Сделай Сам Свою Работу на 5

Роль ритма в исправлении говоров

Ритм является универсальным по природе, естественным фи­зиологическим механизмом речи человека.Вся наша речь реали­зуется в слогах или, как говорили наши предки, в складах (вспомни­те выражение — читать по складам). Из слогов складываются слова, из слов — фразы, из фраз образуется речевой поток. Таким образом, речь человека реализуется через специфические слоговые движения, ритмически организованные во времени. Слог является минималь­ной ритмической единицей речи.

Слоговыми движениями, как и всем процессом речепроизводства и речевосприятия, управляет мозг. Работами выдающегося отечествен­ного ученого Н. И. Жинкина было установлено, что при речевом акте мозг подает сигналы в три разные точки организма. «Во-первых, это органы дыхания, от которых зависит, будет ли подан в глотку, в рот и в нос воздух, необходимый для говорения. Во-вторых, это специальный механизм глоточной регулировки дыхания. Он распоряжается члене­нием речи на слоги: есть звуки громкие сами по себе, например а, о, л, и для них не нужно дополнительной порции воздуха; есть звуки ти­хие, неслышные, например к, т, п, которые нужно «обеспечить» наи­большим давлением воздуха... Наконец, третий сигнал подается в орга­ны артикуляции, собственно речевые органы, особенно в язык. Не все эти сигналы во времени совпадают. Дело происходит так: одно­временно подаются сигналы только в органы артикуляции и в глотку. Эти сигналы согласованы между собой... Лишь после того как подан­ный сигнал достигнет глотки, она «произведет расчет» необходимого количества воздуха, и результаты этого «расчета», вернувшись в мозг, будут им переданы дальше — органам дыхания»1. Речь осуществится, если согласованно и ритмично сработают все три системы.

Ритм речи своеобразно реализуется во всех языках мира и зави­сит от ритмической организации (ритмики) конкретного языка. Ве-

дущую роль в ритмической организации любого языка играет слого­вая ритмика. «В речи на любом языке не может не быть членения на слоги. Но какова структура русского, немецкого, китайского слога — это уже проблема лингвистическая»2.



С лингвистической точки зрения, понятие «ритмика» отражает совокупность всех проявлений ритма данной языковой системы: че­редование ударности — безударности, длительности, интенсивности тона гласных звуков, позиционных проявлений сочетаемости звуков. С точки зрения речевой реализации, последовательность произне­сения слогов в слове — это чередование усилений и ослаблений мус­кульного напряжения. «В основе ритмики русского слова лежит контраст ударных и безударных слогов по длительности и напря­женности артикуляции»3.Входя в состав слова, слоги создают оп­ределенные ритмические структуры (односложные, двухсложные, трехсложные и др.). Например: все односложные слова — это одно­сложные ритмические структуры, которые различаются по количе­ству, качеству и месту расположения согласных в слове. Слогообра­зующими звуками в слове являются гласные.

ТИПЫ ОДНОСЛОЖНЫХ СЛОВ (ОДНОСЛОЖНЫЕ РИТМИЧЕСКИЕ СТРУКТУРЫ)

Тип звукосочетания

Г

сг

ссг

сссг

ГС

гсс

сгс

сгсс

сгссс

сгсссс

ссгс

ссгсс

сссгс

сссгсс

ссссгс

ссссгсс

Примеры односложных слов

а, о, у, ы, э, и

та, то, ту, ты, щи

два, сто, жду, сны, чья, чьи

мгла

ах, ох, ум, их, ил

акр, иск, икс, игл

там, тот, час, цех, пять, путь, тюк

парк, борщ, мост, пусть, метр, жизнь

текст, центр, холст, пункт

чувств

шкаф, стол, стул, звук, цвет

шторм, спорт, блеск, смерть, свист

взнос, вслух, штраф, взрыв, скрип

страсть, всласть, вскользь

всхлип, всплыть, вскрыть

всплеск

* Г — гласный, С — согласный.

