Сделай Сам Свою Работу на 5

Глава 29 – Штормовое предупреждение

~*~ Эдвард~*~

Я был чертовски обескуражен, когда увидел Беллу в ванной на весах. Я даже не знал, что они у нее есть, но, когда понял, что она весит меньше чертовых сорока пяти килограммов, просто офонарел. Я приготовил ланч и убедился, что она пообедала перед тату-сеансом, потому что обычно Белла игнорировала прием пищи. Меня чертовски беспокоила её нервозность, поэтому я позвонил Карлайлу, пока ходил за покупками и всякой хренью для ТиКей, и поинтересовался, какие таблетки Белле стоит принять перед сеансом.

Сама сессия прошла даже лучше, чем я ожидал, что стало приятным сюрпризом. Правда, я задергался, когда она почти прошла мимо машины. Думаю, она, скорее всего, была в полукоме от таблеток, к тому же устала, и еле держалась на ногах, пока я отпирал дверь. Если бы я не подхватил девочку, она бы просто шлепнулась на асфальт. Я был бы чертовски расстроен, если б она разбила лицо, потому что я очень люблю смотреть на её мордашку.

Та хрень, которую Карлайл прописал Белле, была очень сильной, действительно охрененно сильным лекарством. Она едва ли была в сознании, когда мы вошли в её квартиру, и, как обычно, я был зол, потому что Маркус пялился на нас так, словно я был сраным идиотом, ответственным за подобное состояние своей девушки. Глаза Беллы остекленели, уверен, она совершенно не соображала, что происходит. Я позвонил Карлайлу, понимая, что не смогу оставить её одну в квартире, да и не хочу. Я слегка злился на дядю.

Карлайл заверил меня, что этого стоило ожидать, потому что организм Беллы приспосабливается к новым препаратам, к тому же она слишком мало весит. Меньше чертовых сорока пяти килограммов.

Я занес Беллу к себе, уложил в постель и пошел в её квартиру, чтобы забрать ТиКейТу. Было только девять вечера, и нужно было отвлечься чем-то от этого крышесноса, но как назло по телеку не было ничего стоящего. Так что я сел за пианино, извлекая пальцами отрывок, звучащий в моем разуме. Я ожидал, что Белла снова начнет сходить с ума после сеанса, но нет. Возможно, потому, что это были новые лекарства, или потому, что мы сократили время работы.



Я начал дуреть от игры, так как тот кусок никак не хотел складываться до конца. Я по-прежнему был чертовски дерганым, поэтому провел некоторое время над финансовыми документами, ведь сидеть без дела было просто невыносимо. Близился конец года, и я хотел убедиться, что мои деньги максимально удачно вложены и работают на прибыль, а не иначе, потому что мой финансовый консультант нес кучу непонятной пурги во время последней встречи.

Первый мой визит к нему был интересным, если не сказать больше. Он был весьма удивлен, что, несмотря на свою внешность, я не конченый мудак, и теперь мы были в весьма теплых отношениях. Новый год приближался на удивление быстро, и мне нужно было привести в порядок дела для новой встречи, желательно еще до поездки в Вегас. Оставалось всего несколько недель, и Белла все еще настаивала, чтобы ребята летели, а мы с ней ехали на машине. Элис же, напротив, загорелась идеей взять в аренду RV или чертов автобус. Мне-то, конечно, хотелось, чтобы все летели, потому что так я смог бы побыть с Беллой наедине, но думаю, что Элис не отступится и не оставит нас в покое. Может, только на время брачной ночи после их чертовой свадьбы.

Следующие несколько дней прошли без очевидного дерьма. Белла посещала занятия, и казалось, что она отлично справлялась, хотя ночи выдались не из легких. Как только она принимала таблетку, то почти мгновенно начинала что-то неразборчиво говорить, засыпая стоя. Карлайл сказал, что это какой-то мягкий анти-депрессант со снотворным эффектом, который поможет справиться со сновидениями, вернее с кошмарами, или как это еще назвать. Меня потряхивало от того, что ей до сих пор снились кошмары, и я не мог разбудить её, потому что Белла спала слишком крепко. Она кричала, бормотала что-то, пытаясь оттолкнуть меня, пока я крепко прижимал её к себе, стараясь успокоить. Эти жуткие сны были лишь верхушкой того стресса, который она переживала. Мы не делали перерыва после первого кусочка во время тату-сеанса, ведь она не рыдала в этот раз, задыхаясь и захлебываясь, не издавала больше тех душераздирающих звуков.

Я чувствовал облегчение и настороженность одновременно. Я ожидал от нее реакции, но не получил, и боялся, что что-то более глобальное случится потом. День сменял другой, а Белла так и не сорвалась. Было несколько волнительных моментов, потому что я продолжал контролировать её таблетки, а она хотела все взять в свои руки, но у меня хватило мозгов не позволить ей этого сделать. Белла была чертовой наркоманкой, хотя её таблетки и не являлись запрещенными препаратами, но у нее были большие проблемы с ними. Я был готов к её вспышкам гнева, если это была цена за контроль над приемом таблеток.

