Сделай Сам Свою Работу на 5

Источники древнеиудейского права

История еврейской юридической литературы начинается с Библии, вернее, с Ветхого Завета, в оригинале именуемого «ТаНаХ»[8]. Можно считать установленным фактом, что древнейшие тексты ТаНаХа относятся к XIII-XII в.в. до н.э., а самые поздние – ко II веку до н.э.

Согласно мнению еврейских правоведов, силой закона обладают только первые пять книг ТаНаХа – Письменная Тора (Пятикнижие Моисеево): Бытие (Берейшит), Исход (Шемот), Левит (Вайикра), Числа (Бемидбар), Второзаконие (Дварим). В Пятикнижии, в свою очередь, ученые находят сочетание нескольких сводов законов: Десять заповедей (Декалог) (которые повторяются дважды), Книга Договора (заключенного между Всевышним и народом), Кодекс Святости (включая правила ритуала и быта), Второзаконие (один из наиболее поздних кодексов; свиток с текстом Второзакония был найден при раскопках примерно в 622 г. до н.э.). Имеются также установления, не входящие в эти своды. Эти кодексы религиозных, этических, гражданских и уголовных предписаний охватывают все сферы жизни человека: диетологию и педагогику, половую жизнь и таинства смерти, устроение армии и земельное законодательство, отношения между народом и политическими вождями и т.д.

Однако исторической и принципиальной основой всего еврейского права считаются так называемые 10 заповедей (ДЕКАЛОГ), которые являются «выжимкой» из 613 заповедей, содержащихся в Торе. Заповеди можно условно разделить на 3 группы предписаний: 1) главные требования древнееврейской религии: единобожие, запрет на поклонение другим богам и на идолопоклонство; 2) постановления религиозно-бытового характера, требования к образу жизни: соблюдение выходного, субботнего дня, почитание родителей и т.д.; 3) общие запреты, нарушение которых преступно не только с этической, но и с религиозной точки зрения: запрет убийства, прелюбодеяния, лжесвидетельства против ближнего, запрет посягательства на жену и имущество ближнего.

Используемое в историко-правовой науке понятие «ТОРА» включает не только Тору Письменную, но и Устную Тору. По преданию, Тора (обе ее части), полученная Моисеем на горе Синай, предшествовала сотворению мира (Талмуд сравнивает ее с чертежом, в который смотрит архитектор, когда возводит здание), и потому остается актуальной до конца времен, до завершения мира. Устная Тора содержит толкования, помогающие понять суть заповедей Письменного Учения. В течение длительного времени она существовала исключительно в устной форме. Лишь в относительно более поздние времена она было записана и, в конечном итоге, оформлена в Талмудах: Иерусалимском (399г.) и Вавилонском (499г.).



К началу I века н.э. у евреев возникают различные юридические школы и доктрины. Среди наиболее известных, упоминают противостояние школ Шаммая и Гиллеля. Направление, связанное с именем раввина Шаммая,отстаивало позиции «старого права», точного следования букве старых законов, тогда как последователи раввина Гиллеля, председателя Сангедрина в I в. н.э., ставили на первое место идею правовой справедливости.

Во II веке раввин Йегуда Га-Наси предпринял первую попытку кодификации Устной Торы, опираясь на предшествующие «устные кодификации». Сборник получил название «МИШНА». В силу того, что это был первый опыт систематизации Устного Учения, со временем, выявилось много пробелов, и возникла необходимость в их восполнении. В результате, в иудейских общинах на территории Вавилонии и Иудеи составляются особые своды нововведений к праву под названием ГЕМАРА («Восполнение»), посвященные, главным образом, семейным и имущественным отношениям.

Позднее, из МИШНЫ и ГЕМАРЫ возникают ТАЛМУДы(Вавилонский и Иерусалимский, упомянутые выше). Наиболее авторитетным считался Вавилонский Талмуд, изданный через 100 лет после Иерусалимского, что позволило включить в него более полный спектр норм, регулировавших возникшие общественные отношения.

