Сделай Сам Свою Работу на 5

S www.mostik.org В www.rasstanovka.ru

 

Герхард: Так, но ведь родители ребенка решили о нем молчать?

Б. X: Этого они решить не могут, и по немецкому законодательству в том числе. У ребенка, во-первых, есть право знать, кто его родители и кто его бабушки и дедушки. А, во-вторых, он имеет право с ними познакомиться. Впрочем, это был прекрасный образ священного числа семь: ребенок, двое родителей и четверо бабушек и дедушек, тут всю мощь можно было почувствовать. Семь — число полноты. Герхард, еще вопросы есть?

Герхард: Конечно, я понимаю, что ребенок имеет право знать своих родителей. Я думаю, так и будет, потом ребенок узнает, кто его родители, чтобы он мог, если захочет, установить с ними контакт.

Б. X: Герхард, ты же умный человек и во всех отношениях очень чуткий. Но тут ты переплетен, ты сам этого не замечаешь, а потому здесь ты недееспособен. Одно уже то, что ты говоришь о ребенке «мой сын», показывает, что ты совершенно ушел от реальности. Ты сказал это на полном серьезе. Это переплетение. Ты не отдаешь себе в этом отчета, тут действуют другие силы. Этим я только хочу тебе сказать, что твое знание здесь ничем не поможет. Решение находится на другом уровне. Сара задает вопрос по поводу комментариев после расстановок и спрашивает, могут ли они помешать.

Б. X.: Стоит сделать на шаг больше, чем необходимо, и все, что было достигнуто, оказывается под вопросом. Стоит мне сказать человеку больше, чем для него необходимо, и все, что было достигнуто, оказывается под вопросом. Это очень опасная интервенция. Особенно она опасна тогда, когда я, не подумав, делюсь своими ассоциациями, например: «А еще мне пришло в голову...». Теперь он вынужден заниматься мной, вместо того чтобы оставаться с собой. Я, так сказать, отбираю у него накопленную энергию и перетягиваю ее на себя. Это своего рода эмоциональное воровство. Но бывают и важные сообщения после расстановок, идущие из собственного опыта, вот они помогают. Но тогда в них нет никаких интерпретаций.

Приведу пример:

Ребенок входит в сад. Он удивляется всему, что растет, прислушивается к пению птиц в кустах. Потом приходит мать и говорит: «Это прекрасно». Теперь, вместо того, чтобы удивляться и слушать, ребенку приходится слушать слова, и связь с



тем, что есть, подменяется чьей-то оценкой. Вмешательство нарушает непосредственное восприятие. Это оказывает плохое воздействие.

Правило тут очень простое: когда тебе приходит какая-то мысль, посмотри на человека и проверь: если я ее выскажу, это станет для него подарком? Даст ли силу, укрепит или помешает? Сообразуясь с этим, я могу действовать. Так что здесь нет твердых правил, но каждый должен делать это ответственно и согласно своему восприятию.

Герхард сидел после расстановки несколько озадаченный. Тут нельзя его трогать, иначе ему придется устанавливать контакт с кем-то другим. Другое дело, если ему действительно нужна помощь.

На четвертый день после перерыва на обед

Расстановка родительской системы Герхарда. В нее входят родители Герхарда, брат (старше Герхарда на пять лет) и он сам.

Исходная расстановка родной семьи Герхарда:

После расстановки первого образа:

Отец: Я чувствую сильную связь со старшим сыном, меньшую с Герхардом и почти никакой с женой. Вот так.

Мать: Я не чувствую почти никакой связи, у меня мало контакта с мужем, больше со старшим сыном и недостаточно с младшим.

Брат: Мне комфортнее всего с матерью, с отцом связь сильная, но почти даже слишком сильная, а брата почти нет.

О желании помочь

Участница семинара по имени Петра во время первого круга говорит: «В своей практике я убеждаюсь в том, что в терапии можно уработаться до смерти, а ничего решающего не произойдет».

Б. X: Терапевт урабатывается до смерти...

