Сделай Сам Свою Работу на 5

Глава 33. Неистовая буря и просвет в небесах 4 глава

Я пыталась прикоснуться к нему, чтобы таким вот образом извиниться за боль, которую причинила ему словами. Но он отвел мои руки, шепча, что это не правильно, что ему не нужно это от меня. Я еще больше разревелась, потому что услышала, что он не хочет меня так, но не могла его винить в этом. Я была бесполезной развалиной. Прошло еще много времени, пока я смогла успокоиться и уснула в его руках, где и проснулась несколько часов спустя. Я была потрясена, что после всех тех ужасных слов, что я наговорила ему, он еще был готов держать меня и прижимать к себе.

Я была постоянно на взводе и не могла не думать о том, что, возможно, я всегда вела себя так с момента нашего знакомства. Если это правда, то, когда Эдвард справится со своими проблемами, он увидит, насколько я разрушена, и не захочет больше быть со мной. Но я старалась отбросить эти самоуничижительные мысли, потому что они мешали мне, приостанавливали процесс излечения. Я также знала, что в ближайшее время мне придется вывалить свою черную душу незнакомцу в надежде найти путь стать человеком и двигаться дальше, чтобы быть способной превратиться в того, кто нужен Эдварду. Именно за это я и держалась, прячась от негатива.

Я расстраивалась, что мне не хватало сил работать над диссертацией, не говоря уже о том, что моя рука была постоянно перевязана. Я могла снимать шину на час или около того, но как только боль становилась очень сильной, я останавливалась. Мне нельзя было принимать обезболивающие, потому что моя печень еще только восстанавливалась, поэтому оставалось только справляться с болью самой. От этого я еще больше уставала и раздражалась. Обычно, поработав полчаса, я проваливалась в длительный сон и просыпалась в слезах из-за снов, которых не помнила.

Когда бы я ни проснулась, Эдвард всегда был рядом с едой. Только дня через три после выписки, я поняла, что он добавляет в коктейль, которым постоянно потчует меня, мороженое Haagen-Daz. (п.п. Мороженое с различными вкусами, относящееся «супер-премиум» бренду, с довольно плотной массой, в процессе производства добавляется очень мало воздуха, не используется никаких эмульгаторов и стабилизаторов, кроме яичных желтков, с высоким содержанием жиров), поэтому у него такой приятный вкус. Я ничего не говорила по этому поводу, понимая, что мне нужно срочно набирать вес, хотя даже представить себе не могла ту астрономическую сумму, которую Эдвард тратил на мое питание.



Как только я вынырнула из лекарственного тумана, я перестала смотреть на себя в зеркало, потому что видела, как ужасно выглядела, и была уверена в том, что Эдварда отталкивал мой внешний вид. Поэтому я старалась переодеваться, когда его не было в комнате, а в постель надевала мешковатые майки.

Руки Эдварда всегда забирались под ткань, накручивая ее на запястья, останавливаясь на моей спине или талии. Но никогда он не показывал, что хочет от меня что-то большее, и я прекрасно понимала его.

Он никогда не пытался поговорить со мной о нападении Джеймса, или о том, как я отношусь к тому, что происходит с нами, включая мое выздоровление. Он всегда переключал канал, как только на нем начинались новости, потому что они расстраивали меня. Я пыталась сказать ему, что мне нужно учиться справляться со всем этим, но по большей части они касались моего прошлого, авиакатастрофы, моей жизни в маленьком городе, в них мелькали мои фотографии времен школы, потому что коп-сталкер – большая новость для Чикаго. А мое разрушенное прошлое делало ее еще более привлекательной для СМИ.

Только через пару дней я поняла, что Эдварду тоже больно смотреть эти новости. Не так он хотел узнать о моем прошлом, о том, какой я была, поскольку я с трудом напоминала саму себя в прошлом. По существу это было правдой: я полностью изменилась и не была похожа на ту наивную, беспечную девчонку.

