Сделай Сам Свою Работу на 5

ТЕТРАДЬ СТИХОВ, ПОСВЯЩЕННАЯ ОТЦУ



ЛУННЫЙ ЧЕЛОВЕК

Ты звездный свет в груди храни, Мерцанье звезд чарует...

Вон лунный человек, взгляни: Он весело танцует.

Роса — слеза небес — блестит В его кудрях волнистых,

Падет на луг и зазвенит

В цветах безмолвно-чистых.

Роса блестит, звенит во мгле,

Таят безмолвье дали, Цветы поведают земле

Небесные печали.

Хоть лунный житель оживлен, Но скорбь в груди таится,

Ведь в сердце солнца хочет он Навеки погрузиться.

Он ждет подряд уж много лет, Следит он сфер круженье,

Грудь полнит песен грустный свет, Садов, лугов цветенье.

И рощи полнит горем он,

Но вот луга ликуют, На миг он с жизнью примирен

И весело танцует.

ЛЮЦИНДАБАЛЛАДА

Шум веселья, песнопенья,

Люди радости полны, Души всех, без исключенья,

Только счастью преданы.

Все алей, алее щеки.

Стук сердец быстрей, быстрей.


ТЕТРАДЬ СТИХОВ, ПОСВЯЩЕННАЯ ОТЦУ

Даже небосвод высокий Слышит отзвуки речей.

Все здесь в братском единенье, Дружбою полны сердца,

Нет сословий, разных мнений,

Лишь любовь здесь — без конца.

Только нет веселью воли

И непрочен сердца мир В час, как из земной юдоли

Мчится ввысь оно, в эфир.

Иль допустят смертных боги В радости подняться к ним,

Чтоб они, забыв тревоги,

Небо духом мерили земным?

И уже бредет с кинжалом,

Сердце злом ожесточа, Гость нечаянный по залам,

Слово зависти шепча.

Для невесты был он светом, Он, как жизнь, ее любил}

Сердце от нее с обетом — И с любовью — получил.

В бой пошел он, чтоб досталось Добрым силам торжество,

И победой увенчалось Скоро мужество его.

Вот, познавши славы сладость, В город он родной идет,

Где мечта его и радость, Где любовь его живет.

Видит городские стены,

Радостью охвачен он. Близко час благословенный,

Явью скоро станет сон.

Вот уже он у порога Дома — золотой мечты.


ТЕТРАДЬ СТИХОВ, ПОСВЯЩЕННАЯ ОТЦУ



Там гостей он видит много, Окна светом залиты.

А слуга сдержать решился

Гостя, встав пред ним стеной:

«Ты куда же устремился, Странный человек чужой?»

«Мне Люцинду!» «Коль угодно,

Ты ее легко найдешь, Свадьба у нее сегодня,



Ты число гостей умножь!»

Чужеземец изумился,

Вестью злой ошеломлен,

Пошатнувшись, прислонился К косяку дверному он.

«Только в праздничной одежде В праздничный являйся зал,

Ты переоденься прежде!» — Так слуга ему сказал.

Он спешит к себе. Смятенье, Ярость, скорбь в его груди,

Чувство боли, униженья, Сзади мрак и впереди.

Гневен шаг его суровый,

Яростен его напор, С петель — дверь, долой засовы,

Входит. Затуманен взор.

Факел из руки дрожащей У служанки вырвал он,

Влажен лоб, дыханье чаще,

Хоть не слышен тяжкий стон.

Плащ, пурпурною волною Ниспадающий к ногам,

Сколот брошью золотою, Кудри вьются по плечам.


478 тетрадь стихов, посвященная отцу

На груди, украшен златом, Прячет он булатный меч.

Славу он добыл булатом, Милую не смог сберечь.

Не сдержав сердцебиенья, Он спешит на торжество,

Все сильнее нетерпенье, Молнии в глазах его.

Лоб то холоден, то жарок...

Входит в светлый он покой, Слышится жужжанье Парок —

Жертве вслед очередной.

Он идет в тоске, в печали, В пышной мантии своей,

Ужасом в просторном зале Он повеял на гостей.

Одинок, как привиденье, Ходит он, в душе тe^fнo,

Хоть повсюду оживленье, В кубках пенится вино...

Здесь немало дев прекрасных, Но Люцинда краше всех,

Светом глаз лучисто-ясных, Грудью, белою как снег.

Все сердца лишь к ней стремятся,

Радости огнем горят, И не может оторваться

От нее ни мысль, ни взгляд.

А она летит, блистая,

Горем не омрачена, Стан сгибая, разгибая,

Быстро круг ведет она.

Мимо гостя пролетела — Он как вкопанный стоит,

И она вдруг погрустнела, Пурпур спал с ее ланит.


ТЕТРАДЬ СТИХОВ, ПОСВЯЩЕННАЯ ОТЦУ



Прочь уходит, не помешкав, Чтоб от встречи ускользнуть,

Но в ушах звенит насмешка — Некий бог закрыл ей путь.

Смотрит он суровым взглядом, Ужас средь гостей растет,

Он становится с ней рядом, А она стоит и ждет.

Вся тревоги и смятенья

И волнения полна... Ей уйти бы — но к дуэнье

Прижимается она...

«Что, скажи, с тобою сталось?

Где обеты? Где мечты? Ты неверной оказалась, Клятве изменила ты!»

Гости вкруг него стеснились — Праздник он испортил им, —

Но сейчас же расступились Перед криком громовым.

