Сделай Сам Свою Работу на 5

Ломоносов как теоретик языка и литературы

Самую большую заслугу Ломоносова А.Н.Радищев видел в том, что он явился "'насадителем русского слова". Одним из первых Ломоносов осознал, что развитие культуры напрямую зависит от раскрытия и исполь­зования богатых возможностей языка. Работу в области теоретико-литературных вопросов он, как и Тредиаковский, начинает с разработки системы русского стихосложения. Основные принципы стихосложения Ломоносов излагает в ''Письме о правилах российского стихотворства". С вопросами поэзии смыкаются вопросы языка. Русский литературный язык первой половины XVIII века еще не отличался грамматической и лексиче­ской упорядоченностью - ввести русский язык в определенные нормы, вытекающие из самого его существа, предстояло Ломоносову. Итогом его трудов явились "'Риторика, или краткое руководство к красноречию'" (1748), и "'Российская грамматика" (1755). Эти работы носят и философ­ский характер, поскольку в них отразились размышления автора о природе слова, о его отношении к материальному миру и к человеческой мысли. С точки зрения Ломоносова, язык отражает уже приобретенные человеком идеи и представления и в то же время служит источником их обогащения. Ученый не только не сомневался в богатейших возможностях русского языка, но и отстаивал идею о его превосходстве над европейскими. В то же время языковая практика первых десятилетий XVIII века не давала тех ли­тературных образцов, которые могли бы ее подтвердить. Виной же этому было "недовольное искусство"" словоупотребления - смешение в языке варваризмов, канцеляризмов, устарелых церковнославянских форм и вы­ражений. Рассуждение "О пользе книг церковных в российском языке'' (1757) отразило стремление ученого упорядочить использование всех эле­ментов языка.

В отличие от Тредиаковского, видевшего основу языка в "изрядном наречии" верхних слоев общества. Ломоносов опирается на язык "'природ­ный'" (разговорный) и "cлавенский» язык церковных книг. Церковно­славянский язык сам по себе богат, это был сложившийся литературный язык, что давало Ломоносову возможность увидеть в нем источник образо­вания русского литературного языка. Другим источником должно было служить простонародное наречие. Создание национального языка требова­ло синтеза - этих двух языковых стихий. Ломоносов четко определяет гра­ницы применения церковно-славянского языка и основывает на этом свою систему "Трех штилей", не противопоставляя один "штиль" другому, а намечая постепенный переход одного в другой. Все слова российского языка Ломоносов делит на три группы: 1). общие церковно­славянскому и русскому; 2). славянские, малоупотребительные, но грамот­ным людям понятные; 3). слова разговорного языка, которых нет в церков­ных книгах. Сюда же относятся слова простонародные. Не рекомендуются к употреблению архаизмы и излишние варваризмы. В зависимости от употребления слов лих трех родов создаются три стиля: высокий, посред­ственный и низкий. Высокий состоит из слов первой и второй группы и применяема для написания героической поэмы, оды и ораторских речей. Посредственный составляется из слов первой и третьей группы, допуская слова второго рода, и служит для драматических сочинений, стихотворных посланий, сатир, эклог и элегий, исторических и научных сочинений в прозе. Низкий складывается из слов третьего рода, которые могут смеши­ваться с речениями среднего штиля. Он рекомендуется для комедий, эпи­грамм, песен, дружеских писем и описания обыкновенных дел. Традици­онная схема теории '"трех штилей", известная по школьным "пиитикам», у Ломоносова обрела новое звучание. Она способствовала широкому разви­тию русского литературного языка, основывая литературную речь на син­тезе старославянского и русского языков, причем последнему отдавалось преимущество; указывала на стилистическое многообразие русских слов, требуя разумного их употребления; открывала простор различным жанрам. Сам Ломоносов предпочитал творить в высоком штиле, и его излюблен­ными жанрами стали ода, торжественная надпись, поэма, трагедия.



 

 

10. Ода и ее место в системе жанров русского классицизма.

Одическое творчество Ломоносова

Ода - один из жанров классицизма. В отличие от французского клас­сицизма, трактующего оду как песню в широком смысле, русский класси­цизм вкладывал в это понятие более конкретное содержание: ода являлась жанром героической гражданской лирики, предполагающим "высокое" со­держание и торжественный стиль его выражения. Эпоха, связанная с раз­витием классицизма, характеризовалась утверждением национального са­мосознании, что диктовало приоритет государственных интересов над личными. Жанр оды, воспевающей важные события общенационального масштаба, как нельзя лучше соответствовал требованиям этого этапа в раз­витии России. Поэт-одописец ''бескорыстен; он не ничтожным событиям собственной жизни радуется, он вещает правду и суд Промысла, торжест­вует о величии родимого края" (В.Кюхельбекер). Ода имела строгую фор­му. Обязательным был "'лирический беспорядок", предполагающий сво­бодное развитие, поэтической мысли. К обязательным элементам относи­лись похвалы определенному лицу, нравоучительные рассуждения, исто­рические и мифологические образы, обращение поэта к музам, природе и т.д. Ода должна была обладать значительной долей эмоционального воз­действия ("эмоциональный подъем, восторг", с точки зрения Г.А. Гуковского, является "единственной темой" поэзии Ломоносова). Построение оды было подчинено раскрытию главной идеи, главного чувства, что определяло композиционное единство всех ее частей-