С падением еврейской государственности иудейское право не прекратило своего существования. До начала V века римляне, завоевавшие Иудею, разрешали применение там древнего права и деятельность собственной юстиции Сангедрина. В средневековой еврейской культуре продолжилась работа по толкованию и комментированию сборников древнееврейского права. Развитие средневекового иудейского права было связано с именем Рамбама (раввин Моше бен Маймон, Маймонид (1135-1204)), крупнейшего кодификатора Галахи, автора галахического кодекса «Мишнэ Тора» и философского труда «Морэ невухим».

В настоящее время основная часть Устного Учения записана в книгах, которые, по своему содержанию, делятся на: галахическую литературу (от слова «галахот» - «законы и правила поведения»), т.е. собственно юридическую и аггадическую литературу (от слова «аггада» - «сказание», «легенда»).

 

Система права Древней Иудеи

 

Имущественные отношения. Древнееврейское имущественное право характеризуется, прежде всего, неразработанностью понятия частной собственностина землю. Очевидно, связано это было с убеждением иудеев, что земля находится в собственности Всевышнего: «Землю не должно продавать навсегда, ибо Моя земля: вы пришельцы и поселенцы у Меня». При этом, четко определялось различие в статусе недвижимости городской и сельской (Вайикра (Лев.) 25: 29-31).

В целом, правовое положение объектов земельного присво­ения разграничивался следующим образом: родовая земля, которая не могла отчуждаться безвозв­ратно и благо­приобретенное недвижимое имущество, которое могло быть объектом купли-продажи (очевидно, городской жилой дом с участком).

Родовая земля считалась принадлежащей Богу (Он - хозяин Обетованной земли, отдавший ее в пользование избранному им народу, каждому отдельному племени и роду). Считалось, что евреи владеют землей как бы на условиях наследственного держания от Бога за обязанность исполнять его заповеди. При «продаже»[9] за пределы рода такие земли в Год Роговых Труб (Юбилейный Год), т.е. по окончании 49-ти­летнего цикла на 50-тый год, должны были возвращаться роду, которому они исконно принадлежали (хотя и не обязательно лицу, непо­средственно ими обладавшему до отчуждения (Вайикра (Лев.) 25:8-34))[10] с целью перераспределения.

Особый статус приписывался земельному владению священнослужителей – левитов (или храмовое владение), которое было практически в их неограниченном пользовании. «А угодья их при городах нельзя продавать, ибо это вечное владение их» (Вайикра (Лев.) 25: 34).

На пользование земельными владениями был установлен ряд религиозных ограничений: в книге Шемот (Исход) предписывается 6 лет обрабатывать свою землю и собирать плоды, но в 7-ой год требовалось «оставить ее в покое, чтобы питались неимущие из народа твоего и звери полевые».

Дома в городах не перераспределялись в Юбилейный Год, т.к. на этот вид собственности распространялись законы городской жизни. Более того, у продавшего свой дом сохранялось право выкупа в течение 1 года со дня продажи (за ту же самую цену) (Вайикра (Лев.) 25: 29-30).

Что касается приобретения и отчуждения вещей движимых, то законодатель не устанавливает здесь никаких серьезных ограничений, кроме моральных.

 

ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ПРАВО

Согласно еврейскому праву, возраст, в котором индивидуум достигает значительной дееспо­собности (для заключения брака, например) - 13 лет и 1 день для мальчиков и 12 лет и 1 день для девочек. Действия, совершенные лицами, достигшими данного возраста, имеют полную юридическую силу. Действия несовершен­нолетних, напротив, не имеют юридической силы; в частности, они не могут ни подписывать контракты, ни передавать право собственности. Не считаются дееспособными также умственно неполноценные и глухонемые (имеется в виду глухонемые от рождения, так как предполагается, что у них не было возможности учиться оценивать свои поступки).

Договоры должны были заключаться публично: в особой символической форме при свидетелях или перед судом.

