Сделай Сам Свою Работу на 5

В социологическом исследовании

Теоретическое и практическое значение эмпирических данных оп­ределяется марксистско-ленинской методологией исследования, включающей всю совокупность средств научного познания социаль­ной действительности. Теория помогает устанавливать взаимосвязь социальных фактов и направляет ход дальнейшего исследования. Она выступает в качестве основания отбора социальных фактов по степени их значимости и важности анализа и упорядочения. В та же время и сами факты оказывают преобразующее влияние на со­циологическую теорию в непрерывном движении исследовательской: мысли от эмпирии к теории и обратно. Поэтому эмпирический мате­риал, полученпый в ходе исследования, содержит две стороны — теоретическую, обусловленную положенной в основу исследования теорией и системой гипотез, и собственно эмпирическую.

Функции методологического инструмента анализа эмпирических социальных фактов выполняют гипотезы (как сформулированныо в программе исследования, так и те, которые возникают в процессе-проверки и опровержения исходных гипотез из стадии анализа). Методологическая роль гипотезы проявляется, во-первых, в том, что она помогает отобразить именно тот круг фактов, который, нужен для решения поставленной проблемы, и, во-вторых, в том, что она в определенном смысле фиксирует направление, следуя которому эти факты можно будет организовать наилучшим образом.

Условно можно выделить следующие этапы организации процес­са анализа эмпирических данных социологического исследования; списание, объяснение и предсказание-прогноз.

Понятие описания. Научное описание — это фиксация результа­тов эмпирического социологического исследования с помощью выб­ранной системы обозначений и выражение этих результатов в поня­тиях науки. Другими словами, эмпирические данные вводятся в систему научного знания, и в этом смысле описание представляет собой фиксацию этих данных, осуществляемую в контексте социо­логической теории. Однако описание не ставит своей непосредствен­ной задачей установление закономерных связей, раскрытие сущно­сти, необходимости объектов и поэтому не выводит и не может выводить нас за рамки эмпирического познания.



Описание есть переходный этап между опытом и теоретически­ми процедурами, цель которого — приведение эмпирических данных исследования к тому виду, в котором они оказываются доступными для различных теоретических операций, в частности для объясне­ния. В процессе описания подготавливается материал для научного объяснения, по и сам процесс описания детерминируется той тео­рией, которая предназначена для его объяснения.

Описание складывается из трех компонентов: эмпирических дан­ных исследования, системы обозначений, придающей описанию эко­номную, строгую форму и в ряде случаев наглядность (графики, таблицы, схемы и т. п.), и понятий науки, связанных с этими си­стемами обозначений. В соответствии с этим и исходя из практики исследований можно выделить несколько методов описания.

Группировка. Группировка социальной информации — это клас­сификация или упорядочение данных по признаку подобия или различия. Организация фактов в систему осуществляется в соответ­ствии с описательной гипотезой о ведущем признаке группировки или классификации. Назначение социальной группировки — выяв­ление взаимосвязей между несколькими переменными (взаимоконт­роль данных, структурная характеристика, определение тесноты связей и их направления, поиск устойчивых сочетаний свойств).

В пятой главе были рассмотрены технические приемы группи­ровки социальной информации, вычисления различных величин, характеризующих оти группировки (средних, вариаций, коэффици­ентов взаимозависимостей и т. п.).

Разнообразие приемов группировок обусловлено, с одной сторо­ны, различием признаков социальной информации, а с Другой — целями и задачами, очерченными программой социологического ис-следоЬания. Группировка позволяет связать социальные факты в единую систему соответственно описательной гипотезе на основе того или другого ряда определяющих признаков.

Построение типологий. Группировка единиц наблюдения по при­знакам — первый и простейший прием описания социальной инфор­мации. Типологизацию можно охарактеризовать как поиск устойчи­вых сочетаний свойств социальных объектов (или явлений) в цело­стной системе переменных, относящихся к этому объекту (или явлению).

Различают эмпирическую и теоретическую типологизации. Ре-вультатом эмпирической типологизации является типология, не име-

ющая под собой конкретного теоретического основания. В настоящее время возможности этого метода особенно расширились в связи с развитием и совершенствованием методов многомерного статисти­ческого анализа и применением вычислительных машип. Методы факторного, латентного, дисперсионного анализов, распознавания образов, кластерного анализа и т. п. позволяют во многих случаях выделять устойчивые группы переменных и тем самым осуществ­лять эмпирическую типологизацию.

