Сделай Сам Свою Работу на 5

Глава 22 – И извержение вулкана. 9 глава

- Даже не смей прикасаться ко мне, ты, больной ублюдок. Ты следишь за мной, да? Ты ехал за нами, когда мы возвращались домой из магазина? Ты постоянно сидел в машине, ожидая, когда я вернусь домой? А ты знаешь, что на парковке установленные камеры, которые снимают, что происходит на дороге? Интересно, как отнесутся в полицейском управлении Чикаго, когда узнают, что один из их офицеров преследует дочь погибшего шефа полиции? По-моему, это и так ясно. При том внимании, которое привлекла к себе авиакатастрофа, людей очень заинтересует, какого ляда ты проводишь столько времени у моего дома, - я кричала на него, потому что только так могла скрыть дрожь в голосе. Я выплевывала слова сквозь стиснутые зубы. Он прищурился и ухмыльнулся мне. – Ты прикасался ко мне, - напомнила я ему.

Он захлопнул рот, повернулся к своей машине и, ворча себе под нос, направился к ней. Я судорожно выдохнула, боясь, что ничего еще не кончилось, что все может обернуться даже хуже. Джеймс что-то сказал Эдварду, от чего его тело напряглось. Я хотела подбежать к нему, удержать его от непоправимого. Но мое тело не слушалось меня, я могла только ждать, пока Эдвард подойдет ко мне; меня тошнило и потряхивало. Он потащил меня к пассажирской двери Ауди и втиснул в машину. Не говоря ни слова, сам забрался внутрь, завел двигатель и тронулся с места. Всю дорогу Эдвард ни разу не превысил скорость, чего никогда не делал раньше.

Мы не обменялись с Эдвардом и парой слов: он не задавал мне вопросов, а я ничего ему не рассказывала и практически не плакала, когда мы приехали домой – он казался таким опустошенным, таким разбитым, что я не позволяла себе слабость. Круги под глазами, отсутствующий взгляд, и все из-за меня. Я пыталась показать ему, как сильно беспокоюсь о нем, как много он для меня значит, что я не виню его в том, что случилось, но он казался совершенно потерянным. Я мягко поцеловала его и почувствовала, как его эмоции, пронизывающие саму суть его существования, проникают в меня. Мы были соединены друг с другом так, что и представить себе невозможно. Это пугало и поражало.



Я соврала ему, сказав, что ничего не произошло, что я в порядке… По правде говоря, не произошло ничего, в физическом плане, с чем бы я не могла справиться. Но, если бы он узнал, что говорил мне Джеймс, какие извращенные слова вылетали из его рта, то гонялся бы за ним до тех пор, пока бы не убил, не моргнув глазом, не думая о последствиях, о том, что я останусь без смысла жизни. А этим я не могла рисковать.

Когда мы пришли к нему домой, я отказалась сразу идти спать, боясь, что меня накроют кошмары, потому что принятые мною таблетки уже почти закончили свое действие, и я знала, что Эдвард не будет особо счастлив видеть, как я снова принимаю их. Я понимала его беспокойство по этому поводу, потому что сама переживала, что подсела на них сильнее, чем следовало, чем он подозревал. Не помню, как заснула; последним воспоминанием были руки Эдварда, которыми он прижимал меня к себе, бормоча что-то непонятное. Я погладила его волосы, засыпая, чувствуя, как он уткнулся мне носом в шею, а его горячее дыхание опаляло мое плечо.

~*~

Утром меня разбудил телефонный звонок Элис. Все болело. Сильно болело. Мои ноги, руки, спина, задница и - о, Боже - моя киска. Все было примерно в одном и том же ноющем состоянии. Все-таки это была далеко не лучшая идея - трахаться с Эдвардом три раза за день после восьмимесячного воздержания и использования вибратора, который не шел ни в какое сравнение с членом Эдварда ни по длине, ни по обхвату, тем более, что сам Эдвард, казалось, мог двигаться вечно. Но я хотела его, даже сейчас, хотя по логике вещей, именно сейчас я ни при каких обстоятельствах не могла получить и толику удовольствия. Но я скучала по ощущению его внутри меня и молилась Богу, в которого не верила, чтобы у меня все зажило как можно быстрей, и я вновь могла почувствовать его там.