Я знала, что, в конце концов, нам придется поговорить об этом, и мне казалось, если я потяну еще чуть-чуть, совсем маленечко, то будет легче. Хотя весь прошлый опыт кричал мне, что я просто напросто обманываю себя, думая, что что-то изменится. Именно так я убеждала себя не рассказывать Эдварду про Джейка, а потом все закончилось взрывом. Я бы никогда не оказалась в больнице, если бы была честна с ним. Но я так хорошо научилась избегать неприятных тем, а сейчас перед нами было столько проблем, что я не хотела, чтобы наш замок из песка в одночасье рухнул.

Через неделю Эдвард отвез меня в больницу, как оказалось, в последний раз. Карлайл несколько раз попросил меня встать на весы, а потом сойти с них, пока действительно не поверил тому, что видел: за прошедшие семь дней я набрала полтора килограмма. Я сама удивилась, но и обрадовалась. Эдвард же был в восторге. Он водил пальцами по моей талии, приостановил их на бедрах, обнимая меня, а потом скользнул одной рукой ниже, хватая меня за задницу.

К концу встречи, Карлайл сказал, что он очень рад скорости моего восстановления, и я уверена, что услышала что-то про Вегас, когда просматривала бумаги, касающиеся работы моей печени.

Меня беспокоила эта долгая поездка, вечеринки, на которых мне нельзя будет пить, понимание того, что Эдвард принесет в себя в жертву, отказывая себе в удовольствии и радости ради того, чтобы я не чувствовала себя одинокой на этом празднике жизни. Рождество наступит через неделю, и я переживала, что не достаточно поправлюсь к этому времени, и мои глупые ошибки разрушат наши планы.

Карлайл назначил мне встречу с психотерапевтом в тот же день и на то же время, что и Эдварду, через два дня. Это был еще один повод для волнения, потому что я знала, что и Эдвард переживает, и симптомы его ОКР стали еще более очевидны.

- Как ты себя чувствуешь? Устала? – спросил Эдвард, когда мы сели в машину, потирая мою шею, улыбаясь и мотая ногой. Он жевал жвачку, и его челюсть энергично двигалась.

- Я - нормально и чувствую себя хорошо, - ответила я, дотрагиваясь до его дергающейся ноги. Я ощутила, как мышцы под моей рукой напряглись, и он резко выдохнул.

- Не возражаешь, если мы заскочим в салон по дороге? – аккуратно спросил он, ища на моем лице признаки усталости, или чего он там еще видел, когда я была вымотана и неспособна нормально функционировать, но скрывала это, чтобы он мог получить то, что ему было нужно.

- Очень, я даже соскучилась по нему, - улыбнулась я и откинулась на сиденье. Его лицо расслабилось от понимания того, что я делаю это не только для него, но и для себя. Не считая поездок в больницу и быстрых заездов в ближайший магазин за продуктами, это будет первый раз, когда я выберусь из квартиры на какое-то продолжительное время.

Мне нравилось находиться в квартире с Эдвардом, когда большую часть дня мы были далеко друг от друга. И я знала, как ему тяжело не иметь возможности заниматься любимым делом. Я хотела, чтобы он вернулся на работу, как можно быстрее, потому что он томился и сходил с ума, запертый со мной в четырех стенах. А будучи постоянно вместе двадцать четыре часа в сутки довольно продолжительное время без каких-либо развлечений, без изменений в расписании, мы начали ощущать тоску и духоту, хотя и не признавались друг другу в этом. По разным причинам. Я – потому что мое эмоциональное состояние напоминало сейчас американские горки. А то, что Эдвард спокойно мирился с этим, заставляло меня думать, каким же он был мазохистом.

Я переживала, наблюдая за тем, как Эдвард постоянно переставляет и перекладывает вещи после меня так, как ему нравилось. Мне казалось, что я ступаю на цыпочках, но это было только вопросом времени, когда он сорвется по поводу того, что я передвинула его зубную щетку или журнал. Терпение подходило к концу, и я со страхом ждала ссоры. Я практически чувствовала ее приближение. И это пугало меня больше, чем я готова была себе признать. Но в то же время я надеялась, что, когда она случится, мы сможем справиться с ее последствиями.

