Сделай Сам Свою Работу на 5

Предварительные представления о номогенезе

Кто мы, откуда мы, куда идем?..

Библейская подпись к картине Поля Гогена

История и определения. Приведенный выше эпиграф отражает наши представления о том, что знание людьми законов эволюции крайне необходимо в эвристическом плане – для принятия правильных решений о будущем. Понятие эволюции в данном контексте относится не только к эволюции человека, но и к эволюции Универсума. Причем Универсум здесь понимается как самодостаточная (в смысле действующих законов), самоорганизующаяся система.

Примем за постулат, что главной целью развития Универсума является становление жизни в процессе самоорганизации сложных систем на базе их изменчивости. Соответственно важными исходными свойствами Универсума можно считать: изменчивость, приспособляемость и реализуемые на их основе естественный отбор и наследственность. Это почти соответствует известной триаде Дарвина (изменчивость – наследственность – отбор) и приводит к разнообразию всего сущего.

На сегодня существуют два главных представления об эволюции природы.

Согласно первому из них, связанному с понятием номогенеза, эволюция природы происходит не случайным образом, а по определенному плану. Слово номогенез (nomogenes) происходит от латинских слов nomo – закон, genesis – происхождение. Термин введен Л.С. Бергом в 1922 году. Наряду с концепциями дарвинизма и ламаркизма теория номогенеза утверждает запрограммированное определенным алгоритмом заполнение вакантных ячеек некоей матрицы всех возможных видов и форм жизни (СВ. Мейен, 1961; Ю.В. Чайковский, 1990), (рис. 6.1).

Модель номогенеза как своеобразная схема заполнения определенной таблицы вакансий в одном из первых вариантов была реализована Н.И. Вавиловым. Еще в 1920-х годах нашего века он рассчитал некие «гомологические ряды» для злаковых культур, которые затем заполнял конкретными данными, полученными в своих многочисленных экспедициях (см.: Вавилов Н.И. Пять континентов, 1987). Затем концепцию номогенеза сформулировал акад. Л.С. Берг. Он, проанализировав многочисленные варианты эволюции, убедительно показал, что принципами дарвинизма для объяснения возникшего разнообразия форм жизни обойтись невозможно. Более того, дарвинизм зачастую не позволял теоретически обосновать многие нюансы эволюции.



Известны противоречия, возникшие, например, при поиске предков человека среди обезьян и ископаемых человекообразных. Не ясны особенности выхода ряда видов животных из воды на сушу и обратно и т.п. В дарвинизме, по мнению ряда ученых, не получилось предсказательной теории эволюции как таковой.

Взаимоотношение между дарвинизмом и теорией номогенеза нельзя смешивать с позицией самого Дарвина, который в своих первых работах не отвергал, а, скорее, предугадывал возможность номогенетической теории в будущем. Этот вопрос подробно обсужден в статье В.Л. Воейкова «Правда Дарвина и ложь дарвинизма». Там же отмечена плеяда предшественников современных авторов концепции номогенеза в России – это, в частности, фон Берр, князь Кропоткин, Н.Я. Данилевский.

Однако, поскольку принятие гипотез, а затем теории номогенеза требовало ответа на вопрос, кто же задает программу эволюции – Творец или Природа, научный аспект подменялся религиозно-философским: «Бог есть, Бога нет?!» Соответственно в энциклопедиях советского времени номогенез именовался не иначе как идеалистическим учением.

Естественно, что в годы социализма принятие наукой идеи Творца было исключено. Соответственно и концепции номогенеза всячески замалчивались. Сейчас эти концепции подтверждены серией

серьезных исследований в разных областях биологии. В частности, В.Л. Воейковым предложено даже новое научное направление – биономия, относящееся специально к исследованию концепции номогенеза.

Ю.В. Чайковский показал, что дарвинизм изучал только одну из трех ветвей объяснения эволюции, а именно ветвь «приспособляемость – разнообразие» (см. рис. 6.1). Предшественник Ч. Дарвина Ламарк (1802), исследуя непосредственную связь приспособляемости живого с его прогрессом, также не смог дать корректной модели эволюции.

На долю номогенеза пришлось объяснение связи между разнообразием и прогрессом живых систем.

Для нас представляется весьма важной концепция СВ. Мейена, который ввел понятие мерности в ранжировку матриц. Вакантные матрицы он назвал «мероны» и «рефрены». Там же показаны примеры заполнения матриц для того или иного элемента живых систем. «Мероны» Мейена были конкретными и соответствовали развитию определенного признака в ходе эволюции. Например, степень развития конечностей или других органов у животных или отдельных элементов у растений. Найденным в моделях номогенеза закономерностям соответствует в чем-то таблица химических элементов Д.И. Менделеева: возможные в природе варианты должны были заполнять соответствующие клетки таблиц.

Схемы номогенеза существенно ослабляют в процессах эволюции роль случайности, присущей дарвиновской концепции естественного отбора. Мы полагаем, что в то же время отбор и приспособляемость остаются таким же важнейшим свойством природы, как разнообразие. Таким образом, теория номогенеза не противоречит концепциям дарвинизма и ламаркизма. Все три концепции являются как бы взаимодополняющими, или комплементарными.

Эволюция как логика сложных динамических систем. Вторым главным направлением в объяснении эволюции может, пожалуй, служить «Логика динамических систем в природе и обществе» (Моисеев Н.Н., 1998 – рукопись).

