Сделай Сам Свою Работу на 5

О внеконфессиональном изучении религиозной ситуации, о светском и церковном религиоведении и социологии религии

Очевидно, что и обществу в целом, и каждой конфессии необхо­дим анализ религиозной и религиозно-общественной жизни в стране, особенно сегодня, в период «религиозного возрождения». Этот ана­лиз предлагается порой специалистами (социологами, политологами, журналистами и др.), открыто заявляющими о своей внеденоминаци-онности, т. е. невключенности в какую-либо форму или традицию религиознойжизни. Именно это обстоятельство позволяет им пола­гать, что их анализ объективен. Безусловно, взгляд со стороны интересен и полезен для общества и даже для Церквей, но можно ли назвать объективным мнение о религии человека нерелигиозного? Свое слово о религии, о ее месте в обществе и культуре должна сказать наука о религии — религиоведение, в частности, такой ее аспект как социология религии. Однако досих пор большинство религиоведческих центров и кафедр ВУЗов возглавляют не только специалисты по атеизму, но и атеисты. Трудно ожидать объективно­сти и адекватности их анализа.

Несомненно, Российское общество (народ, государство, культура в целом, образовательные программы) нуждается в знакомстве с ре­лигией во всем ее многообразии, нуждается в понимании религии, ее места в системе духовных, нравственных и эстетических ценностей и, по крайней мере, имеет право на это знакомство.

Опыта осуществления подобного знакомства в той мере, в кото­рой это сегодня обществу необходимо, у России нет. Ситуация до 1917 г. не представляется идеальной и образцовой по ряду причин:

другая социально-политическая система, другие требования к церковно-государственным отношениям (нет больше государственной Церкви), разрыв и крушение традиционной системы религиозного воспитания.

Необходимо новое (и по отношению к XIX в., и по отношению к советскому периоду) юридическое видение задачи, новая концепция предмета и предметов, преподаваемых в государственных учебных заведениях (как средних, так и высших), обеспечивающих реальное знакомство с религией и ее изучение (объективное, научное и опыт­ное знакомство).

Вопрос о том, является ли сегодняшнее религиоведение таковым искомым предметом, повисает в воздухе до тех пор, пока не будет сформулирована его концепция. В настоящее время массовое сознание подразумевает под именем «религиоведение» эвфемизм для понятия «научный атеизм». Практика показывает, что именно специалисты по научному атеизму и различным аспектам марксизма узурпировали эту специальность. Богословы и церковные историки духовных школ, как правило, не задействованы в программах «религиоведения». По-видимому, как и раньше предполагается наличие конфликта «веры» и «знания», и специалистами по религиоведению считаются в основном т. н. «свободомыслящие» специалисты (точнее «специа­листы по свободомыслию»).

Знакомство с религией (как и с любой другой сферой человече­ского духа) естественно и желательно организовывать так, чтобы посредником был носитель религиозной культуры, человек думающий на ее языке. Возьмем ли мы музыку, поэзию или другую сферу духовной культуры, мы признаем очевидным пожелание, чтобы преподавал эти предметы если не музыкант или поэт, то во всяком случае тот, кто живет музыкой и поэзией, тот, кто считает их для себя существенными ценностями. Не каждый религиозный человек способен сообщить свой опыт, поделиться им, но именно среди имеющих этот опыт следует искать соответствующих преподавателей. Точно так же преподавание «свободомыслия», точнее атеизма естест­венно поручить атеисту, а не верующему богослову.

Подготовку специалистов, обеспечивающих обществу знакомство с религией, естественно взять на себя государству и опираться при этом на профессионально и специально подготовленных носителей религии в ее различных конфессиях и традициях. И если согласиться с Г. П. Федотовым в том, что «творчество предшествует просвеще­нию и академия школе», то следует признать, что преподавать знания о религии возможно при наличии участия в религиозном твор­честве, при наличии религиозного самосознания. Поэтому-то и необ­ходимо сегодня взаимодействие академических и церковных структур. Возможно и необходимо в этом случае межконфессиональное со­трудничество. Именно в результате правильно (по квалификации и установкам) подобранных кадров может появиться подходящая образовательная структура и соответствующий предмет.^

