Сделай Сам Свою Работу на 5

Второе правило волшебника, или Камень Слёз 61 глава

— Ах, Ричард, — горько прошептала она, — мне так жаль. Я не могу.

Ричард обнял ее и крепко прижал к себе.

— Все в порядке, я верю тебе, сестра. Я знаю, ты очень старалась. И ты теперь нашла друга.

Она прижалась к нему:

— Ричард, тебе нужно бежать из Дворца.

Он усадил ее на стул. Сестра Верна смахнула набежавшие слезы. Устроившись поудобнее, Ричард попросил:

— Расскажи, что произошло.

— Во Дворце есть сестры Тьмы.

— Сестры Тьмы? Что это значит?

— Сестры Света стараются нести живым свет Создателя. Сестры Тьмы служат Владетелю. Никогда не было доказано, что они вообще существуют. Обвинение без доказательств — преступление. Ричард, я знаю, ты мне не поверишь. Я понимаю, это звучит так, будто я...

— Сегодня ночью я убил сестру Лилиану. Я верю тебе.

Верна моргнула.

— Ты сделал... что?

— Она сказала, что снимет с меня ошейник. Велела мне ждать ее в Хагенском лесу. Сестра Верна, она пыталась вытянуть из меня мой дар. Для себя.

— Но это невозможно! Женщина не может забрать дар у мужчины. Это невозможно, Ричард.

— Она сказала, что проделывала такое уже много раз. Когда она попыталась сделать то же самое со мной, мне это показалось вполне возможным. Я чувствовал, как она вытягивает из меня жизнь. И ей почти удалось. Я был близок к смерти.

Верна отбросила назад свои вьющиеся волосы.

— Но я не понимаю, как...

Ричард извлек статуэтку.

— Она пользовалась вот этим. И кристалл сверкал оранжевым светом. Ты знаешь, что это такое?

Сестра Верна покачала головой:

— По-моему, я ее где-то видела, только не помню где. Это было давно. Еще до того, как я покинула Дворец.

И что же произошло потом?

— Когда это не сработало, потому что я воспользовался своим даром и остановил ее, она призвала из тьмы меч. Она хотела ранить меня. Сказала, что сдерет с меня заживо кожу и заберет мой дар себе. Она попыталась отрубить мне ноги. Но я каким-то образом умудрился добраться до нее первым. Сестра Верна, она обладала Магией Ущерба. Я видел, как она ею пользовалась. Но это не все.

Кто-то еще пытается убить меня. Я одолжил свой красный плащ Перри. Его тело только что выловили в реке. Кто-то заколол его дакрой в спину.



— О Создатель! — скривилась Верна, заломив пальцы. — Во Дворце знают, что ты владеешь Магией Ущерба. Они используют тебя, чтобы выявить последователей Владетеля. — Она взяла его за руку. — Ричард, я тоже в этом участвовала. Уже давным-давно мне следовало задуматься о многих вещах, но я этого не сделала.

— Задуматься о чем?

— Прости меня, Ричард. Ты вообще не должен был надевать себе на шею Рада-Хань. В этом не было необходимости. Мне было сказано, что в Новом мире не осталось волшебников, чтобы помогать мальчикам, обладающим даром. Я думала, без нашей помощи ты умрешь. Твой друг Зедд мог бы обучить тебя. И аббатиса знала, что есть волшебники, которые смогут тебе помочь. Она заставила меня лишить тебя друзей и любимых исключительно из собственных эгоистических соображений. Тебе вовсе не нужен Рада-Хань, чтобы сохранить жизнь.

— Знаю. Я разговаривал с Натаном. Он мне сказал.

— Ты был у пророка? Что еще он сказал?

— Что я обладаю большим могуществом, чем любой волшебник, родившийся за последние три тысячи лет. Но я понятия не имею, как им пользоваться. И что я владею Магией Ущерба. Он сказал, что сестры не могут снять с меня ошейник.

— Мне так жаль, что я навлекла на тебя все это, Ричард.

