Сделай Сам Свою Работу на 5

Глава 22 – И извержение вулкана. 8 глава

- Бог ты мой, - расслышал я его шипение, а еще заметил, как он потер свой сраный член через штаны. Мне так захотелось сделать из этого говнюка фарш, выбить все дерьмо, наблюдать, как он истекает кровью, отбрасывая коньки, ну, и для верности еще переехать его на тачке. - Ты хоть представляешь, с какой скоростью ехал? – обратился он ко мне, не сводя при этом глаз с Беллы.

- Я уверен, что ты в курсе, Джеймс, так что можешь и меня просветить. Просто выпиши мне квитанцию и прекрати трахать Беллу глазами, - выплюнул я. Этот больной уебок будет использовать против меня все возможное дерьмо.

- Права и регистрацию, пожалуйста, - он склонился ниже, держась за крышу машины, продолжая шарить фонариком по салону, отчего Белла съежилась. Я включил свет в салоне, чтобы он прекратил делать это дерьмо. Ну, правда, он что, думал, я что-то прячу? Хотя я действительно прятал – Беллу, которая была дьявольски привлекательной, хотя и абсолютно разбитой благодаря мне.

Я открыл бардачок, погладив девочку по коленке. Она издала тихий хныкающий звук, и мне пришлось подавить стон, потому что было совсем не в тему снова заводиться. Это будет мешать сосредоточиться на чем-то, кроме возможности кончить еще разок, а нужно было сфокусироваться на человеке, которого я ненавидел всей душой, и который разглядывал мою девушку так, словно хотел её сожрать.

Я протянул ему регистрацию и вытащил бумажник из заднего кармана, чтобы достать права, пока он изучал документы. Я слышал, как скрипят мои зубы, пока он выписывал штраф. Я протянул права, а Джеймс медлил, растягивая удовольствие. Белла взяла меня за руку, я взглянул на нее, пытаясь ободряюще улыбнуться. Она опять кусала губку и выглядела чертовски обеспокоенной.

- Вы выпивали сегодня, мистер Мейсен? – спросил Джеймс охуенно официальным тоном, и я резко выдохнул, пытаясь прийти в себя, чтобы нормально ответить.

- Пиво и бокал вина за обедом, примерно три сраных часа назад, - конечно, я не собирался делиться с ним тем, что весь алкоголь скорей всего вышел из меня, когда трахал Беллу на своей Ауди менее двадцати минут назад.



- Вы не могли бы выйти из машины, сэр, - ухмыльнулся Джеймс, глядя на меня сверху вниз. Я прикрыл газа, пытаясь восстановить дыхание, чтобы сдержаться и не размозжить его голову о крышу машины, чтоб мозги вытекли, забрызгав всю тачку. Я был чертовски близок к потере самообладания, и единственное, что меня еще сдерживало – это Белла, которая и так видела достаточно ужасов в своей жизни, и мне не хотелось пополнять её багаж новыми впечатлениями из этой области. Ну, и еще тот факт, что меня б точно засадили в кутузку, если бы я поддался гневу.

Я отстегнул ремень и дернул ручку двери.

- Пожалуйста, оставайся в машине, Изабелла, - обратился к ней Джеймс, и я не мог не заметить, как он облизал губы.

Теперь целью моей жизни станет персональная охота на Джеймса, и я не успокоюсь, пока не выковырну ложкой его глаза и заставлю их сожрать. Никогда я не жаждал физической расправы над человеком так сильно. Никогда, кроме той ночи, когда нашел родителей мертвыми. Тогда я практически разнес весь дом по кирпичику, потом вышел на улицу и раздолбал тачку Джеймса. Если бы этот ублюдок не вытащил меня в ту ночь, я остался бы дома, и, возможно, никто бы не умер.

Я едва подавил в себе желание приложить его мордой об тачку, когда он попросил меня положить руки на капот и развести ноги в стороны, чтобы он смог обыскать меня.

