Сделай Сам Свою Работу на 5

Когда в Амман пришел Дьявол

Однажды старая женщина, отправилась из своей деревни в город Амман, чтобы навестить внука. Стояло жаркое лето, когда на пыльной и раскаленной дороге она повстречала уставшую, но все же зловещую фигуру, закутанную в черный плащ.

"Доброго утра!" сказала она, потому что больше ей нечего было сказать, и еще потому что селяне всегда приветствуют друг друга.

"И злого утра тебе, о женщина!" огрызнулся путник.

"Хорошенький способ поддержать беседу," сказала старуха, "и кто же ты такой, что позволяешь себе говорить такие вещи детям Адама?"

"Я ненавижу детей Адама - и позволяю себе говорить так, потому что я сам Дьявол!" прорычал тот.

Старуха, ни капли не испугавшись, спросила: "И что за дела у тебя в великом городе?"

"Ну," произнес Дьявол, "в таком месте для меня всегда найдется дело."

"Не очень то ты похож на Дьявола, на мой взгляд. По моему я смогу сделать все то же, что и ты, в любой день недели."

"Отлично," ухватился Дьявол, "Я дам тебе три дня, и если ты сделаешь в Аммане то, хуже чего не сделаю даже я, я обещаю оставить этот город до конца своих дней..."

Они заключили сделку и вошли в город.

"Когда начнешь?" спросил Дьявол, которому не терпелось увидеть хоть какие-нибудь безобразия.

"Я начну прямо сейчас, и ты можешь наблюдать за мной, с условием что сам станешь невидимым."

"Так пойдет?" спросил он, и старуха перестала его видеть, продолжая чувствовать его горячее дыхание возле своего уха. "Приступай же", проскрежетал он нетерпеливо.

Старуха отправилась к магазину самого богатого торговца тканями в городе, и сев у входа попросила его принести самого лучшего шелка.

"Это должно быть что-то действительно необычное", сказала она, "Мой внук влюбился в жену одного богатого господина, и хотел бы преподнести ей подарок, который она долго не забудет, чтобы смягчить ее сердце по отношению к нему. Она сказала, что уступит ему, если он подарит ей отрез лучшего шелка, что только можно купить за деньги."



"Это все не мое дело, вам нет нужды распространяться о подробностях," говорил торговец, "но вам повезло: у меня как раз есть то, что вы ищете: кусок лучшего в мире шелка. У меня было два куска, но один я продал в королевский дворец, так что вы можете представить себе качество."

Старуха принялась разглядывать кусок и сказала торговцу:

"Все таки это весьма дорогая вещь, и скорее всего я куплю ее. Скажи, ты обращаешься так со всеми важными покупателями?"

"Что ты имеешь ввиду?" спросил купец.

"Ну по крайней мере, принеси мне трубку табаку, чтобы я могла покурить, пока не приму решение..."

Трубка немедленно появилась, и в маленьком ящичке тлел уголек, чтобы женщина могла прикурить. Так же немедленно возле нее появилась коробка со сладчайшей пастилой.

Бормоча что-то про себя, старуха теребила материю и ела пастилу, в промежутках затягиваясь табаком. Внезапно купец к ужасу своему заметил, что она запачкала бесценную материю липким медом со своих пальцев, и даже хуже! - она наклонила трубку и уголек вывалился и упал прямо на ткань, и прожег в ней дырочку!

"Ай! Безмозглая старуха!" запричитал купец, "ты испортила ткань!"

"Вовсе нет. Я просто отрежу этот кусок, когда буду кроить, и все будет в порядке, к тому же это все равно, так как я беру эту ткань. Сколько ты сказал она стоит?"

"Сто фунтов," сказал он, надеясь заключить сделку на пятидесяти, но та заплатила не торгуясь и покинула магазин.

Когда она вышла Дьявол зашепелявил ей на ухо: "Я бы не назвал это высшим классом: да, ты устроила ему легкий шок, но ты переплатила ему и он посчитал тебя старой глупой старухой. Он больший дьявол, чем ты."

"Попридержи язык," зашипела старуха, "и запасись терпением, во имя всего святого. Следи за тем, что я делаю."

Сказав это, она принялась расспрашивать людей в кофейне, где находится дом купца, и вскоре они оказались возле большого богатого дома.

Старуха постояла снаружи, пропев молитву, а затем постучалась.

"Кто там, и что вам нужно?"

"Мир тебе, великодушная!" прокричала старуха в окно. "Знай, что я всего лишь бедная женщина из деревни, пришла проведать своего сына. Пришло время для моей специальной молитвы, и оно застало меня здесь, на улице, где я не могу найти тихого, чистого места, чтобы произнести ее."