В двухсложных, трехсложных, четырехсложных и др. структу­рах ударение подвижно и может падать на любой слог. Например: в двухсложных структурах русского языка ударение может стоять как на первом, так и на втором слоге слова. Сравните: годы - сова, город -пирог, всхлипнул - всхрапнул. В трехсложных структурах могут быть следующие варианты ударений: мамочка, рябина, молокой т. п. Разно-местное ударение является отличительной особенностью русского языка, поэтому ритмические модели русских слов отличаются боль­шим разнообразием (в отличие, скажем, от французского языка, в котором ударение падает только на последний слог).

Словесное ударение — обязательное средство ритмической орга­низации русской речи. Русское ударение является сильноцентрали-зующим, оформляющим ритмическую структуру слова в единое це­лое. Ударный слог является фонологической вершиной слова, т. е. сильной позицией по отношению к безударным слогам. Основной признак ударности — это большая длительность гласного в ударном слоге по сравнению с гласными безударных слогов.

Безударные слоги можно разделить на две большие группы: пред­ударные слоги образуют своеобразный подступ к реализации удар­ного слога, а заударные — отступ, завершение слова. Эта их разная роль обнаруживается и в их разной степени редукции. Под редукци­ей будем понимать изменение длительности гласного в слоге (коли­чественная редукция) и изменения качества гласного (качественная редукция). Предударные слоги в слове редуцируются меньше, чем заударные.Подтверждение этому можно найти в статистических данных, полученных при изучении русского словесного ударения.

«В словах русского языка ударными бывают в 70—80% случаев корни, в 10—18 — суффиксы, в 10 — флексии, в 1% — префиксы. Сле­довательно, в состав стержневой части входят прежде всего корни и суффиксы, а в заударное положение попадают чаще всего флексии. Из такого сопоставления вытекает вывод о том, что стержневая часть отражает прежде всего лексическое значение слова, а заударная (пе­риферийная) — грамматическое. Носитель русского языка заинтере­сован в распознавании прежде всего лексического содержания сло­ва, а потом его грамматического значения. Не случайно окончания в прилагательных зимнее, зимняя, зимние на слух практически не раз­личаются. ... Мы узнаем об их значении за счет следующих за ними существительных: синее озеро, синяя дача, синие дома и т. п... Об этом же свидетельствует способность воспринимать и пони­мать обычными носителями русского языка некоторые звучащие тек­сты, в которых с помощью компьютера удалены заударные части слов»4.

Важная смыслоразличительная роль предударно-ударной (стержневой) части слова по отношению к заударной части и ле­жит в основе более высокой степени редукции заударных глас­ных, чем предударных.Такая организация русского слова дает воз­можность говорить об его особой ритмической форме, связанной с изменениями фонетических параметров безударных гласных в зави­симости от их положения по отношению к ударному слогу.

Как же предударные и заударные слоги относятся по длительно­сти к ударному слогу? Обратимся к классической формуле, данной выдающимся русским лингвистом XIX века А. А. Потебней: «Если то­ническую силу ударяемого слога обозначить через 3, то отноше­ние других слогов к ударяемому в четырехсложном слове можно будет изобразить так: 1, 2, 3, I»5.

Пример: балалайка

12 3 1

Современные исследования показывают, что отношения удар­ного и безударного слогов по длительности значительно сложнее и не укладываются в четкую арифметическую схему, но формула А. А. По-тебни верно определяет тенденцию этих отношений, в независимо­сти от темпа речи или дикционно-артикуляционных особенностей носителя русского литературного языка.

Все изменения безударных гласных объединяются одним об­щим свойством — малой длительностью этих звуков, не позволя­ющих выполнить полную артикуляторную программу, как это происходит при произнесении ударных.Последствием этого яв­ляются изменения всех признаков гласных, в том числе и качествен­ных, если они находятся в безударной позиции. Более определенным образом эта мысль была высказана академиком Л. С. Щербой: «Не­посредственной причиной качественных изменений наших неуда­ренных гласных является количественная редукция»''.