- Попал в аварию, Мейсен? Кажется даже недавно? – то, как он это сказал, взвинтило мою паранойю еще сильнее. Неужели он, в самом деле, видел, как мы трахались. Джеймс обыскал меня и, надев на меня наручники, повел к патрульной машине. Затолкнув меня на заднее сиденье, он заставил дыхнуть в тест, который я, разумеется, прошел, потому что весь алкоголь уже давно испарился. Белла присматривала за мной, не позволяя перебрать с напитками. Я никогда не нажрусь до усрачки, если надо мной висит, словно дамоклов меч, перспектива её эмоционального срыва.

Я думал, что мудила на этом успокоится, но Джеймс вышел из машины, хлопнув дверцей и оставив меня внутри. Я увидел, как он пошел к Ауди, в которой сидела Белла. Я орал матом, круша кулаками и пиная перегородку между сиденьями, словно в этом был хоть какой-то смысл.

Я не мог сделать ровным счетом ничего, почти так же, как в ту ночь, когда вошел в дом и увидел безжизненные, истекающие кровью тела родителей. Эта картина навсегда впечаталась в мой разум.

Меня затошнило, когда он открыл дверцу и наклонился к Белле. Она оттолкнула его руку и вылезла наружу, глядя на патрульную машину: её глаза расширились, а зубы терзали нижнюю губу. Она была напугана и взволнована, а я продолжал из кожи вон лезть, отчаянно пытаясь выбраться наружу, чтобы оградить её от этого садиста. Он потащил её к багажнику, заставил опереться на машину, втиснул свою ногу между её ног, расставляя их в стороны. В свете фар я видел, как девочка обернулась через плечо, чтобы посмотреть на меня, и я не мог отвести от нее взгляда, хотя отдал бы все на свете, чтобы ослепнуть. Я не мог оставить её одну. Пистолет, дайте мне пистолет, чтобы всадить пулю в его сраную голову, прежде чем он прикоснется к ней!

Джеймс лениво обыскивал Беллу, щупая тщательнее, чем нужно. Уверен, у него не было оснований шариться по ей, и он делал это только для того, чтобы выбесить меня до усрачки, что, в общем-то, ему удалось. Как бы я хотел, чтобы Белле не пришлось иметь с ним дело, и это снова была моя вина: она бы не вляпалась в это дерьмо, если бы не я. Сначала Таня-сука, теперь вот и Джеймс. Может, мое прошлое не было таким тяжелым, как у Беллы, да и случилось все давно, но сейчас у меня перед глазами был наглядный пример, как оно может повлиять на нее. Я чуть не откусил себе язык, когда Джеймс начал лапать её бедро под платьем. Белла выпрямилась, развернулась, её глаза сверкнули, губы задвигались. Она что-то прокричала, но я ничего не слышал из-за шума полицейской рации. Джеймс навис над Беллой, а она, задрав голову, яростно выплевывала какие-то слова, не сводя с него глаз. Я был так чертовски рад, что она нашла в себе силы противостоять ему. Девочка указала на патрульную машину, и ублюдок что-то ответил. Его лицо было слишком близко к ней, их разделяло всего несколько дюймов, но вот Джеймс выпрямился и пошел к машине. Он рывком распахнул дверцу, схватил меня за шкирку, применив силу, чтобы выволочь меня из машины, потому что я не собирался ему в этом помогать.

Джеймс наклонился ко мне.

- Бьюсь об заклад, она действительно круто трахается, да, Эдвард? Я только могу представить, какое дерьмо ты с ней вытворяешь. Ведь ты есть ты, - проговорил он, снимая с меня наручники, отступая назад, ожидая от меня определенной реакции.

Он протянул мне права и регистрацию, и я выдрал их из его рук, яростно подавляя желание переломать ему кости.

Не говоря ни слова, и не удостоив его более взглядом, я пошел к Белле, которая стояла, скрестив руки на груди, взвинченная, злая и перепуганная. Я мягко взял её за руку, аккуратно усадив на пассажирское сиденье, обогнул машину, залез внутрь и запер двери.