«Пусть лишь на себя пеняет Тот, кто близко подойдет!»

И толпа ему внимает,

В ней сочувствие растет.

«Нет, не будет кровожадным,

Верьте, мщение мое, Только зрелищем отрадным

Я порадую ее.

Чтобы лучше наслаждаться Ты могла и к другу льнуть,

И помехи не бояться — Я уйду. Свободен путь.

Сожаленьям здесь нет места, Нынче свадьба и моя,

Ночь и кровь — моя невеста, С ней теперь венчаюсь я.


ТЕТРАДЬ СТИХОВ, ПОСВЯЩЕННАЯ ОТЦУ

Только раз дай мне напиться

Светом из твоих очей, А теперь пора пролиться

Крови бешеной моей!»

Сам себя клинком пронзает,

Что готовил он давно, Нити жизни обрывает,

И в глазах его темно.

Глухо падает на землю,

В мышцах не осталось сил,

Смерть несчастного объемлет, Где же бог, чтоб воскресил?

А Люцинда подхватила

Беспощадно — злобный меч

И в себя его вонзила — Снова крови течь итечь.

Вся в испуге и смятенье,

Видя брызжущий поток, У нее взяла дуэнья

Кровью залитый клинок.

А Люцинда в содроганье

Падает ему на грудь, И, припав устами.к ране,

Хочет жизнь в него вдохнуть.

Флер, что обвивал так нежно Величавый, стройный стан,

Кровью был облит мятежной, Щедро лившейся из ран.

Нолюдей порывы слабы, Смерть не могут отогнать,

А не то она могла бы

Жизнь вселить в любимого опять.

Наконец, от дорогого,

Вся в крови, оторвалась,

И толпа, с роптаньем, снова Ужаснувшись, раздалась.


ТЕТРАДЬ СТИХОВ, ПОСВЯЩЕННАЯ ОТЦУ



Как богиня, что решает Смертью наказать себя,

Взгляд на мужа устремляет, Отрекаясь, не любя.

И усмешкою презренья

Искривился бледный рот,

Возглас страха и мученья Горестям конец кладет.

Гости в ужасе бежали, Прекратилась суета,

И кимвалы замолчали,

В пышных залах пустота.

ДИАЛОГ

Певец стоит одушевлен, Сжимает крепко цитру он

И струны бьет перстами... «Как ты поешь, мою песню любя. Звенишь, будто есть душа у тебя,

Как будто горит в тебе пламя?»

««Ты думаешь, что недоступно мне — Боренье души и свет в глубине,

И образы, в сердце кипенье? Они мерцают, как звездочек рой, Они полыхают, как вихрь огневой,

И только ввысь их стремленье.

Я ощущала весь жар огня, Когда твое слово звало меня, —

Но я о тебе забывала — Когда дыханье уст молодых Из самого сердца глубин дорогих,

Тебя играть побуждало.

И дивный облик тогда возникал,

Он золотом локонов в песне сверкал,

Напевов чудесных полный, Горело пламя в девичьих очах,


ТЕТРАДЬ СТИХОВ, ПОСВЯЩЕННАЯ ОТЦУ

И ты исчезал, утопая в мечтах,Восторга несли меня волны.

Тот образ в сердце мое проник, И цвел сильнее каждый миг,

В божественных звуках тая; Вот тонет, вот всплывает он, Лазурью неба освещен,

Он словно заря золотая!»»

«Ах, цитра! Что за волшебство — Родник звучанья твоего,

Как май, он веселится; Он дыханьем тебя дарит, В ответ твоя струна звенит

И пляской сфер искрится!

Ты в ней мечту и радость пьешь, Всю музыку ей отдаешь —

И стынешь одиноко. Но ты мечтала и жила, Горела ею и цвела,

А я — я был далеко!»

««Лелею я, певец, мечты, Достичь стремлюсь я высоты,

И звезд ловлю мерцанье, — Звенит струна и жизнь скорбит,Струна звучней — заря горит,

И даль встает в сиянье!»»

СТРАШНЫЙ СУД

ШУТКА

Ах! От этой мертвой жизни, От хвалы, что там поют,

Я тоскую как от тризны, Дыбом волосы встают.

Коль получит завершенье Жизнь с игрою сил ее —


ТЕТРАДЬ СТИХОВ, ПОСВЯЩЕННАЯ ОТЦУ 483

Прекратятся все мученья, Завершится бытие.

Будем мы, склонясь пред богом,

Аллилуйю распевать, Пред благим его чертогом

Горе, счастья нам не знать.

Страх берет меня, поверьте, Как представлю этот час,

Страшно мне на лоне смерти

Слышать грозный трубный глас.

Небеса одни у бога —

Сколько же там душ святых! Там старух ужасных много —

Время не щадило их.

Их тела могила прячет,

Сверху плесень, снизу гниль, Души прыгают и скачут,

В пляске поднимают пыль.

Все так тонки и субтильны,

Так эфирны, страх взглянуть,

Ты шнуруй как хочешь сильно — Стан тебе так не стянуть.

Ну — и тут я, безобразник, Громче всех хвалу запел,

Богу я испортил праздник, Он от гнева закипел.

Он архангелу кивает

Гавриилу, ну а тот Крикуна скорей хватает

Й пинка ему дает.

Да, приснится же такое О последнем судном дне!

Что такое сон? Пустое!

Так простите грех мой мне.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.