Сделай Сам Свою Работу на 5

ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ РАБОТЫ В ПЕНИТЕНЦИАРНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ.

В.Труш, Мурманск, В.Козлов, ЯрГУ

Истоки уголовного наказания уходят своими корнями в глубь истории человечества. Стихийный характер мести, персонифицированный вид отмщения, принцип талиона («око за око») утверждающий факт виновности и соответственно необходимость применяемых принудительных мер постепенно трансформируясь и видоизменяясь, нашли своё выражение в законодательно установленной форме института исполнения наказания. Но сама идея, по своей сути, не изменилась - воздействие на личность, образ действий которой выходят за те рамки, которые установлены законодательно. В этом плане наиболее стабильную, а, следовательно, и древнюю группу составляет категория преступных элементов избравших путь экономического либо личностного насилия в своих корыстных целях. Следует отметить, что последнее зачастую маскировались в самых различных формах, начиная от восстановления справедливости до возможности построения более гуманной общности людей. Именно в противовес этому преступному течению формировались правоохранительные органы и создавалась уголовно исполнительная система в современном обществе, которая обеспечивала наказание за совершенное преступление.

Таким образом, можно констатировать, что наказание является принудительной мерой, назначаемой судом от имени государства лицам, совершившим преступления, выражающаяся в каре - совокупности установленных законом правоограничений, свойственных каждому виду этой принудительной меры.

Действующее уголовное законодательство и теория уголовного права исходят из установленной триады целей наказания:

Исправление и перевоспитание осужденных;

Предупреждение новых преступлений осужденными (специальная превенция);

Предупреждение совершения преступлений другими лицами.

Исправление осужденных как цель применения наказания определено ч.2 ст.43 Уголовного кодекса Российской Федерации. «Юридическое закрепление цели исправления осужденных требует и юридического понимания процесса исправления осужденных. Законодатель не дает специального определения такому процессу» и из смысла ст.9 УИК РФ можно сделать вывод, что оно вытекает из ключевых слов этой статьи: формировании у осужденных указанных в статье качеств, стимулирование их правопослушного поведения. Далее перечисляются средства — режим, воспитательная работа, общественно полезный труд, получение общего образования, профессиональная подготовка и общественное воздействие. Всякий процесс имеет свой результат.



Говоря о процессе исправления осужденных, законодатель заключает его результат в понятии «уважительное отношение и правопослушное поведение», но не дает определения степени исправления осужденных, не проводит их градацию и не говорит о порядке применения их при определении самого исправления осужденных.

Таким образом, во многом схоластическая многолетняя дискуссия, связанная с закреплением в законе понятий «исправление» и «перевоспитание» логически завершилась законодательным определением, что «основной целью исполнения наказания является исправление осужденных». Тем самым признано, что для глубинной перестройки психологии закоренелых преступников еще не созданы объективные социальные предпосылки, с которыми следует связывать процесс исполнения наказания.

Круг замкнулся, вынося на поверхность общее состояние кризиса форм и методов воздействия на личность осужденного по реализации основной цели исполнения наказания. Ведь исправление, как процесс, в узком смысле слова предполагает деятельность субъекта, самого осужденного, по своему исправлению. Здесь, по существу, идет речь о самоисправлении, самовоспитании или самоперевоспитании. Попытка решения этой задачи, если индивид ставит ее перед собой, невозможна без осознания глубинных основ своего бытия.

Предоставление такой возможности человеку, уже не в первый раз находящемуся в местах лишения свободы, является основным замыслом данной работы проводимой коллективом психологической лаборатории учреждения исполнения наказания особого режима.

Учитывая характер данного исследования, проводимого с позиций трансперсональной психологии, вопрос теоретической и практической актуальности, возможно, рассматривать в двух направлениях: мировоззренческом и научно-прикладном.