- Ты в порядке? – спросила меня Белла, нежно касаясь моей руки, словно я нуждался в утешении, хотя именно она была объектом домогательств грязной свиньи, пока я беспомощно наблюдал, не имея возможности помешать ему. Я завел мотор, выехал на шоссе, трясясь от злости, не находя сил ответить, и просто кивнул, следя за скоростью, чтобы не попасться снова. Мне нужно было обуздать свой гнев, потому что последнее, что я мог сделать – это сорваться при Белле.

Несколько минут спустя мы въехали на стоянку, и я заглушил мотор. Белла посидела немного и щелкнула ремнем безопасности. Она заерзала на сидении, и я почувствовал ее мягкие теплые пальчики на своей щеке. Она провела ладонью по моей скуле, осторожно надавив, чтобы я посмотрел на нее. И я посмотрел.

Она выглядела чертовски обеспокоенной.

- Я не сержусь на тебя, - выпалил я, потому что не хотел, чтобы она допускала такую мысль.

- Я знаю, - покивала она. - Но, думаю, что ты должен рассказать мне о нем больше, чтобы я была готова, если мы опять пересечемся.

- Этого, блять, больше не случится, - я дал заднюю.

Белла погладила пальцем мою нижнюю губу, и я вздохнул, стараясь не завестись сильнее, чем позволяли обстоятельства. Я почувствовал ее дыхание на своем лице, а потом она мягко прижала свои губы к моим.

- Мне очень жаль, малыш, я даже представит себе не могу, каково это было для тебя – видеть все это… Он ничего не сделал. Я в норме. Мы можем просто пойти домой? Поговорим потом, завтра. Я хочу просто забрать ТиКей и лечь спать, - ее голос успокоил меня. Белла погладила мои волосы. Я даже не понял, как случилось, что мы поменялись ролями. Это я должен был облегчать ее боль, а не она мою. Белла сегодня прошла через семь кругов ада, а в итоге сидит тут, успокаивая меня, как маленького, гладит мои волосы. Не то, что мне не нравится.

И тут я догнал, что она впервые назвала меня не Эдвардом, а это было ей совершенно не свойственно.

- Пойдем, Котенок, доставим тебя домой, - пробубнил я ей в губы, поглаживая костяшками пальцев по щеке. Я отстранился и посмотрел на нее.

Белла кивнула и открыла дверь, выкарабкиваясь из машины. Она ждала меня на тротуаре, вздрагивая на холодном ветру, который трепал ее волосы, и они танцевали, маня меня. Я взял ее под руку и повел к двери, остановившись только, чтобы стереть размазанную тушь, но в итоге только сильнее перепачкал ее лицо.

Я пожал плечами и слегка улыбнулся, потому что этот день просто каждую минуту отвешивал пинок по моей сраной заднице. Я вымотался и предпочел не упоминать, что Белла опять была похожа на телку из Бойцовского клуба. Она бы смутилась, если б я сказал.

Мы прошли мимо Маркуса, его глаза чуть из орбит не вылезли, когда он оценил наш внешний вид. Я бы врезал ему, потому что настроение уж больно располагало к наказанию за этот красноречивый взгляд. Белла насмешливо взглянула на меня, оценив мое выражение лица, пока я настырно давил на кнопку вызова лифта, вплоть до того, пока не открылись его двери. Белла вошла внутрь и странно посмотрела на меня. Я нажал 13 этаж, и двери закрылись. Она подняла глаза и увидела в зеркале свое отражение.

- Святое дерьмо, Эдвард. Какого дьявола ты не сказал, что я выгляжу как… Иисусе… - она таращилась на себя.

- Не сказал бы, что ты выглядишь, как Иисус, особенно, если учесть, что тебя оттрахали на капоте машины, - ответил я, стараясь разрядить обстановку.

Белла взглянула на меня и прикрыла рот ладошкой, хихикая.

- О, Боже, Маркус, наверн,о подумал… Я даже представить себе не могу. Неудивительно… - она осеклась.

- Неудивительно что? – я прищурился, заметив, как она застыла.

- Ммм? – она перевела взгляд с зеркала на меня и прикусила губу. Лифт остановился, и Белла повернулась к дверям, которые распахнулись перед нами, переплела наши пальцы и потянула меня в коридор.