Опыт показывает необходимость комплексного подхода с при­влечением различных статистических и логических методов к вы­делению одних и тех же синдромов свойств, что существенно облег­чает решение проблемы обоснованности полученного результата. Эта проблема присутствует во всякой исследовательской процедуре, однако здесь она осложняется по крайней мере следующими фак­торами: недостаточной обоснованностью метода (в смысле соответ­ствия математической модели метода социальной реальности), перво­начальным отбором (и измерением) переменных для включения в анализ и, наконец, интерпретацией полученных группировок.

Описание признаков социальных явлений может осуществляться и на основе определенных теоретических концепций (концептуаль­ной модели) — это теоретическая типологизацня. В этом случае-членение наблюдаемых явлений (т. е. выделение устойчивых групп) производится априори.

Классический пример научной типологии — критерии соотнесе­ния людей по классовой принадлежности, которые дал В. И. Ленин при анализе развития капиталистического рынка. Критерий отно­шения к средствам производства сохраняет свою силу и при социа­лизме, но только в применении к кооперативно-колхозной и госу­дарственной собственности. По мере изменения социальной струк­туры социалистического общества на пути к бесклассовому обще­ству он, естественно, начинает уступать свое первенство другим. На пути к социально однородному обществу происходит стирание различий менаду формами собственности и связанных с ними про­тиворечий во взаимоотношениях классов и групп — между произ­водителями материальных и духовных благ, между людьми умствен­ного и физического труда, чему способствует процесс интеллек­туализации физического труда и возрастания роли человеческого фактора в развитии производительных сил в условиях научно-тех­нического прогресса. Социально-классовые различия сами по себе при социализме приобретают все большее значение в структуре потребности людей и формировании коммунистического образа жизни.

Теоретическая типология классовой структуры — один из при­меров типологизации на основе определенной теории. Таким обра­зом, наличие теории (либо концептуальной модели), лежащей в основе данного исследования, является необходимым условием для осуществления теоретической типологизации, хотя не всякая кон­цептуальная модель может обеспечить типологическую группировку эмпирических данных.

Эмпирическая и теоретическая типологизации существенным об­разом различаются и но отношению к процедуре объяснения.

Социальные факты и социальные законы. Результаты процедуры описания в самом первом приближении можно разделить на два вида: социальпые факты и социальные законы. В зависимости от задач исследования результатом описания могут быть как индиви­дуальные факты, так и обобщенные. Наличие обобщенных фак­тов не является привилегией социологического знания, с ними имеют дело н другие пауки. Однако специфика социологии состоит в том, что она чаще всего имеет дело со статистическими много­мерными фактами. Таким образом, процедура описания приводит к формированию нового теоретического объекта, который непосред­ственно уже не может фигурировать как объект эмпирического исследования.

Описание может привести к формулировке определенных законо­мерностей, к установлению некоторых функциональных отношений между сравниваемыми непосредственно наблюдаемыми величина­ми. Эти закономерности составляют низший уровень в иерархиче­ски организованной структуре установленных социологией законо­мерностей. Их особенности состоят в том, что они, во-первых, есть результат обобщения данных непосредственного опыта, во-вторых, характеризуют непосредственно наблюдаемые явления.

Понятие объяснения в социологии. Объяснение — это раскрытие на основе эмпирических данных и общей социологической теории сущности объекта наблюдения, показ его подчиненности определен­ному объективному закону или совокупности законов.

Необходимым основанием всякого объяснения является научный закон, который логически выражается в особом тине высказываний, называемых помологическими. Это положение не противоречит тому факту, что основанием объяснения часто оказывается целая науч­ная теория. Социологическая теория — это иерархически организо­ванная структура, в качестве отдельных элементов которой высту­пают законы. Теория — это лучшее основание объяснения. Но впол­не достаточным основанием объяснения может быть и отдельный закон, еще не включенный в какую бы то ни было когерентную теоретическую систему. Строго говоря, одной из основных задач, решаемых в процессе формулирования теории или открытия закона, является задача объяснения. Теория в значительной степени соз­дастся именно для решения этой задачи. Любой научный закон, любая теория (конечно, при условии, что они истинны) обладают объясняющей способностью.