— Тебя обманули, сестра Верна. Как и меня. Ты тоже жертва. Они нас обоих использовали. Но есть проблемы посерьезнее. Пророчество гласит, что в зимнее солнцестояние Кэлен умрет. Я должен предотвратить это. И Даркен Рал, мой отец, посредник Владетеля, проник в наш мир. Ты видела клеймо, которое он выжег на моей груди. Он посредник, который может разорвать завесу, если у него будут все необходимые элементы, в чем я, правда, сомневаюсь. Сестра Верна, мне необходимо выбраться отсюда. Я должен преодолеть барьер.

— Я помогу тебе. Не знаю как, но помогу. Главной трудностью будет пройти Долину Заблудших. Не уверена, что тебе это удастся второй раз. Сейчас, когда Рада-Хань способствовал росту твоей Магии Ущерба, ты привлечешь к себе чары. Магия долины настигнет тебя.

— Я найду дорогу. Должен найти.

Сестра Верна задумалась.

— Если пророчество о посреднике может осуществиться, Владетель захочет помешать тебе. Сестры Тьмы постараются остановить тебя. Уверена, что Лилиана не единственная.

— Кто назначил ее моей наставницей?

— Наставниц назначает администрация аббатисы. Вряд ли этим занимается она сама. Обычно наставниц назначают ее помощницы.

— Помощницы?

— Сестры Улиция и Финелла.

— А я думал, они ее охрана.

— Охрана? Нет. Разве что официально. Аббатиса более могущественна, чем они. Ей охрана не нужна. Кое-кто из мальчиков считает их охранницами, потому что эти сестры всегда отгоняют их от дверей аббатисы. Улиция и Финелла выполняют кое-какую работу в приемной аббатисы, но у них есть свои кабинеты, где они занимаются административной деятельностью.

— Может, сестры Тьмы обрушились на меня именно сейчас, потому что их раскрыли?

— Нет. Аббатиса сказала мне, что об их существовании неизвестно никому, кроме нее.

— Может, кто-то подслушал ваш разговор?

— Нет. Она защитила комнату.

Ричард наклонился ближе.

— Сестра Верна, Лилиана обладала Магией Ущерба. Защита, выставленная аббатисой, против Магии Ущерба бессильна. И одна из этих сестер-администраторов определила Лилиану ко мне в наставницы.

— И остальных пятерых, — охнула Верна, — Если одна из сестер в приемной услышала наш разговор, тогда аббатиса... Кабинет сестры Улиции — вот где я видела эту статуэтку!

Ричард схватил ее за запястье и вскочил со стула.

— Пошли! Если они попытались убить меня, то могут попытаться убить и аббатису, пока она не рассказала о них еще кому-нибудь!

Они помчались вниз по ступенькам, пронеслись в темноте по газонам, залам, коридорам и переходам. Кевина не было, дежурил другой стражник, но он не попытался остановить их, потому что хорошо знал Ричарда. А сестрам вход не возбранялся.

Ричард понял, что они опоздали: двери в приемную были сорваны с петель. Он остановился в коридоре, глядя на мраморный пол, усыпанный бумагами и обломками.

Сестра Верна отстала, и Ричард, не дожидаясь ее, зашел в приемную с мечом в руке. Можно было подумать, что здесь промчался шквал. Останки сестры Финеллы лежали на полу за ее столом. Толкнув дверь в кабинет аббатисы, Ричард услышал, как ахнула сестра Верна.

Ричард нырнул головой вперед в дверной проем, перекатился и вскочил на ноги, сжимая меч обеими руками. В кабинете аббатисы царил еще больший хаос.

Bесь пол был усыпан толстым слоем бумаги. Казалось, взорвались все книги на полках, завалив комнату страницами. Разбитый стол орехового дерева валялся у дальней стенки. В комнате было темно. Только из приемной падала узкая полоска света да луна светила в окно.

Сестра Верна зажгла в ладони волшебный огонь. В яркой вспышке Ричард разглядел в дальнем конце кабинета возле разбитого стола женскую фигуру.

Женщина медленно подняла голову, и их глаза встретились. Сестра Улиция.