Я остановился, понимая, что она направляется к себе и указал взглядом на свою квартиру, там, где моя постель, и где должна быть Белла этой ночью.

- Останемся у меня, - проговорил я, потому что мы уже договаривались об этом утром.

- Нужно забрать ТиКей. Она была одна весь день, и вчера тоже, к тому же мы в субботу везем ее к ветеринару. Ей нужно немного любви, - ответила Белла тихо.

- О-да, - кивнул я, чувствуя себя придурком, потому что забыл про кошку, которую Белла упоминала еще внизу, а я к тому же уже позаботился, чтобы зверюге было у меня комфортно.

ТиКей встретила нас сердитым мяуканьем. Белла подхватила ее на руки, обнимая, воркуя, словно с ребенком или типа того. Она повторяла, как сильно ее любит, просила прощения за вынужденное одиночество. Я почувствовал, как меня всего распалило, и мысленно закатил глаза, потому что завидовал долбанной кошке. Белла отдала мне ТиКей, пошла в спальню, чтобы взять сменную одежду и прочую хрень, нужную для ночевки у меня.

- Почему бы тебе просто не оставить часть вещей у меня, чтобы не таскать их с собой постоянно, - предложил я, облокотившись на дверной проем, поглаживая ТиКей по голове. Я, конечно, потащился за Беллой, чтобы посмотреть, как она снимает платье, переодеваясь в более комфортные вещи.

Она взглянула на меня адски ошеломленными глазами. С чего бы это? Ну, я, конечно, придурок с долбанным ОКР, но могу ведь и сдерживаться ради Беллы.

- Хмм, ладно, - медленно проговорила она, словно общалась сейчас с глухим или с тупым. Я ничего ей не ответил.

Просто смотрел, как она переодевается, складывает вещи в сумку, которую вынула из шкафа. В шкафу была куча коробок и всякой дребедени. Она застегнула сумку и направилась на кухню. Я потащился следом. Белла шарила по шкафам, в поисках кошачьей еды.

Мне слегка обеспокоило то, что она так долго ищет корм, подозревая, что эта рассеянность – эффект от лекарств. Белла кормила ТиКей несколько раз в день, странно, что ей пришлось перерыть добрую половину шкафов прежде, чем нашла то, что искала.

- Тебе это не нужно, - я взял несколько кусочков корма, потому что ТиКей рвалась из моих рук, чтобы добраться до еды. Она быстро слопала их, и я дал ей еще.

- Конечно, нужно, она же голодная, - рявкнула Белла.

Я вскинул бровь, потому что она никогда не разговаривала со мной в таком тоне, ну, или почти никогда, очень редко.

- Да, я в курсе, что она чертовски голодная, просто у меня есть корм для нее, так что не надо брать с собой, - я барабанил пальцами по столешнице, стараясь не огрызаться в ответ, потому что сегодня и так доставил Белле кучу проблем, нам нужно будет в скором времени их решать. Не сейчас, конечно, но скоро.

Она смотрела на меня с минуту. Ее нижняя губа дрожала, и я почувствовал себя полным ушлепком, потому что опять расстроил ее. Нужно было что-то делать и немедленно, или кто-то из нас взорвется, скорее всего, Белла, а я даже не представляю весь масштаб последствий этого взрыва, но уж точно они будут ужасными.

А если это буду я? Не знаю точно, что произойдет, но никому бы не пожелал это увидеть.

Я склонился и нежно поцеловал ее, извиняясь за свой косяк. Белла вздохнула, разомкнула ротик, приглашая меня внутрь. Я скользнул языком по ее губам, провел рукой по ее телу вниз, и девочка застонала. Раздалось недовольное мяуканье ТиКей, я засмеялся Белле в губы и выпрямился. Она выпятила нижнюю губу, надувшись. Охренительно миленькая.

Я забрал у Беллы сумку, отдал ей ТиКей, которая уже начала превращаться в кошку. Я не замечал, как она росла, но эта мелкая засранка никогда не отказывалась от еды, поэтому неудивительно, что все шло впрок. Белле бы так. Как только мы вошли в мою квартиру, я начал возиться с мисками для еды и воды, а Белла понесла сумку в спальню.