В отдельных видах договоров исполнение обеспечивалось оформлением заклада на имущество должника, в ряде других соглашений – посредством письменных обязательств, которые должны были точно следовать установленным на тот или другой случай правилам.

Древнеиудейское право знает следующие виды обязательств: из договоров и из причинения вреда.

А) Из договорных отношений:

1. Купля-продажа. Как отмечалось выше, в отношении земли, продажа приравнивалась к закладу: следовало учитывать периодические переделы земельного фонда. Сделки по поводу движимых вещей носили более свободный характер, однако следовало соблюдать установленные Пятикнижием правила честной торговли: «И если продаете что ближнему своему или покупаете, не обманывайте друг друга» (Вайикра (Левит)). В книге «Дварим» (Втор.) запрещается использовать подложные весы и меры «дабы продлилась твоя жизнь на земле». Таким образом, правовое регулирование торговли достаточно примитивно; запреты недобросовестной деятельности обеспечены санкциями, преимущественно, сакрального характера.

С развитием коммерческой жизни, все более острой становилась проблема защиты интересов покупателя. Во избежание затруднений в торговли и дабы защитить права добросовестного покупателя, на случай эвикции вещи, Мишна вводит постановление, согласно которому, в случае, если объявится настоящий собственник вещи и потребует ее возврата, покупатель может требовать у продавца выплаченную тому выкупную плату, и только после этого обязан вернуть вещь. Это постановле­ние называется в Талмуде «рыночным» (Талмуд, трактат «Бава Кама», 115а).

2. Мена. Конкретные товарораспределительные сделки, как правило, реализовались в форме обменных отношений: имущество на имущество или имущество на услуги.

3. Заем. Специфика договора займа состояла в том, что для единоплеменников он напоминал добрососедскую сделку, так как взимание процентов с должника-единоверца было запрещено (Шемот (Исх.), 22:25).

Законодатель стремился защитить долж­ника от порабощения. Ряд заповедей Торы предписывает милосердное отно­шение к должнику. Например, запрещается брать в залог вещи, исполь­зуемые для приготовления пищи, запрещается входить в дом должника для того, чтобы забрать залог, а отданную в залог последнюю одежду велено возвращать должнику до захода солнца (Шемот (Исх.), 22:26-27; Дварим (Втор.), 24:6, 10-13). Кроме того, согласно книге «Дварим» (Втор.) каждые 7 лет все долги прощаются. На практике, однако, эти законы не всегда строго соблюдались, и бы­вали случаи, когда, под влиянием обычаев, в некоторых районах несосто­ятельных должников продавали в рабство. В VII в. до н.э. в Иудее был принят закон, ограничивавший долговое рабство шестью годами, т.е. на 7-ой год должнику возвращали свободу и даже предоставляли «подъемные».

Со временем возникает новая форма гарантии исполнения обязательств - «порабощение» имущества должника. Проще всего гарантировать возврат долга правом изъятия земель должника, так как недвижимость не исчезает, не портится, ее невозможно спрятать или увезти. С момента возникновения долга кредитор приобретает право удержания недвижи­мого имущества должника. При этом долг дает кредитору не только основание для иска, но и реальную власть над землей должника.

В связи с тем, что злоупотребление заповедью о прощении всех долгов на 7-ой год становилось все более частым, в результате чего богатые люди, опасаясь невозврата долга, перестают давать взаймы деньги бедным, мудрец Гиллель в I в. вводит закон о прозболе. Согласно данному закону, кредитор, дабы получить назад сумму займа, может передать свое право истребования долга судебной инстанции (до истечения 6-го года с момента заключения договора займа), т.к., считается, что заповедь о прощении долгов касается только физических лиц.

4. Личный найм.Книга «Дварим» (Втор.) требует не притеснять «наемника, бедного и нищего из братьев твоих или из пришельцев твоих… В тот же день отдай плату его до захода солнца, ибо он беден, и ее ждет душа его». Эта идея повторяется в книге «Вайикра» (Лев.): «Не обирай ближнего твоего и не грабь, не задерживай у себя на ночь заработка наемника твоего до утра».