Ричард отскочил в сторону, когда голубая молния пролетела по комнате, пробив насквозь стену у него за спиной. Сестра Верна контратаковала желтым пламенем. Улиция выскочила во двор. Ричард кинулся за ней. Сестра Верна, расшвыривая обломки, побежала к перевернутому столу.

— Пригнись! — крикнул Ричард.

Едва он успел распластаться по полу, как извивающаяся черная молния пропорола стенку прямо у него над головой. Посыпались полки. Сквозь пролом Ричард увидел соседнюю комнату. И следующие за ней комнаты тоже. Штукатурка и камни посыпались на пол, вздымая тучи пыли.

Не задумываясь, Ричард в ярости вскочил на ноги и выбежал во двор. Он увидел бегущую по дорожке темную фигуру.

Снова из тьмы вылетела черная молния. Извивающаяся пустота пронеслась по саду. Деревья повалились, обламывая кроны. Обрушилась разрезанная надвое каменная стена. Грохот стоял оглушительный.

Когда все стихло, Ричард снова вскочил и собрался бежать следом за сестрой Улицией, когда невидимая рука схватила его и заставила остановиться.

— Ричард! — завопила сестра Верна. Ричард еще никогда не слышал, чтобы она так орала. — Немедленно иди сюда!

Он вернулся в кабинет аббатисы и, задыхаясь, остановился возле сестры Верны.

— Я должен идти...

Она вскочила и сгребла его за шиворот:

— Куда идти? Идти, чтобы тебя убили? Какой от этого прок? Это поможет Кэлен? Сестра Улиция обладает такой силой, какая тебе и не снилась!

— Но она же убежит!

— По крайней мере, если она сбежит, ты останешься жив. А теперь помоги мне сдвинуть стол. По-моему, аббатиса еще жива.

У Ричарда затеплилась надежда.

— Ты уверена?

Он яростно принялся расшвыривать обломки. Сестра Верна оказалась права: аббатиса была жива, но серьезно ранена.

Верна при помощи магии откинула самые тяжелые куски стола, а Ричард осторожно снял с маленькой женщины обломки поменьше. Она лежала вся в крови у стенки на нижней полке книжного шкафа.

Когда Ричард осторожно обнял Аннелину и вытащил ее наружу, она застонала.

«Пожалуй, она долго не протянет», — пронеслось у него в голове.

— Нам нужна помощь. — Он вопросительно посмотрел на сестру Верну.

Руки сестры Верны летали над телом аббатисы.

— Плохо, Ричард. Очень плохо. Некоторые травмы я чувствую. Ничем не могу помочь. И не знаю, сможет ли вообще помочь кто-нибудь.

Ричард поднял Энн на руки.

— Я не дам ей умереть. Если кто и в силах помочь ей, так это Натан. Пошли.

Отовсюду сбегались сестры и стражники, услыхавшие рев черных молний, выпущенных сестрой Улицией. Ричард не стал тратить время на объяснения и прямиком направился к покоям Натана. Он бежал, стараясь нести Энн как можно бережнее, но понимал, что все равно причиняет ей боль.

Услышав их зов, Натан вернулся из своего дворика.

— Что за шум? Что это? Что произошло?

— Это Энн. Она ранена.

Натан провел их в спальню.

— Так и знал, что эта упрямая баба нарвется на неприятности.

Ричард бережно положил Энн на кушетку и встал рядом, а Натан провел над нею рукой. Сестра Верна застыла в дверях.

Натан закатал рукава.

— Очень серьезно. Не знаю, смогу ли я помочь ей.

— Натан, ты должен попытаться!

— Конечно, мой мальчик! — Он плавно развел руки. — Выйдите отсюда и подождите там. Это займет время. Пройдет по крайней мере час, если не два, прежде чем я смогу сказать, будет ли она жить. Оставьте меня. Вы все равно мне ничем не поможете.

Сестра Верна неподвижно сидела на стуле. Ричард мерял комнату шагами.

— Ричард, почему тебя так волнует судьба аббатисы? Ведь она заставила привести тебя туда, куда не следовало.

Ричард взъерошил волосы пятерней.

