Сделай Сам Свою Работу на 5

Как «швецам и жнецам» заниматься всем, что они любят

Модели жизненного устройства для «швецов и жнецов»

Модель «Самый ценный игрок»

Модель «Хорошая жизнь»

 

Подходящие типы занятий для «швецов и жнецов»

Контрактная работа

Несколько источников дохода

Удаленная работа

Редактирование

Письменные переводы

Специалист по выявлению и решению проблем

«Вполне приемлемая работа»

 

Инструменты из сканерского набора

Примерка профессии

«Сканерский финиш»

«Кладовая проектов»

Глава 17

«Странник»

Каждую неделю увлекаюсь чем-нибудь новым. Каким-нибудь проектом, каким-нибудь способом найти свое новое «я»! Полностью погружаюсь в это на неделю, потом теряю интерес и нахожу что-нибудь еще – очередную новую крутую штуковину. Как будто брожу тут и там без внятной цели. К чему я приду в своей жизни?

Хорошо бы, чтобы все, что я узнала в своих странствиях, было не напрасно, а как-то использовалось в жизни. Есть ли на это хоть какой-то шанс?

 

Вы «странник»?

• Вы постоянно увлекаетесь какими-то невзаимосвязанными вещами без видимых причин?

• Вам кажется заманчивым и интересным то, что окружающие находят скучным?

• Вы любите пробовать новые профессии и стили жизни?

• Вы любите приключения и новый, неизвестный опыт – люди, места, ощущения?

• У вас нет понимания, куда движется ваша жизнь, вы видите только ближайший шаг?

• Вам хотелось бы иметь карту и пункт назначения?

 

«Странник» очень любит делать что-то произвольно и позволяет себе устремляться ко всему, что его привлекает. В отличие от «швеца-жнеца», планов у «странника» нет и иметь их он не хочет. Он никогда не занимается чем-то ради определенной цели. Ему просто интересно.

Мышление «странника» не зашорено, и его не собьешь с толку привычными ярлыками. Многие обдумывают, как превратить свои интересы в профессию, – но вас, если вы «странник», это никогда не заботило. Вы не спрашиваете себя, как назвать, куда причислить человека, которому нравятся животные, или того, кто хорошо объясняет, или того, кто является хорошим организатором. Профессия это? А может, хобби? Как определить человека, которому нравится беседовать с другими людьми? Психотерапевт? Эти умения вообще имеют какое-то отношение к поиску работы?



«Странника» подобные мысли не посещают, поскольку он ценит опыт ради самого опыта. А следовательно, может разглядеть возможность там, где другие ничего не замечают.

Но все-таки «странникам» необходимо разобраться, какая общая тема лежит в основе вроде бы не связанных между собой интересов, иначе со временем это начинает их беспокоить.

История Гэри

Меня столько всего интересовало, что даже смешно. Я изучал антропологию, и вождение грузовых автомобилей, и историю искусств – и все это казалось мне равно увлекательным. Мне очень нравилось работать в отцовском фургончике и продавать обеды фабричным рабочим (отец был рад, но про себя думал, что я спятил), и мне всегда хотелось узнать, как там внутри, в цеху. Тест по профориентации показал, что мне стоит идти в социологи, но эта идея показалась мне слишком ограничивающей. Еще мне посоветовали получить степень по психологии труда. От одного названия я чуть в депрессию не впал.

Как-то летом я работал на курорте – носил клюшки за игроками в гольф. В это время там проходила научная конференция, и мне удалось провести несколько интереснейших бесед с математиками. Никакого повода не было, я просто хотел узнать, как они полюбили математику. (Они говорили потом, что никто прежде не задавал им такого вопроса!) Я часто расспрашивал людей, чем они занимаются, потому что мне это ужасно любопытно.

Но вот что я сам делаю – этого я никогда не мог объяснить. Мне всегда хотелось понять: почему людям нравится то, что не нравится мне. Пусть я не собирался быть ни биологом, ни композитором, ни офисным работником, ни сварщиком. Просто я хотел представить, каково быть одним из них, и мне это удавалось. Но, несмотря на это, я так и не нашел что-то настолько для себя интересное, чтобы превратить это в профессию.

В тридцать семь лет я начал чувствовать неловкость, когда меня спрашивали, чем я зарабатываю на жизнь.

Если вы похожи на Гэри, то зигзаги ваших интересов совершенно непостижимы для окружающих (и даже для вас!), но в этом безумии есть система, и если вы знаете, что и как искать, то она не замедлит проявиться.

Как найти свой путь?

Вам хорошо знакомо чувство очарованности той или иной загадкой, но пытались ли вы когда-нибудь определить, что объединяет все ваши интересы? Если кажется, что они вообще никак не связаны, то вам нужно копать глубже. «Странникам», которые ищут для себя профессию – или пытаются оправдать ее отсутствие в глазах опечаленной семьи, – нужно начать сознательные поиски того подспудного, что притягивает их во всех интересах. Присмотритесь внимательно к тому, что доставляет вам удовольствие в каждом из увлечений (и запишите все в Дневник сканера), – наверняка выявится, что в их основе лежит нечто общее. Самый важный вопрос, который может задать «странник», увлеченный чем-то: без какой составляющей это стало бы неинтересным?