5. Имущественный найм.

6. Поклажа.Существовала как возмездная, так и безвозмездная сделка. Если при безвозмездной поклаже хранитель заявлял о пропаже вещи из его дома, он обязан был предстать перед судом и дать клятву с представлением свидетелей своей добросовестности. При ложном заявлении он должен был заплатить за вещь вдвое, однако, если обвиняющие его свидетели солгали, эта сумма взимается с них.

Б. Обязательства из причинения вреда:

По закону Торы тот, кто повредил вещь, обязан возместить ущерб. При этом неважно, был ущерб причинен злонамеренно или нет, так как Тора не проводит различия между ущербом, нанесен­ным преднамеренно и непреднамеренно (Мишна Бава Кама, 2:6).

Книга Исход предусматривает ответственность: за потраву чужого поля или виноградника («лучшим полем своим пусть заплатит»), за распространение пожара со своего поля на чужое, за повреждение взятого в наем скота (в случае отсутствия хозяина скота на тех же работах), за повреждение взятого на хранение скота (за исключением похищения или растерзания скота дикими животными), за вред, причиненный скотом владельца («если один бык забодал другого, то пусть подадут обоих и разделят деньги»), за неосторожность при проведении работ («если выкопает кто яму и не прикроет, и упадет туда бык или осел, деньгами да возместит он ущерб хозяину их, а туша будет его»). Книга Левит предусматривает возмещение ущерба за уничтожение скота: «А если убьет кто скотину, должен он заплатить за нее: животное за животное».

В случае незаконного использования чужого материала, школа Гиллеля (в отличие от своего оппонента - школы Шаммая - придерживающейся более суровых воззрений, напр., в случае использования чужой балки для возведения здания, следовало снести здание и вернуть балку), полагает, что при таких обстоятельствах достаточно возвратить стоимость похищенного, но не саму вещь: «Ибо если ты потребуешь снести здание и вернуть балку, он может и не рас­каяться».

Значительное обновление древнего права были связаны с появлением МИШНЫ. Сделки, совершенные к явному ущербу одной из сторон, можно было признать недействительными. В случае причинения материального ущербы, взысканию подлежал прямой и косвенный убыток. Размер взыскания зависел от конкретных обстоятельств.

Более развитыми стали сделки с недвижимостью, когда земля рассматривалась как частная собственность.

 

СЕМЕЙНОЕ ПРАВО

Заключение брака у евреев в древнейшие времена не сопровождалось формальностями и особыми религиозными церемониями. Клятвенное обещание вступающих в брак являлось единственным обеспечением нерушимости союза. Впоследствии, при совершении обряда бракосочетания вошло в традицию составлять письменный договор под названием «КТУБА», в котором, помимо прочего, устанавливался размер денежной выплаты жене на случай прекращения брака.

Согласно традиции, мужчины могли вступать в брак, начиная с 13 лет. Моисей установил также ограничения на браки с иноземцами[11] и с близкими родственниками. Исключением из второго ограничения является закон, предписывающий младшему (или среднему) брату жениться на вдове старшего брата, умершего бездетным. Этот союз носит название левиратного брака. Первенец, родившийся от такого брака, получал имя умершего, считался его сыном и продолжал его генеалогическую линию. Уклонение от левиратного брака влекло за собой обряд публичного бесчестия: вдова, сняв обувь с ноги отказавшегося деверя, должна была публично плюнуть ему в лицо, и дом его именовался отныне «домом разутого» (Дварим (Втор.) 25:5). Согласно Талмуду, во времена царей евреи, отправлявшиеся на войну, на всякий случай, чтобы, в случае гибели их на войне, братья не были обязаны жениться на их вдовах, оставляли жене разводное письмо.