Одной из важнейших логических характеристик всякого объяс­нения является его двусоставность. С одной стороны, объяснитель­ная структура включает в себя положение или совокупность поло­жений, отображающих объясняемый объект. (В литературе по ло­гике науки эту часть объяснения иногда называют экспланандумом.) Вторую необходимую часть всякого объяснения составляет совокуп­ность объясняющих положений (или эксплананс). При отсутствии одной из названных частей нет и объяснения.

Типология объяснений. Конкретный вид любого объяспешш су­щественным образом определяется по крайней мере тремя факто­рами: характером объясняющих положений, характером объясняе­мых положений и характером взаимосвязи объясняющего и объяс­няемого, т. е. механизмом объяснения. Характер объясняемых по­ложений непосредственно определен характером объектов объясне­ния, которые являются результатом первого этапа социологического исследования — описания. Сюда относятся, как было ранее отмече­но, социальные факты (индивидуальный и обобщенный) и эмпи­рические социальные законы. Проблему объяснения можно (и нуж­но) рассматривать и на более высоком уровне общности, тогда объ­ясняемыми могут стать теоретические законы или сама теория.

Как уже отмечалось, в основании объяснения лежит определен­ный социальный закон или система законов. Различная типология связей и отношений, которые отображают законы, порождает раз­личные по характеру объясняющих положений типы объяснений. Остановимся более подробно лишь на двух из них.

Объект может быть объяснен путем установления его закономер­ной связи (или отношения) с предшествующими ему во времени: другими объектами или другими соотнесениями этого же объекта. Объяснение такого рода называется генетическим'. Наиболее рас­пространенным в этом классе объяснений является причинное объ­яснение, суть которого в указании причины и того закона, в соот­ветствии с которым эта причина порождает объясняемый объект. Причем причина не просто предшествует следствию во времени, а в известном смысле запечатлевает в нем (в его сущности) свою природу или ту или иную ее сторону, так что по этой цепи пере­даются определенные существенные свойства. Таким образом, при­чинное объяснение позволяет представить генезис объекта на более глубоком уровне, когда принимаются во внимание внутренние ме­ханизмы этого генезиса.

Основную часть объектов, подлежащих причинному (а в общем случае генетическому) объяснению, составляют процессы и события. Однако не все типы объектов можно квалифицировать как события. Часто объяснение объекта осуществляется путем апелляции к по­следующему во времени объекту (или состоянию этого же объекта). Наибольшей объясняющей силой в этом случае обладают следствен­ные объяснения.

Следственным является объяснение объекта, содержащее указа;-пие следствия и того закона, в соответствии с которым это след­ствие порождено объясняемым объектом. Онтологическим основа­нием такого объяснения является то, что каждый объект включен не в одноактную .причинно-следственную связь, а в бесконечную цепь причинно-следственных связей: будучи следствием одного объ­екта, он в свою очередь становится причиной другого. И если при­чина «запечатлевает» в следствии определенные стороны своей сущ-

1 Никитин Е. П. Объяснение — функция науки. М., 1970. 442

иости, тогда каждый данный объект «получает в наследство» суще­ственные свойства произведшей его причины и в свою очередь «передаст по наследству» свои существенные свойства произведен­ному им следствию. Благодаря этому сущность объекта может раскрываться путем анализа не только его причины, но и его следствия.

Важным 'частным случаем следственных объяснений является функциональное объяснение. Под функцией понимается определен­ный способ поведения (тип следствий), инвариантно присущий дан­ному объекту и способствующий сохранению этого объекта.

Современная наука все шире использует функциональное объяс­нение. Это обусловлено прежде всего тем, что объектом исследова­ния стали сложные функциональные системы (например, общество). Однако, возражая против абсолютизации функционального объяс­нения в социологии, следует отметить, что социальные институты — в высшей степени сложные, многогранные объекты и их сущность не может быть исчерпана одним лишь функциональным объяснением.

Одной из существенных характеристик объекта является его структура. Познать структуры — значит раскрыть важнейшую сто­рону сущности объ-ента. Решение этой задачи и составляет суть структурного объяснения. Последнее состоит либо в объяснении внутренних элементов объекта и способа их сочетания в единое целое, либо в установлении места объясняемого объекта в некоторой большой системе. В соответствии с этим различают внутрепнеструк-турное и внешнеструктуриое объяснение. Ценность каждого из этих подвидов структурного объяснения существенным образом за­висит от степени автономности и организованности объекта объ­яснения.