Я быстренько приняла душ и осмотрела в зеркале свое тело, проверяя состояние синяков на бедрах. У меня появились новые на ногах и руках. Я не знала, откуда они взялись и почему, лишь с облегчением подумала, что, если они есть и на спине, то там их, по крайней мере, скроет тату. Я выпила одну таблетку Лоразепама, надеясь, что этого хватит, чтобы пережить сегодняшний день. Прием чересчур большого количества лекарств в последнее время уже становился проблемой, о которой я не очень-то хотела думать. А с каждым проходящим днем мне все труднее было скрывать от Эдварда свою тайну, тем более сейчас, когда я знала, что Эсме её знает.

Эдвард нахмурился, посмотрев на мою шею. Да, она была не в лучшем состоянии, но я же сама напросилась, поэтому нисколько не расстроилась. А потом, мне действительно, действительно понравилось, когда он укусил меня. Только одна мысль, одно воспоминание о его губах, зубах и языке на моей шее заставило все мое тело воспламениться от желания. Но я постаралась погасить этот огонь, зная, что еще пару дней оно не будет удовлетворено.

Эдвард мягко поцеловал меня и сказал, что сегодня сделает мне ключ от своей квартиры. Не знаю, почему меня это так удивило. У него же были мои. Наверное, из-за его ОКР. Я немного переживала, когда находилась у него. Не дай Бог, сделаю что-то, что ему не понравится. Я же часто видела, как сжимаются его скулы, или подергиваются пальцы, когда прикасалась к некоторым вещам.

Элис вытащила меня из квартиры Эдварда, и он забавно смотрел на меня, когда исчезал за закрывающимися дверьми лифта. Я почувствовала синдром отмены. Все мое тело начало болеть на каком-то клеточном уровне, слегка паникуя от того, что его не было рядом. Я глубоко вздохнула и улыбнулась Элис, которая с интересом смотрела на меня, будто ведя внутренний диалог. Потом она потянулась, откинула мои волосы за плечи, открывая шею, и начала разглядывать укусы на ней.

- Ради всего свято, Белла, он что думает, что он вампир? Надо сказать Эсме, чтобы она прекратила давать ему читать всю эту эротическую муть. Имей в виду, что на моей свадьбе мы сделаем тебе прическу, и твоя шея будет открытой, так что тебе придется использовать тонны маскировки или заставить Эдварда держать его зубы при себе.

Я пожала плечами.

- Я сама его попросила, ну, это было…

Она изумленно посмотрела на меня и подняла одну бровь. Эдвард делал так же. И я поняла, как они были похожи и манерой поведения, и мимикой лица. Словно кровные родственники. Наверное, потому, что они были очень близки. Я подняла руки, сдаваясь.

- Хорошо, хорошо, я просила только один или два раза. Но Эдвард есть Эдвард. А я и не возражаю, не считая того, что больше не могу собирать волосы в хвост… Но мне чертовски нравится… - пробормотала я, смущаясь, что признаюсь ей в этом.

- О, Господи, да я знаю, - практически простонала Элис. – Джаз тоже так делает, если бы ты видела мои бедра. И именно поэтому ему приходится носить длинные волосы.

Вообще-то, я смотрела на свою обувь, но тут моя голова непроизвольно поднялась, и Элис дьявольски ухмыльнулась мне. Боже, они с Эдвардом похожи как две капли воды.

- Элис, - воскликнула я.

- Серьезно, Белла. Я видела тебя голой, да я, прости меня Господи, трогала твою киску. И ты должна мне рассказать в подробностях о том, что происходит у тебя с Эдвардом в постели, потому что мы все делаем ставки на вас, и я хочу быть уверена, что побеждаю. Я нашла классное белье, которое подходит к тому, с кексами. Я думаю, что Эдварду оно очень, очень понравится, - Элис на секунду замолчала, вынимая из сумки телефон, когда двери лифта открылись. – И я еще хотела спросить тебя, как ты относишься к связыванию? - она выжидающе смотрела на меня. Я закашлялась, понимая, что Эсме и Роуз стоят у стойки, разговаривая с охранником - сегодня это не был Маркус, - который очевидно слышал последнее предложение Элис.