Следует отметить, что в некоторых трех—четырехсложных сло­вах мы имеем дело с двумя уровнями редукции: редукцию 1-й степени в 1-м предударном и редукцию 2-й степени во 2-м предударном и всех заударных слогах (это касается и других слов, состоящих из более че­тырех слогов). При экспериментальной проверке эти две степени редукции обнаруживаются лишь у гласных звуков О и А. Длительность времени произнесения этих гласных особенно различается в пред­ударной части слова. Соотношение же длительностей для гласных (и, ы, у) выражается пропорцией 2:2:3, где 3 - длительность ударного.

Пример:

Сун-ду-ку

2 2 3

Мил-ли-литр

2 2 3

Сы-пу-чий

2 3 2

Почему же в русском языке наиболее подвержены редукции именно гласные А и О? Оказывается, что в процессе речи фонемы по фонетическим законам русского языка могут быть реализованы самыми разнообразными звуками. Не каждый звук речи — фонема. Из звуков можно сложить и бессмысленные звукосочетания, напри­мер, «ауо», «плыши», «транк». Фонема — это минимальная фонети­ческая единица, которая служит для различения и отождествления значимых единиц языка. Признаки, формирующие фонему, те же самые, которые характеризуют членораздельные звуки человеческой речи (гласные и согласные): участие голоса и шума в производстве звука, место и способ образования, твердость — мягкость, огублен­ность — неогубленность7.

Фонемы [А] и [О] имеют наибольшее количество оттенков зву­чания по сравнению с другими гласными. Эти оттенки, или вариан­ты звучания, отражающие различные степени редукции, обознача­ются в фонетической транскрипции следующими специальными знаками: [А] [А] [Иэ] [Ыэ] [О] [Ъ]. Приведем варианты реализа­ции фонемы [А]:

1. Парк — п[А]рк — произносится полнозвучно как открытый звук А (в ударном слоге);

2. Фазан — ф[А]зан — произносится как короткий звук А;

3. Час — ч[и/э]сы — произносится как средний звук между И и Э;

4. Жакет — ж[ы/э]кет — произносится как средний звук между ЫиЭ;

5. Сахар — сах[Ъ]р — произносится как средний звук между А и Ы;

6. Арбуз — [А]рбуз — произносится как короткий звук А (в абсо­лютном начале слова).

Если фонема [А] реализуется как звук А в трех случаях: когда на­ходится под ударением (парк, диван), когда находится в 1-м пред­ударном слоге (салат, баран) и в абсолютном начале слова (алмаз, ата­ман), то фонема [О] реализуется как звук О только под ударением. В качестве примера можно привести слово «молодого», в котором фонема [О] реализуется в трех вариантах звучания: как [Ъ], [А], [О]:

2-й предуд. 1-й предуд. Ударный Заударн.
слог слог слог слог
МО ло ДО ГО
мъ ЛА ДО въ

Как видно из приведенных примеров, звуки русской речи пре-' терпевают значительные изменения во время процесса их реали­зации. Одна и та же фонема, встречающаяся в разном окружении, может быть разной. Это касается не только гласных, но и согласных звуков. Так в русском языке фонема [С ] может быть представлена звуками:

С — с отцом;

Со — с отчимом;

С — с сестрой;

3 — с братом;

3' — с дядей;

Ш — с шурином;

Ж' — с женой;

Щ — с чадом;

Нулем звука — с щедрым;

Гиперфонемой — с собакой.

Разнообразие изменений звуков русской речи в процессе их ре­ализации довольно часто затрудняет распознавание звукового обра­за слова и понимание смысла высказывания. Ключевыми признака­ми, по которым слова узнаются безошибочно, являются — длина слова (количество слогов) и ритмическая структура слова (в том числе место ударения в слове). Мы распознаем звуковой образ русской речи следующим образом:

распознаем гласные звуки;

распознаем согласные звуки;

распознаем изменение тона;

распознаем ритм.

Эти компоненты звучащей речи являются необходимыми состав­ляющими в процессе речевосприятия и речеобразования. Сбой в любой части звукового образа затрудняет коммуникацию. Каждый компонент несет свою смысловую нагрузку.