Жена купца впустила благочестивую женщину, и провела ее в просторный тихий зал.

"Добрая женщина", прохрипела старуха, "окажи мне еще одну маленькую услугу - мне нужен молитвенный коврик, преклонить колени."

Женщина посмотрела кругом и не найдя коврика принесла саджадда из комнаты своего мужа.

Старуха притворилась, что читает молитву, тогда как жена купца удалилась, чтобы не мешать ей. Тогда она свернула коврик, положив внутрь только что купленную материю и вернула его жене, с тысячей слов и жестов благодарности.

Когда она вышла за порог, Дьявол удивленно спросил, что это было за представление, но получил такой же ответ как и раньше.

Когда купец вернулся вечером домой и взял свой молитвенный коврик, оттуда выпал тот самый кусок материи. На нем были те же следы меда и дырочка прожженная угольком. Он тут же вспомнил, что материя предназначалась для жены богатого человека, которая в обмен на него согласится...

Его собственная жена! Купца разрывало на части от гнева. На глазах у невидимого Дьявола он вышвырнул свою жену из дома, не желая слушать никаких объяснений.

"Это уже больше похоже на мою работу!" заулыбался Дьявол. Старуха проследила за женой и выяснила, что та направилась прямо к дому своего кузена, где бросилась на кровать и зарыдала, не желая никому ничего объяснять.

Следующее утро старуха провела у своего внука, похотливого юнца, который был не лучше, чем можно бы ожидать. "Идем со мной, моя прелесть, я представлю тебя красивой, и умной, а главное - одинокой женщине, которой необходимо утешение..."

Она отвела своего внука в дом, где находилась жена купца и устроила - пользуясь ее состоянием - так, что двое оказались в одной комнате, где они и сидели, глядя друг на друга, словно загипнотизированные старухой.

Тогда старая ведьма снова поспешила к купцу. Лишь только он увидел ее, он запричитал и стал бить себя кулаком в грудь: "О злосчастная! Ты превратила меня в инструмент совращения моей собственной жены, своим дьявольским, ублюдочным отпрыском! Ты вернулась, чтобы мучить меня? Убирайся, пока я не убил тебя!" - и все в том же духе.

Старуха подождала, пока купец немного придет в себя и отвечала:

"О Султан всех купцов! Я не понимаю смысла твоих слов. Я пришла всего лишь чтобы попросить вернуть мне тот кусок шелка, который я забыла в твоем доме. Однако похоже никого нет дома..."

Дьявол едва сдерживал хохот.

"Что???" закричал купец: "Ты хочешь сказать, что шелк предназначался не для моей жены?"

"Разумеется нет - все что случилось, это то что я зашла в твой дом помолиться и так неосторожно забыла в нем свою материю..."

Вне себя от остатков своего гнева, от горечи и досады за совершенную несправедливость купец проговорил:

"О, если бы я мог вернуть все назад!!!"

"Ну, в общем я могла бы тебе помочь..."

"Если ты возвратишь мне мою возлюбленную супругу, я заплачу тебе тысячу золотых!"

"Годится!" проскрипела старая карга и помчалась прочь.

"Только не говори мне, что собираешься сделать доброе дело" прошелестел Дьявол.

"Прочь с дороги, глупец! Не мешай мастеру делать его дело!"

Дьявол едва поспевал за ней, пока она мчалась в темницу, куда заключили жену купца и внука старухи.

Едва она завидела тюремщика, как принялась махать руками и причитать:

"О благороднейший из тюремщиков во всем королевстве! Подумай только, как я, в моем почтенном возрасте вдруг оказалась в неприятностях... Но ты, о добрый и примерны страж, можешь выручить меня..."

Она протянула ему золотой, и стражник посмотрел на нее с большим интересом.

"Чего ты хочешь?" резковато сказал он.

"Всего лишь войти на несколько малюсеньких секунд, чтобы проведать своего внука, который был (разумеется справедливо) заключен в вашу гостеприимную темницу, о отважный блюститель закона!"

"Ну, если у тебя есть еще одна монета, похожая на первую, возможно что-нибудь и получится..."

Быстро как вспышка молнии появилась сестра той монеты и старуха оказалась внутри.

Она пробежала в камеру, где держали виновную пару, и отперла дверь.

"Быстро снимай свою одежду и надевай мою. Возвращайся к своему мужу: если ты хочешь вознаградить меня за свое освобождение и его прощение..."

"У меня дома есть тысяча золотых, этого достаточно?" в отчаянии закричала женщина.

"Подойдет. Но смотри сдержи свое слово, не то я скажу купцу, что между вами действительно что-то было!"