- Эммм, Эдвард, - позвала она из коридора. Я поставил еду для ТиКей на пол и почесал ее по головке.

- Да? – я увидел, как Белла меряет шагами коридор, держа в руках новую постель для котенка, или как там эта хреновина называется.

- Что это за чертовщина? - я понимал, что она изо всех сил старается не засмеяться, и снова я задергался от резкой смены ее настроения. Сегодняшний день просто раздолбал ее в хлам прямо с утра и потом, и снова, и на праздничном обеде, и ебаный ушлепок Джеймс, с которым я еще разберусь, но чуть позже. Ну, и я опять же со своим гребаным багажом и осознанием того, что я люблю ее. Это было слишком, потому что я не мог сказать Белле об этом ни сегодня, ни завтра, ведь признание может все разрушить к чертям.

- Эмм, это кроватка для ТиКей. То есть, я не знаю, будет ли она в ней спать, но какая разница, если хочешь, можешь себе забрать, я не против, просто хотел, чтобы у нее было тут местечко… - закончил я, а у Беллы глаза на лоб полезли.

- И ты пошел и купил ее? В магазине? – она опять посмотрела на кроватку в форме кекса с розовой глазурью и вышивкой, а потом снова на меня, пытаясь побороть шоковый ступор.

Я фыркнул.

- Конечно, нет, Белла. Я заказал ее по интернету. Я бы выглядел педиком, если б кто-нибудь запалил меня в магазине с этой штуковиной. Я еще вчера ночью хотел тебе показать, но тебя мало что интересовало, кроме моего члена, - ухмыльнулся я, наблюдая, как она вспыхнула румянцем и облизнула губы.

- О, ну, эммм… меня все это немного... увлекло, - почти прошептала она, направляясь в кухню, чтобы поставить кроватку на пол. ТиКей отвлеклась на секунду, заценила обновку и снова принялась за еду. Очевидно, она была слишком голодна, чтобы обращать внимание на что-то еще.

Белла хотела посмотреть кино, хотя буквально засыпала на ходу. Она надела мою футболку с длинным рукавом и штанишки для сна, свернулась в комочек на моих коленях и минут через десять вырубилась. Еще семнадцать минут я нюхал ее волосы, а потом отнес в кровать. Была уже полночь, и хотя я был полностью вымотан, но мозг просто не желал отключаться. Я открыл аптечку, схватил пузырек с таблетками, долго таращился на них, а затем принял одну и спрятал все обратно. Знаю, я сделал дерьмовую вещь и чувствовал себя ужасно, потому что не мог до конца доверять Белле.

Нет, я доверял ей, по большей части, но не когда дело касалось лекарств. Не хватало еще, чтобы я начал отслеживать, не приворовывает ли она мои таблетки, а это, к сожалению, могло случиться.

Белла спала на боку, свернувшись калачиком, ТиКей пристроилась на подушке рядом. Этот котенок всегда дрыхнет, уткнувшись в ее волосы. Я постарался не тревожить девочку, лег сзади, пристроившись поудобней, так, что ее спина прижималась к моей груди.

- Я люблю тебя, - проговорил я, чувствуя себя тупым дуболомом, статус которого получил несколько часов назад, мечтая, чтобы поскорее подействовала таблетка. Я уснул почти сразу.


~*~

Я проснулся совершенно сбитый с толку, нихера не понимая, что происходит, и заморгал, пытаясь прийти в себя. В комнате был мутный полумрак, часы светились красными цифрами, показывая пять утра. Перед глазами мелькали образы - последствия тревожного сна, который еще не до конца отпустил мое сознание, мучая видениями, которые я так сильно хотел бы забыть навсегда. Белла, истекающая кровью, с безжизненными глазами, белой, холодной кожей, мертвая, в спальне моих родителей. Я проглотил крик, рвущийся из моей груди, бросился к лежащей рядом Белле, раскутал её и повернул к себе, чтобы убедиться, что она в порядке. Само собой, так и было. Глупо, но мой больной разум нуждался в подтверждении: тактильном и визуальном. Мне просто нужно было знать, что с ней все хорошо.