При первом вступлении в брак девушка обязана была засвидетельствовать свою непорочность. Общественная мораль, отражавшаяся в нормах права, придавала исключительное значение сохранению девушкой своей невинности до вступления в брак. После первой брачной ночи должны были предъявляться для осмотра признаки девственности. Согласно книге «Дварим» ((Втор.) 22:13-21), в случае, если муж обвинял новобрачную в недевственности, родители обвиненной приносили признаки ее непорочности к городским воротам, где дело разбирали и приговор выносили «старцы» (старейшины). Если обвинение оказывалось ложным, муж должен был заплатить отцу новобрачной штраф в размере 100 сиклей серебра. Если же признаки девственности отсутствовали, виновная подлежала смертной казни через побиение камнями; экзекуция производилась у дома ее отца.

Положение мужа и жены в браке существенно отличалось. Муж должен был давать жене пропитание, одевать ее состоять с ней в супружеской близости. Жена обязывалась в безусловной верности и подчинении мужу: все свои имущественные приобретения она должна была передавать ему. Если женщина обвинялась в нарушении супружеской верности, она подлежала ритуальному испытанию (Бемидбар (Числа) 5:12-31). Наказанием, в случае подтверждения обвинения (испытание «горькой водой»), явилось бы проклятие, грозившее виновной женщине бесплодием. В то же время, древнееврейское обычное право допускало для мужчин некоторое «разнообразие» в виде многоженства (ради деторождения), хотя, идеалом все-таки считалась моногамия в браке. Многоженство у евреев было окончательно упразднено только в X в. н.э.

Развод признавался возможным по инициативе мужа и жены. Следует отметить, что законы развода необычайно суровы и необходимо было все тщательно обдумать, прежде чем прекратить предыдущий брак. Запрещалось возобновлять расторгнутый брак, если бывшая жена уже побывала замужем за другим мужчиной. Кроме того, если процедура развода не была надлежащим образом произведена, а женщина вышла замуж за другого, то все дети, рожденные после, будут иметь статус мамзера[12].

Рамбам в первой главе законов о разводе пишет, что женщина может быть разведена путем вручения ей разводного письма (ГЕТ), надлежащим образом оформленного. Женщина получает развод как с ее согласия и по ее желанию, так и против ее желания. Закон Торы не требует согласия женщины для действительности развода.

 

НАСЛЕДСТВЕННОЕ ПРАВО.Наследственное право также подчинялось родовому началу. Хотя собственником всего имущества считался глава семьи, он не имел права на завещание (поскольку у иудеев в то время не получили развитие отношения частной собственности на землю).

Наследование осуществлялось по закону, с учетом права первородства. Первородный сын занимал в семье особое положение, что объяснялось - с точки зрения самого общества - его божественной избранностью. Его привилегированное положение выража­лось в том, что он имел право на двойную долю наследства. Второзаконие гласит: «если будут 2 жены: любимая и нелюбимая, и первенец будет от нелюбимой, должен предпочесть он первенца и оставить ему вдвое больше из всего за право первородства».

Наследниками имущества являлись и другие сыновья умершего, причем, все они, кроме первородного, получали одинаковую долю; закон запрещал оказывать предпочтение кому-либо из сыновей. Дочь-наследница при отсутствии сыновей должна была выходить замуж за сородича, что призвано было гарантировать имущественную стабиль­ность рода. При отсутствии сыновей и дочерей, наследниками являлись братья умершего; при их отсутствии - братья отца умершего; при их отсутствии - ближайшие сородичи. Вдова имела право на возврат приданого и выделение специальной части семейного имущества.

Наследодатель не имел права нарушать признанный обычаем порядок наследова­ния, ибо, как отмечалось выше, составление завещания вообще не предусматривалось.

 

УГОЛОВНОЕ ПРАВО

При рассмотрении классификации преступлений можно применить ту же иерархию, что и в систематизации обязательственных отношений[13]: 1) преступления против Всевышнего и 2) преступления против человека. К первым относились прямые нарушения заповедей, т.е. наиболее тяжкие правонарушения: возведение богов-кумиров, злословие в адрес родителей, нарушение полевой межи, превратный суд, кровосмешение, скотоложство, греховные сексуальные действия, умышленное убийство. Все эти деяния однозначно предписывалось карать смертью.