Был и еще один аргумент. Три дня спустя после сеанса я снова трахнул Беллу. Определенно, это был не лучший способ справиться с ситуацией, но секс отвлекал. В свое оправдание скажу, что Белла маячила по квартире в рубашке с длинными рукавами и без нижнего белья, так что было невозможно не реагировать. Я был очень осторожным, потому что тату еще болела, даже не начала толком заживать, и мне не хотелось повредить её.

Неделя прошла без особых волнений, я старался не расстраивать Беллу, а к воскресенью мне показалось, что она начала адаптироваться к новым препаратам. Она съездила к Карлайлу, и он был доволен таким явным прогрессом. И я охренительно радовался тому, что она поедет к нему еще через неделю, потому что все еще был на стреме.

Мы договорились, что следующий сеанс проведем завтра вечером, в понедельник, так как время уже поджимало. Эсме закрывалась в воскресенье пораньше, потому что становилось очень холодно. Я стал работать по воскресеньям, чтобы наши с Беллой смены совпадали, ну, и чтобы наверстать упущенное, таким образом, мы могли проводить вместе больше времени.

Я сидел на диване Беллы со своим ноутбуком, просматривая все то же финансовое дерьмо, но на этот раз для «Затмения», потому что именно я занимался этим после Элис. Как правило, мы собирались за пивом и крылышками или пиццей, чтобы обсудить, какое новое оборудование необходимо, сколько рекламы заказать, какие скидки и акции провести перед праздниками.

Белла сидела возле меня, печатая что-то, наверное, опять работала над тезисами. Новые таблетки были с одной стороны лучше старых, а с другой - хуже. Она принимала их перед сном, потому что они тут же валили её с ног, и, если не считать кошмаров, спала она часов восемь беспробудным сном. Я спал только с ней с самого первого траха, не важно, в своей постели или в её. Это слегка утомляло меня, потому что в последнее время я довольно часто просыпался от её кошмаров. Но я полагаю, что это дерьмо не может твориться с ней вечно. Я набил холодильник Ensure (п.п. Эншур) , и хотя Белла закатила глаза, когда я передал ей первую упаковку, ее аппетит был еще настолько слаб, что я сам бы влил это ей в глотку, если бы это было необходимо. Ну, я бы не зашел так далеко, но мог бы опять шантажировать её сексом, если б она начала упрямиться. Такой шантаж был очень эффективен.

Белла откинулась назад, и я развернул её ноги, потеребил пальчики, от чего девочка застонала тихонько. Я скосил глаза – она ухмылялась, глядя на меня, точно зная, что эти звуки приводят меня в определенное состояние, когда я хочу кое-что с ней сделать.

- Котенок, у нас обоих куча несделанного дерьма, - проговорил я серьезно, ну, по крайней мере, я старался быть серьезным, но майка Беллы задралась, и я увидел кусочек крыла, и это было жутко сексуально, поэтому мой тон оказался не таким уж убедительным.

Она прикусила губу, улыбнулась, пытаясь выглядеть невинной овечкой, но у нее ни хрена не вышло.

- О! Я забыла сказать, что купила новые туфли для Вегаса. Хочешь посмотреть? – Белла возбужденно подпрыгнула, и её сиськи тоже задрыгались.

Честно говоря, мне было насрать на её обувь, ну, за исключением тех трахни-меня-сапожек, которые она надела для приватного визита в комнату тату. Но я, конечно, не собирался говорить об этом Белле, особенно потому, что девочка действительно была воодушевлена и впервые не скорчилась от боли, говоря о поездке на свадьбу.

- Ага, конечно, - пожал я плечами, и Белла закрыла ноутбук, её глаза загорелись, она вскочила с дивана и побежала в свою комнату. Столько прыти из-за каких-то сраных туфель?

Я вернулся к финансовым отчетам, отметив, что отработал меньше часов, чем остальные ребята, даже если учитывать мои последние выходы в воскресенье. Это плохо. Нужно разобраться со своим дерьмом и вернуться в прежнюю форму. Я закончу тату Беллы, и надеюсь, что смогу больше времени уделять другим клиентам. Хотя, кого я обманываю, дело не только в её тату. Я хотел проводить с ней больше времени и после сеансов, и до, именно поэтому так подзабил на работу.

Белла готовилась к встрече с психотерапевтом на следующей неделе, которая, как я надеялся, пройдет хорошо. Карлайл и мне подыскал кого-то, и хотя я считал это дурацкой затеей, все-таки тоже решил пойти, хотя бы, чтобы показать дяде, что я не совсем уж пропащий. Знаю, мне нужно разобраться со своими тараканами, просто я не очень-то люблю трепаться с незнакомыми людьми о своей жизни, особенно о своем прошлом.