Интересно выяснить, какова роль ритмического компонента в речи человека и как происходит процесс формирования ритма речи на родном языке. «Может показаться, что язык маленького ребенка начинается с „гуления", с тех звуков, которые ребенок произносит в младенческом возрасте. Однако это неверно. Гуление — есть выра­жение состояния ребенка и дальше не закрепляется в речи ребенка. Первые слова рождаются не из звуков „гуления", а из тех звуков язы-

ка, которые ребенок усваивает из слышимой им речи взрослого. Но этот процесс усвоения звуков языка, составляющий важнейший про­цесс формирования речи, происходит далеко не сразу и имеет очень длительную историю»8. Рассмотрим этот процесс, опираясь на дан­ные современной психолингвистики.

Развитие детской речи до трех лет традиционно делится на три основных этапа:

1) доречевой этап (первый год жизни), разделяемый в свою оче­редь на период гуления и период лепета;

2) этап первичного освоения языка (дограмматический, второй год жизни);

3) этап усвоения грамматики (третий год жизни).

В период лепета появляется синтагматическая организация речи. Эта структурация слога, распадение потока речи на слоговые кванты означает, что у ребенка сформировался физиологический механизм слогообразования. Через два-три месяца появляется некий эквивалент слова — последовательность слогов, объединенных акцен­туацией и единством уклада артикуляционных органов. Это псевдо­слова с ударением, как правило, на первом слоге (хореичная ритми­ка). Дети строят слова по правильной акцентно-слоговой модели — причем часто именно и только по такой модели, не воспроизводя артикуляций (примеры: «нанАна» — «лекарство»). При освоении язы­ка первой характерной чертой является значимость акцентной мо­дели при усвоении новых слов. В детской речи наблюдается стрем­ление вообще воспроизвести общий облик слова, часто в ущерб роли в нем отдельных звуков. Наблюдается путаница согласных при со­хранении ритмической структуры [бамАм] — «банан», [дЕтити] — «ботики». На втором году жизни возрастает и развивается артикуля­ционная база, при ведущей роли ритма. Развивая звуковую сторону, ребенок ищет звуки, но усвоил ритм9. Например, слово «завтрак» ребенок начинает произносить как «завтлык», «завтлюк», «завтлик». Ошибаясь в подборе звуков, которые необходимы для правильного произношения слова, ребенок не ошибается в ритмической структу­ре — произносит двухсложную модель с ударением на первом слоге. Изучение речи ребенка позволяет сделать вывод: ритмическая ор­ганизация речи формируется на самых ранних этапах речевого раз­вития и зарождается на глубинных уровнях сознания первого года жизни.

Современные психолингвистические данные говорят об особой роли ритма в речевой функциональной системе человека. Например, современные психолингвистические эксперименты, в которых ис­следовалась разборчивость речи, опровергают традиционную схему

рассуждений о механизмах понимания речи: считалось, что фонема* является атомом смысла, и мозг, складывая фонемы в слова, при этом складывает и атомарные смыслы фонем, получая таким образом смысл слов. Однако даже поверхностное рассмотрение широкого диапазона статистических свойств речи указывает на то, что связь между смыслом и звуком является далеко не произвольной.

При исследовании нижней и верхней спектральной части рече­вого диапазона были получены данные о соотнесении нижней части спектра с временной структурой ритма, а верхней части — с фонети­ческим наполнением этого ритма, со звуком. При нарушении меха­низма формирования ритма даже хороший слух по отношению к зву­ковой стороне речи не дает удовлетворительной разборчивости речи. Смысл извлекается из речи благодаря наличию синергетиче-ского взаимодействия ритма и звука — от звука — через ритм — к смыслу речи10.