Прелюбодеяния и половые извращения.Особое место среди преступлений, предусмотренных библейс­кими законами, отведено прелюбодеяниям и половым извращениям. Это и понятно: и то и другое вписывалось в «языческое» служение богам сиро-палестинского региона; кроме того, в условиях примитивного об­щества прелюбодеяние, оставаясь дозволенным и безнаказанным, могло подорвать его стабильность; наконец, оно рассматривалось как наруше­ние ритуальной чистоты не только самого преступника, но и всей общины в целом, что также, по представлениям эпохи, должно было отрицательно сказаться на взаимоотношениях общины с Всевышним и, следовательно, на ее благополучии. Именно поэтому обе редакции Деся­ти заповедей (Шемот (Исход) 20:14; Дварим (Второзаконие) 5:18) запрещают прелюбодеяния. В книге «Вайикра» (Левит) (18:6-20) эта заповедь конкретизируется. В том случае, если мужчина соблазняет девушку, он должен на ней жениться; однако если отец девушки отказывается отдать ее замуж, соблазнитель должен упла­тить выкуп за ее девственность, - несомненно, аналог брачного выкупа (Шемот (Исход) 22:15-16). В случае изнасилования, книга «Дварим» (Второзаконие) стремится установить наличие или отсутствие личной вины жертвы насилия.

Прелюбодеяние, мужеложство и скотоложство кара­ются смертью (Шемот (Исход) 22:18; ср. Вайикра (Левит) 18:22-23, 29; 20:10-21; Дварим (Второзаконие) 22:22-23:1). Запрещается и сакральная проституция, как женская, так и мужская (Дварим (Второзаконие) 23:18-19).

Убийство. Древнееврейское право изначально различало: убийство по злому умыслу и непредумышленное убийство (случайное, в драке).

Умышленное убийство карается казнью убийцы, причем даже алтарь не может, в этом случае, послужить убежищем; при неумышленном убийстве, убийца может скрыться от кровной мести родственников в одном из 6 городов-убежищ. Решение о том, было ли убийство умышленным и может ли убийца поселиться в городе-убежище принимает народное собрание общины. Суд же определял наказание или освобождал от ответственности, примиряя убийцу с родственниками жертвы.

К законам об убийстве примыкает и закон о бодливом быке (Шемот (Исх.) 21:28-36). Если бык забодал мужчину или женщину, то быка убивали, мясо его съедали, а хозяин быка признавался невиновным. Но если хозяин знал, что бык бодлив, и не принимал должных мер, то хозяин либо предавался смерти, либо выплачивал виру. Здесь очевидно стремление законодателя принять во внимание наличие или отсутствие преступной небрежности, повлекшей за собой особо тяжкие последствия.

К убийству (по последствиям для виновного) приравнивается и кра­жа свободного человека с целью продажи в рабство: преступление карается смертью (Шемот (Исх.) 21:16; Дварим (Второзаконие) 24:7).

Превратный суд и лжесвидетельство.Поскольку судья, рассматривающий спор, решает, порой, судьбу человека от имени Всевышнего, то и ответственность его велика. Лжесвидетельство каралось наложением на лжесвидетеля того же наказания, которое бы ожидало ложно обвиненного (Дварим (Втор.) 19:15-19).

2) Вторая группа правонарушений (против человека) представлена преступлениями против личности (членовредительство, оскорбление семьи, оскорбление рабов) и преступлениями против собственности.