Я отвлекся на новейшие модели тату-пистолетов и пирсинг-колечек с драгоценными камнями для пупка Беллы и не заметил, как она вернулась в гостиную. Послышался глухой стук, и я поднял глаза и взглянул на её раскрасневшееся лицо, волосы, которые волнами падали на ноутбук, доставая даже до моих ног, когда она присела мне на колени. Я нахмурился, пытаясь понять, почему она выглядит такой... смущенной? Неуверенной?

- Так ты хочешь посмотреть? – спросила Белла очень серьезно с волнительным придыханием.

Я вскинул бровь, закрыл ноут, поняв, что дело пахнет керосином. И только сейчас я врубился, что Белла была абсолютно, блять, голой. Совершенно, нахер, голой. Я не заметил этого сразу из-за её волос и ноутбука, пока не закрыл его.

- Етить-колотить, - пробормотал я, а Белла слезла с моих колен и встала прямо напротив, потирая бедра друг о друга, от чего я вытаращился на её голенькую киску. Взглянув ей в лицо, я увидел застенчивую улыбку, а еще она нервно накручивала прядь волос на палец. Я застонал, потому что это было просто нечестно, ни хрена, ни разу. Ну, как вот ей удается стоять посреди гостиной, ни черта не прикрываясь, и при этом выглядеть невинно?

Я старался не поддаваться желанию прикоснуться к ней, потому что хотелось сначала полюбоваться, а уж потом заняться делом. Все еще слишком худенькая, но, даже несмотря на это, Белла была прекрасна. Я скользил взглядом по её груди, соскам, которые затвердели от прохладной температуры комнаты, и сапфировые штанги переливались в лучах от телеэкрана; тело Беллы слегка завибрировало, и она вся покрылась мурашками. Я облизнул губы, опустив глаза на её киску снова и ниже, на стройные ноги, ниже... ох, ебать... это что кексы?

- Во имя всего святого, Котенок, - я наклонился вперед, просунув руку между её лодыжками, заскользил вверх, раздвигая ноги Беллы так, чтобы втиснуть между ними мои. Я начал посасывать ее бедро, а мой палец уже поглаживал божью коровку, медленно двигаясь к ее киске.

- Тебе они нравятся? – почти простонала Белла, почувствовав, как я схватил её за задницу и начал тереться об её бедра носом.

- Я их, нахрен, обожаю, - громко выдохнул я, прижимаясь щекой к гладкой коже её лобка. Её ноги задрожали, и девочка вцепилась мне в волосы, пропуская их сквозь пальцы, слегка потягивая.

- Ты даже не взглянул на них... – она не договорила, потому что я прикусил кожу возле киски, очень нежно, чтобы не оставить лишних отметин. Хотя до этого у меня не получалось сдерживаться, исключая секс на стойке. Я прижал язык к её коже, водя шариком по чувствительной плоти, заставляя Беллу дрожать и хныкать.

- Я думаю, если бы ты так хотела показать их мне, то надела бы хоть что-нибудь, Котенок, - проговорил я, подняв голову и ухмыляясь, ловя её томный, сексуальный взгляд. Я провел пальцем по гладким складочкам, наблюдая, как Белла приоткрыла рот, издавая низкий стон.

- Эдвард, - простонала она, толкая мое лицо к своей киске.

- Ты чего-то хочешь, Котенок? – усмехнулся я, откинувшись назад, хотя Белла так и норовила прижать мою голову ближе, жестко дергая за волосы, пока я не зашипел от боли. Я немного раздвинул её ноги, и Белла взвизгнула, оттолкнув меня. Но я успел схватить её за запястье, прежде чем она попыталась удрать. Девочка снова взвизгнула, и я притянул её обратно к себе. Миллион поз пронеслись в моей голове... Чего я хочу? Чтобы она объездила меня на диване, или перекинуть её через подлокотник, или нагнуть над кофейным столиком...

Я переводил взгляд с Беллы на кофейный столик. Телек издавал звуки тяжелой музыки, тускло освещая странными оттенками красного и синего бледную обнаженную кожу Беллы в темной комнате. Я поймал свое отражение в огромных зеркалах, которые висели по обе стороны от телевизора. Мне всегда казалось очень странным подобное интерьер-решение. Это отвлекало меня от просмотра программ, и было немного стремно наблюдать, как мы с Беллой жуем попкорн во время фильмов. Но вот сейчас, крепко обнимая Беллу, я встал, прокручивая в голове кучу сценариев, где мог бы видеть её отражение в зеркале. Мое тело было уже почти готово взорваться от адского испепеляющего вожделения.

- Белла, - шепнул я в её волосы, прижимая девушку крепче к своей груди спиной.