В торжественных одах Ломоносов стремится выразить мысли и чув­ства нации в целом, поэтому в них нет места проявлению индивидуальных черт личности поэта. Его ода состоит из "основного рассказа от имени одописца, прерываемого монологами-вставками персонажей: бога, России, царей и парии" (Серман И.З. Поэтический стиль Ломоносова / И.З. Серман. - М.;Л., 1966. - С. 35). Обращаясь к царственным особам, давая уроки ца­рям, Ломоносов выступает от имени всей России. В творчестве Ломоносо­ва торжественная, похвальная ода превращается в поэтический жанр, су­мевший вобрать в себя всю идейную проблематику эпохи и выразить ее с огромной художественной силой. В своих одах Ломоносов излагает куль­турную и политическую программу преобразования России.

Каждая ода Ломоносова посвящена определенной теме. Он пишет о внешней и внутренней политике России, рассуждает о вопросах войны и мира, прославляет разум, науку, прогресс, человека, подчинившего себе природу и т.д. В композиции ломоносовских од, как показывает Серман, принят словесно-тематический принцип построения. Развитие поэтической идеи оды "осуществляется через конфликт, через столкновение двух по­лярностей, двух противоположностей... завершающееся, как правило, ко­нечной победой сил разума и добра" (Серман И.З. - С. 251. Контрастными началами, к примеру, могут быть мир и огонь, свет и тьма и др. Метафора и метафоризация становятся основными стилеобразующими элементами поэтической манеры Ломоносова. Принципами его поэтического стиля яв­ляются высота, великолепие, выразительность.

Система построения ломоносовских од не была поддержана многочисленными одописцами его времени. Сумароков выступал против неоп­равданных перерывов в логическом развитии основной идеи, не устраивал его и стилистический облик од, метафорическая усложненность и гипер­боличность. Ломоносовская ода была оценена новым поколением поэтов, видевших в ней выражение его личности, индивидуальности.

 

Духовные оды Ломоносова

Наряду с одами торжественными в творчестве Ломоносова имеются произведения подлинно лирические, гораздо более ''личные", индивиду­альные по своему содержанию, эмоциональному строю и проблематике - это переложения псалмов. Традиция стихотворных переложений псалмов в русской поэзии восходила к Симеону Полоцкому, но Ломоносов и в этой области явился подлинным новатором. Он отбирал только те из псалмов, которые соответствовали его переживаниям. Исследователями творчества Ломоносова отмечено, что центральной темой переложений псалмов явля­ется "борьба с врагами". "Переложения" отражают и эмоциональную жизнь поэта, и судьбу человека, один на один ведущего борьбу со злом. Чтобы полнее выразить свои мысли и чувства, Ломоносов вводит в свои "Переложения" целый ряд образов, а иногда и дополнительные строки, которых нет в подлиннике (к примеру, это касается переложений 143 и 145 псалмов).

Новым словом в русской литературе явились "Утреннее размышле­ние о божием величестве", "Вечернее размышление" и "Ода, выбранная из Иова". Эти произведения впервые стали формой выражения философских идей автора. "Ода, выбранная из Иова" представляет собой монолог бога, обращенный к человеку вообще, а не к конкретному лицу, как это было в книге Иова, Бог оды - воплощенное светлое начало разума и закономер­ной творческой воли. Он проявляет себя через законы природы и сам им подчиняется. В мире исключается все случайное, хаотическое. Даже чудо удивительно для человека, но внутренне закономерно.

Оба "Размышления" - это оригинальные произведения Ломоносова, не связанные с духовными текстами. В них звучит мысль о возможности познания тайн природы на пути научного исследования. Не богословы, а ученые способны дать ответы на волнующие человечество вопросы. Во всех явлениях природы действует, с точки зрения Ломоносова, все "та же сила естества". В этих одах наука и поэзия образуют гармоничное единст­во, что дает исследователям творчества Ломоносова право называть их об­разцами научной поэзии.

Не чужды Ломоносову были и жанры сатиры, примером чему слу­жит "Гимн бороде". Известны и его драматургические опыты ("Тамира и Селим", "Демофонт").

Вся деятельность Ломоносова - и в области теории языка и литера­туры, и в сфере поэзии - плодотворнейшим образом сказалась на после­дующем развитии русской культуры.