— Наверное, потому, что она могла забрать меня, когда я был еще ребенком, но не сделала этого. Оставила меня с родителями. Позволила мне познать их любовь. Для чего вообще жить, если не для того, чтобы хотя бы расти, окруженным любовью? Она могла отнять у меня и это, но не стала.

— Я рада, что ты не злопамятен.

Ричард продолжал вышагивать по комнате. Внезапно он остановился.

— Не могу я торчать здесь, ничего не делая, сестра. Пойду поговорю со стражниками. Нам нужно узнать, где сейчас мои наставницы и чем занимаются. Стражники все выяснят.

— Полагаю, вреда не будет. Пойди, поговори. И время пролетит быстрее.

Ричард в глубокой задумчивости шел по темным каменным коридорам.

Необходимо выяснить, где сейчас сестры Тови, Цецилия, Мерисса, Никки и Эрминия.

Любая из них могла оказаться сестрой Тьмы. А может, все они сестры Тьмы? И кто знает, что еще у них на уме? Они могут разыскивать его. А могут...

Резкая боль швырнула его назад. Казалось, его со всей силы ударили битой по лицу. Ричард осел на пол, мир закружился и завертелся у него перед глазами.

Он машинально ощупал себя, но крови не было.

Следующий удар взрывом отозвался у него в голове. Ричард оперся на руки, пытаясь сообразить, на каком свете находится. Мысли путались и разбегались. Он отчаянно старался понять, что же происходит.

Перед ним возникла тень. Медленно, с усилием, Ричард заставил себя встать на ноги. Он хотел выхватить меч, но никак не мог вспомнить, какой рукой браться за рукоять. И не мог заставить себя двигаться быстрее.

— Прогуляться решил, деревенщина?

Перед ним, ухмыляясь, засунув руки в рукава, стоял Джедидия. Ричард нашел наконец рукоять меча и с трудом потащил меч из ножен. Отскочив назад, он старался призвать магию.

Едва гнев начал пробиваться сквозь затуманенное сознание, как Джедидия вынул руки из рукавов. Он держал дакру. Зажав в ладони серебряный кинжал, он поднял руку. «Интересно, — подумал Ричард, — что бы я стал делать, будь это все на самом деле? Может, я сейчас проснусь, и все окажется сном?»

Джедидия замахнулся, и тут внезапно глаза его сверкнули огнем. Сначала медленно, затем все быстрее и быстрее он стал клониться вперед и рухнул лицом вниз на мраморный пол.

Кромешная ледяная тьма опустилась на коридор.

Когда факелы загорелись вновь, там, где прежде стоял Джедидия, оказалась сестра Верна. В руке она сжимала дакру. Ричард упал на колени, пытаясь прийти в себя.

Сестра Верна бросилась к нему и положила руки ему на голову. В мозгу прояснилось. Поднявшись на ноги, он посмотрел на лежащее на полу тело и увидел на спине Джедидии маленькую круглую дырочку.

— Я подумала, что мне стоит пойти и поговорить кое с кем из сестер, объяснила сестра Верна. — Я вдруг сообразила, что чем больше народа будет знать о сестрах Тьмы, тем лучше.

— Это ведь он, да? Тот, кого ты любила?

Верна убрала дакру в рукав.

— Это не тот Джедидия, которого я любила. Тот Джедидия был хорошим человеком.

— Мне очень жаль, сестра Верна.

Она отстранение кивнула.

— Иди поговори со стражниками. А я побеседую с сестрами. Когда закончишь, возвращайся к Натану. Там и встретимся. Думаю, нам лучше сегодня поспать у него, а не в наших комнатах.

— Похоже, ты права. Вещи мы соберем, когда рассветет. И сразу уйдем.

Услышав сквозь сон, как в комнату вошел Натан, Ричард выпрямился на стуле и протер глаза. Сестра Верна поднялась с кушетки быстрее него. Ричард поморгал, пытаясь стряхнуть остатки сна.

