Сделай Сам Свою Работу на 5

Продается миллион человек

 

В первые дни после начала немецкой оккупации Венгрии вместе с гитлеровскими частями в Будапешт во главе группы из многочисленных офицеров СС прибыл непосредственный сотрудник Кальтенбруннера в главном имперском управлении безопасности оберштурмбаннфюрер СС Адольф Эйхман. Эйхман родился в Палестине в семье немецкого поселенца и отлично говорил на языках «идиш» и «иврит». Теперь в качестве облеченного полной властью «имперского главного уполномоченного по окончательному разрешению еврейского вопроса» Эйхман устанавливает связь с нилашистскими статс-секретарями Ласло Эндре и Ласло Баку, которым премьер-министр Стояи поручил депортацию евреев. В результате их сотрудничества к Аушвитцу немедленно потянулись битком набитые запломбированные поезда с заключенными евреями…

Проведение этого «дела» по поручению Эйхмана осуществлял венгерский жандармский полковник Ференци, а со стороны венгерских евреев был образован так называемый «объединенный комитет». Отдельные члены этого комитета предложили Эйхману компенсацию, если евреи смогут остаться в стране. Переговоры со стороны «объединенного комитета» вел д-р Кастнер. Эйхман не осмелился решить этот вопрос один и сразу передал предложение Гиммлеру. Это абсолютно темное дело стало известным на Нюрнбергском процессе, когда суд допрашивал бывшего члена будапештского штаба Эйхмана, штандартенфюрера СС Дитера Вислицени. Вот отрывок из допроса:

«БРОКХАРТ: В течение периода, когда производился отбор венгерских евреев, какой контакт поддерживался, если таковой действительно имел место, между объединенным распределительным комитетом по еврейским вопросам и представителем Эйхмана?

ВИСЛИЦЕНИ: Распределительный комитет пытался установить связь с Эйхманом, для того чтобы попытаться изменить участь венгерских евреев. Распределительный комитет делал Эйхману предложения, требуя взамен, чтобы евреи остались в Венгрии. Эти предложения были прежде всего финансового характера. Эйхман был вынужден крайне неохотно передать эти предложения Гиммлеру. Гиммлер для дальнейших переговоров выделил штандартенфюрера СС Бехера.



Бехер с д-ром Кастнером имели затем совещание с уполномоченным комитета Эйхман с самого начала пытался сорвать эти переговоры. Еще до достижения конкретных результатов он хотел поставить их перед свершившимся фактом, то есть отправить возможно больше евреев в Аушвитц.

БРОКХАРТ: Вставал ли вопрос о каких-нибудь денежных суммах во время этих совещаний между д-ром Кастнером и Эйхманом?

ВИСЛИЦЕНИ: Да.

БРОКХАРТ: О каких суммах?

ВИСЛИЦЕНИ: Во время первого совещания Кастнер передал Эйхману около трех миллионов пенго».

На Гиммлера это щедрое и широко задуманное начало произвело впечатление, и он продемонстрировал склонность вести дело о выкупе большого размера Следовательно, Гиммлер снабдил указаниями и Эйхмана, который 25 апреля 1944 г. принял в своей штаб-квартире, в отеле «Мажестик» на горе Швабхедь, представителя будапештских евреев Джоэля Брандта. По рассказу Брандта, встреча происходила следующим образом:

«Знаете ли вы, кто я такой? – спросил у меня Эйхман и, не ожидая ответа, продолжал: – Я проводил акции с евреями в империи, в Польше и в Чехословакии. Теперь очередь дошла до Венгрии. Я вызвал вас для того, чтобы сделать конкретное предложение. Я установил, что у вас еще большие материальные возможности. Я склонен был бы продать вам пока миллион евреев. Всех евреев я вам не продам. Столько денег и товаров вам все равно не раздобыть. Но миллион евреев я могу продать, это пойдет. Товар за кровь, кровь за товар. Мы понимаем друг друга? Этот миллион евреев вы можете забрать из любой оккупированной страны, где еще есть евреи. Вы можете забрать их из Венгрии, Польши, Австрии, Терезиенштадта, Аушвитца или откуда только пожелаете. Кого вы хотите скорее спасти? Мужчин, женщин, стариков, детей? Прошу садиться и изложить ваши соображения».

Брандт знал, что представитель СС говорит серьезно, ведь только накануне он вел переговоры с правой рукой Эйхмана штандартенфюрером СС Вислицени о выкупе за свободный выпуск определенных групп евреев, и они сошлись на сумме в 200 тыс. долларов. Следовательно, у Брандта уже был некоторый опыт деловых переговоров с нацистскими палачами, но он все же был страшно поражен, когда услышал предложение Эйхмана.