Эдвард просто вибрировал от радости, когда мы входили в салон, и несколько клиентов поприветствовало его с тем же энтузиастом, который он излучал. Я стояла в стороне, пока он пожимал руки и полуобнимал пару сильно раскрашенных татуировками парней, которые из-за его плеча оценивающе разглядывали меня. Я знала, что Эдвард видит, как они смотрят на меня, и, скорее всего, не очень этим доволен. Я слегка улыбнулась, и парень, с которым он как раз обнимался, неправильно меня понял и подмигнул мне. Я отвернулась и поймала взгляд Джаспера, который кивнул мне за спину, указывая, где я могу найти Элис, пока Эдвард тусит со своими друзьями.

Я повернулась, чтобы сказать ему, куда я направляюсь, но в этот момент какая-то блондинка обняла его, практически мурлыча его имя, и он поднял руки так, словно собирался сжать их вокруг нее, но не стал. А что было еще хуже, она пыталась поцеловать его прямо в губы, он умудрился отвернуться в самый последний момент, выглядя при этом очень обеспокоенным. Я проскользнула мимо, грустно улыбаясь Джасперу и Эмметту, которые явно были шокированы происходящим. Я кивнула им, спеша исчезнуть в задней комнате салона, пока Эдвард, которому явно изменило его привычное красноречие, что-то бессвязно бормотал, пытаясь освободиться из ее объятий, его голос звучал не так, как обычно.

Я скрылась за углом перед тем, как он смог увидеть, куда я ушла. Дверь в комнату для пирсинга была открыта, и Элис работала с бумагами. Она отложила ручку и улыбнулась мне, как только я вошла. Я видела ее несколько раз после того, как меня выписали из больницы, но была либо очень усталой, либо спала, когда она заходила навестить меня. Я поняла, что приближается свадьба, и ей приходится переделать кучу дел, чтобы освободиться на столь продолжительное время. Я снова со страхом подумала, что мне могут не разрешить присутствовать на церемонии.

- Белла, я так рада, что ты пришла! – воскликнула она, спрыгивая со стула, кидаясь ко мне и заключая в объятья.

- Я тоже, - искренне призналась я, удивившись, что мой голос дрожит, обнимая ее в ответ.

Она отодвинулась и начала разглядывать меня, сдвинув брови и разминая мои плечи.

- Дорогая, что случилось?

Я покачала головой, разражаясь на саму себя за то, что меня заводят такие смешные вещи. Я же знаю, что Эдвард любит меня, что он, возможно, трахался когда-то с этой девочкой, и что она не знает, что я – его девушка. Но наши отношения претерпели такие изменения в последнее время. До этого ужасного происшествия, Эдвард всегда был твердый и сексуально озабоченный. Всегда. А после того случая в ванной, когда он разрешил мне ласкать его, больше ничего не происходило. И я не про то, что он старался не тереться об меня, потому что осознавала, что слишком слаба и худа для любого вида секса. Я говорю о том, что в течение всей недели у него вообще не было эрекции. От этого я чувствовала себя такой неуверенной. Что, если он любит меня, но не хочет? Я могла это понять, когда я была чересчур худа, но он занимался со мной сексом, когда я весила примерно столько же. Что же его отталкивает от меня сейчас? Но к тому же я была слишком эмоциональна, постоянно бросалась из огня да полымя. Поэтому я не должна винить его за то, что он не хочет трахаться со мной.

Я слышала порно голос этой женщины, когда она задавала вопросы Эдварду, и прислушивалась к его мягким модуляциям, когда он отвечал ей. Очевидно, что он уже пришел в себя и вел себя как обычно, приправляя свои слова кучей ругательств.

- Я не знаю, я просто слишком эмоциональна, это ничего, - ответила я, рассеяно махнув рукой. Как будто ей это было достаточно. Элис метнулась к двери.