Они с сестрой Верной легли очень поздно. Весь Дворец ходил ходуном. То, что случилось в кабинете аббатисы, послужило доказательством существования мифических сестер Тьмы. Сомневающимся достаточно было только взглянуть на ровную пустоту, проходящую сквозь добрый десяток стен, и на четко перерезанные деревья и камни, чтобы убедиться, что это не что иное, как Магия Ущерба.

Ричард отправил стражников тайно выяснить, где находятся шестеро сестер: Улиция и пять его наставниц. Сестры тоже занялись поисками. Еще Ричард сходил к Уоррену и рассказал ему, что произошло.

Ричард, поднявшись, переступил с ноги на ногу.

— Ну, как она? Будет жить?

Натан выглядел изможденным.

— Ей сейчас получше, но еще рано говорить что-то определенное. Когда она немного отдохнет, я смогу продолжить.

— Спасибо тебе, Натан. Я знаю, что Энн не могла попасть в лучшие руки.

Натан кисло хмыкнул:

— Ты просишь меня вылечить мою тюремщицу.

— Энн это оценит. Может, она пересмотрит свое отношение к тебе. А если нет, то я вернусь и посмотрю, что смогу сделать в этом направлении.

— Вернешься? А ты куда-то собрался, мой мальчик?

— Да, Натан. И мне потребуется твоя помощь.

— Если я тебе помогу, ты можешь вбить в свою упрямую голову, что нужно пойти и уничтожить мир.

— А в пророчествах сказано, что ты послан помешать мне?

Натан утомленно вздохнул:

— Ну и чего же ты от меня хочешь?

— Как мне пройти сквозь барьер? Ошейник не пускает меня.

— А с чего ты взял, что мне известно, как пройти сквозь барьер, не снимая ошейника?

Ричард сердито шагнул к старому чародею.

— Кончай со мной в игрушки играть, Натан. У меня не то настроение, да и дело слишком важное. Ты сквозь барьер проходил. Ты ходил вместе с Энн за книгой в замок Волшебника в Эйдиндриле. Забыл?

Натан опустил закатанные рукава.

— Нужно просто заэкранировать Рада-Хань. Мне помогала Энн. Сестра Верна может сделать то же самое для тебя. Я ей все объясню.

— А как быть с Долиной Заблудших? Я смогу пройти ее?

Глаза Натана внезапно потемнели, и он покачал головой.

— Ты стал слишком могущественным. Ошейник этому способствовал. Ты призовешь к себе чары. И сестра Верна не сможет больше ее пройти. Она уже дважды проходила долину. И кстати, у нее теперь тоже слишком много силы. Дважды пройдя долину и получив дар двух сестер, она отныне заперта здесь.

— Тогда как же тебе удалось пройти долину трижды? Приехал из Д'Хары раз. Затем вышел в Новый мир вместе с Энн и вернулся. Получается три раза. Как тебе это удалось, если, по твоим словам, это невозможно?

Натан лукаво улыбнулся:

— А я и не проходил долину трижды. Я проходил ее только один раз. — Он жестом остановил попытавшегося возразить Ричарда. — Мы с Энн не шли через долину. Мы ее объехали. Обогнули на корабле, ушли далеко в море, куда не доходят чары, и высадились на южной оконечности Вестландии. Это долгий и трудный путь, но мы его преодолели. Это не каждому дано.

— Морем! — Ричард глянул на сестру Верну. — У меня нет на это времени. Зимнее солнцестояние — через неделю. Мне придется идти через долину.

— Ричард, — мягко сказала Верна. — Мне понятны твои чувства, но за неделю мы дойдем только до Долины Заблудших. Даже если тебе удастся ее пройти, ты не успеешь туда, куда стремишься.

Ричард с трудом сдержал бешенство.

— Я необученный чародей и не могу рассчитывать на свой дар. И в данный момент меня совершенно не волнует, обучусь ли я вообще когда-нибудь им пользоваться. Но я Искатель. И уж этому я вполне обучен, сестра. Ничто меня не остановит. Ничто. Я обещал Кэлен, что, даже если для того, чтобы защитить ее, мне придется спуститься в Подземный мир и сразиться с самим Владетелем, я это сделаю.

Лицо Натана потемнело.