Задайтесь этим вопросом. Перелистайте дневник и подумайте о каждом деле, которое посчитали достаточно интересным, чтобы оставить запись. В чем была самая существенная часть? Без чего ваше воодушевление пропало бы? Найти ответ нелегко, но гарантирую, что он есть. Когда вы найдете его, сможете наслаждаться жизнью «странника» – но уже осознавая (иногда с пугающей ясностью), чего именно хотите от жизни.

Вот какие открытия делают некоторые сканеры.

Морин. В том, что я люблю, присутствует тема парадоксальности и непознанности или человека в новом и странном окружении, которое бросает ему вызов. Кроме того, в каждом интересе мне определенно нужны ощущение приключения и чувство открытого финала. А прекращаю я чем-то заниматься, потому что, когда дело становится рутинным или предсказуемым, я вижу его границы. Например, мне нравилась антропология как способ объяснять мир. Потом я решила, что нашла ее пределы, и переключилась на другое.

Видите тему? Мне кажется, самое интересное для Морин – объяснять мир. Она могла бы стать популяризатором и учить тому, что узнала из антропологии, а потом перейти к другой дисциплине. В своих исследованиях она могла бы прийти к литературе и астрономии, религии и геологии – путь, который для постороннего взгляда смысла не имеет, но для Морин абсолютно понятен.

Дженет. Конечно, я знаю, что привлекает меня в восточноевропейской литературе – это абсурдисты! Странные контрапункты и парадоксы – просто дрожь от восторга, как у ребенка перед Рождеством!

Могла бы Дженет написать книгу, пьесу или преподавать литературу абсурда в колледже? Или, например, выступить перед аудиторией и рассказать о странных контрапунктах и парадоксах, которые вызывают у нее такое восхищение?

Мег. Мне нравятся белые пятна на карте. Как только я нанесла что-то на карту – в том месте мне больше нечего делать.

Значит ли это, что Мег из разряда картографов или исследователей, которые составляют тщательные описания и отсылают картографу? Что за неизведанные территории манят ее и какое применение можно найти ее детальным заметкам и находкам?

Тридцатипятилетняя Элинор, моя клиентка, сердилась на себя за то, что ни на одном из своих интересов не задерживалась надолго.

Мне очень хотелось остановиться на испанском. Но через год мне наскучило, и я забросила его. Так было со многим. Несколько лет назад пришло увлечение алгеброй. Не каким-то другим разделом математики, не геометрией, не арифметикой – именно алгеброй. Затем меня так же сильно увлекла система Брайля, а позже язык жестов для глухих. И ни на чем я не остановилась. Зато заинтересовалась языком жестов коренных индейцев. Думала изучать антропологию, но внезапно мне просто понадобилось научиться читать музыку с листа. Музыку! Я же не музыкант! Не знаю, что со мной такое. Ведь если бы продолжала заниматься испанским, уже чего-нибудь добилась бы.

– Например? – поинтересовалась я.

– Стала бы учителем. Билингвального обучения. Или хотя бы преподавала испанский.

– Вам нравится преподавать?

– Да нет. Это даже звучит скучно, – вздохнула она.

– Ну так хорошо, что вы вовремя бросили! – улыбнулась я.

Однако ее это не развеселило.

– Но что прикажете мне делать? Работать веки вечные страховым агентом? Моя жизнь катится в никуда.

– Может быть, все, что вас интересовало, имеет под собой какую-то общую основу? Присмотритесь. Что вас интересовало больше всего в каждом из занятий?

– Даже не знаю… Не могу понять. Все казалось таким притягательным – до тех пор, пока я не начинала понимать, как это работает (во всех смыслах), – и сразу хотелось перейти к чему-то другому.

– Скажите, а шифрование не могло бы вас увлечь? – спросила я наудачу.

Элинор подалась вперед, в глазах зажегся интерес. Кажется, мы нащупали важную точку. После короткого обсуждения стало ясно: основным ее интересом была лингвистика. Она вспомнила, что с самого детства увлекалась разными лингвистическими аспектами – но никогда не отдавала себе в этом отчета.

Я читала, когда была старшеклассницей, книгу Монти Робертса The Man Who Listens to Horses[11]. Особенно мне нравилась часть, где он изучал, каким образом лошади общаются друг с другом. Я перечитывала ее снова и снова и была так взбудоражена, что спать не могла!

По моему настоянию, она на следующий день записалась на лингвистический курс в Барнард-колледже в Нью-Йорке.

Гэри, с которым вы познакомились в начале главы, рассмотрел больше профессий, чем кто-либо из его знакомых. Все они были интересными, но ни одна не казалась ему годной для карьеры. В конце концов он заставил себя пойти в социальные работники – потому что ему нравилось помогать людям. Однако никакого удовлетворения работа ему не приносила.

Однажды Гэри оказался на встрече, которую консультант по занятости проводила для группы своих клиентов. К своему удивлению, он обнаружил, что почти каждому из присутствующих он подобрал самую подходящую профессию.

Почему? Потому что о самых разнообразных видах деятельности знал больше, чем кто-либо в этом подразделении. Всю свою сознательную жизнь он в сущности только их и изучал!

Даже не думал никогда, что меня интересуют профессии как таковые. Не одна конкретная, а профессии вообще! Это всегда было прямо перед носом – а я не замечал.

Гэри занялся лайф-коучингом – работой с клиентами по улучшению всех аспектов их жизни, и счастлив, как никогда.



©2015- 2018 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.