- О, черт, ты встретила Джейн, - она вздохнула и закатила глаза.

- Ты имеешь в виду ту блондиночку, с которой, очевидно, Эдвард трахался? – сухо спросила я.

- Ммм, - Элис раздраженно поджала губы. – Черт побери… Белла, она просто шлюха.

- Я знаю, - я вздохнула, проведя рукой по лицу. – У меня просто так легко меняется настроение. Я знаю, это не имеет значения. Боже, я ненавижу себя за то, что такая эмоциональная, - пробормотала я.

Элис закрыла дверь, приглушая таким образом голоса, раздававшиеся в салоне. Она посмотрела на меня, грустно улыбнулась и спросила:

- Тяжело без лекарств, да?

Я кивнула.

- О, Боже, Элис, я ощущаю, что постоянно на грани, что сейчас или взорвусь, или разрыдаюсь. Я - такая сучка с Эдвардом. И я могу почувствовать, когда это начинается, но у меня не хватает сил остановиться. Я ненавижу это. А он все принимает, позволяет мне быть с ним тварью, и от этого только хуже… Но я не знаю, что буду делать, если он разозлится. Я хочу стать нормальной, потому что я не знаю… я не могу выносить себя. Таблетки хоть вводили меня в состояние оцепенения, и я не была такой нервной по любому поводу, - бормотала я, чувствуя облегчение, потому что могла хоть с кем-то обсудить свое состояние. Элис снова обняла меня.

- Я знаю, насколько это трудно, и Эдвард тоже. Скорее всего, поэтому он ничего не делает и не говорит. Он прошел через это. Он был настоящим ебаным ужасом, летящим на крыльях ночи, когда пытался слезть с наркоты. Он разрушил всю свою квартиру, а потом попытался это сделать с квартирой Джаспера, но тот надавал ему по заднице. Мне тоже было чертовски плохо. Я не была такой вспыльчивой… другой, но все же это было ужасно.

Я кивнула ей в плечо, держась за нее, чувствуя вину за то, что всё крутились вокруг меня, хотя я должна была сконцентрироваться на ее предстоящей свадьбе.

- Извини, я не хотела тебя расстраивать, - пробормотала я, отстраняясь и пытаясь взять себя в руки.

- Белла, не нужно извиняться, вот честно, ты не можешь контролировать это сейчас, что и следовало ожидать. На тебя за год свалилось столько, сколько люди за всю жизнь не переживают. Любой другой на твоем месте уже давно бы сдался, - она ласково погладила меня по щеке.

Я кивнула, но ничего ей не ответила, потому что за прошедшие девять месяцев я много раз хотеласдаться. Я была на грани, но, когда в моей жизни появился Эдвард, все изменилось.

- У меня есть идея, - Элис причмокнула губами и посмотрела в потолок, планируя что-то в голове. – Сегодня у меня нет запланированных клиентов, я просто работала с бумагами. Эдвард умеет делать пирсинг… Давай пойдем куда-нибудь, пообедаем, или возьмем еду с собой, завалимся ко мне домой и потусим. Позволим Эдварду позависать с парнями, дадим вам передышку друг от друга? Поболтаем… Роуз сегодня сдает последний экзамен, освободится через час. Она присоединится к нам. Что скажешь?

- Классная идея, - я теребила кончик свитера, довольная, что буду делать хоть что-то нормальное. Я немного подустала, но еще могла выдержать некоторое время, особенно, если это означало, что я проведу его со своими подругами. Я скучала по ним и очень хотела почувствовать себя обычной девчонкой, хотя бы на чуток. Я также хотела дать возможность Эдварду передохнуть от меня и моих эмоций, чтобы он тоже провел это время «нормально».

Элис схватила свои вещи и сумку, и мы направились с главную комнату салона. Я подготовилась к встрече с девочкой-шлюшкой, надеясь, что у меня хватит сил сдержаться и не наброситься на нее, потому что я все равно ни на что не была способна в настоящий момент и не хотела расстраивать Эдварда своей ревностью и неосторожностью.