Основы теории динамических систем были заложены Л. Эйлером и А. Пуанкаре. Согласно этой теории развитие сложных систем Универсума происходит монотонно или относительно спокойно (по Дарвину) только на отдельных отрезках времени. Эти отрезки завершаются точками бифуркации. В них система скачкообразно переходит в другое качество, формируя новое состояние (новый аттрактор – в терминах синергетики).

В истории человечества такие бифуркации соответствуют неким граничным ситуациям, являющимся часто катастрофическими. Перечень главных временных точек бифуркации в развитии жизни на Земле примерно следующий.

Образование планеты как космического тела – 4,6 млрд лет назад.

Первая бескислородная жизнь – прокариоты, 3,9 млрд лет.

Появление жизни с кислородным обменом – эукари-оты, 1,2 млрд лет.

Образование озонового слоя и выход организмов на сушу – 600—700 млн лет.

Появление человекообразных, точнее, предгоминид – 40 млн лет.

Начало земледелия, а затем скотоводства на базе примитивных орудий труда, что связывают с палеолитической революцией, – 40—50 тыс. лет назад.

Неолитическая революция, связанная с переходом к использованию металлических орудий, – 20 тыс. лет назад.

Появление и гибель первых цивилизаций в Междуречье, Индии и Китае – 10 тыс. лет назад.

Первые памятники письменности – 5 тыс. лет назад.

Теперь мы находимся как бы перед очередной точкой бифуркации – началом глобальной нравственно-экологической катастрофы техногенной цивилизации.

В изложенной выше концепции логики динамических систем важнейшими исходными моментами являлись стохастичность и неопределенность, «вправленные» через триаду дарвинизма в современную теорию катастроф. Не углубляясь в подробности динамической модели эволюции, заметим, что, с нашей точки зрения, бифуркационные катастрофы не должны быть главными действующими силами в процессе эволюции. Особенно нас беспокоит потеря наследственности в точках бифуркации, провозглашаемая как принцип потери памяти системы. Новая система, как Иван, не помнящий родства, начинается как бы с нуля.

Нам импонирует большая детерминированность в развитии Универсума, определяемая совокупностью законов природы, т.е. принципами номогенеза. В то же время на модель естественного номогенеза в открытой системе конкретного Универсума накладываются внешние возмущения. Они могут стимулировать развитие соответствующих бифуркационных скачков в живой и косной природе. Например, такие факторы, как изменение космических ритмов, солнечной активности, угла наклона земной оси, могут вызвать катастрофические процессы типа ледниковых периодов, «всемирных потопов» и других бедствий. Но эти «внешние» катастрофы происходят не по законам номогенеза данного открытого Универсума, а по сценарию некоего Суперуниверсума, развивающегося по своим собственным законам.

Информационная модель. В аспекте развития модели номогенеза для конкретного Универсума с конкретными примерами живых систем важна интерпретация модели еще и на обобщенном, интегральном уровне. Обобщающими характеристиками сложности живых систем могут служить их информативность I и энергетичность Е. IEV-модель была подробно рассмотрена в предьщущих главах. Учитывая как модель номогенеза, так и теорию сложных динамических систем, логично представить, что накопленная информация будет периодически скачком переходить в некое новое качественное состояние – очередной информационный аттрактор. Однако подобные состояния гораздо логичнее представлять как ячейки вакансий, запрограммированных Природой-Творцом для заполнения их теми или иными вещественными образованиями. Именно информация во всем ее широком разнообразии отличает одну разновидность живых систем от другой. Поэтому информационные ячейки, как набор информационно-энергетических уровней, соответствуют иерархии сложности живого. Представленная диаграммой, эта иерархия образует некую «лестницу» номогенеза.

Опуская пока изображение отдельных ступеней лестницы, можем получить графическое представление зависимости E(V), соответствующей некоторой гиперболической области, в которой Е убывает с ростом V. В то же время информативность I(V) образует область значений, растущую почти линейно с ростом V (рис. 6.2).

 

Исследование особенностей IEV-пространства позволило вьщелить в нем некие характерные точки (области), в которых описать происходящие в них преобразования информации и энергии известными нам законами пока не представляется возможным. В физике эти особые точки называют точками сингулярности. Применительно кмодели номогенеза имеют место точки сингулярности альфа и омега, отвечающие условному началу и завершению цикла номогенеза; (β-граница – переход от косного к живому веществу; γ-барьер (зеркало) – граница между вещественным и тонким (информационным) мирами. Подробнее области сингулярности будут описаны нами ниже.

Однако, отвлекаясь от характеристик номогенеза как некой математической IEV-модели, заметим, что представленные в IEV-диаграмме области значений I(V) и E(V) отражают ареалы гармонически связанных IEV-xaрактеристик. Эти характеристики сформировались как синергийные связи в универсуме за миллиарды лет эволюции. Любое естественное образование в природе всегда укладывается в соответствующую ему лестницу или пирамиду номогенеза. В природе плодотворно сотрудничают представители всех ее царств: минералы, флора, фауна, атмосфера и гидросфера. Но вот человек, получив от Природы-Творца собственное активное сознание, начал встраиваться в мастерскую Природы, не познав в достаточной степени ее законов. Получилось нечто вроде поведения слона в посудной лавке: природа разрушена как ненужная слону посуда.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.