Мои руки ласкали её грудь, перекатывая между пальцами пирсингованные соски, голова Беллы запрокинулась мне на плечо, и она прикрыла глаза, а я продолжал смотреть на её отражение. Её дыхание стало прерывистым и тяжелым, с краткими стонами; её пальчики скользили по моей руке, стараясь прижать нас друг к другу еще крепче. Второй рукой она провела по своему животу, замерла возле киски и прежде, чем я сообразил, что происходит, Белла скользнула пальцем в свои складочки. Я застонал и сжал её грудь сильнее, чем следовало. Она издала первобытный стон наслаждения, пока я наблюдал за исчезающими в глубине её бедер пальцами.

- Открой глаза, - потребовал я, поглаживая кончиком пальца её сосок, наблюдая, как моя рука ложится на её живот, потому что мне хотелось ощущать все, что она делает с собой. Белла повернула голову, и её глаза блеснули, а я кивнул в сторону зеркала. - Смотри.

Она взглянула в указанном направлении, издавая громкий стон, потому что я надавил на её руку, погружая пальчики глубже внутрь.

- Ты это спланировала? – спросил я, кивая на отражение в зеркале, потому что я бы определенно спланировал бы такую шалость сам, если бы Белла не опередила меня. Она кивнула, прикусив губку, отворачиваясь от меня, чтобы наблюдать за нашими руками, которые двигались между её бедер.

Я скользнул рукой по внутренней стороне её бедра, приподнял ногу и поставил на кофейный столик. И эта чертова туфля... я не могу спокойно смотреть на эту долбаную туфлю.

- Когда ты их наденешь? – спросил я, водя рукой вверх-вниз по её бедру, сжимая попку, наблюдая за своими пальцами в её киске.

- На свадьбу, - простонала Белла, отзываясь на поглаживания моих пальцев, пытаясь протолкнуть свои глубже внутрь. Я прижал её крепче и ввел свои два пальца, добавляя к её. Она судорожно вздохнула, потому что я растянул её слишком сильно, и убрала свои пальчики, облегченно выдохнув, подалась вперед, отчаянно застонав. Её нога соскользнула со столика, она вся затряслась.

- О, черт, Эдвард, пожалуйста.

- Если ты наденешь их на свадьбу, у меня вряд ли останется хоть крупица здравого смысла. Скорее всего, я буду трахать тебя прямо в часовне, пока Элвис будет венчать Джаза и Элис, - признался я, поворачивая ладонь, чтобы проникнуть глубже и заставить Беллу кончить с сумасшедшей силой. Мой большой палец заскользил по узкой щелочке её задницы. Она напряглась и слегка задохнулась, видимо, совершенно не ожидая такого поворота событий.

Девочка испустила сладкий стон, и я прижался членом к её заднице, невыносимо желая стащить штаны и ворваться в нее. И я обязательно так и сделаю после того, как увижу в зеркале её оргазм, конечно. Я снова толкнул в нее пальцы, и Белла потерлась об меня своей попкой. Она выпятила грудь, подняла руки, схватившись за мои плечи, закрыла глаза, пытаясь спрятать лицо, но это было невозможно.

- Я хочу, чтобы ты кончила, Белла, и хочу, чтобы ты видела это, потому что это самое охуенное, сексуальное зрелище, которое я когда-либо наблюдал, - прошептал я в её ушко, уже зная, что сделаю после. Тело Беллы напряглось, и она издала сдавленный крик, её пальчики порхали над клитором, а я продолжал двигать своими внутри нее. До знакомства с Беллой я не так ценил собственные пальцы, но она так сладко и горячо кончала от них, хотя любое дерьмо, которое мы творили с ней было безумно жарким.

- Чертчертчертчерт, - прерывисто выдыхала она, уронив руку с моего плеча, и вцепилась в запястье. Я заставил её повернуть голову и смотреть, как она кончает через зеркало.

- Так чертовски горячо, Котенок. Ты и понятия не имеешь, что я собираюсь с тобой сделать, - прошептал я ей на ухо, чувствуя, как тело Беллы обмякло в моей хватке.

Она всхлипнула, повернулась ко мне, скользнув губами по моей щеке, и нашла рот. Я целовал её медленно, но сильно, хотя все инстинкты просто требовали, нагнуть её и трахать, пока я не взорвусь, а потом опять, и опять, и снова. Каблук заскрипел по столику, и я слышал, как он царапает его, пока Белла кончала. По крайней мере, на этот раз, это не моя чертова тачка. Белла встала, убрала ногу со столика, свела колени вместе, отчаянно пытаясь устоять, хотя моя рука все еще была между её бедер.

Я все не мог оторваться от зеркала, но Белла разорвала поцелуй и пошевелилась в моих объятьях. Одной рукой она обхватила меня за шею, а второй провела по груди и ниже к животу, погладила мой член через джинсы. Если бы мой пенис был собакой, уверен, он бы тяжело дышал в её ладонь, готовый исполнить любой трюк. Она приподнялась, каблуки скрадывали разницу в росте, и мне не нужно было слишком сильно наклоняться. Я схватил её за задницу, зажав её руку между нашими телами, и жестко потерся.