Подтверждения этому положению встречались в педагогической практике автора достаточно часто. В качестве примера можно при­вести текст Несчастливцева из комедии А. Н. Островского «Лес». На репетиции студент, играющий Несчастливцева, произнес: «У меня в сумке параплатья...». На слух невозможно было понять, о чем идет речь. Оказалось, что у него в сумке пара платья. Фраза была ритми­чески неверно оформлена, исчезло ударение из слова «пара», два слова слились в одно, и фраза исказилась до неузнаваемости. Исчез­новение ударения нарушило ритм, и как следствие — пострадала смыс­ловая сторона речи.

В речевом потоке у словесного ударения отмечаются две важные фонетические функции: организующая (ритмическая) как ос­новная и делимитативная (слогоразделительная) как побоч­ная. Признается, что слоговое и смысловое членение потока речи не совпадают и не определяют друг друга. Например, поток звуков «тамаркаупала» членится на слоги одним и тем же образом: та-ма-рка-у-па-ла, а смысловое деление может быть различным — Тамарка упала; Та марка упала: Там арка упала. Мы видим, что смысловое де­ление определено различными ритмическими комбинациями, кото­рые несут смысловую информацию.

О важности ритмической информации говорит и факт затруд­ненного понимания иностранной речи с мало знакомой нам ритми­кой. Взаимодействие ритма и звука играют важную роль в понима­нии смысла речи. Косвенное подтверждение этому можно найти на основе статистического анализа лингвистических данных. Напри­мер, в английском языке всего четверть слов являются односложны­ми, однако в разговорной речи односложных слов употребляется до

82%. Чем объясняется такое использование языка? На этот вопрос есть ответ в информационной теории речи. Чем чаще встречается слово, тем быстрее оно распознается. Чем реже встречается слово, тем большую длительность оно имеет. Длина слова необходима для увеличения времени, затрачиваемого на его распознавание. Если число слогов в слове велико, то возникает так называемое побочное ударение: одйннадцатиэтажный, сверхпроводимость и т. д. Это свя­зано с тем, что человеку трудно произносить подряд слишком много безударных слогов и трудно воспринимать чрезмерно длинные сло­ва на слух. Информационное содержание слова (непредсказуемость) тем выше, чем длиннее его протяженность.

Сложность психологических механизмов ритмической орга­низации речи на родном языке и ранний период их формирования обусловливают устойчивость ритмических навыков речи человека на протяжении всей его жизни, в том числе и устойчивость ритми­ческих навыков говорной речи.

В сценической речи отношение к русским говорам имеет свои спе­цифические особенности: с одной стороны, — актеры используют чер­ты говорного произношения как речевую характерность персонажа, с другой стороны, — стараются избавиться в собственной речи от всех говорных отклонений, мешающих овладению литературным произ­ношением, обязательным для профессиональной речи актера. Анализ речи, проведенный автором среди студентов первого курса, поступив­ших в Санкт-Петербургскую академию театрального искусства в 2001 го­ду (курс А. Д. Андреева), показал, что из 27 человек у 16 были говоры. Примерно такое же положение наблюдается и на других курсах. Об­ращает на себя внимание тот факт, что некоторые молодые люди, при­ехавшие учиться из Мурманска, Красноярска, Перми, Волгограда, Ле­нинградской области и некоторых других регионов, не осознают себя носителями говора и не понимают, чем их речь отличается от пра­вильной, литературной речи. По наблюдениям преподавателей сце­нической речи, количество поступающих с говорной речью за после­дние десять-пятнадцать лет значительно увеличилось во всех теат­ральных вузах страны, что говорит об определенном упадке уровня преподавания русского языка и литературы в школе.

Педагоги по сценической речи вынуждены искать более эффек­тивные методы работы по устранению диалектных явлений в речи студентов, т. к. орфоэпические правила, обычно используемые для обучения русскому литературному произношению, дают лишь общие нормативные указания, которые как бы поднимаются над говором реальных носителей. Не каждый человек сумеет воспользоваться этими общими указаниями, т. е. сумеет превратить знание правил

орфоэпии в свой практический навык. Разработка новой научно-обо-' снованной методики исправления говоров является давно назревшей необходимостью.