Не-Маркус выглядел так, словно его глаза вот-вот выпадут из орбит; он кивнул мне и посмотрел на Элис. А Роуз и Эсме еле сдерживались, чтобы не расхохотаться. Да, уровень зрелости этих дам когда-нибудь сведет меня с ума.

Элис видимо подумала, что я не поняла её, и продолжила говорить, пока мы подходили к Эсме и Роуз.

- Ну, знаешь, я имею в виду наручники, завязанные глаза и прочую муть. Не кнуты с цепями… Хотя, судя по твоей шее, может быть, ты еще та штучка, - Элис широко улыбалась, когда мы остановились прямо около охранника, который выглядел так, словно выиграл в лотерею.

- Мне нравятся наручники, - проговорил он, и когда мы все вчетвером взглянули на него, он покраснел и смущенно улыбнулся.

Элис закатила глаза.

- Конечно, нравятся, Райли, потому что ты – мужчина и извращенец, так что ничего удивительного.

- Оооооох, а ты рассказала ей про белье? Это будет нашей первой целью! Нам нужно сделать еще одну фотосессию, Белла, у нас готова только половина альбома, - Роуз схватила меня за руку и потащила по направлению к двери.

- Я готов помочь вам с фотосессией, - прокричал нам Райли.

- Хорошо, что тебя не слышал Эдвард, - ответила ему Элис. – А не то он бы оторвал твои яйца и скормил бы их тебе.

- Да я пошутил! – нервно воскликнул он, и мы покинули помещение.

Я чувствовала себя почти нормально, несмотря на всю абсурдность нашего разговора, когда мы шли по парковке. Словно меня окружала моя семья. Мы проходили мимо машины Эдварда, когда Роуз схватила меня за руку и посмотрела мне в лицо:

- Черт подери, Белла. Почему ты не сказала нам, что вы вчера попали в аварию? – она явно обратила внимания на повреждения автомобиля.

- Ммм, мы не… это не… Я… - я запиналась, совершенно не зная, что сказать. Роуз посмотрела на меня, потом на машину, потом опять на меня, словно пытаясь соединить воедино мое покрасневшее лицо, широко раскрытые глаза, локальные повреждения на капоте драгоценного автомобиля Эдварда.

- О. Боже. Мой. Никогда бы не подумала, что ты на это способна, Белла. Думаю, что ты - идеальная женщина для Эдварда. Как будто в этом кто-то сомневался! Нет ничего на свете, что Эдвард любит больше, чем свою машину, а теперь взгляните на это… - говорила Элис, подтаскивая Эсме к капоту и указывая на царапины, которые оставили мои каблуки. Там было еще несколько вмятин. Я даже представить себе не могла, во сколько Эдварду обойдется ремонт, и стояла, смущаясь Эсме. Ведь то, что происходило на капоте прошлой ночью, теперь всем было совершенно очевидно.

- Ну, теперь ясно, что Эдвард нашел то, что он любит больше своей машины, - мягко сказала Эсме.

Все мое тело онемело, будто его погрузили в ледяную воду.

- Эдвард не любит меня, - уверенно проговорила я жестким голосом. – Пойдемте.

Я посмотрела на качающую головой Роуз и поняла, что не должна была видеть этот жест, потому что, как только она осознала, что я смотрю на нее, обняла меня за плечи, улыбнулась и с силой начала подталкивать меня в сторону своего автомобиля, пока не поняла, что мы все туда не уместимся. Элис вынула связку ключей и кинула их Роуз.

- Эмметт дал их мне, когда я зашла к нему по пути в квартиру Эдварда. Он сказал, что доверяет её только тебе, - Элис ухмыльнулась, увидев, как загорелись глаза Роуз. У нее в руках были ключи от Хаммера.