Мировоззренческая позиция определяется, прежде всего, проникновением исторически более древней преступной субкультуры в обыденное повседневное общественное сознание. Характеризуя это взаимодействие К.Г.Юнг отмечал, что содержания коллективного бессознательного не контролируются волей и ведут себя так, словно никогда в нас не существовали - их можно обнаружить у окружающих, но только не в самом себе. Когда коллективное бессознательное констеллируется в больших социальных группах, то результатом становится публичное помешательство, ментальная эпидемия, которая может привести к революции или войне. Реально данный феномен легко узнается не только в Афганской или Чеченской войнах, но и в экономическом беспределе (в данном случае сленг уместен) сегодняшнего дня. Недавнее историческое прошлое нашего Отечества и ситуация настоящего подтверждает утверждение о высоком уровне криминальной зараженности общественного сознания. В подтверждение этому говорит значительное «омоложение» преступности, появление не свойственных ранее видов преступной деятельности, увеличение числа немотивированных тяжких правонарушений. Подобные движения, как отмечает Юнг, очень заразительны - заражение происходит потому, что во время активизации коллективного бессознательного человек перестает быть самим собой. Он не просто участвует в движении, он и есть само движение.

Научно-прикладное направление определяется возможной трансформацией конкретной личности, как носителя определенного мировоззрения, а также изменения его субъективного состояния и ценностно-мотивационных структур психики. Рассматривая этот аспект, обратимся к самому понятию пенитенциарной системы, как общего термина объединяющего единый комплекс сил и средств, методов и форм обеспечивающих функционирование учреждений исполнения наказания. Этимология слова «пенитенциарная» происходит от peniticia (лат.) - покаяние, что по своей сути гораздо глубже и содержательней, чем исправление.

Но, перед кем может раскаяться человек, который осознанно идет на преступление, либо которое было немотивированно или совершено в состоянии аффекта? Дает ли сам факт раскаяния уверенность в последующем отказе индивида от преступных действий? Опыт истории человечества рисует весьма сомнительные перспективы такой возможности. Даже в условиях высокого уровня развития религиозного сознания общества преступность всегда присутствовала. Моисей начал свою подвижническую деятельность с убийства египтянина. (Исх.2.12.) И все-таки попытаемся определиться в данной проблеме, хотя бы в смысловом отношении, т.к. это, на первый взгляд, чисто риторическое положение содержит важный практический вывод. Учитывая, что трансперсональная психология изучает процессы и явления связанные с глубинными слоями психического, то отправная точка наших рассуждений также содержится в достаточно древних источниках. А именно в Библии, книге, которая в своей метафоричности может служить образцом.

Две библейские фразы могут в значительной степени пролить свет на возможное преодоление безысходного состояния, когда человек в своей жизни проводит за решеткой: «... ибо не знают, что делают». (Лук. 23. 34.)и «... Царство Божье внутри вас есть». (Лук. 17. 21.)

Если отнестись к вопросу покаяния, как к раскаянию перед самим собой, перед своей не свершившейся возможностью, то намечается направление движения, как внутреннего глубинногосамоисследования. На этом пути индивид получает возможность, основываясь на личном опыте, самоосуществлять самоизменение, как необходимое условие поддержки внутренней стабильности.

Необходимо подчеркнуть еще один аспект - социально-психологический. Неволя убивает творчество. А в колониях находятся трудоспособные, преимущественно молодые люди. После 5-7 лет непрерывного нахождения в местах лишения свободы наступают необратимые изменения психики, 30-35% освобождающихся нуждаются в специальном психологическом или психиатрическом вмешательстве для восстановления механизмов приспособления, которые ослаблены или разрушены. Вероятность возвращения, при этом, значительно увеличивается. Печально, но факт: рецидив имеет преимущественно пенитенциарную природу. Изоляция человека, в любой форме, и от общества также, объективно приводит к негативным последствиям. Лишение свободы всегда трагедия. Как сделать, чтобы это потрясение пошло на пользу? Основываясь на методологических и теоретических положениях трансперсональной психологии и используя возможности интегративных психотехнологий, решение этой задачи представляется допустимым.

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.