— Я предупреждал тебя, Ричард. Если это пророчество не осуществится, Владетель поглотит нас всех. Ты не должен вмешиваться. Именно ты можешь отдать Владетелю мир живых.

— Это всего лишь глупая шарада, — с досадой пробормотал Ричард, хоть и понимал, что не прав.

Взгляд Натана был взглядом истинного Рала. Ричард и сам его унаследовал.

— Ричард, смерть присуща жизни. Создатель решил, чтобы было так. Но если ты сделаешь неправильный выбор, все живое заплатит за твое упрямство. И помни, Ричард, что я сказал тебе о Камне Слез. Если ты воспользуешься им, чтобы изгнать чью-то душу в Подземный мир, ты нарушишь равновесие.

— Камень Слез? — подозрительно спросила сестра Верна. — А какое имеет отношение Ричард к Камню Слез?

Ричард повернулся к ней:

— У нас нет времени. Я иду к себе собирать вещи. Пора в дорогу.

— Ричард, — окликнул его Натан. — Энн очень на тебя надеялась. Она позволила тебе познать родительскую любовь, возможно, для того, чтобы ты лучше понимал значение жизни. Пожалуйста, подумай об этом, когда придет время выбора.

Ричард долго смотрел на старого волшебника.

— Спасибо за помощь, Натан, но я не позволю, чтобы женщину, которую я люблю, убили из-за какой-то шарады, написанной в древней книге. Надеюсь, мы еще увидимся. Нам о многом нужно поговорить.

 

* * *

 

Прежде, чем положить в мешок оставшиеся вещи, Ричард высыпал на дно полную плошку золотых монет. Он рассудил, что если деньги помогут спасти Кэлен, то это самое малое, чем может заплатить Дворец за то, что с ним, Ричардом, сделали.

Золото служило тому, чтобы большинство юношей во Дворце пребывали в праздности и лени. Оно наносило вред их человеческим качествам — как сказал Натан. Может, именно поэтому Джедидия переметнулся к Владетелю.

Ричард сильно сомневался, чтобы хоть один из юных волшебников, если не считать Уоррена, выполнял свое дневное задание с тех пор, как получил безграничный доступ к золоту, не осознав его истинной цены. Еще один способ, каким Дворец Пророков разрушает жизни. Ричард подумал, сколько же детей наплодили юные волшебники с помощью этого золота.

Он вышел на балкон — бросить последний взгляд на окрестности. Стражники прочесывали Дворец. Сестры обшаривали каждую комнату, каждый коридор. Сестрам придется каким-то образом разобраться с этой шестеркой прислужниц Владетеля. Во всяком случае, сам Ричард понятия не имел, как совладать с их мощью.

Услышав, как хлопнула дверь в гостиной, он решил, что пришла сестра Верна.

Пора в дорогу. Он обернулся.

Выставив перед собой руки, на него неслась Паша. Двери сорвались с петель, перелетели через перила балкона и свалились во двор.

Воздушная волна отбросила Ричарда назад, и лишь перила помешали ему полететь вслед за балконными дверями. Дыхание пресеклось, в боку вспыхнула резкая боль.

Он попытался шагнуть вперед, но снова был отброшен воздушной волной. На сей раз он ударился головой о каменные перила. Перед тем, как рухнуть на пол, он успел увидеть брызнувшую на камни кровь.

Паша визжала от ярости. Ричард не мог разобрать ни слова в ее невнятном вопле. Помогая себе руками, он оторвался от пола. Из головы текла кровь, и под ним образовалась целая лужица. Ричард, кряхтя, перекатился на бок.

Исхитрившись сесть, он откинулся спиной на ограждение.

— Паша, что...

— Заткни свой поганый рот! Не желаю ничего слышать!

Паша, подбоченившись, встала в дверях. В одной руке она сжимала дакру. По щекам ее струились слезы.

— Ах ты, Владетелево отродье! Гнусный приспешник Владетеля! Ты только и делаешь, что вредишь добрым людям!

Ричард дотронулся до виска и посмотрел на залитые кровью пальцы. Голова кружилась так, что он с трудом боролся с тошнотой.