Я тихо сидела на переднем сиденье, пока мы ехали по шоссе, стараясь не думать о том, что сказала Эсме. Эдвард не мог любить меня. Я даже не хотела тешить себя надеждой. Потому что это означало, что мне самой придется разбираться в своих чувствах по отношению к нему, а этого мой мозг не вынесет.

Я заставила себя сосредоточиться на Элис и её свадьбе. Мы купили платья и украшения, нашли по паре туфель, идеально подходящей каждой из нас, выбрали рождественские подарки, перемеряли кучу белья, причем Элис и я намного больше, чем Эсме и Роуз. А Эсме удивила меня, купив пару таких комплектов, к которым, я думала, она и близко не подойдет. Было несколько моментов, когда от окружавшего меня хаоса, от толп людей, жаждущих ухватить как можно больше всего по приемлемой цене, мне становилось не по себе, и воспоминания о том безумии, которое творилось, когда меня доставали из горящего самолета, накатывали на меня. Тогда я садилась на ближайшую скамейку и писала Эдварду, который прислал мне не меньше десяти сообщений в течение дня. Большей частью проверяя, все ли со мной хорошо, и упрашивая не отсасывать Элис и Эсме. Я не очень понимала, что это значит, поэтому отвечала, что я в порядке, чтобы успокоить его. Когда я написала ему, что мы направляемся в Victoria’s Secret, он направил мне список вещей, которые хотел бы видеть на мне.

Элис, не прекращая, говорила о поездке в Вегас. Она настаивала на том, что мы должны ехать все вместе, и даже узнала цены на аренду машины. Я пыталась убедить её, что это был не очень хороший план, что они должны лететь, и мы встретимся в Вегасе. Эсме и Карлайл собирались лететь на собственном самолете – у меня буквально взрывался мозг, когда я думала об этом – но это было разумным. Я решила, что мне нужно обсудить все с Эдвардом и попытаться убедить его, что есть более приемлемый выход. Потому что Элис и Эдвард обычно прислушивались друг к другу, несмотря на то, что оба были чертовски упрямыми.

Я позвонила Эдварду из Хаммера, когда мы были в десяти минутах езды от дома, и он сразу же ответил.

- Скажи мне, что ты едешь домой, потому что, если они еще таскают тебя по магазинам, я сам приеду за тобой. Ты ела сегодня? Устала? Как себя чувствуешь? – он выпалил все эти вопросы, не давая мне вставить и слова. Я слышала, как шарик в его языке стукнулся об «укус змеи», когда он замолчал, ожидая моих ответов.

- Я возвращаюсь, да, я ела, да, я устала, и я в порядке, - я улыбнулась Роуз, которая смотрела на меня в зеркало заднего вида, ухмыляясь и подмигивая мне.

- Ох, отлично… Ммм, а когда ты ела? – спросил он.

- Ну, не помню точно, в районе двух? – ответила я, хотя это прозвучало больше как вопрос, чем как утверждение. Я посмотрела на Эсме, которая сидела рядом и писала Карлайлу. Она подняла голову, кивнула и продолжила нажимать кнопки.

- Белла, сейчас половина, блять, восьмого, и ты не поела, когда уходила! Черт, - он пробормотал что-то еще, вроде «заботиться о тебе» и пары ругательств, а потом продолжил: - Что ты хочешь на ужин? Я закажу, только не говори, что суши, это нифига не еда, и я проголодаюсь минут через десять после того, как съем их.

- Ну, хорошо, - медленно проговорила я, не понимая как реагировать на его идиотское настроение. – Может быть, что-нибудь тайское или индийское?

- Да, ладно. Я позвоню в то место, которое тебе нравится. Дверь будет не заперта, поэтому сразу заходи, - он опять пробормотал что-то, я разобрала только «злой» и «тебя».

- Что? Я расстроила тебя? Но я же не нарочно… - сказала я тихим голосом. Я почувствовала, как на мои глаза наворачиваются слезы, и посмотрела в окно. Было такое ощущение, что меня отчитывают родители за то, что я допустила ошибку. Этот поход по магазинам хоть и был прикольным, но уж очень изматывающим. И сейчас я просто хотела побыть с Эдвардом. И мне было плохо и тревожно от того, что я сделала что-то не так и этим расстроила его.