А.П. Сумароков

Сумароков заявлял, что он является начинателем новой русской ли­тературы. Это столь смелое заявление небезосновательно. Сумароков, ро­довой аристократ, первым сделал литературное творчество своей профес­сией и стал создавать литературу, предназначенную для своего класса. По­сле окончания в 1740 году Сухопутного шляхетского корпуса, первого специфически дворянского учебного заведения, он состоял на военной службе, затем с 1756 года стал директором театра. Когда он взял отставку с этой должности, то за свои труды должен был получать и впредь преж­нее жалование, чтобы беспрепятственно преуспевать в сочинении книг, которые издавались за счет императорского кабинета. Это казенное содер­жание не было платой за ту службу дворцу, которую получал, скажем. Тредиаковский. Так царское правительство поощряло общественную инициативу дворянства и пользу, которую ока приносила госу­дарству. В своих произведениях Сумароков выступал не от лица прави­тельства, а от собственного лица, считая, что он представляет дворянскую общественность. Смелое выражение своей позиции Сумароковым не уст­раивало Екатерину II, недовольную замечаниями, высказанными литерато­ром относительно ее "'Наказа". Сумароков впал в немилость: произведе­ния стали проходить предварительную цензуру. Екатерина указывает на недостатки его творений, делает ему выговоры. Основатель русского теат­ра заканчивает жизнь в бедности, никто не вспоминает его заслуг, а на по­хороны приходят только актеры. Литературная деятельность Сумарокова определялась задачами воспитания дворянского сословия, утверждения идеалов русского дворянства. Ведущим жанром его творчества была тра­гедия, хотя он писал и комедии, и басни, и оды, и сатиры. С Сумароковым связано теоретическое оформление литературной программы русского классицизма.

Свои взгляды на язык и литературу Сумароков выразил в "Двух Епистолах": "О русском языке"' и "О стихотворстве'', вышедших в 1748-году. В последней разворачивается литературно-теоретическая программа русско­го классицизма, которая предшествует непосредственной поэтической практике ее автора. Источником художественного творчества Сумароков считает не поэтический восторг, а "просвещенный ум", "рассудок". Образ­цом эпистолы Сумарокова имели трактат Буало "Искусство поэзии", но в рекомендации и характеристике жанров он проявляет значительную само­стоятельность. Он четко определяет границы жанров, дает правила для разработки каждого из них, утверждает, что стиль должен соответствовать содержанию и назначению произведения.

 

 

Трагедии Сумарокова

Судьба Сумарокова непосредственно связана с историей русского театра. Необходимо изучить основные этапы его создания, уяснить ту зна­чительную роль, которую сыграл Сумароков в деле становления театраль­ного искусства в России, чтобы представить себе, насколько заслуженной была литературная слава драматурга. Нужно отметить, какое важное место в жанровой системе классицизма занимала трагедия. Она считалась цен­нейшим видом творчества, наиболее ответственным и социально значи­мым. Пока русский классицизм не имел трагедии, он не мог считаться по­бедившим, не мог равняться с западными литературами. Прежде чем при­ступить к непосредственному изучению сумароковских трагедий, нужно ознакомиться с основными характеристиками этого жанра.

В своей творческом практике Сумароков следовал всем внешним правилам классицизма. Им был усвоен метод отвлеченно-схематического показа идей. Его трагедии статичны, обладают упрощенной композицией, их действующими лицами являются цари, князья и вельможи Драматург соблюдает единство места, времени, действия в композиции, речь его ге­роев приподнята и возвышенна. Однако бесстрастный анализ страстей Су­мароков заменил моралистической оценкой своих героев. Специфической чертой трагедий Сумарокова является и преобладание в них счастливых развязок — добродетель идеальных героев автор хотел увенчать счастливым финалом Обычно сумароковские трагедии разделяют на две группы в зависимости от конфликта: трагедии политического характера (к примеру, "Димитрий Самозванец") и трагедии морально-психологические (к примеру, «Синав и Трувор").

В основу трагедий Сумароковым положено его понимание учения о страстях и разуме, чести. Честь является главным мерилом поведения ге­роев, она противополагается страстям, силам стихийным и разрушитель­ным. Отсюда и деление персонажей на две категории: герои, руково­дствующиеся страстями, я герои, приобщившиеся к разуму. Последние в своих поступках следуют моральной норме, или чести. К правителям дра­матург предъявляет жесткие требования: стать праведным монархом мож­но только на пути подчинения страстей разуму. Злодей, противостоящий закону, становится тираном. Сумароковский злодей вполне осознает, что он преступает закон, и не ищет себе оправдания. Действовать иначе он не может — такова его природа. Все качества злодея вполне свойственны Ди­митрию Самозванцу. В душе героев другой категории страсти могут лишь временно одержать верх над разумом - человек осознает свою неправоту и выиграет сражение с самим собой. Особенности художественного вопло­щения этико-эстетических представлений Сумарокова предлагается рас­смотреть на примере трагедии "Димитрий Самозванец".



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.