Белла вздрогнула, тихо застонала и протянула руку, пытаясь найти меня.

- Эдвард? Ты в порядке? – пробормотала она, поглаживая меня по кровоточащему сердцу, повернулась и провела ладонью по ноге. Я улегся обратно, обняв её.

- Да, Котенок, порядок, просто дерьмовый сон, - я поцеловал её в макушку, а Белла уткнулась носом мне в шею. Уверен, она даже не просыпалась, ерзая на постели, прижимаясь губами к моему лбу, лениво теребя мои волосы.

- Ты мое все, – пробормотала Белла мне в волосы. Её пальчики замерли, и я зарылся лицом в её шею, ощущая кожей её пульс, слушая теплые слова. Это расслабило меня, и я снова забылся беспокойным сном.

Я проснулся через несколько часов от треска мобильного Беллы, который орал на всю комнату. Я застонал, но не сдвинулся с места, обрадовавшись, когда трубка, наконец, заткнулась. Но через несколько секунд завопила моя. Я схватил телефон со столика.

- Какого хера надо? – проворчал я, а Белла завозилась, постанывая.

- Скажи Белле, чтобы вытаскивала свой зад из постели, мы опаздываем, - Элис почти рычала в трубку. - Я жду её через полтора часа.

Белла распахнула глаза и заскулила.

- Скажи, что я её слышу, - продолжала орать Элис мне в ухо. Клянусь, я порежу ножницами все её лифчики, если она не прекратит это дерьмо!

- Я слышу, я встаю, - прохрипела Белла адским голосом, перелезла через меня, направляясь в ванную. Она поправила белье, пока шла, обнажив половинку попки.

- Поговорим попозже, Элис, - сказал я и повесил трубку прежде, чем она успела сказать еще что-то, и упал обратно на подушку, тщетно пытаясь снова заснуть.

Белла вышла из ванной через полчаса и выглядела очень горячо в джинсах и простой голубой рубашке. Я осмотрел её шею, ища следы своих укусов, но все было совсем не так плохо, как я боялся. Она прикрыла шейку волосами и поцеловала меня прежде, чем я успел открыть рот.

- Увидимся позже? – спросила она.

- Ага, останешься у меня снова? Просто позвони, когда придешь домой, я сегодня сделаю тебе дубликат ключа, поэтому больше не придется беспокоиться об этом дерьме, - покивал я.

Телефон Беллы снова звякнул.

Она прочитала сообщение.

- Элис стоит за твоей дверью, - улыбнулась она мне, будто бы извиняясь. Я пытался понять, что она на самом деле чувствует, будучи уверен в том, что она уже приняла колеса в ванной.

Как только двери лифта закрылись, и Белла отважно отправилась навстречу безумию Черной пятницы с Элис, Роуз и Эсме, я прошел по коридору к её квартире. Меня совершенно не смущало вторжение в её личную жизнь, за что я яростно себя ненавидел. Мне нужна информация, которой интересовался Карлайл, если я собираюсь бороться с её таблетками.

Я прошел прямо в ванную, ища рецепты, имена докторов, и переписал все на бумажку. Это были все те же препараты, кроме одного. Я схватил пузырек, пытаясь вспомнить, видел ли его раньше, но не смог, записал название таблеток и имя врача, которое показалось мне смутно знакомым.

Вернувшись к себе, я тут же позвонил Карлайлу, но был переведен на голосовую почту. Я включил ноутбук, ввел название «Рисперидон» в строку поиска, кликнул на первую ссылку, начал читать. Во рту пересохло, тело просто онемело, пока я штудировал информацию на экране.

Зазвонил телефон, но я был не в силах двинуться, вздохнуть, даже думать. Не знаю, как долго орал мобильный, прежде чем я снял трубку, увидев, что это Карлайл перезванивает мне.

- Какого хера ты мне не сказал? – процедил я сквозь зубы.

- Не сказал чего, Эдвард? – Карлайл говорил сбивчиво, кажется, чертовски нервничая. И правильно, потому что я уже практически слетел с катушек.