Эдвард повернул голову в мою сторону, как только я появилась. Он внимательно изучил мое лицо, слегка улыбаясь, но эта улыбка не смогла скрыть озабоченность в его глазах. Он сидел в своем кресле, блондинка – напротив, между ними стоял стол, но она выглядела так, словно в любой момент была готова перескочить через него, чтобы оказаться у Эдварда на коленях. Два других парня сидели рядом с Эдвардом, Джаспер полулежал в кресле для тату, а Эмметт стоял рядом, опираясь о его спинку.

Эдвард протянул мне свою руку, уголок его рта приподнялся, а глаза пропутешествовали по моему телу. Это был один из тех взглядов, которыми он меня так давно не баловал, и я почувствовала, как температура моей кожи поднимается. Как только мои пальцы переплелись с его, они нежно притянул меня к себе и бесстыдно потерся щекой о мою грудь, заставляя меня жутко покраснеть. Его рука скользила по моему боку, по выпуклостям задницы, ниже, останавливаясь на бедре и сжимая меня там. Эдвард-собственник, кажется, вернулся.

- А я думал, куда ты исчезла, - мягко пробормотал он, крепко прижимая меня к себе.

- Мы с Элис поболтали немножко, - ответила я, пробегая пальцами по его волосам на затылке, желая забраться ему на колени и упиваться этой любовью, которую он так открыто демонстрировал, нуждаясь в большем – ощущая намного больше, чем чувство собственности в присутствии этой мы-с-тобой-трахались шлюшки.

- Ммм… - промычал он, очевидно, даже не переживая по поводу того, что его пальцы приблизились к моим самым интимным местам прямо на глазах его друзей и бывшей подстилки. – Позволь представить тебя моим… друзьям, - я слышала, что ему был неудобно использовать слово «друзья», поскольку Джейн явно к ним не относилась.

Он представил меня двум мужчинам, Питеру и Стефану, оба протянули мне руки. Я пожала их, спрашивая, делал ли Эдвард им тату, пытаясь сконцентрироваться на разговоре, пока пальцы Эдварда двигались по внутренней стороне моего бедра. Я видела краешком глаза, что Элис ухмыляется, и понимала, она знает, что Эдвард сейчас пытается сделать.

Все мое тело напряглось, когда он повернулся к Джейн, и я перебила его, чувствуя, как яд прожигает мне вены, и протянула ей руку.

- Привет, - сказала я радостно, стараясь, чтобы мой голос не звучал фальшиво. - Я – Белла, а ты должно быть Джейн. Элис много про тебя рассказывала, - я улыбнулась, когда она осторожно взяла мои пальцы. Я с силой сжала ее руку, а потом выпустила ее и сосредоточилась на Эдварде, пока Джейн бормотала какую-то несусветную глупость в ответ. – Мы собираемся позависать у Элис, - продолжила я, проводя пальцами, и не так что бы рассеяно, по ободку его уха.

- Что? – руки Эдварда замерли, а он нахмурился.

- Ты тоже можешь с некоторыми из своих… - я остановилась и сжала его шею, - друзей. Со мной все будет хорошо. Я буду с Элис, и Роуз тоже подойдет.

Я видела, наблюдая за его лицом, что он пытается решить для себя, хорошая ли это идея. Хотя, я и понимала, что ему не очень комфортно в присутствии Джейн, он очень хотел остаться в салоне.

- Почему бы тебе не остаться… - рассуждал он. И я знала, что он просто хочет быть уверенным в том, что я в безопасности. Но нам, правда, нужно было отдохнуть друг от друга. Самый долгий промежуток времени, что мы провели врозь на прошлой неделе, - это были два часа, когда Эдвард ходил за продуктами – на самом деле, за мороженым – и тогда со мной находилась либо Элис, либо Роуз, а я в это время спала.

Я покачала головой и прикусила губу, чувствуя и слушая только Эдварда: его рука гладила мою задницу, его тихое, медленное дыхание опаляло мою кожу.