И жена помчалась домой к мужу, оставив старуху в тюрьме.

Согласно закону той страны, именно в этот вечер должен был состояться обход всех камер, с проверкой, справедливо ли наказание тех, кто там содержится. Инспектор подошел к камере и спросил:

"А эти здесь за что?"

"Виновны в нарушении норм общественной нравственности!" - отрапортовал судья.

Старая карга скинула свою вуаль и заныла:

"Благородный судья! Мне девяносто лет, а это мой внук, которому едва исполнилось шестнадцать! Вот бумаги, которые об этом свидетельствуют. Мы сидели и мирно беседовали с ним, в то время как какой-то негодяй ввел стражу в заблуждение и навлек на нас это нелепое подозрение. Прошу вас, благородный господин, прикажи немедля освободить нас, ибо мы уже достаточно пострадали!"

Судья в гневе обернулся к тюремщику и начальнику стражи:

"Вот как у нас вершится правосудие! Освободить немедленно почтенную даму и ее очаровательного внука! Тюремщику и начальнику стражи - по десять палок!"

По дороге из тюрьмы к ним присоединился Дьявол.

"Я пас!" сказал враг рода человеческого, "такого я повторить не смогу!", и раскрыв свои крылья полетел обратно в Джехеннем.

Вот почему вы не встретите в Аммане никакой дьявольщины, разве что та старуха снова приложит руку...

Мантия

Жил был однажды человек, который вознамерился обмануть самого короля, и вот что он для этого придумал:

Он жил в маленьком городке, каких много и сейчас, где так легко снискать репутацию доброго человека показными поступками и благостной физиономией. Он начал разговаривать потише, одеваться попроще, а бороду отпустил подлиннее. Его молитвам не было конца, и вот, наконец, людям начало казаться, что он действительно что-то значит и чего-то стоит. Я, разумеется, говорю о тех людях, которые позабыли, что сказано: "Лучший из людей тот, кто носит самую короткую бороду, а худший - кто подолгу молится на людях"

Тогда Шатир, а именно так его звали, обронил несколько намеков, и построил на вершине холма хижину о двух дверях и зачастил в нее. Он надевал туда только одну рубашку, и соседи слышали, как оттуда доносились его протяжные молитвы и призывы.

Когда его спрашивали, чем он занимается, он отвечал: "Я взываю к Небесным Силам, и живу одной лишь надеждой на то, что они мне ответят. Если бы мне когда-нибудь стать достойным этого, но я сильно в этом сомневаюсь..."

Так он получил репутацию набожного и смиренного. Люди приходили и стояли вокруг хижины, слушая молитвы.

Так проходил месяц за месяцем, и люди стали замечать, что Шатир проводит в своем уединении все больше времени. Проходя мимо хижины, многие слышали голоса, как будто Шатир разговаривал с кем-то. По городу поползли слухи.

В один из дней, когда он был в городе, Шатир наведался в самый большой магазин города и остановился, чтобы поговорить. Купец славился своим любопытством и жадностью, и он завалил Шатира вопросами, однако вместо ответа Шатир спросил, сколько стоит ковер, украшавший магазин купца, а также лучшие подушки.

Любопытство купца лишь возросло. Зачем Шатиру подушки?? Даже если они ему понадобились, откуда у него деньги? И ковер...

Тогда Шатир спросил, сколько будет стоить просто взять ковер и подушки взаймы, и правда ли, что это лучшее, что можно найти в их городе?

Наконец купец не выдержал: "Шатир! Друг! Я знаю, что ты добрый человек и у тебя, наверняка, есть серьезная причина искать ковер и подушки. Если я одолжу их тебе, ты расскажешь мне, в чем твой секрет"

"Я должен кое с кем посоветоваться" И сказав так, покинул магазин, оставив его хозяина в состоянии крайнего волнения. Он знал, что вот уже много месяцев Шатир, самоотречением, постом и молитвою вызывал Небесные Силы Добра. Уж не для того ли, ему нужны подушки, чтобы их принять?

Наконец вернулся Шатир и объявил: "О, прославленный торговец и мой добрый друг! Я посоветовался с теми, кто знает, и теперь я могу рассказать тебе, зачем мне нужно все то, о чем я тебя просил. Надеюсь, ты понимаешь, мое условие: ты не должен ни с кем делиться тем, что я тебе расскажу"

Торговец с готовностью согласился и Шатир продолжал:

"Возможно, ты знаешь, что я довольно долго пытался привлечь к себе внимание Небесных Сил Добра, для того чтобы служить им. И вот, наконец, после стольких месяцев воздержания и принесенных жертв, они сообщили мне, что спустятся с небес и поговорят со мной. Я должен достойно подготовить место встречи"

Купец был обрадован, потому что надеялся, что возможно и ему достанется что-нибудь от визита Небесных Сил. Он одолжил ковер и подушки Шатиру и, когда спустилась ночь, подкрался к хижине и заглянул в щелку.