Белла застонала, убирая ладошку от моего пульсирующего до боли члена, нырнула пальчиками под майку. Я погладил её по спине, поднимая руки, чтобы она смогла раздеть меня. Мы соприкоснулись обнаженной кожей, и её соски прижались к моей груди, что заставило мой член напрячься еще сильнее.

Она вздохнула, снова выводя пальчиками узоры на моей груди, уронила голову мне на плечо, слегка отодвинувшись, лишая меня такого желанного соприкосновения тел. Кончики пальцев обвели контуры тату, а я смотрел, как она все ближе подбирается к поясу штанов. Белла взглянула на меня, облизнулась, дернула пуговицу и расстегнула молнию. Она послала мне застенчивую полуулыбку, подмигнула. Она, блять, мне подмигнула и опустилась на колени.

Белла вытащила мой член, и он дернулся в её ладони. Девочка взглянула на меня и обвела языком головку. Я не соображал, какого черта происходит, но эта Белла, моя Тигра, была еще более горяча, чем когда-либо. Я, конечно, знал, что у нее где-то припрятана коллекция порно, которую она наотрез отказалась показать мне, так что я не имел понятия о её грязных фантазиях. Может, это просто банальная лайтовая хрень, типа той, что идет ночью по кабельному... я также знал, что у нее больше одного вибратора, они хранились где-то в её тумбочке, но я не знал, как часто она ими пользовалась, и сколько именно их в её коллекции. Хотя мне нравилось представлять, как она развлекается с ними дома, пока я работаю. Но эта Белла на коленях с моим членом в руке, облизывающая головку по кругу, была фан-ебать-тастической, и хотя я очень хотел быть нежным с ней сегодня, но боюсь, что не смогу.

Она сомкнула губы вокруг головки, и я почувствовал, как она слегка потянула штангу зубами.

- Господиблять, Белла, - простонал я, утопив ладонь в её волосах, стараясь не толкать член дальше в её рот, хотя мне очень этого хотелось. Она чуть подвинулась, отпуская меня, и лизнула.

- Ты видишь? - спросила она довольным голосом, а я аж зарычал.

- Что? – не понял я, потому что в принципе не вижу, я смотрю прямо на нее, и, блин, я хочу видеть больше.

Белла коснулась губами головки снова, и я посмотрел через её плечо в зеркало, встретив в отражении ее взгляд. Она еще подвинулась, снова наклонилась вперед, лаская мой член ртом, продолжая смотреть на меня в зеркало.

- Дерьмо, - зашипел я, когда она провела языком от основания до кончика, а потом втянула меня в рот. Белла вбирала мой член, а я продолжал смотреть, как он исчезает в ней, сначала наполовину, а потом и больше, пока головка не уперлась ей в горло. Мне хотелось смотреть одновременно и в зеркало, и на нее. Волосы Беллы струились каскадом по спине, закрывая большую часть её тату. Я протянул руку и намотал их на кулак, чтобы видеть всю картинку.

- О, черт, - простонал я, потому что это была самое жаркая вещь, лучше любой моей фантазии, которую только мог предложить мой больной разум. Головка выскользнула изо рта Беллы, качнулась, и она снова поглотила меня. Я потянул девочку за волосы, и она застонала, вызывая вибрацией массу ощущений, от которых я терял рассудок. Её руки на моем прессе, бледные, почти призрачные от контраста с моим расписанным телом; её спина, отмеченная моей рукой, мягкие округлости попки, стройные ноги, и она на коленях, словно молила меня о чем-то. И желание быть мягким с ней просто улетучилось.

Я направлял движения её рта, толкаясь глубже, ловя её стоны, чувствуя её пальцы, крепко сжимающие мои бедра. Я наблюдал через зеркало, как трахаю её рот. Я действительно трахал его. И ничего не было слаще этого. Она не просто делала мне минет, но позволяла контролировать её движения, задавать темп.

- Белла, - простонал я, взглянув на нее сверху вниз, встречая её взгляд, чувствуя, как она втянула меня еще сильнее, и я проник еще глубже. Мое тело напряглось, и волна огненного водоворота начала засасывать меня. И клянусь, я чувствовал, как пульсирую у нее во рту. Понимая, что сжимаю её волосы слишком сильно, я ослабил хватку, и её губы заскользили по всей длине медленнее. Белла обхватила мой член рукой, лизнула головку и подула на кончик, заставляя меня вздрогнуть. Я уже готов был извиниться, что повел себя как чертов придурок, но она улыбнулась мне, провела пальцами вверх-вниз, расставив ноги. Она тяжело дышала, её грудь вздымалась.

