Сделай Сам Свою Работу на 5

Методика изучения эффективности лидеров разного пола

Т. В. Бендас

Вводные замечания

Слово «лидер» (leader), по свидетельству Р. Стогдилла [7], появилось в английском языке примерно в 1300 году, а «лидерство» (leadership) — около 1800 г. Хотя в зарубежной психологии существует и термин «менеджер», он, как правило, рассматривается как частный случай проявления лидерства (менеджер — назначенный лидер). В отече­ственной психологии принято различать лидерство (считающееся стихийным, отражающее неофициальную структуру группы) и ру­ководство (феномен официальной структуры группы). Рядовые чле­ны группы обычно называются либо «нелидерами» (nonleaders), либо последователями (followers) лидера. В последнее время появилось понятие супер-лидера (способного воспитывать других лидеров), трансформационного лидера (мотивирующего последователей на сверхдостижения), лидера-трейблейзера (новатора, прокладываю­щего новые пути), а команду последователей лидера, вместе с ним разделяющих бремя лидерства и ответственности за решения, стали называть стейк-холдерами (сделавшими ставку, имеющими интерес). Все это свидетельствует об изменении традиционных представлений о лидерстве.

Психология лидерства традиционно разрабатывалась почти без уче­та пола, ибо лидерская роль считалась маскулинной. Хотя первые ис­следования в гендерной психологии лидерства были проведены в США еще Уайтом в 1945 году, Харвелом в 1953 году [6] и др. (термин «гендер» — социальный пол, пол как продукт культуры — появился позд­нее), эта область активно формируется с середины 1970-х годов на стыке общей и социальной психологии. Исследования такого рода проводятся в основном за рубежом — в США, Западной Европе, Авст­ралии, Азии, Африке — и под влиянием специалистов, занимающи­мися проблемами психологии женщины. Эти специалисты доби­лись того, что гендерный подход стал неотъемлемой частью любого психологического исследования. Основная проблема новой области — сравнение лидеров разного пола.

Отечественная психология имеет самобытную традицию тако­го сравнения. Первые работы в этой области были начаты Е. А. Аркиным [3] в конце 1920-х годов. В личную карточку вожака детей включались 23 качества; кроме пола, еще и возраст, националь­ность, профессия и социальное положение родителей, внешний облик, жестикуляция и мимика, речь, состояние здоровья, консти­туция, мышечная сила, координированность движений, нервная система, умственный уровень, инициативность, изобретательность, техническая сноровка, уверенность в себе, индивидуалистические влечения, социальные проявления, а также широта, степень и дли­тельность влияния на других детей. Было бы интересно повторить эти исследования в современной ситуации, так как множество ин­дивидных свойств, включенных в перечень Е. А. Аркиным, до сих пор недостаточно изучены у лидеров разного пола. В числе проче­го Аркиным было установлено, что девочки становились вожака­ми маленьких группировок, а мальчики — всей группы; кроме того, мальчики отличались от девочек инициативностью и технической сноровкой.



Позднее, начиная с 1960-х годов, исследования лидеров с пози­ций полового диморфизма проводились в ленинградской, ананьевской школе. В частности, в нашей кандидатской диссертации было установлено, что стихийные лидеры-мужчины (появившиеся в про­цессе выполнения экспериментальных заданий в реальных учебных студенческих группах) обладали типично мужскими, а лидеры-жен­щины — типично женскими коммуникативными, эмоционально-во­левыми, интеллектуальными и деятельностными характеристиками, однако эти характеристики были различными в группах разного уровня организованности. В высокоорганизованных группах муж­чины количественно преобладали среди лидеров и имели типично мужские коммуникативные и эмоционально-волевые особенности, а женщины-лидеры демонстрировали типичные коммуникативные особенности и нетипичные — эмоционально-волевые. Лидеры этого типа групп отличались эмоциональным благополучием. В группах средней организованности, где в основном лидерами становились женщины (с выраженной внутренней конфликтностью, с повышен­ной тревожностью), они характеризовались типичными для своего пола эмоционально-волевыми и нетипичными коммуникативными особенностями, а лидеры-мужчины — нетипичными для себя ком­муникативными и в какой-то мере деятельностными качествами. В низкоорганизованных группах, где также преобладали женщины-лидеры (группы не добивались высоких результатов, и эмоциональ­ное благополучие лидеров в этой ситуации было неадекватным), они характеризовались нетипичными (а, напротив, свойственными муж­чинам) эмоционально-волевыми и в какой-то мере типичными ком­муникативными особенностями; мужчины-лидеры в этих группах были очень малочисленными.

В настоящее время гендерные различия лидеров изучают В. И. Ру­мянцева, Н. В. Ходырева [7J, И. Н. Логвинов, Т. В. Сенько, М. А. Викулина [7] и др.

В. И. Румянцева установила различие структур лидерских стату­сов в спортивных командах высших достижений — мужских и женс­ких: для первых была характерна более жесткая и резко выраженная иерархия лидерских статусов, а для вторых — «размытая» структура [7].

И. Н. Логвинов, изучая молодежных лидеров в ситуациях наличия или отсутствия социальной депривации (в районах чернобыльского следа), установил следующее:

1) в обеих ситуациях лидерами чаще становились девушки, чем юноши;

2) их лидерство было скорее «парциальным», чем «абсолютным»;

3) те, кто побывал в «загрязненных» районах, отличались не только от юношей, но и от других девушек-лидеров повышенной тревож­ностью и настойчивостью [7].