- Развлекись, разрисуй кого-нибудь, может быть, и не одного. Увидимся дома? – спросила я.

- Окей, - неохотно согласился Эдвард. – Черт, у тебя же нет новых ключей. Я отдам тебе свои и позвоню, когда выдвинусь домой. Я не очень долго.

Я чувствовала взгляды, потому что понимала, это был не тот Эдвард, которого эти люди знали. И, конечно же, не тот, которого я встретила меньше трех месяцев назад. Я беспокоилась, думая о том, какой же это короткий промежуток времени. Может быть, это чересчур, и мы двигаемся слишком быстро, чтобы у нас все получилось. Но, думаю, что я выясню это через пару дней с терапевтом, - не то, что ее или его мнение было таким уж важным для меня.

Эдвард вытащил ключи из кармана и начал отцеплять от связки ключи от квартиры.

- Почему бы тебе не поехать домой на машине, - предложил он.

- Я не умею водить Ауди, - я в недоумении уставилась на него.

- О, да, умеешь. Ты водила это подобие автомобиля, и уж точно ты сможешь справиться с Ауди, - Эдвард кивнул мне, не понимая моего нежелания садиться за руль этой супердорогой тачки.

Я вытаращилась на него, забирая ключи, чувствуя себя так, словно Эдвард мне отдавал свое левое яичко.

- Может быть, ты хочешь, чтобы я показал тебе все входы и выходы перед тем, как ты сядешь за руль, Котенок? А может быть, тебе стоит заглянуть под капот, а? – спросил он, ухмыляясь, я прищурилась.

- Нет, думаю, я справлюсь… Кексик, - ядовито улыбнулась я, а потом закусила губу, потому что его глаза расширились. Он выглядел ошарашенным и в то же время заведенным.

Он схватил меня за задницу, его пальцы задевали те места, к которым он так давно не прикасался. Я пыталась сохранять спокойствие, надеясь, что подталкиваю его к краю и скоро буду вознаграждена той степенью близости с ним, о которой я так отчаянно мечтала.

- Какого черта ты сейчас сказала? – недоверчиво прошипел он.

- Никакого, - улыбнулась я, слушая смешки вокруг нас, и прижалась к его губам в мягком поцелуе.

Он попытался углубить его, но Элис выдернула меня из его рук, хотя перед этим он ударил меня по заднице, а я наклонилась и укусила его шею – сильно.

- Твою мать, - Эдвард потер это место, а я ухмыльнулась в ответ. Он прищурился, пока я пятилась к двери, потому что Элис пыталась утащить меня, и облизнул губы. – Тебе лучше быть готовой, когда я вернусь, Тигра, - угрожал он мне, и мое тело вспыхнуло огнем желания.

- Обещаешь? – выдохнула я, но Элис уже вытолкнула меня из дверей салона на холодный декабрьский воздух, который в мгновение ока остудил мой пыл.

- Боже, Белла, я думала, он трахнет тебя прямо там, - засмеялась Элис, когда мы пересекли улицу, чтобы зайти повидаться с Эсме и выпить по чашечке кофе. Я подумала, что принять немного кофеина будет хорошей идеей, потому что я уже устала, но хотела провести некоторое время в компании Элис и, желательно, в сознании. Кроме того, как я уловила, с той аккуратной дистанцией, которую Эдвард проложил между нами, покончено. Я надеялась, что все эти трогательные «недотроги» закончатся сегодня ночью. Я нуждалась в этом, в его желании обладать мной. Я хотела почувствовать себя желанной. И больше всего я хотела вновь ощутить его в себе.

Я ехала домой на Ауди, наконец-то, понимая, почему Эдвард так любил ее. Более того, я осознала, как сильно он беспокоился обо мне, позволяя управлять своей машиной, особенно, в моем «нестабильном» состоянии. Пусть даже проехать-то нужно было всего 4 квартала.