- Рисперидон? Какого хера Белла на психотропных препаратах? Она же, бля, не сумасшедшая, Карлайл! Припизнутая слегка, но, нахер, не чокнутая же! Скажи мне, что она, блять, не чокнутая! - вопил я, не в силах контролировать панику, которая поглощала меня, потому что я просто не мог принять то, что только что узнал. Неужели не достаточно и того дерьма, которое уже есть? Господь еще не устал долбить меня? Неужели я не заслужил ни одного подарка от этой гребаной жизни?

- Это не то, о чем ты подумал, Эдвард. Успокойся. Я уже еду. И – нет. Белла не чокнутая, - голос Карлайла раздавался как будто издалека, но я уловил суть. Именно это позволило мне самому сохранить остатки разума.

Глава 26 – Рябь на воде

 

~*~ Белла ~*~

Потрясенная, я сидела в Ауди Эдварда; окно со стороны водителя было открыто, и холодный ночной воздух врывался внутрь автомобиля, заставляя меня дрожать, пока я наблюдала, как на Эдварда надевают наручники и отводят к полицейской машине. Я даже представить себе не могла, в каком бешенстве находился Эдвард, потому что даже я видела, что офицер Кросс смотрит на меня совершенно непотребно – почти так же, как Эдвард, только от взгляда офицера моя кожа покрывалась мурашками. Я заметила, как он поправил свой член, когда я откинула волосы на спину. Только дома я поняла его реакцию и слова, которые он сказал, когда попросил меня выйти из Ауди: вся моя шея была покрыта фиолетовыми следами от укусов.

Когда я шагнула в холодный ноябрьский воздух, офицер Кросс слишком близко подошел ко мне - его тело практически соприкасалось с моим. Это было очень непривычно, и я занервничала. А когда он приказал мне положить руки на багажник Ауди, страх, который мешал дышать, окончательно вырвал меня из дымки сна, вызванного таблетками, а разбушевавшийся в крови адреналин развеял наркотический туман, в котором я находилась. И я физически ощутила сексуальный подтекст в словах офицера, их тяжесть, и жар его тела.

- Раздвинь ноги, Изабелла, - сказал он низким голосом, пнув меня по ногам. Эта команда была пугающей, жуткой. Я почувствовала, как его пальцы пробежали между моих ягодиц, а потом он начал похлопывать меня. Его руки двигались по грудной клетке, под выпуклостью моей груди, а потом заскользили по ней вверх-вниз. Меня затошнило от его прикосновений, но я не двигалась, не дышала, боясь, что, если я хоть как-то среагирую, Эдвард поймет, что происходит - если еще не понял - и попытается убить копа.

И я останусь одна. Если это произойдет, я не выживу. У меня не было и тени сомнений в этом. Поэтому я с силой прикусила язык, ощутив вкус меди во рту, как только мои зубы пронзили кожу. Я почувствовала, как по внутренней стороне моего бедра течет жидкость, результат нашего… соития на капоте… скользил по моей ноге вниз, и я не могла ничего сделать, чтобы остановить его.

- Знаешь, а ведь мы с Эдвардом были когда-то очень хорошими друзьями, Изабелла, - проговорил он, крепко прижимая руки к моим бедрам, двигая ими вверх и вниз, приближаясь к местам, где меня никто не должен касаться, лишь Эдвард. Я закрыла глаза и крепко зажмурила их, боясь, что сделаю что-то, и Эдвард перейдет черту, а я последую за ним. Я понимала, что подвергаюсь сексуальному насилию, и знала, была уверена на сто процентов, что, если бы представилась возможность, этот мужчина сделал бы со мной невообразимые вещи. Мое горло судорожно сжималось, но я пыталась дышать ровно, стараясь ни чем не выдать того, что происходит, Эдварду, который, запертый на заднем сиденье полицейской машины, беспомощно наблюдал за нами.

Я чувствовала его взгляд, я представляла его отчаяние, потому что мое разрывало мне сердце. Я понимала, какую боль причиняет Эдварду все происходящее, как он будет винить себя из-за этого больного ублюдка.