Шатир сидел на краешке ковра. С другой стороны были уложены подушки, и купец мог поклясться, что ясно видел в свете лампы, что подушки были примяты, как будто на них восседал кто-то невидимый.

Он потихоньку удалился и на следующий день, когда ярко светило солнце снова вернулся в хижину Шатира.

"Как прошла беседа с Небесными?" - поинтересовался он у выглянувшего на стук Шатира.

"Один из них спустился и беседовал со мной. Он посвятил меня во многие тайны" поведал Шатир. "Его облик был столь величественен и прекрасен, что не виден никому кроме набожных и благочестивых людей. Он оказал мне честь, сделав мою хижину местом своего пребывания на земле, где он может встретиться с теми, кто этого достоин. Даже один взгляд на него преображает судьбу и гарантирует тем, кто его видел счастье и место среди избранных рода человеческого!"

Купец стал умолять Шатира позволить ему поприветствовать Небесного и Шатир милостиво позволил. На следующий день купца ввели в одну дверь, и, позволив поклониться примятым подушкам, вывели через другую. Его сердце сияло от счастья, и хотя он не видел ничего, он по крайней мере видел свидетельство присутствия высших сил, и почти что убедил себя в том, что он что-то видел.

К тому времени, когда он вернулся домой, его история обросла красочными подробностями. Он был так взволнован, что начисто забыл о своем обещании, и рассказал все своей жене. Она рассказала свояченице, которая рассказала всем, кому только смогла, и вскоре город гудел от разговоров, как растревоженный улей.

Вскоре город опустел, его жители направились к вершине холма, шумно требуя, чтобы их допустили в молельню.

Шатир был спокоен, он провел их одного за другим в одну дверь и вывел через другую, как он сделал это с купцом.

Весь город, каждый из жителей вплоть до последнего бродяги убедили себя в том, что именно он был выделен Небесным, и, естественно каждый утверждал, что видел его, и что его красота была неописуема.

Быстрее, чем об этом можно рассказать вести достигли ушей Короля, который тут же заподозрил обман, ибо такие вещи случались постоянно. Он отправил своих доверенных лиц и стражу, которые, переодевшись должны были разузнать все о Шатире и его молельне.

Но все свидетельствовали, что у Шатира была безупречная жизнь, и что он никогда не взял ни у кого ни гроша, за исключением купца, у которого он одолжил ковер и подушки. Кроме того, все в городе утверждали, что видели Небесного Гостя своими собственными глазами, и что только последние негодяи не способны увидеть его. Лазутчики оправились в домик Шатира.

Вернувшись в столицу, они доложили, что видели то же, что и все и Его Величество принял решение.

Он вызвал Шатира ко двору.

Однако Шатир, столько уже сделавший, высказал свою неохоту: "Что мне, простому бедняку делать у Короля?", и тем еще больше подогрел его любопытство.

Наконец встреча состоялась - в комнатке для частных аудиенций, примыкавшей к тронному залу Король принял Шатира и набросился на него с расспросами. "Доклады ваших подданных верны вплоть до последних мелочей" отвечал мошенник.

"Единственное материальное свидетельство присутствия на земле Небесных Сил, - это вот эта прекрасная мантия, которая на мне, и которая поражает своей красотой каждого, кто ее видит. Она имеет магическое свойство, как и сам Небесный - ее не видят те, кто нечист"

Как Король не силился, - никакой мантии он не видел, но тут же возжелал ее, как будто в жизни не хотел ничего кроме нее. "Человеку твоей святости нет нужды в таких предметах. Я же со своей стороны смог бы компенсировать тебе ее потерю, если бы ты преподнес ее в подарок своему Королю..."

"Ваше Величество!" отвечал Шатир, "ничто не польстит мне больше. Я всего лишь бедный духовный человек, прошу прощения, что эта мысль не пришла мне в голову без вашей помощи. Примите от меня этот скромный дар, а ваша компенсация, вне всякого сомнения, пригодится мне, так как я смогу использовать ее для благотворительных целей"

Шатир изобразил, как он снимает мантию со своих плеч и бережно возлагает ее на короля. Естественно Король не ощущал ничего, похожего на мантию, зато он ощущал гораздо большее - чувство священного экстаза.