В социологической практике, как правило, даются сложные — комбинированные и смешанные — объяснения, поскольку раскрытие сущности социальных явлений в силу их многогранности может быть осуществлено лишь путем применения совокупности качест­венно различных типов объяснения (причинного, функционального, структурного и т. д.).

Классификация объяснений по характеру их механизма. Меха­низм объяснения — это способ связи его частей в единое целое. Как уже отмечалось ранее, в объясняющие положения входят за­коны науки (по крайней мере один), причем эти законы могут .принадлежать собственно социологии или же находиться вне ее. В соответствии' с этим социальный факт может быть объяснен как через научный закон (теорию, гипотезу), отображающий объект познания самой социологии, так и с помощью научных законов, отображающих предметную область объектов, сходных с данным в определенном отношении, т. е. через законы модели. Таким об­разом, объяснения по характеру их механизма подразделяются на объяснения через собственный закон и модельные объяснения.

Социальные законы (как и любые другие научные законы) раз­личаются по степени их общности (соответственно этому говорят об объясняющей способности закона) в по степени глубины, т. е.

4'.3

степени проникновения в сущность или в структуру социального объекта (тогда по отношению к объяснению говорят об объясняю­щей силе закона).

Вопрос об объясняющей способности и объясняющей силе за­конов в социологии тесным образом переплетается с четким уяспе-пием иерархически организованной структуры теоретической со­циологии.

Когда речь идет об объяснениях через собственный закон, в случае, если для данного объясняемого объекта закон или теория еще не сформулированы, процесс объяснения выступает в двух зна­чениях. Поскольку объяснительная функция является одной из ос­новных функций научного закона, процесс открытия закона или построения теории есть в то же время процесс объяснения тех объектов, которые находятся в области действия соответствующих объективных законов. Таким образом, по отношению к научному закону (теории) процесс его открытия (построения теории) одно­временно является и процессом, объяснения.

Закон может представлять собой не только теоретически и прак­тически подтвержденный паучный вывод, но и гипотетическое по­ложение — гипотезу. В этом случае объяснение будет иметь гипо­тетический характер, и лишь дальнейший процесс развития науки выявит ложные гипотетические объяснения.

С точки зрения логики науки объяснение в социологии в общих, чертах сходно с объяснением в естественных науках, так как ни принципиальной природой своих законов, ни иерархичностью тео­рий, ни разделением законов па «эмпирические» и «теоретические» социология не отличается от наиболее развитых современных ес­тественных наук2.

Модельное объяснение дается объекту в тех случаях, когда его нельзя еще объяснить с помощью его собственных законов (теорий). В этом сила и слабость модельного объяснения. Сила — поскольку оно дает возможность объяснить объект еще до построения старой теории, отображающей этот объект, слабость — в том, что оно имеет в известной степени предварительный характер.

Некоторая специфика модельных объяснений в социологии видна на примере многочисленных неудачных попыток построения разного рода механических, биологических, организмических и других объ­яснительных моделей общества. Такие неудачи обусловлены, во-пер­вых, тем, что различия между несоциальными формами движения материи гораздо менее значительны, нежели различия между этими формами, с одной стороны, и социальной формой — с другой, и во-вторых, тем, что зачастую довольно плохо известны законы той области науки, которой принадлежит сама модель (знанио этих законов является необходимым условием применимости модельного объяснения). Таким образом, установление соответствия между со­циальными и несоциальными формами ведет к сильному искажению

* Андреева Г. М., Никитин Е. П. Метод объяснений в социологии.—В кп.| Социология в СССР. М., 1966, с. 142.

реального положения дел. Поэтому для построения адекватных объяснительных моделей в социологии имеются две возмояшости: моделирование социального объекта с помощью другого социального объекта и обращение к знакомым моделям (логико-математический и т. п.)3.

Способы проверки гипотез

Разработка ипроверка гипотез — старый и испытанный метод исследования в науке. Его плодотворность почти столь же действен­на для общественных наук, как и в естествознании, хотя до недавнего времени этот метод в явном виде в социологии приме­нялся сравнительно редко.

Гипотезы вытекают из наших знаний, полученных ранее, и пред­ставляют собой определенные научные предположения, касающиеся еще неизвестных явлений. В этом смысле гипотезы представляют собой непосредственное расширение теории.