- Что? Почему ты думаешь, что я злюсь на тебя? Нет, я знаю, что ты не нарочно, просто… я не злюсь, Котенок, - он звучал очень растерянно.

- Но ты сказал, что ты злой? – прошептала я в трубку.

- Что? Когда? Кто это сказал? – вот теперь он действительно разозлился.

- Не обращай внимания, я просто не так поняла, - проговорила я быстро, пока он совсем не разошелся. Потому что он будет потом долго успокаиваться. Хотя не все последствия его злости были такими уж неприятными…

- А, ну, ладно, увидимся через несколько минут, - и он отключился, как только услышал мое «пока». Я заерзала с телефоном в руке, чувствуя, что что-то происходит прямо у меня под носом, а я не вижу этого. Я нервничала, словно мне предстояло пройти по минному полю, и хотела принять еще одну пилюлю Лоразепама, но в течение дня я съела три, уже много. Я знала, что Эдвард едва сдерживается, когда видит, как я поглощаю таблетки, и сегодня мне хотелось бы избежать этого разговора.

С Эсме мы расстались прямо на парковке и, нагруженные покупками, поперлись домой. Я бросила пакеты у себя в квартире - там было несколько подарков для Эдварда, и я не хотела, чтобы он их видел, - а потом направилась к Эдварду. Я уже собиралась постучаться, но вспомнила, что он сказал, что не будет запираться, поэтому просто медленно приоткрыла дверь и прокричала, чтобы предупредить его о моем приходе. Мне казалось, что застать его врасплох – не лучшая идея.

ТиКей бросилась ко мне, скользя по паркету, и уткнулась в ноги. Я подняла её и прижалась к ней подбородком, переживая, что завтра мы повезем её к ветеринару. Конечно, это было необходимо сделать. Она все еще была маленькой, как котенок, но её черты уже больше напоминали кошку. И еще я так же, как Эдвард, хотела быть уверенной в том, что она здорова.

- Эдвард? – прокричала я еще раз, до меня донесся какой-то небесный запах, нет, не еды. Я пошла на него, он напоминал… кексы? Аромат становился сильнее по мере того, как я приближалась к спальне. Я вошла внутрь. Комната слабо освещалась лампой на прикроватной тумбе и светом, сочившимся из ванной. Тихо играла музыка. Что, черт подери, Эдвард здесь делает? Я крикнула в третий раз, и опять не последовало ответа. В груди зародилась паника, когда я вспомнила прошлую ночь, Джеймса, его слова и угрозы. Эдвард не запер дверь, а Джеймс был копом и мог беспрепятственно войти в здание.

Я бросилась в ванную и толкнула дверь. Она с силой ударилась о стену. Я глубоко вздохнула, понимая, что с Эдвардом все было в порядке. Это я - параноик, до чертиков испугавшийся за него.

- Господи Иисуси, Белла, что черт… - он остановился, увидев выражение моего лица, на котором, скорее всего, смешались страх и облегчение. – С тобой все нормально? Ты белая, как полотно, - он в три шага пересек комнату и обнял меня за талию. Как раз вовремя, потому что мои ноги не держали меня.

- Я думала… ты не отвечал… я думала, что с тобой что-то случилось. Это глупо, не знаю, почему я так подумала… - я потрясла головой, проводя руками по его плечам, татуировкам, гладкой теплой коже.

- Все хорошо, Котенок, все прекрасно, просто ты испугала меня, - он погладил мою спину и поцеловал меня в макушку. – Еду привезут только через час. И поэтому я подумал, что ты захочешь немного расслабиться... – он замолчал, его руки двигались по моей спине вверх и вниз.

- Что? – удивленно спросила я, а потом подняла голову и огляделась. Запах кексов определенно шел отсюда: вокруг джакузи были расставлены горящие свечи, скорее всего, они из того же магазина, что и мой лосьон для тела. – Ты это сам сделал? – недоверчиво спросила я, тут же отругав себя за свой гребаный язык, поскольку не смогла скрыть скепсис в голосе.