"Ступай в Зал Собраний и расскажи историю мантии и опиши ее свойства придворным и представителям моего народа, а также объяви, что я ненадолго появлюсь в ней перед ними, и там ты получишь свою награду"

Но случилось так, что один Суфи, который был вхож в покои Короля днем и ночью, как раз в этот момент вошел комнату для частных аудиенций. "Могу я попросить стакан воды?" спросил он у короля.

"Разумеется", - и Король приказал слуге принести то, что требовалось. Как только Суфи получил стакан, он тут же опрокинул его на короля, мантию и все великолепие.

"Что ты делаешь, идиот!? Зачем ты облил меня?" закричал монарх.

"Мантия пропускает воду, в которой нет ничего нечистого..." с этими словами Суфи снял мантию с плеч короля и накинул ее на свои плечи. "Не будет ли ваше Величество столь добр, чтобы проследовать в Зал Собраний, и посмотреть, что случится?"

Король вошел в зал, и все кто там находился, зная что Король выйдет в Небесной Мантии, и потому воображавших, что видят ее - или не желавших показаться нечистыми, - все они раскрыли рот от изумления и закричали от восхищения. "Восхитительно - посмотрите, какие краски, посмотрите, как она тонка! Посмотрите!..."

Король прошествовал на свой трон, и вскоре после него вошел Суфи. Хотя он "был облачен в мантию" никто не захлопал и не изумился, не зааплодировал, да и вообще ничего не сказал.

Суфи вышел вперед и сказал: "Позвольте мне, Ваше Величество, наградить благородного Шатира. Все вы видели удивительную мантию на плечах Его Величества. Ее доставил сюда благородный Шатир, и он вне сомнения достоин награды"

"Я попрошу Его Величество лично преподнести сто тысяч золотых Благородному Шатиру." И он подал Его Величеству мешочек.

"Разумеется, Небесные Мантии так редки, что могут быть оплачены только небесным золотом"

И Король протянул пустой мешочек Шатиру, который принял его со всем возможным почтением.

В том королевстве все еще остались люди, которые верят, что набожность Шатира призвала на землю Небесные Силы. А так как это произошло много лет назад, все больше людей чтят имя Великого Щатира, и его хижина не устает принимать паломников.

Волшебный Карман

В далекой-далекой стране жили-были три брата. Так как жили они вдали от больших дорог, и чужаки не часто забредали к ним, они называли себя просто "Люди".

Старшего звали Адил, среднего Амин, а младший носил имя Ариф.

В один из дней они все втроем сидели на обочине дороге, как вдруг не ней появился путешественник. Подойдя к ним и поздоровавшись, он рассказал им странные новости.

"В одной стране, далекой-далекой, правит Король, чья дочь, Принцесса Нафиса, имеет непобедимую страсть к фигам. Она есть их и днем и ночью, на ходу и во время разговора. Вокруг нее фиги, фиги, сушеные, свежие, какие угодно.

"Из-за этого никто не хочет выходить за нее замуж. Король Абд-аль-Али объявил, что тот, кто вылечит принцессу, и докажет, что достоин быть королем, получит ее руку и в должное время унаследует королевство."

Все трое братьев были тронуты этой историей, и они спросили, как называлась страна в которой правил Абд-аль-Али.

"Она зовется страной Акаций" объяснил странник. "Но дорога туда трудна. Если вы ищете руки принцессы, вам надо иметь по крайней мере хороший план."

Он пошел своей дорогой, а три брата остались обсуждать свои планы о том, как разыскать, вылечить и жениться на Принцессе Нафисе. После долгих споров они решили перекормить Принцессу финиками, так чтобы она смотреть на них не могла.

По счастью недостатка в этом фрукте у братьев не было: фиги росли повсюду в округе. "Я сделаю это, по праву старшинства", заявил старший брат. Тогда младшие помогли ему набрать громадную корзину спелых фруктов, и взгромоздили ее ему на плечи. Она была почти что размером с него самого, но так как Адил был могуч он мог без труда поднять полную корзину.

Он отправился в путь по дороге, по которой пришел к ним путник, и через много миль повстречал бедного дервиша, дремлющего в придорожной канаве. При приближении Адила он приподнялся и прокричал:

"Привет тебе, сын удачи! Куда ты держишь путь и что в твоей огромной корзине?"

"Я ищу страну Акаций" сказал Адил, "а корзина моя полна фигами, которые я несу Принцессе Нафисе, чтобы она пресытилась ими и исцелилась от привязанности к фигам, сделав тем самым меня достойным ее руки и впоследствии королевства ее отца, Абд-аль-Али."