— О чем ты? — сквозь боль выдавил он.

— Сестра Улиция мне все рассказала! Ты служишь Владетелю! Ты убил сестру Лилиану!

— Паша, Улиция — сестра Тьмы...

— Вот-вот, я знала, что ты это скажешь! Сестра Улиция предупреждала меня! Это ты своей мерзкой магией убил сестру Финеллу и аббатису! Именно поэтому ты и стремился все время попасть к аббатисе! Чтобы убить ту, что ведет нас к Свету! Мразь!

Перед глазами все поплыло. Лицо Паши расплывалось, двоилось и кружилось.

— Паша... это неправда.

— Только козни Владетеля спасли тебя вчера от смерти! Ты отдал Перри плащ, который мне так нравился, чтобы унизить меня! Сестра Улиция мне все объяснила. Владетель ведет тебя! Ты все делаешь по его наущению! Лучше бы я убила тебя вчера на мосту и спасла аббатису. Но я, дурочка, еще надеялась вырвать тебя из лап Владетеля! Если бы я довела дело до конца, сестра и аббатиса были бы живы! Из-за тебя я предала Создателя! Из-за твоего коварства я убила ни в чем не повинного Перри! Больше тебя ничто не спасет! И твой Владетель больше тебе не поможет!

— Паша, пожалуйста, выслушай меня! Тебя обманули. Пожалуйста, послушай. Аббатиса жива. Хочешь, я отведу тебя к ней?

— Ты и меня намерен убить! Только об одном и талдычишь все время — об убийствах! Ты осквернил всех нас! Подумать только, мне казалось, что я люблю тебя!

Взмахнув дакрой, Паша бросилась к нему. Каким-то образом он сумел извлечь меч. Женская фигура двоилась у него в глазах. Интересно, которую из двух Паш следует остановить? Яростная магия меча придала силу рукам. И когда Паша, наставив дакру, напала на него и когда он выставил меч, оба изображения слились в одно.

Но меч не коснулся Паши. Вскрикнув, она перелетела через перила. Раздался глухой удар, и крик оборвался.

Ричард закрыл глаза.

А когда открыл, увидел застывшего в дверях Уоррена. И вспомнил, как тогда Джедидия упал с лестницы.

— О духи, нет!

С трудом поднявшись на ноги, он перегнулся через перила. К распростертому на камнях телу со всех сторон сбегались люди. Уоррен деревянной походкой двинулся вперед Ричард схватил его за руку.

— Не надо, Уоррен. Не смотри.

Глаза Уоррена были полны слез. Ричард обнял его за плечи. «Зачем ты это сделал? Я бы справился сам. Тебе не надо было».

В комнату вошла сестра Верна.

— Она убила Перри, — вымолвил Уоррен. — Я слышал, как она созналась. И собиралась убить тебя.

«Я бы сам справился, — снова подумал Ричард. — Тебе не нужно было этого делать». Но вслух произнес:

— Спасибо, Уоррен. Ты спас мне жизнь.

— Она собиралась убить тебя, — всхлипывал Уоррен, уткнувшись ему в плечо. — Ну зачем, зачем она это сделала?

Сестра Верна успокаивающе погладила Уоррена по спине.

— Ее ввели в заблуждение сестры Тьмы. Владетель опутал ее ложью. Она слушала шепот тьмы. Даже хороших людей Владетель может заставить прислушаться к своему шепоту. Ты совершил достойный поступок, Уоррен.

— Тогда почему же мне так больно? Я любил ее, и я ее убил.

Ричард молча обнимал плачущего Уоррена. Сестра Верна увела их с балкона.

Первым делом она осмотрела рану Ричарда. Кровь никак не останавливалась.

— Серьезное ранение, — нахмурилась сестра. — Боюсь, я не смогу тебя исцелить.

— Я смогу, — сказал Уоррен. — Я умею исцелять. Позвольте мне.

Залечив Ричарду рану, он тяжело опустился на стул и сжал голову руками.

— Я понял теперь то Правило Волшебника, о котором ты говорил. Люди верят лжи, потому что хотят, чтоб это оказалось правдой, или потому, что боятся, что это может оказаться правдой. Как поверила Паша. Я прав?

