем, почему он не может читать мои мысли».

«Странно», - сказал Джейкоб.

«Да», - самодовольство исчезло из моего голоса. - «Возможно, это означает, что с моим мозгом что-то не в порядке», - призналась я.

- Все в порядке с твоим мозгом, - простонал Эдвард.

- Да уж, это делает тебя еще более совершенной для Эдварда, - улыбнулась Элис.

- Потому что он не может жульничать с тобой, - добавил Эммет. – Эдди бы так раздражал тебя все это время, если бы мог слышать…

- Ага, и теперь Эдвард единственный, кто раздражен, - вставил Джаспер, очевидно, что он говорил об обоих Эдвардах.

- И ему нужно иногда показывать, как сильно он может раздражать, - добавила Розали, чувствуя потребность присоединиться к перемыванию косточек.

- Спасибо, - пробормотал Эдвард.

«Я и так знал, что с твоим мозгом что-то не в порядке», - пробурчал Джейкоб.

«Спасибо».

Вдруг совершенно неожиданно сквозь тучи показалось солнце, и мне пришлось сощуриться, глядя на засверкавшую водяную гладь. Все изменило свой цвет – волны из серых превратились в синие, деревья из тускло-оливковых стали ярко зелеными, а разноцветная галька на берегу засверкала, словно драгоценные камни.



Какое-то время мы щурились, пока наши глаза не привыкли к яркому свету. Не было ни единого звука, кроме приглушенного рокота волн, эхом раздававшегося в укрытой скалами бухте, мягкого шелеста трущихся друг о друга камней в волнах прибоя, и крика чаек высоко над нашими головами. Все вокруг было таким мирным.

Джейкоб подсел ко мне поближе так, чтобы облокотиться на мою руку. Он был таким теплым. Спустя минуту, я скинула с себя дождевик. Он издал какой-то тихий довольный звук и прижался своей щекой к моей макушке.

Кажется, Эдварду не понравилась эта картина, судя по нахмуренному лицу.

Я чувствовала, как солнце согревает мою кожу, хотя оно было холоднее, чем Джейкоб – и я лениво размышляла, сколько времени потребуется, чтобы мне сгореть.

Я рассеяно отвела в сторону свою правую руку и стала рассматривать, как солнце мягко засверкало на шраме, оставленном Джеймсом.

«О чем ты думаешь?», - тихо спросил он.

«О солнце».

«Мм, это хорошо».

«А ты о чем думаешь?», - спросила я.

Он усмехнулся.

«Я вспоминал тот идиотский фильм, на который ты меня потащила. Когда Майк Ньютон заблевал все вокруг».

- Какое милое воспоминание, - засмеялся Эммет.

Я тоже засмеялась, удивляясь, как время может изменить воспоминания. Тогда это казалось чем-то напряженным, таким смущающим. С той ночи многое изменилось… И теперь я могла смеяться. Это был последний наш с Джейкобом вечер, перед тем, как он узнал о своём наследии. Последнее человеческое воспоминание.

Теперь это воспоминание стало странно приятным.

- Что такого приятного может быть в этом воспоминании? – проворчал Эдвард.

- Думаю, она вспоминает лучшую часть их дружбы, без чувства боли, которая постоянно была рядом, когда ты ушел, - объяснила Эсми.

«Мне этого не хватает», - молвил Джейкоб. - «Того, как все когда-то было так просто... и не запутанно. Я рад, что у меня остались такие хорошие воспоминания», - вздохнул он.

Джейк почувствовал, как напряглось мое тело, когда его воспоминания пробудили мои собственные.

«Что с тобой?», - спросил он.

«Это все из-за твоих хороших воспоминаний…», - я отстранилась, чтобы взглянуть ему в лицо. Оно выражало растерянность.

«Ты не соизволишь рассказать мне, наконец, что ты тогда делал в понедельник утром? Ты думал о чем-то, что сильно взволновало Эдварда».

«Взволновало» – это было не совсем подходящее слово, но мне был нужен ответ, так что я подумала и решила, что начинать лучше без излишней строгости.

- Это правда … и ты должна наорать на щенка за то, что своими мыслями он причинил боль Эдварду, - намекнула Элис.

Лицо Джейкоба озарилось пониманием, и он рассмеялся.