- Мы были неразлучными друзьями, Изабелла, и всем делились. Он рассказывал тебе об этом? – его руки пробежались по моей голени. Зачем? Я еле сдержала дрожь, когда он провел пальцами по лодыжке и полез выше, до колена, под платье. Холодными, липкими, тошнотворными пальцами. Они соприкоснулись с влажностью, которая ручейком текла из меня по ноге.

Он издевательски ухмыльнулся, почувствовав влагу под своими пальцами, и ущипнул кожу на коленке.

- Ой, бля, отлично, Изабелла! Интересно, он не будет против поделиться со мной? Тем более, что он так хорошо подготовил тебя для меня. Я обычно не пользуюсь объедками, но для тебя я бы сделал исключение. Ты ведь явно любишь, когда сильно и грубо, да? Трахались прямо на капоте машины? Звучало ох как горячо. Или я не прав? Сомневаюсь в этом.

На долю секунды я подумала, что он блефует: увидел метки на моей шее, поцарапанную машину, сделал выводы, а все остальное додумал.

- Ну, правда, Белла, кто бы мог подумать, что эта маленькая девочка, бегающая полуголой по двору, будет трахаться с ошметками общества и умолять о большем? Я надеялся, что ты придешь в себя, и, конечно, следил за тобой. А ты все больше и больше увязала в этом чертовом неудачнике. Не могла придумать ничего лучше? Я бы уж помог тебе воспрянуть духом.

Меня передернуло, когда я осознала, что он действительно видел нас, наблюдал за нами и абсолютно точно все слышал. Эта мысль перевернула мой желудок, желчь поднялась к горлу и опалила его. До меня медленно доходил смысл его слов, но сквозь туман страха и гнева я все же поняла, что он говорил обо мне в прошедшем времени. А значит, он довольно долго следил за мной. Тут же всплыли воспоминания о полицейской машине, стоящей около моего дома, об автомобиле, который следовал за нами, когда мы с девчонками возвращались из магазина. И он действительно знал меня ребенком. Как такое возможно? Я была в полном замешательстве. Особенно от мысли, что Эдвард когда-то дружил с этим ужасным человеком.

Его рот был рядом с моим ухом, он стоял позади меня, но, слава Богу, не касался меня своим телом. Я даже представить себе не могла, что сейчас чувствует Эдвард. Моя кровь застыла в венах, когда Джеймс сказал:

- Я бы ебал тебя до тех пор, пока в твоих глазах не полопались бы сосуды. И тебе бы это понравилось, поверь. Я и сейчас могу это сделать.

Я непроизвольно содрогнулась. Он угрожал мне. Самым извращенным образом. И я старалась выстоять, не рассыпаться на кусочки. Я прикусила внутреннюю сторону щеки, пытаясь сдержать рыдания, которые от страха рвались из груди. Ужас от мысли о том, что этот человек может сделать со мной, что он дотронется до меня, сдавил мои легкие.

- Я однажды уже делал это. Разве Эдвард не делился с тобой? – продолжал Джеймс. Его пальцы сжали мою руку, лежащую на багажнике. – Он же это прекрасно помнит. Он трахал девицу, я не помню её имени, с такими же, как у тебя, волосами. И в это же время она мне отсасывала. Я так ебал её рот, что белки её глаз налились кровью. Ты бы видела лицо Эдварда в этот момент. Чертовски неподражаемо.

Я знала, что в прошлом Эдвард не был белым и пушистым. Я знала, что он делал то, о чем бы не хотел вспоминать, но эта картинка… Такое я не могла вынести, и в ужасе обернулась, молясь, чтобы хоть кто-то проехал мимо. Ну, не может же эта дорога быть настолько пустынной, праздник, не праздник! Хотя, он мог затащить меня в канаву и сделать со мной все, что хотел. Я была готова пережить авиакатастрофу еще много-много раз, лишь бы не это. Поэтому воспользовалась единственным оружием, которое у меня было: моим покойным отцом. Лишь это могло остановить Джеймса, лишь это могло спасти мне жизнь, потому что я точно буду сопротивляться. Лишь это спасет жизнь Эдварду, потому что он убьет офицера полиции Джеймса Кросса, как только тот покончит со мной.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.