Как мы слышим и понимаем, что у человека говор? Мы осознаем существенные различия между говорным и литературным произно­шением по звуковому строю речи, слышим своеобразный диалект­ный «акцент». В языкознании под диалектным акцентом понимает­ся «совокупность особенностей, не свойственных данному литера­турному языку, в речи носителя диалекта, когда он несовершенно владеет нормами литературного языка (диалектный А.; напр., ока­нье в речи русских—северян, фрикативное «J» вместо «Г» в речи рус­ских—южан» )п.

Диалектология, занимающаяся изучением русских говоров, опи­сывает различия в говорах по трем основным направлениям:

1. Лексические различия (изучение диалектных слов, которые незнакомы говорящим на литературном языке):

петух — кочет, певун, певник говорить — баять, гутарить, галдить зять — подживотник, примак и т. п.

Существуют словари русских народных говоров, фиксирую­щие диалектные слова и выражения.

2. Грамматические различия (морфологические и синтаксичес­кие особенности):

с белым грибам отец заболевши тут проехано и т. п.

3. Фонетические различия русских говоров, проявляющиеся в области вокализма (системы гласных звуков) и в области кон­сонантизма (системы согласных звуков)п.

Фонетические особенности русских говоров закреплены в не­которых пословицах и поговорках русского народа:

С Масквы с пасада с аващнова ряда;

У нас в Рязани ядять хгрибы с хглазами;

Этот нос — через Волгу мое;

Мы вячки, ребята хвачки, семеры одного не боимси и т. п.

Лексические и грамматические особенности говоров не являют­ся предметом специального исследования в театральной школе, за исключением тех случаев, когда эти особенности изучаются и осваи-

ваются как своеобразие авторского стиля писателя или как речевая характерность персонажа. В сценической речи внимание препода­вателей и студентов в первую очередь направлено на устранение фонетических отклонений, т. к. они искажают звучание литератур­ных текстов, над которыми работает актер — диалектоноситель, вплоть до окарикатуривания. Рассмотрим основные группы русских диалектов, с точки зрения их фонетических особенностей.

«Все разнообразные местные говоры русского языка объединя­ются в две большие группы: севернорусское наречие и южнорусское наречие. Кроме этого существуют еще среднерусские говоры, пере­ходные между двумя указанными наречиями. Основной чертой се­вернорусских говоров является „оканье". Оканьем называется про­изношение звука о не только в ударном, но и в безударном положении, например: [вода] (вместо литературного [вада], [голова] вместо [гълава] <...>. Звук (г) смычный (такой же, как в литературном язы­ке): йога, гора. Глагольные формы „ты знаэшь", или „знаашь", или „знашь" вместо литературной формы ты знаешь <...>. Эти особенно­сти являются общими для северных говоров. Кроме них есть и дру­гие, которые встречаются не во всех северных говорах; например, „цоканье", когда вместо (ч') произносят (ц): (цас) вместо (ч'ас).

Основными чертами южнорусских говоров является „аканье". Аканьем называется произношение неударного о или как [а] ([вада]), или как [ъ] ([въдяной]). Звук [г] щелевой (этот звук образуется так же, как [х], но с голосом); в транскрипции он изображается гречес­кой буквой J, которая называется „гамма", например Qpoiii] вместо [грош]. Звук т в глагольных окончаниях мягкий, например: идуть, идёшь, поюгаь, поёшь. Эти особенности являются общими для юж­ных говоров; кроме них есть и другие, которые встречаются не во всех южных говорах, например: 1) смягчение тс после мягких соглас­ных: Тань[к'а] вместо Танька; 2) яканье, т. е. произношение [а] на месте е после мягкого согласного в первом предударном слоге: несу произносится как [н'асу], беда — как [б'ада] и т. д.