«Я просто думал о тебе. Не сильно ему понравилось, да?»

«Обо мне? Что именно?»

Он снова засмеялся, но уже не так весело.

«Я вспоминал о том, как ты выглядела той ночью, когда Сэм нашел тебя -

Эдвард вздрогнул – не важно, сколько раз он слышал об этом, он всегда вздрагивал.

я увидел этот образ у него в голове. Я будто был там; ты знаешь, это воспоминание постоянно преследует Сэма. А потом я вспомнил, как ты выглядела, впервые приехав ко мне. Держу пари, ты даже не представляешь, в каком ты была состоянии, Белла. Прошли недели, прежде чем ты стала походить на человека. И ещё я вспомнил, как ты постоянно обнимала себя руками, словно пытаясь удержать себя …», - Джейкоб поморщился, а затем тряхнул головой.

- Да … все эти картины – мне было трудно их видеть, - мрачно прошептал Эдвард.

- И все равно, это низко с его стороны, - зашипела Элис.

«Мне было трудно вспоминать о том, какой ты была несчастной, хоть это было и не по моей вине. Так что, я решил, что для него это будет гораздо тяжелее. Я подумал, что ему стоит взглянуть на то, что он с тобой сотворил».

Я шлепнула его по плечу, больно ударив об него свою руку.

«Джейкоб Блек, никогда больше не делай этого! Обещай, что не будешь».

«Ни за что. Давненько я так не веселился».

«Тогда, помоги мне, Джейк…»

«О, держи себя в руках, Белла. Когда я, вообще, увижу его снова? Не переживай».

- К несчастью, думаю, ей стоит волноваться об этом, - ворчал Эдвард.

Я поднялась, намереваясь уйти, но он поймал меня за руку. Я попыталась освободиться.

«Я ухожу, Джейкоб».

«Нет, не уходи пока», - запротестовал он, сжимая мою руку. - «Прости меня. И… ладно. Я не буду больше этого делать. Обещаю».

- Хорошо, - вздохнула Элис.

Я вздохнула.

«Спасибо, Джейк».

«Давай, пошли ко мне домой», - нетерпеливо сказал он.

«Вообще-то, мне действительно пора идти. Анжела Вебер ждет меня, и я знаю, что Элис волнуется. Я не хочу ее сильно расстраивать».

«Но ты только что приехала!»

«Это только кажется», - я посмотрела на солнце, оно было прямо над головой. Как же случилось, что время пролетело так быстро?

- Время имеет привычку лететь быстро, когда тебе весело! – засмеялся Эммет.

Он нахмурился.

«Я не знаю, когда увижу тебя снова», - с болью в голосе произнес Джейкоб.

«Я вернусь, когда он снова уедет», - импульсивно пообещала я.

- Сомневаюсь, что я позволю, - Эдвард сузил глаза.

- Но скорее всего это не остановит ее, - добавил Эммет, но Эдвард стал только еще более раздраженным.

«Уедет?», - он закатил глаза. - «Отличное название тому, чем он занимается. Отвратительные паразиты».

«Если ты не можешь вести себя прилично, я не вернусь вообще!», - пригрозила я, пытаясь вызволить свою руку. Он не хотел ее отпускать.

«Да не сходи с ума», - усмехнулся он. - «Это просто рефлекс».

«Если я попытаюсь прийти снова, ты будешь вести себя как надо, договорились?»

Он ждал.

«Понимаешь», - пояснила я. - «Мне все равно, кто вампир, а кто оборотень. Для меня это не имеет никакого значения. Ты – Джейкоб, он – Эдвард, а я – Белла. А все остальное не важно».

- Хороший ход мыслей, - заметил Карлайл. – Нам всем нужно брать пример с Беллы.

- Ага … Правда не вижу, что в ближайшее время у нас получиться, - засмеялась Элис.

- Но сейчас ты ведь ничего не можешь видеть … - начал Эммет, но Элис ударила его по голове и впилась взглядом.

Он слегка сузил глаза.

«Но я – оборотень», - неохотно произнес он, и с очевидным отвращением добавил: А он – вампир».

«А я – Дева по гороскопу!», - раздраженно крикнула я.

- О нет, … держись подальше от Дев! – вскрикнул Эммет, съеживаясь.

- Идиот, - закатила глаза Розали.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.