- Ну, мне Джаспер помог, а Элис купила свечи, ты же знаешь, как я отношусь к этому дерьму… а их еще и не доставили вовремя… - он нервно пробежался пальцами по волосам. – Хочешь принять ванну? Я купил английской соли. Я ж понимаю, что у тебя не хило болит там после сегодняшней ночи, и вчерашнего утра, и траха на капоте… - Эдвард всегда говорил несвязанно, когда нервничал.

- А ты присоединишься ко мне? – спросила я, глядя на него снизу вверх, облизывая губу. Мысль о нем, мокром и голом в ванной, зажгла во мне огонь, который сконцентрировался у меня между ног, и я прижалась к нему бедрами.

- Я не буду трахать тебя, - сказал он сквозь зубы, а я почувствовала, как твердеет его член.

- Я знаю, - кивнула я, потому что действительно знала, что, несмотря на сильное желание, я не могла принять его сегодня. Иначе стану недееспособной на неделю или больше. Я лучше подожду, пока восстановлюсь, иначе не смогу заниматься сексом с Эдвардом больше недели.

- О, о’кей, тогда… да, - кивнул он, проводя языком по губам, а руками по моим бедрам.

Я вытащила рубашку из джинсов и стянула её через голову; кадык Эдварда подпрыгнул, он на секунду прикрыл глаза и тяжело выдохнул. Его пальцы пропутешествовали по моей спине и расстегнули лифчик. Эдвард стянул его по рукам и бросил на пол. А потом потянулся к пуговице на джинсах, расстегнул её и потянул молнию вниз. Он опустился на колени и начал стягивать с меня джинсы - его руки скользили по моим ногам. Он подождал, пока я обхвачу его плечи, чтобы удержать равновесие. Я подняла одну ногу, затем вторую, освобождая себя от брюк. Он прильнул губами к моему животу, руки гладили мои ноги, останавливаясь у изгиба моей задницы. Он вздохнул, когда я запустила пальцы ему в волосы, и стянул с меня трусы. И вот я стояла перед ним полностью голая.

Стоя обнаженной перед Эдвардом, освещенная мягким светом свечей, без всяких намерений заняться сексом, я ощущала себя совсем по-другому, очень уязвимо. Он провел носом по моему бедру, проскользил губами чуть ниже моего пупка, вызывая жар в тех местах, где он дотрагивался до меня. Я тихо простонала, мое дыхание ускорилось, а пальцы сжали его волосы.

- Ммм, прости, - пробормотал он и встал, снимая майку и джинсы, но оставляя боксеры. Я потянула за них, но он пальцами ухватил мои запястья, ухмыляясь мне, хотя в его глазах не было и маленькой усмешки. – Не думаю, что это хорошая идея, Котенок.

- Но ты же не можешь забраться в них в ванну, - нахмурилась я, все еще пытаясь ухватиться за резинку. Эдвард фыркнул:

- А почему нет?.. Знаешь, у нас тут существует какое-то магнетическое притяжение между твоей ручкой и моим членом. Поэтому я буду в боксерах.

Он прильнул ко мне в целомудренном поцелуе и потянул меня на себя, а сам попятился по направлению к ванне. В ней бурлила вода, и что-то плавало на поверхности. Я поняла, что это масло в виде фигурок маленьких кексиков – конечно, Элис постаралась. Он помог мне залезть в ванну, хотя я и сама могла это сделать, и прошипел, проводя рукой по моему боку, ребрам - наверное, увидел новые синяки, которые я не разглядела. Я присела. Вода была почти горячей, и меня тут же начало клонить в сон. Эдвард скользнул позади меня, обнял меня за талию и притянул к себе. Я положила голову ему на грудь, а он отбросил волосы мне на плечо так, чтобы его губам открылся доступ к моей шее.

- Черт, это выглядит хреново, - сказал он мягко, виновато проводя губами по моей коже.