В среднерусских говорах, в том числе и московском, есть черты и северного и южного наречий. Занимая промежуточное географи­ческое положение между северными и южными наречиями, средне­русские говоры на юге имеют особенности южного наречия, на се­вере — северного наречия. В центре отмечаются переходные явления. Основными чертами среднерусских говоров является аканье (чер­та южная) и [г] с м ы ч н о е (черта северная). В московском говоре, кроме этих двух особенностей, имеются еще следующие: 1) твердый звук [т] в окончаниях глаголов (идут, идет); 2) звук [в] в окончаниях

прилагательных, например: больного (ова); 3) и к а н ь е, т. е. переход-неударяемого е (э) в звук [и] или в звук, близкий к [и], <...> напри­мер: нмсу (несу), вмсна (весна); 4) произношение щ как долгого мяг­кого [ш], например: щи [ш'ш'и] <...>. 5) произношение ж как долго­го мягкого 1], например: дрожжи [дрож'ж'и]»13.

Литературный язык сложился на базе среднерусских говоров с центром в Москве. Основное свойство литературного языка - это его нормированность (кодифицированность). Это значит, что состав словаря, значение и употребление слов, произношение, правописа­ние и образование грамматических форм подчиняются общеприня­тому образцу. Литературный язык - это язык общенародной культу­ры, имеющий твердые формы, в отличие от диалектов, про которые можно сказать: что не город, то норов.

Кратко основные говорные отклонения в области гласных и со­гласных звуков можно классифицировать и записать без фонетиче­ской транскрипции следующим образом:

Говорные отклонения в области гласных

оканье — сопог (сапог) аканье — молодой (молодой) яканье — сястра (сестра) иканье — висна (весна) ёканье — денег (денег) еканье — петак (пятак) эканье — прэшу (прошу) ыканье — пыдыжди (подожди) уканье — угурец (огурец)

Говорные отклонения в области согласных

цоканье — девоцки (девочки) чоканье — палеч (палец) шоканье — шашка (чашка) соканье — яйсо (яйцо) хгеканье — хгол (гол)

дзеканье — дзядзя (дядя)

замена т'нач- брач (брать)

смягчение т в конце слов — идёшь (идёт)

не оглушение в — кровь (крофь), деука (дефка)

Кроме перечисленных особенностей в говорной речи встреча­ются так называемые украинизмы и белоруссизмы (суржик). К фо­нетическим особенностям говорной речи следует отнести и интона­ционно-мелодические особенности диалектов, по которым мы также слышим и различаем диалектоносителей. Эти и другие различия в произношении говорят о многообразии форм существования рус­ского языка в исторически сложившихся диалектных зонах. В совре­менных условиях местные диалекты теряют свою целостность, в том числе под воздействием радио и телевидения. Основными носите­лями говоров остаются сельские жители старшего возраста. Однако некоторые характерные черты говорного произношения наблюда­ются в той или иной степени и у молодых людей, приехавших из глу­бинки. Иногда и у людей, живущих в Москве или Санкт-Петербурге (городах с высокой степенью владения русским литературным язы­ком), имеются в речи говорные черты, указывающие на то, что они выросли в семье диалектоносителей.

В рамках предмета «сценическая речь» многие индивидуальные произносительные недостатки преодолеваются с помощью артику-ляционно-дикционного тренинга. Как правило, говорные отклоне­ния в области согласных (например, замена одних звуков на другие) — устраняются через дикционный тренинг довольно быстро. Говорные отклонения в области гласных, и особенно говорное произношение гласных звуков А и О, исправляются с большим трудом и требуют серьезных усилий, как со стороны студентов, так и со стороны педа­гогов. Как мы писали выше, связано это с тем, что гласные А и О имеют в русском языке самое большое количество вариантов произ­ношения, поэтому в них диалектные явления проявляются наиболее ярко. Говорные отклонения в области гласных в первую очередь свя­заны с нарушениями количественной редукции.

Удлинение или укорочение времени произнесения слогов вызы­вает перестройку слоговой структуры слова и изменение его ритми­ческой организации. На слух это воспринимается как фонетическое нарушение речи. Фонетические отклонения в области ритмики про­слеживаются во всех ритмических компонентах слова: в ударном, пред­ударном и заударном слогах. Предложим классификацию говорных отклонений по ритмическим компонентам слова.



©2015- 2019 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.