В наших исследованиях, выполненных в течение ряда лет самосто­ятельно и с соавторами и направленных на изучение лидеров и руко­водителей, обнаружены:

• большая продуктивность мужских студенческих академических групп и мужчин — стихийных лидеров по сравнению с женщина­ми-лидерами в женских;

• преобладание авторитарных черт у девушек-лидеров и демокра­тичных — у юношей-лидеров (группы старшеклассников);

• более молодой возраст у женщин-лидеров студенческих групп (и по сравнению с последователями, и по сравнению с мужчинами-ли­дерами);

• большее рассогласование формального и неформального лидер­ства в женских студенческих группах по сравнению с муж­скими;

• стремление женщин-мастеров швейной фабрики к руководству и ответственности, ориентация их на взаимоотношения с окру­жающими, привлекательность для них своей должности, дающей возможность воспитывать людей и принимать самостоятельные решения, а также наибольшее распространение у них авторитар­ного и демократического стилей руководства;

• наличие принципа долженствования, проявляющегося в требо­вании принять лидерскую роль у женщин-рядовых членов груп­пы по отношению к мужчинам, особенно в условиях выполне­ния «мужского» (технического) задания [7; 8].

М. А. Викулина установила, что:

1) в дошкольном возрасте мальчики чаще девочек становились лиде­рами, хотя среди наиболее ярких лидеров их было примерно оди­наковое количество;

2) мальчики в играх чаще использовали авторитарный стиль, а девоч­ки — демократический;

3) девочек-лидеров интересовали отношения между участниками деятельности, а мальчиков — сама деятельность [7J.

За рубежом были проведены многочисленные экспериментальные исследования лидерства, накопившие большое число эмпирических данных. Среди них есть и данные о продуктивности лидеров разного пола.

По эффективности деятельности либо лидеры мужского и жен­ского пола не отличались друг от друга, либо мужчины превосходи­ли женщин. Однако метаанализ (специальный способ вторичной обработки данных, когда выводы при анализе литературы делают­ся на основе строгой математической процедуры), проведенный из­вестной американской исследовательницей Элис Игли с коллега­ми [7], показал, что, хотя в целом лидеры разного пола не отлича­лись по эффективности, существуют условия, при которых эти различия проявляются, а именно:

1) подобие гендерной и лидерской ролей — мужчины были более эф­фективными, если роль лидера требовала способности к решению задачи, а женщины — в ситуациях, где необходимо было проявить межличностные способности;

2) пол подчиненных — мужчины-лидеры были особенно продуктив­ными, когда управляли мужчинами;

3) сфера деятельности — проявилось значительное превосходство мужчин в традиционно мужских областях и занятиях (военные и спортивные организации) и небольшое преимущество жен­щин — в областях, считающимися женскими (образование, со­циальная служба).

Эти результаты свидетельствуют, что вопрос о том, какой пол ус­пешнее в роли лидеров, остается открытым.

Особый тип ситуаций составляют те, где женщины и мужчины взаи­модействуют друг с другом. При этом распределение ролей может быть:

1) традиционным (мужчина — лидер, женщина — ведомый);

2) нетрадиционным (женщина — лидер, мужчина — ведомый);

3) эгалитарным (когда лидерство делится поровну, в частности при решении проблемы они оба являются лидерами).

Анализируя литературу по гендерной проблематике, мы столкну­лись с тем, что обычно эффективность лидеров-женщин и лидеров-мужчин изучается по методикам, которые не являются гендерно-ней­тральными, а предназначены для мужчин. По этим методикам лиде­ры-женщины проигрывают лидерам-мужчинам в эффективности. Чтобы получить объективную картину, необходимо сравнивать лиде­ров разного пола как по, условно говоря, «мужским», так и по «жен­ским» критериям (то есть гендерно-направленным критериям и зада­чам), а также по гендерно-нейтральным.

Для этого мы разработали методику изучения эффективности ли­дера в диаде в условиях лабораторного эксперимента, исходя из пред­положения (родившегося также при анализе литературы), что муж­чины интересуются решением технических задач, а женщины — задач, связанных с взаимоотношениями людей.

Цель занятия— научить студентов работать с заданиями, содер­жащими гендерную направленность и гендерно-нейтральными и в результате устанавливать наличие или отсутствие гендерных разли­чий по эффективности выполнения лидерской роли.

Оснащение

1. Бланк протокола эксперимента (заполняется экспериментатором втайне от испытуемых).

2. 3 рисунка (см. приложение).

3. Напечатанные задания (каждое — на отдельном листе бумаги). Задания должны быть подготовлены таким образом, чтобы рисун­ки к заданиям 1, 2 и б и варианты решения к заданиям 3-5 были напечатаны отдельно от условий к этим заданиям. Это очень важ­но, ибо в противном случае испытуемые сразу приступят к реше­нию задачи, забывая об инструкции выбрать лидера.

4. По 4 небольших листа бумаги и по 2 авторучки на каждую экспе­риментальную пару.

5. Бланк оценки действий партнера по эксперименту (заполняется после проведения эксперимента).

6. Напечатанная инструкция испытуемым — экспериментальной паре.

Порядок работы

Этап 1.Работа с психологами-экспертами и подготовка экспери­ментальных заданий.

Этап 2.Формирование диад испытуемых.

Этап3. Проведение исследования с испытуемыми по определению эффективности лидеров.

Этап 4.Работа с испытуемыми по оценке действий партнера.

Этап5. Математическая обработка данных.

Этап 6.Интерпретация результатов.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.