- Было хорошо? – на кой-то хрен уточнила она, как будто и так не было видно.

- Я не думаю, что «хорошо» – подходящее определение, Котенок, - я погладил её по щеке большим пальцем, провел им по заалевшим припухшим губам. Она втянула его в рот, покружив языком слегка, выпустила.

Я подхватил её за бока и потянул вверх, а она попыталась стянуть с меня джинсы, которые и так уже болтались в районе лодыжек. Белла пихнула меня в грудь, и я сделал шаг назад, к дивану, и снова она толкнула меня, заставляя сесть. По хорошему, Белла не могла уж так просто управлять моими движениями, но я был послушным, потому что она только что оформила мне порно-минет,о котором я мог только, блять, мечтать, и я еще и управлял ею, хотя она могла отказать мне в этом кайфе. Так что я безропотно сел. Кроме того, было интересно, чего она еще придумала.

Белла забралась на меня верхом, прижавшись киской к моему полу-вялому члену, который тут же среагировал и затвердел.

- Боже, я обожаю твой член, - выдохнула она, водя губами по моей шее, сначала нежно, а потом прикусывая. Белла продолжала двигать киской по мне, заставляя эрекцию становиться все более и более полноценной. Но ей и этого было мало, она просунула между нами руку и пристроила головку между складочек. Меньше минуты после минета, а я уже снова в полной боевой. Эта мысль показалась мне очень приятной, и я заулыбался.

- Чертовски гордишься сам собой сейчас, да? – хитро спросила Белла, огорошив меня до охуения. Сначала она доставляет мне оргазм в одни ворота, а потом еще отпускает едкие комментарии с сальной ухмылочкой. Я попытался сосредоточить взгляд на ней, но мой член скользил вдоль её горячей влажной киски, и это чертовски отвлекало.

- Ух... – только и выдавил я, не в состоянии произнести что-то более осмысленное, потому что смотрел, как мой член в её руке скользит по складочкам, и когда она проводила им по клитору, и когда издавала приглушенный стон на выдохе.

- О, боже, Эдвард, - проговорила она сдавленным голосом, и мой член задергался в её ладошке. Я, наконец, поднял глаза и понял, что Белла обернулась через плечо, к зеркалу. Она выгнула спину и приподняла попку, её груди прижалась к моей груди. Мой член скользнул к ее входу, и я облизнулся, предвкушая, что будет дальше... а ничего не было. Белла протолкнула меня чуть дальше, мимо поворота в рай.

Я не знал, что она затеяла, полагаю, она сама уже отошла от плана и просто следовала за своими инстинктами и любопытством. Но как бы то ни было, Белла направила мой член прямо между щечек её попки, застонав при этом чертовски громко. Я закатил глаза, очарованный этим звуком, и ощущениями, и отражением в зеркале.

- Белла, - проговорил я предостерегающе, потому что, блять, не так я себе это представлял. Не то, что мне не нравилась эта идея, она мне очень нравилась, но вот исполнение... я бы предпочел оказаться в более комфортном месте... Белла редко озвучивала свои желания, поэтому я настороженно относился ко всему происходящему. Полагаю, она готова пойти на это, потому что думает, что мне хочется. Мне хотелось, конечно. Но сейчас в этом не было ни капли смысла. И я сомневаюсь, что ей понравилось, даже, когда я гладил задницу пальцем. И там внутри еще и пальца-то не было, не говоря уже о члене.

Белла широко раскрыла глаза, глядя на меня, кусая губы, подавляя стоны, которые рвались из ее горла, пока она рассматривала мое лицо. Она прижала головку к попке, а потом заскользила ею обратно к киске, к клитору. И тут до меня дошло, что она просто экспериментирует. Я совсем не подумал об этом, потому что сам-то уже перепробовал все, что только связано с сексом. Но Белла, видимо, нет. И хотя по темпераменту она была Тигрой, но по опыту – все еще Котенком.

- Я тоже хочу посмотреть, - попросила она мягко, повернувшись ко мне лицом, и начала целовать, ища мой язык своим, похныкивая мне в рот. Белла не отпустила мой член, но тепло ее киски вдруг исчезло, и я прервал поцелуй, чтобы посмотреть, какого черта она чудит.

Белла заерзала, и вдруг развернулась так, что ее спина оказалась прижата к моей груди. Ебать меня... она хочет объездить меня как ковбойша, только задом наперед. И я понял, что означали её слова. Она тоже хочет смотреть.

Белла пристроила колени поудобнее. Эти чертовы кексовые туфли все еще были на ней. Я немного подвинулся, что было немного неудобно, но руки ей особо не понадобятся, а так она будет видеть все без помех. До меня начало доходить, что Белла - девочка со своим маленьким прибабахом: её игрушки, и спрятанное порно, и вот теперь зеркала. Если бы я сам не переделал кучу порно-дерьма до встречи с ней, то, скорее всего, был бы в шоке. Ну, я, в общем, и сейчас немного пребывал в нем, потому что – это же Белла, и я люблю её, даже если она и не в курсе. И я не знаю, где проходит грань, то есть, что я могу сделать с ней или для нее, или позволить ей что-то делать для меня.