Петра: ...а ничего решающего не происходит.

Б. X: Потому что он слишком много о себе воображает.

Петра: Потому что хочет помочь.

Б. X: Чтобы разоблачить эту позицию, я расскажу тебе одну маленькую историю. Если ее поймешь, возможны последствия.

Вера

Некто рассказывает, что стал свидетелем беседы двух людей, споривших о том, как бы среагировал Иисус, если бы Он сказал больному: «Встань, возьми постель твою и иди в дом твой!», а тот бы ответил: «Но я не хочу!»

В конце концов один из них сказал, что сначала Иисус бы, наверное, помолчал. А потом повернулся бы к своим апостолам и сказал: «Он чтит Бога больше, чем я».

Если мы придем к такой позиции, начнется новое измерение.

Пример:

Однажды в курсе принимала участие женщина, страдающая рассеянным склерозом. Я провел с ней в группе гипнотерапию, то есть она в состоянии легкого транса вернулась в детство и вдруг увидела себя маленькой девочкой, стоящей на коленях у постели парализованной матери. Она была полна любви к матери. На этом я остановился.

Потом одна участница курса простодушно сказала: «Мне бы так хотелось, чтобы ты сумел ей помочь». Эти уровни не соприкасаются. Если оставаться на уровне женщины и с благоговением видеть, что здесь действует судьба, то высвобождаются силы, находящиеся за пределами того, что мы планируем. Тогда можно сдержаться, и такая сдержанность есть высочайшая любовь.

Факел добра в мировой копне сена

Во время круга после расстановки ситуации с приемным ребенком одна из участниц, Хильдегард, говорит: «Как раз во время расстановки с приемными детьми мне подумалось о приемных детях моего брата, они из разных семей. Одному из них очень плохо».

Б. X.: Ты должна это оставить, оставить там. Есть такие решения, при которых ты не вмешиваешься.

Хильдегард: Но разве нельзя как-нибудь в подходящий момент, если такой представится, попытаться вмешаться?

Б. X: Нет, нет. Однажды у меня была одна терапевт, дочь которой вопреки ее совету вышла замуж за мужчину, больного шизофренией. Теперь у них много детей, а мать и дочь с тех пор не находят общего языка. Конечно, ей, терапевту, тяжело, что именно с дочерью у нее плохие отношения. Тогда я сказал ей: «Два года никаких контактов. Оставь ее на два года в покое». Через два с лишним года я получаю от нее письмо. Она снова навестила дочь, и все было просто прекрасно.

Хильдегард: Но я о нем никогда еще не заботилась.

Б. X.: Некоторых не удержать от того, чтоб они бросили факел добра в мировую копну сена (веселье). Один швейцарец рассказал мне такую историю:

Было два друга. Как-то вечером один из них заболел, и другой всю ночь, не смыкая глаз, просидел у его постели и наутро умер, а больной выздоровел.

Я хочу рассказать вам еще одну историю. Дело в том, что одному человеку удалось разгадать секрет хорошей психотерапии. К великому стыду, это был не профессионал, а некий граф Бобби. У него была маленькая собачка, которую он очень любил. Однажды ему нужно было уезжать, и он отвез собаку к своему другу и сказал ему: «Смотри, каждый день ее чем-нибудь радуй». Друг ответил: «Хорошо». Когда граф Бобби вернулся из отпуска, он тут же отправился к другу, чтобы забрать свою любимицу. Войдя, он увидел, что друг держит его собаку за хвост и вертит ее, а собака жалобно визжит. Граф Бобби сказал: «Ради Бога, что ты делаешь с моей собакой?» Тот ответил: «Я ее радую. Вот увидишь, как она обрадуется, когда я ее отпущу». (Веселье.)

Ветер дает дух жизни и нашим детям. Так что если мы продадим вам нашу страну, вы будете должны сохранить ее нетронутой и святой, как то место, куда человек может прийти чтобы попробовать на вкус ветер, насыщенный сладостью луговых цветов...»



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.