При нанесении телесных повреждений, как и при убийстве, библейс­кий законодатель, определяя наказание, руководствовался принципом талиона: «око за око, зуб за зуб» (Шемот (Исх.), 21:23-25; Вайикра (Лев.), 24:19-20). Однако в некоторых ситуациях намечается отход от этого принципа. Так, в слу­чае драки, человек платит за лечение своего избитого противника, слег­шего в постель, и компенсирует его убытки вследствие потери трудоспо­собности (Шемот (Исх.), 21:18-19). Отступные выплачиваются и в том случае, если кто-либо из дерущихся ударит беременную женщину, вследствие чего произойдет выкидыш.

В вопросе о нарушении прав собственности, как и в сфере уголовного права в целом, в основе библейских установлений лежит идея компенсации причиненного ущерба. В «Книге Договора» приводится система санкций (Шемот (Исх.), 21:37-22:7). При краже быка или барана взыскиваются соответственно пять быков или четыре барана. Вор должен уплатить за украденное вдвойне. При отсутствии у него средств, вор должен быть продан в рабство. Аналогичные наказания предусматриваются за потраву и за убийство домашнего скота (Вайикра (Левит), 24:18, 21).

Убийство вора, застигнутого ночью на месте преступления, не подлежит каре. Только если взошло солнце, убийство вора, несомненно, по сакральным мотивам, рассматривается как преступление, требующее воздаяния за кровь.

Упоминаются также и государственные преступления. Так, например, в книге Иегошуа бин Нуна (Иисуса Навина) находим: «Всякий, кто воспротивится повелению твоему и не послушает слов твоих во всем, что ты ни повелишь ему, будет предан смерти» (1:8). Из этих слов, обращенных к Иегошуа, еврейские правоведы сделали вывод, что восставший против государственной власти подлежит смертной казни.

Наказания.Упоминающиеся в источниках наказания весьма разнообразны. Например, О.А. Омельченко перечисляет следующие виды смертной казни: сожжение, повешение, обезглавливание, убийство стрелами, камнями, удавление под пыткой, распиливание, четвертование, сбрасывание в море, раздавливание колесницей, кузнечными механизмами, растерзание зверями и многое другое. Однако, подавляющее большинство из перечисленных способов умерщвления виновного, если и применялись, то в догосударственный период. Талмуд, являющийся записью Устной Торы, запрещает мучительные наказания и, как показывают летописи греческих, римских и иудейских историографов, в случае применения на территории Иудеи подобных наказаний имели место народные возмущения (например, по поводу использования казней на кресте).

Т.о. из упоминаемых видов смертной казни (повешение, отрубание головы мечом, утопление) наиболее распространенным считалось повешение. Побиение камнями, столь часто встречаемое в тексте Ветхого Завета, носило, скорее, символический характер, так как нет свидетельств о широком его применении.

Практиковавшиеся ранее членовредительские наказания (отрубание рук, ног) были отменены решением Сангедрина как негуманные.

За преступления общественно-религиозного содержания (оскорбление мудреца, избиение должностного лица, насмешка над религиозным учением) полагалось отлучение от Храма и от возможности участвовать в обрядах.

Существовали телесные наказания: избиение палками или кнутом. Телесные наказания ограничиваются 40 ударами (Дварим (Второзаконие) 25:1-3). Позором считалось заключение в тюрьму.

Различий в наказании мужчин, женщин и детей не существовало, но законы требовали взвешенного отношения к назначению наказания, дабы не проявлять излишней жестокости.

Коллективная и индивидуальная ответственность. Изначально практиковалась коллективная ответственность. В случае, если за пределами селения найден труп, а убийца не известен, жители селения должны были совершить ритуальное очищение. На смену коллективной ответственности, в особенности, за сакральные преступления (ср. Шемот (Исход) 20:5-6; Дварим (Второзаконие) 5:9-10; Нав. 7:24-25; II Сам. 21:1-14), библейская правовая система (после 586г. до н.э.) более или менее последовательно проводит принцип личной ответственностичело­века за его деяния. Книга «Дварим» (Второзаконие) (24:16) требует не умерщвлять сына за отца и отца за сына; человек может быть подвергнут наказанию только за свое собственное деяние.

 



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.