- Ммм, ну, зато ощущения очень приятные, поэтому каждый раз, когда захочешь, чтобы моя шея выглядела ужасно, и почувствовать себя виноватым, добро пожаловать, - я провела рукой по его икрам, легко, стараясь не распалять ни его, ни себя. Поэтому что в этом не было никакого смысла.

Несколько минут мы лежали молча, лишь музыка, которую я не узнавала, наше дыхание и звук бурлящей воды.

- Белла, я хотел бы поговорить с тобой о твоем сеансе по нанесению тату завтра, - вдруг заговорил Эдвард, выдергивая меня из дремы. Я даже не понимала, что засыпаю.

- Хмм, хорошо, - кивнула я и повернула к нему голову, чтобы поцеловать скулу. Его руки медленно скользили по моим бокам, ребрам. Я забеспокоилась, что они так выпирали. Его пальцы отмечали каждое ребро, я и не замечала, что настолько сильно похудела.

- Я не думаю, что смогу закончить тату завтра, - нерешительно проговорил он, его губы двигались по моей щеке.

Я быстро села, скользнув по его ногам, и слегка повернулась к нему до того, как Эдвард смог схватить меня и прижать к себе.

- Что? Почему? Я же ничего такого не сделала, ты должен закончить, мне нужно, чтобы ты закончил, Эдвард! - в моем голосе слышалось напряжение, я поняла, что близка к истерике.

Раньше я волновалась по поводу завершения татуировки, потому что думала, что Эдвард оставит меня, как только закончит, как только последняя капля чернил будет вбита мне под кожу. Но сейчас все изменилось. Вместо этого я надеялась, что, как только татуировка будет закончена, находящийся во мне демон покинет меня, и я смогу двигаться дальше по жизни, не погибая постоянно под гнетом чувства вины и отвращения к самой себе.

Я попыталась расцепить его хватку, и он с легкостью поддался, скорее всего, беспокоясь, что, если будет крепко удерживать меня, то оставит еще больше синяков. Да, вероятно, так оно и было. Я повернулась лицом к нему, от резкого движения вода перелилась через края и расплескалась по полу. Я оседлала его, пытаясь схватить за плечи, но из-за масла руки постоянно соскальзывали.

- Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста… - стонала я, сдавлено дыша. Я обхватила руками его лицо. – Пожалуйста, ты должен закончить, - молила я.

- Котенок, а ну-ка успокойся, у тебя приступ паники. Я закончу её, я, блять, обещаю, - в его глазах была могильная печаль, когда он погладил мою щеку, обнял рукой за талию и притянул к себе, зарываясь лицом в изгибе моей шеи. – Дыши, Белла, просто дыши, - пробормотал он, крепко удерживая меня, пока я хватала ртом воздух, ужасаясь, что завожусь буквально за доли секунды.

- Прости, прости, мне так жаль, - говорила я между икающими вздохами.

- Посмотри на меня, - сказал Эдвард, удерживая мое лицо так, чтобы я смотрела ему прямо в глаза. – Я обязательно закончу тату, Белла, но не завтра. Тебе херово, и каждый раз, когда я работаю над ней, ты срываешься, и эти срывы становятся все хуже и хуже. Ты жрешь кучу таблеток, а в день сеанса увеличиваешь дозу. И последующие три дня просто не можешь нормально функционировать. А вчера ты так обдолбалась, что чертовски напугала меня. А еще это, - он махнул рукой между нами и отвел взгляд, сжав скулы и закрыв глаза, а потом резко выдохнул. – Мне нужно было подождать, не стоило трахать тебя, я не знал, что все будет так, я, блять, не знал, что… - он сильно помотал головой, и его взгляд опять вернулся ко мне. Эмоции в нем ошеломили меня, я опять с трудом задышала. Он прижался ко мне губами, нежно целуя меня. – Ты мне нужна, неужели не понимаешь? Я не могу видеть твои срывы, как в прошлый раз. Я схожу с ума, Белла! Поэтому сеанс будет короче. Я остановлюсь тогда, когда посчитаю нужным, и это не обсуждается.