Дервиш проговорил: "Да, хорошо, что предприимчивые и храбрые люди отправляются по дороге, которая приводит их к успеху и свершениям с оптимизмом, не взирая на возможные препятствия. Так невежда может стать мудрым, а скромный человек - получить награду, а еще старшие могут сохранить для тех из нас, кто приходит позже знания, которые служат наградой за усилие и самоотверженность.

"Благодарю тебя" вежливо сказал Адил, "но не можешь ли ты помочь мне? Который из этих путей, к примеру, ведет в страну Акаций?"

Дервиш проговорил: "Ты найдешь страну Акаций, если пойдешь по этой дороге: поворачивая, когда она поворачивает, и не поворачивая, когда не поворачивает она, и еще не позволяй отвлечь себя тому, что не от этой дороги. Я мог бы рассказать тебе больше, ведь тебя ждут впереди большие испытания, но прежде, не мог бы ты дать мне немного твоих фиг, ибо я голоден, а потребности тела постоянно нужно удовлетворять"

Адил задумался на минуту, взвешивая все "за" и "против", чтобы найти точный ответ, ибо его имя и означает "Справедливость", и наконец, сказал:

"Благородный господин! Я приложил все свои логические способности к вашему предложению и решил, что я не могу дать вам ни одной фиги. Все дело в том, что у меня их строго ограниченное количество, и может случиться так, что мне не хватит всего одной фиги. Поэтому я вынужден предоставить вас самому себе, и остаться без ваших дальнейших рекомендаций. В любом случае каждый из нас должен уметь обходиться без помощи других"

Сказав так, он пошел своей дорогой.

Затем, избегнув многих опасностей и пережив массу приключений и испытаний, Адил прибыл во дворец Короля страны Акаций, и был немедленно препровожден к Принцессе Нафисе. Она была весьма обрадована, увидев целую корзину фиг и без промедления села и принялась есть их так быстро, как только могла. Фиги были великолепны. В мгновение ока корзина оказалась пуста, а Принцесса громко требовала добавки.

Бедному Адилу с сожалением указали на дверь.

Когда, после многих злоключений, он вернулся домой, в путь собрался второй брат, Амин, чье имя означает "Правда".

Амин вышел с такой же корзиной, и кроме того он вел с собой ослика, груженого теми же фигами. Всего у него было в три или четыре раза больше фиг, чем у его брата.

Вскоре он встретил того же самого дервиша, прогуливавшегося, опираясь на свой посох вдоль дороги.

"Доброго дня тебе, о человек Блестящих Перспектив!" сказал дервиш, "Я вижу, твой ослик переполнен фигами, не наполнишь ли ты ими мою чашку для подаяний?"

Амин подумал минутку и ответил: "О, Благородный Муж Пути! Я рассмотрел твою просьбу. Знай, что меня зовут Амин, что значит правда. Сказать по правде, если я начну раздавать фиги направо и налево я не донесу ни одного до Принцессы Нафисы. Я решил сделать то, что не удалось моему брату: перекормить Принцессу и унаследовать страну Акаций"

И он пошел своей дорогой, убежденный, что принципы есть принципы.

Когда в свою очередь, получив свою долю приятных и неприятных приключений, он прибыл в страну Акаций, он обнаружил, что аппетит Принцессы не уменьшился, а еще более возрос, разжигаемый фигами, приносимыми искателями ее руки со всех концов света. Ей понадобилось всего несколько минут, чтобы опустошить его запасы. После чего ему пришлось спешно убраться, так как Принцесса стала жаловаться, что Амин только разжег ее аппетит таким смехотворным количеством фруктов, и еще она сказала, что заточит его в темницу, если он не принесет ей больше.

И Амин, Правдивый, так же как и его брат, Справедливый Адил вернулся домой, где ждал своей очереди Ариф (чье имя означает Мудрый), так же твердый в своем решении, как его братья.

Ариф собрал много фиг и засушил их. Затем он нашел самого большого и крепкого осла в деревне и нагрузил его. Этим он удвоил количество фиг, с которыми отправился в путь его брат Амин. Однако и сделав это, он сказал себе: "Надо быть повнимательнее в дороге, и не упустить возможность."

Как и его братья, вскоре после того, как Ариф вышел из дома он повстречал дервиша и поведал ему свои планы.

Дервиш произнес: "О, запасливый Человек Дела! Протяни мне руку и дай мне пару фиников, ибо дорога оказалась трудноватой для твоих предшественников"

"С легкостью" сказал Ариф, "Ты можешь забрать все мои фиги, если только скажешь, как мне получить руку Принцессы..."