Наши глаза встретились. Белла снова посмотрела на свою киску и опять скользнула моей головкой в свою попку и опять вдоль щелочки, вернулась к клитору, последний раз погладив его, прежде чем опустилась на мой член. Она застонала, чувствуя, как я заполнил её, а я сжал её бедра, кайфуя от того же. Мне пришлось крепко обнять её за талию, чтобы не позволить сразу начать двигаться, я просто хотел чувствовать её вокруг меня, хоть на минутку, чтобы потом оттрахать. Моя исписанная рука очень классно смотрелась на её бледной коже, которую я бы хотел изрисовать нежными красивыми узорами.

Я перекинул её волосы через плечо, чтобы видеть тату, мою тату. Поначалу я хотел обождать с позой сзади до окончания нанесения тату, но вид, как она сидит ко мне спиной, просто развязывал руки.

- Ты такая чертовски горячая, Котенок, - пробормотал я, целуя её шею, скользя шариком в языке по её плечу, чувствуя, как она дрожит от моих ласк. Мы снова встретились взглядами в зеркале, и я ослабил хватку, поглаживая её живот, накрыв пальцем клитор, слегка потер. - Я так люблю быть в тебе.

- Блять, - простонала Белла, не отрывая глаз от моих манипуляций с её киской. Мы оба смотрели, как мой блестящий мокрый член выскальзывает из нее, а потом снова медленно погружается.

Так трудно было сосредоточиться на чем-то одном, потому что уже только нахождение внутри сносило мне крышу. И Белла, которая с таким восторгом наблюдала скольжение моего члена в ней, движение наших тел в идеальном медленном темпе, плюс все ощущения. Я не чувствовал подобного никогда за всю свою жизнь, но хотел бы снова и снова повторять это с Беллой.

Было что-то такое в том, как моя татуированная рука лежала на её нетронутой чернилами коже, и это заставляло меня желать пометить собой каждую клеточку её тела. И тот факт, что спина, разрисованная мной, была так близко от моего лица, просто ломал всю мою броню. Я зарылся носом в Беллины волосы, когда она опять опустилась на мой член, трясь бедрами, выкрикивая мое имя снова и снова, кончая так сильно и так скоро. Я прошептал, что люблю её, понимая, что мой тихий голос потеряется среди её вскриков и музыки из телека, продолжая крепко прижимать её онемевшее тело к своему, пока она крепко стискивала мой ноющий член внутри.

Это было опасно: то, что я чувствовал с ней рядом, то, что не мог сказать, хотя так хотел. Это просто взрывало мне мозг. Я подтолкнул Беллу вперед, и она уперлась ладонями в мои колени и слегка приподняла попку. Я сжал ее, продолжая смотреть в зеркало. Белла уронила голову, пытаясь прийти в себя после оргазма, который только что отпустил, но я не был настроен на ожидание. Я хотелчувствовать ее, я хотел, чтобы она знала, каково это быть переполненным ощущениями и эмоциями, которые можно выразить только в диком трахе.

- О, боже, дерьмо, Эдвард, это слишком много, - простонала она, откинув голову назад, глядя на меня в отражении.

- Хочешь, чтобы я остановился, Котенок? – я сильно сжал её зад, а мой палец наглаживал место, где мы соединялись. Я практически выскользнул из нее, удерживая её, ожидая, когда она скажет мне, чего хочет. Я знал, что Белла ни за что не попросит меня остановиться, но мне нужно было сохранять контроль над своими рефлексами, потому что мои чувства и так уже полностью завладели мной.

- Нет, - простонала она, отбросив мои руки, и я позволил ей вести. Она опять опустилась на мой член и изогнулась, толкая его глубже.

- Трахни меня, - выдохнула Белла, вцепившись пальцами в мои бедра, - Пожалуйста, Эдвард.

Я помог ей приподняться, понимая, что её ноги должно быть уже устали. Белла опустилась снова, и я притянул её к себе крепче, прижимаясь торсом к её спине.

- Не волнуйся, Котенок, я еще не закончил, - проговорил я, целуя её в шею, слыша, как она всхлипывает, от чего мой член просто пульсировал.

Я прижал её к себе одной рукой, а второй перекинул её ножку, так что она оказалась между моих, и ступни заскользили по полу. Белла застонала, и этот звук был на пересечении наслаждения и боли, но я продолжал раскачиваться в ней, растирая бедра, потому что, видимо, от долгого сидения её ноги затекли. Я сделал то же самое и с другой ногой, все это время оставаясь внутри, но позволяя ей привыкнуть к новому положению. И у меня были совсем другие планы.