Я схватила ТиКейТу из квартиры Эдварда и притащила ее к Элис. Через некоторое время объявилась Роуз. Она так грызла себя после происшествия. Я знала, что она, как и Эдвард, испытывает по этому поводу необъяснимое чувство вины. Она же понятия не имела, какие дела творятся в клубе, пока это не стало очень, слишком поздно. В своем стремлении держаться от этого дерьма, она игнорировала все происходящее вокруг нее, в ущерб самой себе, и, видимо, мне.

Она и понятия не имела, что Эдвард знает Джеймса. Потому что Джеймс никогда не упоминал его, очевидно, намеренно, зная, что она связана со всеми нами. Роуз понимала, что этот полицейский не чист на руку, потому что он обстряпывал свои делишки с Аро и частенько пользовался его наркотиками. Джеймс фанател от Тани и еще одной девчонки, которая, как призналась Розали, была чем-то похожа на меня, по крайней мере, волосами. Из историй, которые рассказывали про него в гримерке, Роуз знала, что он любил трахать сзади и платил тройную цену, поскольку был груб и оставлял синяки. Там были и другие истории, но Роуз отказалась рассказывать их по большей части потому, что ее уже допрашивали, и, скорее всего, привлекут в качестве свидетеля во время суда над Джеймсом.

Мы закончили обсуждать Джеймса, слава Богу, и перешли к теме моего выздоровления, ну, и неизбежно к приему лекарств.

- Элис? – окликнула я подругу. Моя голова лежала у нее на коленях, и она гладила мои волосы. А Роуз в это время красила ногти на моих ногах в ярко-розовый цвет и украшала их маленькими ромашками. ТиКейТу свернулась калачиком у меня под боком, последнюю неделю она не отходила от меня ни на шаг.

- Ммм… - она улыбнулась мне, в ее глазах светилась темная грусть. Интересно, может быть, то, что случилось со мной, отозвалось в ней на гораздо более глубоком уровне, чем я подозревала. Эдвард говорил мне, что она тоже была полностью раздолбаной, когда они забирали ее с собой из салона Аро. А вдруг таким вот образом, через меня, она снова переживает свое прошлое?

- А что случилось с тобой… я имею в виду, как ты оказалась здесь? Как ты и Джаспер прошли через все? – я задержала дыхание, мечтая, чтобы ее ответы заставили меня почувствовать себя намного лучше. Я так хотела, чтобы все было хорошо уже прямо сейчас. Я хотела перескочить через процесс лечения и оказаться исцеленной.

Пальцы Элис замерли в моих волосах, она глубоко вздохнула, а потом слегка улыбнулась мне.

- Это было не просто. Все это было чертовски ужасно. Я не прошла через то, что ты, Белла. Моя семья до сих пор жива, просто они не… согласны с моим выбором, с тем, кто я есть, а я не могу быть тем, кем они хотят, чтобы я стала. Это очень трудно – жить, постоянно разочаровывая всех, и я ушла. Аро, чертов ублюдок, вот он кто, нашел меня в кафе напротив своего салона и подумал, что я буду неплохим игроком в его команде, - с лица Элис сошли все краски, пока она рассказывала это, я видела, как демоны прошлого окутывают ее под натиском воспоминаний. – Меня выкинули из дома, денег не было, работы тоже, жить негде, так что это была неплохая альтернатива тому, что я имела. Я сразу начала заниматься пирсингом. Мне только исполнилось восемнадцать.

- Джаспер и Эмметт уже работали в салоне и жили в квартирах над ним. По настоянию Аро я тоже переехала туда. Все мои деньги уходили на аренду и на наркотики, которыми он постоянно снабжал меня, - Элис на мгновение прикрыла глаза, потерявшись в своем прошлом. Когда она открыла их, жесткость, плескавшаяся в них, смягчилась, и она продолжила. – Через некоторое время я переехала в квартиру к Джазу, потому что у него было две спальни, да и вообще он неплохо зарабатывал как художник.