«Поезжайте за границу, – сказал Эйхман ошеломленному Джоэлю Брандту, – и там установите непосредственную связь с вашими доверителями, то есть с представителями союзных держав. Представьте мне от них совершенно конкретное предложение. Ну-с? Что вы на это скажете? Скажите мне, куда вы хотите поехать, и мы позаботимся о необходимых бумагах, паспорте, визах и т. п.»

Джоэль Брандт ушел, затем на следующий день он снова появился с ответом у Эйхмана. «Мне нужно было бы поехать в Стамбул, – сообщил он Эйхману, – скажите, пожалуйста, на какие товары вы рассчитываете?»

«Нужнее всего были бы для нас грузовые автомобили, – сказал Эйхман, подумав. – Вы хотите у нас купить миллион евреев, не так ли? Ну-с, я сделаю вам выгодное предложение: привезите мне за сто евреев один грузовик! Правда, это не много? Всего десять тысяч грузовиков… Конечно, автомобиль должен быть с фабрики, новым, морозоустойчивой конструкции и обеспеченным всеми запасными частями».

Так происходит эта беспримерная, темная, авантюрная сделка, в ходе которой венгерские евреи стали товаром в руках СС. Джоэль Брандт с паспортом, предоставленным в его распоряжение СС, на самолете дипломатической связи летит в нейтральную Турцию, оттуда далее на Средний Восток и там устанавливает связи с доверителями. В его распоряжение предоставили бы огромные суммы, но в этот наиболее тяжелый период войны из них трудно сделать грузовые автомобили, которые считаются военным материалом первостепенной важности.

Напрасно Брандт стучится в двери и обивает пороги и прихожие английских военных властей на Среднем Востоке, повсюду остаются глухими к его призывам, и двери замыкаются перед ним. В конце концов в Палестине Брандта арестовывают англичане. Его привозят в Каир, где интернируют. Брандта вновь и вновь допрашивают, потому что все это дело находят подозрительным и не очень-то ему верят. В ответ на это Брандт объявляет голодовку, бушует, неистовствует, бьется головой о стену камеры. Наконец Брандту удается добиться, что его принимает для конфиденциальной беседы британский государственный министр, занимающийся делами Среднего Востока, лорд Мойн, находящийся как раз в Каире.

Эти переговоры, по свидетельству Джоэля Брандта, проходят следующим образом:

«ЛОРД МОЙН: Но как вы можете даже думать о том, чтобы в самый разгар войны мы поставили немцам десять тысяч грузовиков?

БРАНДТ: Не нужно давать обязательно грузовики. Немцы наверняка охотно примут и другие товары. Скажем, продовольствие или, может быть, также деньги…

ЛОРД МОЙН: И вы, вероятно, думаете, что этот… как его… Эйхман выпустит на свободу евреев, прежде чем получит гарантию о том, что мы поставим ему товары?

БРАНДТ: Может быть, Эйхман даст какой-нибудь аванс…

ЛОРД МОЙН: О каком авансе вы думаете?

БРАНДТ: 100 тыс. человек…

ЛОРД МОЙН: И какая цифра была бы полной?

БРАНДТ: Эйхман склонен продать миллион человек.

ЛОРД МОЙН: И что я буду делать с этим миллионом евреев? Куда я их дену? Где размещу? Какая страна их примет?»

Итак, английский министр наконец выразил суть: британское правительство не было заинтересовано в заключении «сделки». Таким образом, миссия Брандта заходит в тупик. А теперь вернемся на мгновение в зал заседаний Нюрнбергского трибунала, где допрос сотрудника Эйхмана уже приближается к концу.

«БРОКХАРТ: Что произошло с евреями, на которых вы уже ссылались, примерно с 450 тыс. евреев?

ВИСЛИЦЕНИ: Они были все без исключения доставлены в Аушвитц, и там с ними поступили согласно понятию «окончательное решение».

БРОКХАРТ: Вы хотите сказать, что они были убиты?

ВИСЛИЦЕНИ: Да, за исключением тех 25–30 процентов, которые были использованы на работах».

К этому еще можно добавить: многие из руководящих офицеров СС, например Курт Бехер, один из основных организаторов массовых убийств, и сегодня находятся на свободе. Эти люди награбили и спрятали за границей огромные суммы в долларах, фунтах, швейцарских франках, золоте и бриллиантах, так что они смогут безбедно жить в любой части капиталистического мира, если их оставят в покое. Уже оставляют…

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.