- Готова, Белла? – спросил я, хотя она даже не догадывалась, готова ли на самом деле к тому, чего я хотел.

Девочка кивнула мне в плечо, поворачивая голову, запуская пальцы мне в волосы, целуя мою щеку. Я нашел её рот своим, двигая губами медленно, мягко, стараясь контролировать свои эмоции, которые просто раздирали меня изнутри неуправляемым ураганом.

Я подвинул нас ближе к краю дивана, и Белла издала сдавленный крик, потому что я толкнулся глубже.

- Обожеблять, - выдохнула она, отодвигаясь, упираясь ногами в пол.

Я протянул руку и взял одну из восьми миллиардов подушек с дивана, бросил ее на пол, отпихнул ногой кофейный столик. Я порадовался, что он был крепким, потому что ему придется выдержать кое-что потяжелее кофе.

- Подушки для твоих коленей, Котенок, - тихо проговорил я ей на ухо, и Белла задрожала. Я спустил нас на пол, оставаясь в ней, и девочка послушно встала на колени. Я поймал руку, которой она терзала мои волосы, нежно отодвинул ее, целуя шрамики на ладони, давая понять, что люблю её со всеми несовершенствами. Я провел пальцами и по второй руке, заставляя Беллу упереться ими о кофейный столик. Она схватилась за край, подняла голову, чтобы видеть нас в зеркале. Я откинулся и провел рукой по её спине, вниз и снова вверх, приподнял попку Беллы, чтобы я смог устроиться на коленях позади нее.

Её дыхание снова стало прерывистым, пока я ласкал еще не заполненные цветом прорехи в крыльях. Завтра, я сделаю это завтра и надеюсь, девочка справится с воспоминаниями и сможет освободиться от своей боли. Я сделал первый пробный толчок, и Белла задохнулась, мотнув головой.

Я медленно выскользнул из нее, наблюдая за своими движениями, сжимая её бедра. Дав ей секунду, чтобы поднять голову, я резко ворвался обратно внутрь. Она снова дернула головой и потрясенно выкрикнула: «Блять!..» Я снова толкнулся в нее, так же сильно, и Белла вцепилась в кофейный столик так, что костяшки пальцев побелели от напряжения. Я замер внутри, погладил её по рукам и по животику, и между грудей, прижимаясь губами к спине.

- Так слишком сильно? – спросил я, сквозь музыку, которая все так же продолжала играть из телевизора.

Белла покачала головой. Волосы скрывали её лицо. Я аккуратно ущипнул её сосок.

- О, черт, да, Эдвард... так хорошо, - выдохнула она, подняв голову.

Я снова выпрямился, продолжая двигаться плавно наружу и резко внутрь.

Я не мог прекратить касаться её, лаская руками спину, терзаясь болезненным желанием потянуть девочку за волосы. Я оставил одну руку на её талии, а вторую запустил к её промежности, там, где я двигался в ней. Белла застонала, когда я легонько погладил её тугую щелочку. Она слегка отодвинулась, отпустила столик, уронив руки на пол. Она вцепилась ладонями в свои колени, прижалась к ним лбом, постанывая и ругаясь, не находя сил посмотреть в отражение, слишком захваченная тем, как я трахал её. Я легонько, будто перышком, водил пальцем по щелочке в её заднице . Я не хотел напугать её, но мне чертовски хотелось оказаться внутри, пусть даже не членом, но хоть как-то, и желательно сегодня.

Белла уперлась в пол одной рукой, а второй накрыла то место, где был мой член, чувствуя, как я двигаюсь внутри, вонзаюсь в нее, и я так охерительно близок к краю. Она начала теребить свой клитор, поскуливая «трахай меня», приближая свой пик. Белла резко откинулась назад, дрожа всем телом, кончая. И я сделал совершенно дикую вещь. Вытащив на секунду из нее свой член, я собрал большим пальцем с него смазку Беллы, снова вошел в нее, а палец протолкнул в тугую попку. Белла задохнулась, издавая высокий пронзительный стон, взглянула на меня, встретив мой почти-извиняющеийся-очень-нахрен-придурошный взгляд в зеркале. Черт возьми, мой член в её киске и мой палец в её заднице были просто верхом эротического кайфа.

Белла пробормотала ругательства, сильно кончая, содрогаясь в моих руках, и рухнула на пол, тяжело дыша и постанывая. Я вынул палец из её попки, накрыл её тело своим. В этой позиции было немного жестче, но я и так уже был на грани оргазма.

- Я не должен был этого делать, - прошептал я, убирая волосы с её лица, целуя плечики.

- Нет, - покачала головой Белла и снова застонала, ощущая, как я снова двигаюсь в ней, стараясь быть нежным, потому что и так уже позволил себе слишком много. Придурошный оболтус.

- Мне понравилось, - тихо проговорила она.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.