На его лице отражалась боль, когда он большими пальцами гладил мои скулы. И я поняла, что крепко сжимала их.

- Но она должна быть закончена к Рождеству, и, если ты не сделаешь все завтра, тогда мы не закончим вовремя… - пробормотала я. Меня наполнил абсурдный страх, что я не переживу праздники, если он не доделает тату. Глупо, неразумно, но ужас этой мысли пронизывал все мое тело.

- Закончим, мы сократим перерывы между сеансами за счет расположения сцен. В этот раз я сделаю две, а где-то через неделю, а может быть, даже раньше две другие. Сеанс будет длиться не больше двух часов, и я хочу контролировать прием таблеток, - твердо проговорил Эдвард, четко дав понять, что по этому поводу он не допустит никакого торга.

Мои пальцы были в его волосах, и я ощущала их шелковистость, но как только прозвучало слово «таблетки», я полностью сосредоточилась на нем и на том, что он говорил. Я поняла, что смотрю прямо на него, но ничего не вижу. Он был в таком отчаянии, его броня трещала по швам, и я знала, что это из-за меня.

- Что? Почему? – спросила я, прекрасно зная, что он мне ответит.

- Серьезно, Белла? Потому что ты становишься настолько обдолбанной к концу каждого сеанса, что ни черта не понимаешь. И ты, и я, мы оба знаем, что ты принимаешь охеренно много таблеток. А я еще боюсь, что их нельзя мешать, это просто опасно, Котенок. Я знаю, что ты нуждаешься в лекарствах, но, может быть, тебе сходить к Карлайлу, и он пропишет тебе какое-нибудь другое дерьмо, которое будет реально помогать тебе? Потому что то, что ты сейчас пьешь, ни черта не работает, - и хотя его речь содержала невероятное количество ненормативной лексики, голос Эдварда нежным бархатом скользил по моей коже, звучал уверенно и твердо - он использовал тот же тон расплавленного серебра, которым в первый раз заманивал меня в салон, чтобы обсудить мой рисунок.

- Я отдам тебе таблетки, - кивнула я, говоря практически шепотом, сжимая губы, поскольку у меня не оставалось выбора. Мне нужно было, чтобы Эдвард закончил тату, и, если это был единственный путь достичь желаемого, то, что ж… Я отдам ему таблетки, если это позволит ему чувствовать, что он держит ситуацию под контролем, ведь у меня в запасе есть еще.

- И ты сходишь к Карлайлу? – выжидающе спросил он, проводя пальцами по мокрым волосам у меня на затылке.

- Я не знаю, Эдвард, это как-то неудобно, он же – твоя семья, - я пыталась уклониться, хотя у меня и не было собственного постоянного врача, и это было бы очень удобно – наблюдаться у Карлайла, а не разыскивать нового.

- А что, если тебе сходить на первичную консультацию, и он тебе посоветует кого-нибудь другого, если захочешь? Пожалуйста, Котенок. Сделай это для меня. Только это, и я дам тебе все, что ты хочешь, - опрометчиво пообещал он.

- Все, что хочу? – спросила я, прижимаясь к нему; его руки двигались по моим бокам, от бедер до выпуклостей моей груди.

- Да, все, что угодно, если согласишься пойти к Карлайлу, - кивнул он, облизывая губы. Он выглядел слегка ошеломленным, не знаю, почему. Я продолжала перебирать его волосы и слегка переместила свои бедра так, чтобы его твердость, которая только увеличилась от контакта с моим телом, касалась меня.

-Белла, - предупредил Эдвард, хватая меня за задницу, не позволяя мне двигаться.

- Но ты сказал, все, что я хочу, - я прикусила губу в страхе быть отвергнутой. И хотя мы договорились, что не будем заниматься сексом сегодня ночью, я хотела сделать так, чтобы ему было хорошо, чтобы я была причиной этого, потому что сейчас я ранила его, и это был единственный известный мне способ, чтобы избавить его от боли, которую я причинила.

- Но не это, я уже сказал тебе, что не буду трахать тебя сегодня, - он покачал головой, глядя на меня твердо, жестко, пожав губы.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.