— Прав, — улыбнулся Ричард. Уоррен горестно улыбнулся:

— Сестра Верна, ты можешь снять с меня ошейник?

Она нерешительно посмотрела на Уоррена:

— Ты еще не прошел испытание болью.

— Сестра, — вмешался Ричард, — а что, по-твоему, он только что сделал?

— О чем ты?

— Выученные вами волшебники, которых вы отправляете обратно, в Новый мир, могут пройти Долину Заблудших, потому что их магия недостаточно сильна, чтобы навлечь на них чары. Они еще не настоящие волшебники. Зедд говорил мне, что волшебник должен пройти испытание болью. Сестры тысячелетиями заставляли своих учеников выносить боль физическую. Мне кажется, они были неправы. По-моему, испытание, через которое только что прошел Уоррен, гораздо болезненнее. Так, Уоррен?

Уоррен кивнул, снова побелев как полотно.

— Та боль, которую мне причиняли сестры, не сравнима с тем, что я пережил сейчас.

— Помнишь, сестра, я рассказывал, как сделал меч белым и убил женщину, которую любил? Может, это тоже было испытание болью?

Верна растерянно развела руками.

— Ты действительно считаешь, что обладающий даром должен убить того, кого любит, чтобы пройти испытание болью? Этого просто не может быть, Ричард.

— Нет, сестра, волшебникам вовсе нет нужды убивать того, кого они любят. Но они должны доказать, что способны принять верное решение. Должны доказать, что способны отличить добро от зла. Подумай сама, может ли человек, наделенный даром, верно служить этому вашему Создателю, помогать людям, если он руководствуется только эгоистическими соображениями? Способность терпеть физическую боль еще ни о чем не говорит, разве что о выносливости. Но ведь служение Свету требует совсем другого. Просто человек должен доказать, что способен добровольно сделать правильный выбор. Ты не согласна?

— О Создатель! — прошептала Верна. — Неужели мы все время ошибались? — Она прикрыла рот рукой. — А мы-то думали, что несем этим мальчикам свет Создателя!

Сестра Верна решительно выпрямилась. Она встала перед Уорреном и положила руки на его Рада-Хань. Закрыв глаза, она стояла, возложив руки на ошейник.

Воздух завибрировал. В комнате повисла тишина, потом раздался щелчок. Рада-Хань, треснув, упал на пол.

Уоррен изумленно смотрел на сломанный ошейник. Ричард пожалел, что для него все не так просто.

— Что ты теперь будешь делать, Уоррен? — спросил он. — Покинешь Дворец?

— Может быть. Но сначала я хотел бы еще поизучать книги, если сестры позволят.

— Позволят, — уверенно заявила сестра Верна. — Я позабочусь об этом.

— А потом я поехал бы в Эйдиндрил, в замок Волшебника, и поизучал бы книги пророчеств, которые, по твоим словам, там хранятся.

— Мудрое решение, Уоррен. Пора идти, сестра.

— Почему бы тебе не проводить нас до Долины Заблудших, Уоррен? — спросила Верна. — Ты ведь теперь свободен. — И, посмотрев на балкон, добавила:

— Думаю, тебе полезно на некоторое время покинуть Дворец и заняться другими делами. К тому же, когда мы доберемся до долины, мне может понадобиться помощь. Если Ричард выполнит то, что задумал.

— Правда? Я с удовольствием, сестра. Когда они шли к конюшне, трое стражников — Кевин, Уолш и Боллесдун — увидели их и кинулись наперерез.

— Мы их почти нашли, Ричард! — воскликнул Кевин.

— Почти? То есть как это? Где они?

— Ну, прошлой ночью отчалила «Леди Зефа». Мы потолковали с народом в доках, и нам сказали, что видели на борту каких-то женщин. Возможно, сестер. Почти все говорят, что видели ночью шестерых женщин, которые поднялись на борт судна перед самым отплытием.

— Уплыли! — Ричард аж застонал. — А что это за «Леди Зефа?»



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.