Ориентация социологического исследования на проверку точно сформулированных гипотез дает возможность при его проведении ограничиться проверкой лишь необходимых связей, т. е. обратить внимание на наиболее существенные переменные. Ясно, насколько существенным является влияние качества гипотезы на успешность социологического исследования. Однако современное социологиче­ское исследование слишком дорогостояще, чтобы его плодотворность ставить в зависимость от эффективности какой-либо одной выдви­нутой гипотезы. Поэтому в исследовании конкретной проблемы всегда ориентируются на выдвижение ряда гипотез (или, точнее, ряда альтернативных гипотез), максимально исчерпывающих эту проблему.

В связи с этим важное значение приобретает степень абстракт­ности гипотезы. Чрезмерно конкретная гипотеза, подчиняя себе программу и методику исследования, как правило, приводит к три­виальным результатам, в лучшем случае воспроизводящим ограни­ченные сведения, содержащиеся в самой гипотезе.

Проверка гипотез.С логической точки зрения процесс всестороп-ней практической проверки гипотезы выступает как процесс под­тверждения опытом следствий, вытекающих из этих гипотез. При­чем проверка должна проходить по каждому альтернативному пути, определенному основными гипотезами, которые могут быть и взаи­моисключающими, но обязательно представляющими собой логиче­ское целое со своими гипотезами-следствиями.

В то же время эмпирическое подтверждение каждого отдельного следствия основной гипотезы не может служить доказательством самой гипотезы — это неправомерный вывод от истинности след­ствия к истинности основания.

Возможно, что данное следствие вытекает не только из данной гипотезы, но ииз какой-либо другой. Но чем большее число раз-

8 Там же, с. 144.

личных следствий гипотезы подтверждается опытом, тем меньше вероятность того, что все они могли быть выведены из другой гипотезы или гипотез.

Марксистская теория наиболее эффективным средством провер-.кп истинности результатов исследования считает общественную практику, общественную деятельность людей. Поэтому ученый в своей всесторонней практической проверке гипотезы имеет дело с чем-то большим, чем простая сумма заключений от следствия к основанию, а именно с подтверждением опытом системы положе­ний, которые в своей совокупности объясняют широкий круг янле-пий, предсказывают новые явления, связывают ранее считавшиеся несвязанными области и т. д.

В качестве самого сильного способа эмпирической проверки ги­потезы выступает социальный эксперимент. Будучи наиболее на­дежным методом проверки гипотез, он в то же время предъявляет наиболее жесткие требования как к самим гипотезам, так и к ин­струментарию социологического исследования. Вследствие этого он: пока нашел довольно ограниченное применение в рамках социоло­гии. Однако по мере углубления понимапия социальных процессов вес экспериментальных методов возрастает.

Наибольшее распространение в социологии получили статисти­ческие методы, позволяющие получить некоторые вероятностные оценки истинности предложенной гипотезы (например, когда гово­рят, что два признака коррелируют с г = 0,5, то обычно указывают, что это верно с вероятностью 1 — а, где а — уровень значимости г).

Обычный прием обоснования истинности гипотезы состоит в под­счете средних тенденций, нахождения коэффициентов взаимозави­симости и т. д. Однако на этом пути исследователя поджидает много неожиданностей.

М. Кендалл и А. Стыоарт4, анализируя данные исследования о преступности в шестнадцати больших городах США, нашли, что корреляция между степенью преступности (х,), измеряемой числом известных преступлений на тысячу жителей, и церковным членст­вом (xj, измеряемым числом членов церкви старше 13 лет на 100 ■человек населения старше 13 лет оказалась равной 0,14. Очевидный вывод состоит в том, что религиозность удерживает от преступления. ■Однако более детальное исследование показывает другое.

В схему анализа вводится еще ряд переменных: хг— процент мужского населения, х, — процент мужчин иностранного происхож­дения среди всего населения, х4 — число детей до пятилетнего воз­раста па 1000 замужних женщин в возрасте от 15 до 44 лет.

Уравнение регрессии относительно г, есть х, —19,9 = = 4,5К*г - 49,2) - 0,88(х, - 30,2) - 0,072(:г4 - 48,14) + 0,63(х5 - 41,6), а некоторые коэффициенты корреляции равны: г,5 = — 0,14; r15S = = -0,03; г,,,, = 4-0,25; r15.S4 =+0,23.