"По рукам!" закричал дервиш. "Знай, что мое имя - Аджиб-о-Гариб, то есть Странный и Необычный. Ты дашь мне все фиги и осла, а я одарю тебя кое-чем гораздо более полезным, но "странным и необычным", как это может тебе показаться сейчас"

Ариф согласился. Дервиш взял кусочек материи и пришил его к одежде Арифа. "Теперь у тебя есть карман" сказал дервиш, "положи туда всего одну сушеную фигу. Когда ты попадешь к Принцессе, протяни ей эту фигу. Пока она будет жевать ее, в кармане появится новая и так далее, запас бесконечен"

Ариф поблагодарил старика и отправился дальше. После своей доли приключений, таких же странных и необычных, как и те, что выпали на долю его братьев, он, наконец, прибыл в страну Акаций, однако попасть к принцессе было не так-то просто. Придворные, стража и те, кто просто ошивались при дворе не знали, есть ли смысл представлять Принцессе человека с одной единственной фигой в кармане.

Однако все произошло, так как и предсказывал дервиш - его наконец провели к Принцессе и он протянул ей фигу. Она принялась жевать ее, тут же протянув руку за следующей. Как только она сделала это, в кармане появилась новая фига и так далее. Так продолжалось день и ночь, и весь следующий день, пока наконец Принцесса не сделала жест отвращения: "Фу! Я объелась твоими фигами. Прекрати совать их мне. В жизни больше не возьму в рот фигу!"

И она действительно излечилась, так как день проходил за днем, а Принцессе больше не хотелось фиг.

Тогда Король Абд-аль-Али, что означает Слуга Высших призвал Арифа и сказал ему:

"Поздравляю, юноша. Ты прошел испытание фигами и мы весьма тебе благодарны. Как я и обещал, Принцесса готова выйти за тебя замуж. Однако, остается вторая часть - ты должен быть достойным, чтобы унаследовать Королевство. Ты должен пройти дополнительные испытания"

Ариф ответил, что он готов к любым испытаниям. Теперь он был влюблен в Принцессу и мечтал унаследовать Королевство.

"Могущественный Король, Суть Всех Королей! Повелевай и я повинуюсь, ибо разве не сказано, что в присутствии монарха лучшие слова это: "Слушать - значит повиноваться"

"Каждый может повиноваться лишь в силу своих способностей" проговорил король с сомнением. "Именно их то нам и надо проверить. Для начала - найди двух свидетелей"

По обычаям той страны, для того чтобы свадьба состоялась, необходимы были два свидетеля, не состоящие в родстве ни с женихом, ни с невестой. Но Страна Акаций поделилась на два типа людей - одни хотели сами жениться на Принцессе, и потому отказывались помогать кому бы то ни было в этом вопросе, а другие убедили себя в том, что Принцессу невозможно вылечить и ни в жизнь бы не поверили, даже если бы им предоставили все доказательства.

Никто не хотел идти в свидетели.

Ариф вернулся по дороге к тому месту, где он встретился с дервишем Аджибом-о-Гарибом. Он сидел на том же самом месте на обочине дороги.

Без всякой подготовки дервиш заговорил: "Не начинай объяснять мне, что тебе нужно то, и тебе нужно это. Если ты знаешь, что я могу тебе помочь, делай то, что я тебе говорю. Итак, ты готов?"

"Я готов" отвечал Ариф.

Тогда дервиш сказал: "Запомни этот знак. Сделай его, когда будешь говорить с людьми, и они поверят тебе, если ты говоришь правду и если сами эти люди справедливы"

Ариф поблагодарил его и вернулся в столицу Страны Акаций. Он быстро нашел двух свидетелей и привел их к Королю. "Теперь" сказал Король, "ты должен достать кольцо. Для этого понадобятся три человека, а принести его должна лесная птица"

С этим все трое отправились в ближайший лес, не имея с собой ничего, кроме своей дружбы и сигнала, которому научил Арифа дервиш. После долгих поисков кольца или птицы, Ариф вспомнил о своем волшебном кармане. Он опустил туда руку и нашел там маленькую флейту. Стоило ему задудеть в нее, как из леса появилась птица с кольцом в клюве. Она села на руку одного из свидетелей и положила кольцо в руку другого, после чего улетела.

Все трое вернулись к Королю и показали ему кольцо.

"Ты прошел и этот тест" сказал Король, "все, что тебе осталось - пройти тест "события и восприятия". Вот четыре ягненка. Возьми их в поле и паси в течение четырех недель. Потом приведи их назад, ибо они - символ нашего благополучия"

Ариф увел ягнят, и в первую же ночь, под покровом темноты двое свидетелей подкрались и украли одного из них. На следующую ночь переодетый Король пришел к Арифу и предложил ему сто тысяч золотых монет за одного из ягнят. Ариф отказался. На следующий день появился дервиш.