- Вскоре появился Эдвард, он был по-своему обдолбан в то время. Это было естественное свойство его натуры – набивать татуировки, и неважно, что у него вообще не было никакого опыта, люди хотели, чтобы именно он работал с ними. И такой харизматичный… Ну, ты сама знаешь, какой он, - она грустно улыбнулась мне, обвивая прядью моих волос свой палец. – Людям он нравился, даже Аро любил его. Такой золотой мальчик. И у Аро не было проблем каждую ночь накачивать его наркотой. Он и так был полностью разрушен, больше, чем все мы, даже в некотором смысле больше, чем Джаз.

- Я не знаю, что привлекало нас друг в друге, потому что никакого физического притяжения не было между мной и Эдвардом… не то, что между Джазом и мной. Живя с Джазом… Боже, да я любила его даже тогда, когда представления не имела, что происходит вокруг. Наркотики сильно засосали меня. Я и Эдвард, мы постоянно принимали их. Он постоянно пытался убежать от действительности. И мы торчали в стрип-клубе, потому что именно там Аро выдавал нам то, в чем мы оба так нуждались, - Элис остановилась, встречая безумный взгляд Роуз, а затем отвернулась.

- Через некоторое время Эдвард уходил, потрахаться, или быть отраханным, или чем он там занимался. Иногда приходил Джаспер, но не часто. Я потом поняла, почему. Я думала, что противна ему… когда я возвращалась домой… а, по-любому… - Элис тяжело вздохнула перед тем, как продолжить. Роуз больше не красила мне ногти, ведь она, как и я, слушала эту историю в первый раз, может быть, это был первый раз, когда Элис рассказывала ее кому-то, кроме Джаспера.

- Аро постоянно подкладывал кого-то под Эдварда, и все были готовы трахаться с ним… Он ведь красивый, не так ли? Даже когда он начал расписывать свое тело, а это заняло неделю, но он стал еще привлекательней. Такой юный, такой злой, такой потерянный… Иногда казалось, что Аро ему что-то задолжал, и в этом никогда не было никакого смысла, пока не всплыла вся это история со связями Джеймса.

- Я уверена, что смерть его родителей связана с Джеймсом и Аро, и надеюсь, что это дерьмо всплывет, в конце концов, в суде, когда всех девчонок из клуба заставят говорить, - я взглянула на Роуз, потому что Элис грустно посмотрела на нее, и поняла, что они уже обсуждали это.

- Аро пытался вытащить меня на клубную сцену, пытаясь убедить, что так я могла бы зарабатывать больше денег. Я знала, что он прав, действительно могла бы, но я также понимала, что Джаспер не одобрит этого, а Эдвард выкинет какое-нибудь дерьмо. Но это было очень привлекательное предложение, потому что тогда я бы имела доступ к наркотикам так часто, как того хотела. Я так же прекрасно осознавала, что танцевать не значит просто танцевать, если уж мы говорим про Аро, - Элис, словно извиняясь, посмотрел на Роуз. Я сначала не поняла, что Элис имеет в виду, пока не заметила этот взгляд – секс с клиентами – она просто не произнесла это вслух. Я не могла себе представить, что Роуз занималась чем-то подобным, или что Эмметта это устраивало.

- Временами Эдвард уединялся в одной из задних комнат, как всегда убегая от реальности, тогда Эмметт тусил со мной, пока кто-нибудь не подкатывал к нему. И я оставалась одна. Он никогда не увлекался наркотиками или девочками, но порой использовал их для удовольствия. И когда я оставалась одна, без защиты… Вот тогда наступало время Аро, он выдавал мне наркоту, пытаясь убедить меня в том, что в моих интересах перейти на работу в клуб. Однажды, когда Эдварда и Эмметта не было уже несколько часов, Аро пообещал позаботиться обо мне… Я и не поняла, что он имел в виду, пока не было слишком поздно…

Я увидела, как съежилась Роуз, на ее глазах выступили слезы, которые она быстро смахнула рукой. Я повернулась, села и посмотрела на Элис. На ее лице явно проглядывала боль. Я обняла ее за талию, притягивая к себе, и она прижалась ко мне.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.