Из уравнения регрессии видно, что при фиксированных отдель-» пых факторах величины xt и хь положительно связаны, т. е. цер-

* Кендалл М., Стыоарт А. Статистические выводы а связи. М., 1973, с. 442. 446

ковное членство находится в попечительной связи с преступное!) Что же маскирует этот эффект, давая отрицательную корреляцию г Прежде всего, если устранить влияние величины х, (иыостр цы), корреляция rlit между преступностью и церковным членстьч Судет близка к нулю, Эта же корреляция положительна, ее устранить влияние #4 или xs и хк.

Таким образом, введение ряда дополнительных переменных . зволило выявить неадекватность прямого измерения связи и доь зать справедливость исходного предположения о том, что церковп принадлежность не сдерживает преступности.

Использованный выше прием, широко известный как метод зч дения контрольных переменных, касается вопроса о том, как ^экспериментальных ситуациях с помощью анализа статдетическ* связей можно получить доказательства о наличии прямых и опое дованных причинных и сопутствующих связей j их напряженное, Введение контрольной перемепной внешне выступает как чгс эмпирическая процедура поиска взаимосвязей, однако на сахм деле она существенным образом опирается на априорную формул, ровку ряда альтернативпых причшшых моделей5. Таким обрас.и построение математических моделей может служить еще одш-надежным методом проверки исходных гипотг з. Редко случае; так, что отсутствуют случаи, не соответствующие гипотезе. В р^г ках социологического исследования этот фаьт ае может слуии-основанием для опровержения того предположи ния. которое гф< < мулировано в гипотезе. Очевидно, неподгверждаемоегь одного , следствий может иметь в основном две причины — либо исходи' предположение неверно, т. е. не соответствует действительное,, либо ошибка может заключаться в неправильном выведении еле; ствия из гипотезы, в неправильной интерпретации понятий, в к^ ких-то иных логических ошибках, допущенных в ходе работы w 1ипотезой.

Большую помощь в выявлении дополнительных факторов, ко. рые следует принять во внимание при апализе неподтвердивших! 1ипотез, и в повышении достоверности гипотез может оказав исследование случаев, отклоняющихся от общей закономерности Пример. Группа исследователей, применяя несложный мето оценила до и после воздействия стимула эффективность одной пр< пагандистской акции'. Перед введением контрольного фактора бы:г < исследованы установки как экспериментальной, так и контролыгг групп. Воздействию пропаганды подвергалась лишь экспериментат пая группа. Затем обе группы были исследованы вновь. В средт в обеих группах не было выявлено никаких изменений. В резу.™» тате гипотеза о том, что пропаганда повлияла на установки, ка> представлялось, пе подтвердилась Однако был поставлен вопры если нет изменений в среднем, то что можно сказать об исклг> чевиях?

6 Статистические методы анализа информации в социологических исследова

пиях. М, 1979, гл. 15 * Good W. S, Halt P. К. Methods in Social Research. N. Y. 1952.

/»'

Исключения, т. е. те, кто изменил свои установки, были подверг­нуты анализу. Оказалось, что в экспериментальной группе было много изменений, однако их не удалось сначала зафиксировать вследствие того, что у одинакового числа индивидов изменения произошли в обоих направлениях. Этот факт показал, что исходная гипотеза не была ошибочной, но требовала дальнейшего исследова­ния. В рассматриваемом случае также оказалось, что если разделить всех, кто изменил свои установки, на две группы (с противополож­ными ориептациями), то одна группа будет состоять преимуществен­но из мужчин, а другая — большей частью из женщин. Установле­ние этого факта повлекло за собой необходимость изменения ги­потезы и повторной ее проверки.

Этот пример говорит о том, что в случае, если обнаружено много фактов несоответствия гипотезе, ее необходимо либо отверг­нуть, либо модифицировать. Вместе с тем следует отличать гипотезу статистического характера от гипотезы, имеющей характер все­общности. Первую гипотезу может опровергнуть лишь значительное число противоречащих ой фактов, в то время как во втором доста­точно единичного факта.

Кроме того, анализ таких противоречащих гипотезе случаев иногда помогает в подборе более чувствительных показателей для вашего исследования.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ



©2015- 2018 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.