"Я потерял одного ягненка" сказал Ариф и рассказал все по порядку.

Дервиш протянул ему узор, начертанный на пергаменте, и произнес:

"Помаши им в воздухе и твой ягненок всегда вернется к тебе"

Ариф попробовал и, естественно, ягненок, украденный свидетелями, тут же появился. После этого снова вернулся Король, переодетый бандитом, и угрожал Арифу смертью, если он не отдаст ему ягнят. Ариф с легкостью расстался с ними. Вскоре после ухода Короля он помахал в воздухе своим пергаментом, и ягнята вернулись. Затем переодетая Принцесса и придворные, сменяя друг друга, клянчили, угрожали и умоляли, жаждя заполучить от него ягненка. Ариф никому не отказывал, всегда зная, что сможет получить все назад при помощи своей волшебной диаграммы.

Когда прошло время, он вернулся во Дворец, и Король сказал:

"Ты прошел все тесты, кроме теста на восприятие. Кто были те люди, которые угрожали, умоляли и соблазняли тебя, пока ты жил на поле?"

"Отчего же, Господин" отвечал Ариф, "то были вы сами, двое свидетелей, Принцесса и ваши придворные"

Так Ариф стал мужем Принцессы Нафисы, чье имя означает "Маленькая Душа", и со временем Королям Страны Акаций, Балад ас-Салям, что переводится как "Страна Мира и Совершенства".

На том языке, на котором эта история изначально рассказывалась, слово "Карман" (джаиб) означает "Сердце", а слово "Фига" звучит так же как "Прах" (тин), земля и все вещи, которые нас окружают...

Сын сказочника

Давным-давно жил да был сказочник, потомок древней традиции бардов, хранивших и рассказывавших истории о минувших днях при дворе одного короля.

Этот сказочник по праву гордился своим происхождением, и широтой своего репертуара, и той мудростью, что присутствовала в его сказках, которые использовали как рассказы о прошлом, и для понимания того, что происходит в настоящем, а также как аналогии миру чувств и тому миру, что лежит за пределами видимого.

Однако при дворе, естественно, были и другие эксперты. Военные и придворные, советники и послы; были инженеры, которые умели строить и разрушать, люди религии и учителя: в общем люди всех сортов и профессий, и каждый полагал себя выше всех прочих.

Однажды между ними произошел спор об этом, и единственное соглашение, к которому они смогли придти, это то, что из всех них сказочник - наименее важный, полезный, и не владеющий хоть сколько-нибудь заметным мастерством. Вслед за этим собравшиеся решили начать кампанию по уменьшению числа бесполезных людей в окружении короля, и сказочник как раз подходил для начала. Каждый из них подумал про себя: "Если удастся избавиться от него, можно доказать, что все придворные, один за другим - зря едят свой хлеб, и тогда Я стану единственным советником короля!"

И вот делегация придворных пришла к сказочнику и заявила:

"Мы избраны всеми значительными людьми королевства, вхожими к Его Величеству, чтобы заявить тебе о нашем решении: из всех придворных ты - самый ненужный. Ты не воюешь, дабы подтвердить славу нашего королевства и расширить владения Его Величества. Ты не вершишь суда, дабы сохранять спокойствие в королевстве. Ты не блюдешь чистоту душ подданных Его Величества, как люди религии. Ты не обладаешь даже внешним лоском, как собутыльники Его Величества. Одним словом - ты просто никто!"

"О благородные и почтенные павлины мудрости и столпы веры!" отвечал сказочник, "Я далек от того, чтобы отрицать что-либо принятое вами; однако в силу того, что на мне лежит обязанность говорить правду при дворе, даже если я покажусь нелояльным Его Величеству, я должен сделать следующее заявление:

Есть древняя и исполненная мудрости история, которая полностью подтверждает, что сказочники вовсе не бесполезны, а напротив, совершенно необходимы для мощи и процветания империи, и если мне будет позволено, я немедленно ее расскажу"

Делегация была не прочь выслушать его историю; однако в этот момент Король вызвал всех в тронный зал, и потребовал объяснений по поводу того, что происходит. Когда он услышал то, что только что услышали вы, он велел сказочнику начинать его историю, не упуская ни одной детали.

"О, Павлин Мира!", начал тот, "О Фонтан Мудрости! Великий Монарх, Тень Аллаха на Земле! Знай же, что некогда, в отдаленные времена жил был король, подобный Вашему Величеству, столь же могущественный, как и вы, владевший множеством земель, любимый своими подданными и приводящий в ужас своих врагов.

У того короля было три дочери, прекрасные как луны. Однажды все три отправились прогуляться в лес и исчезли.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.