В Великобритании и других странах Запада такого противопос­тавления светского и церковного религиоведения нет, поскольку не было ситуации господства атеизма. Очевидна необходимость цер­ковного религиоведения, т. е. стремления к тому, чтобы изучением социологии религии, истории религий и прочими аспектами рели­гиоведения занимались люди с богословским образованием, осознаю­щие религиозные ценности именно как ценности. Необходимо в этом церковном религиоведении опираться на объективные и вполне науч­ные исследования. Без такого рода исследований, без усвоения их результатов невозможно представить христианскую (в частности, православную) миссию в нашей стране успешной. Одним из своевре­менных и существенных вкладов в это направление миссиологической активности, как нам представляется, будет предлагаемый сегодня чи­тателю русский перевод книги профессора Баркер. Издавая эту кни­гу, Православный институт миссиологии хочет подчеркнуть, что цер­ковные исследователи не только не чураются науки, но, наоборот, именно с нее и начинают анализировать ситуацию. Не может быть миссиологии, изучения проблем современной миссии без всесторон­него анализа реального положения вещей, без внимательного отноше­ния к людям, к которым мы обращаемся с проповедью, без "понима­ния проблем, возникающих в обществе, и уважения к мнению и по­зиции собеседника, даже если мы ее не разделяем. Миссионеру со­вершенно необходима установка на «презумпцию искренности» чело­века, чью речь он слушает. Книга профессора Баркер настраивает нас на этот христианский подход, хотя и написана она светским специалистом.

Протоиерей Владимир Федоров

 

Предисловие к английскому изданию

Написать эту книгу и создать в свое время сеть ИНФОРМ

(Информационная сеть по религиозным дви­жениям, см. Приложение I) меня побудили одни и те же мотивы. И в том, и в другом случае сработало убеждение, что за страданиями многих людей стоит недостаток знании о природе и особенностях современной волны новых религиозных движений (далее — НРД) на Западе. Существующая довольно обширная информация о НРД должна быть донесена до широкой общественности. Я надеюсь, что данная работа заполнит информационный вакуум, предоставив чита­телю полезные сведения, не всегда доступные не-специалисту.

Источники информации

Сведения о НРД можно получить в основном из пяти источни­ков.

Во-первых, сами религиозные движения. Зачастую они охот­но предлагают точную информацию о себе, однако в ряде случаев эта информация оказывается недоступной, неполной, или не соответствует реальному положению вещей.

Во-вторых, очень ценные сведения о НРД поступают от их бывших членов, а также от друзей и родственников людей, до сих пор состоящих в движении. Они отражают личные впечатления тех, кто непосредственно соприкоснулся с НРД, и поэтому чрезвычайно интересны. При оценке таких свидетельств следует учитывать, что впечатления отдельного человека нередко противоречат опыту других людей. Эта информация почти никогда не бывает доступна тем, кто в ней нуждается. Наиболее охотно ею делятся люди, решившие расска­зать о движении средствам массовой информации или участвующие в работе различных антисектантских организаций. Однако исследования показывают, что их сведения, как правило, противоречат опыту большинства бывших членов движений и друзей или родственников действительных членов НРД.

В-третьих, существуют организации, собирающие данные о НРД. Они отличаются друг от друга объемом, степенью достоверно­сти и доступности предоставляемой ими информации. Среди академи­ческих организаций, занимающихся НРД, можно упомянуть сеть ИНФОРМ (см. Приложение 1), Институт изучения американских религий. Центр изучения новых религий (CESNUR), центр RENNER при университете города Орхуса и Центр новых религий при Королевском колледже в Лондоне. Некоторые из них специали­зируются в какой-либо области, например, Центр новых религиозных движений при колледжах Селли Оук в Бирмингеме имеет уникаль­ный банк данных по новым религиям в «первобытных обществах». Центр «Хаустоп» в Лондоне предоставляет консультативные услуги, «Диалог-Центр» в Дании уделяет основное внимание христианской миссионерской деятельности.

Есть организации, считающие своей целью предостерегать об­щество об опасности «культов». И из таких источников можно почерпнуть много точной и полезной информации, как, например, из публикаций Американской ассоциации семьи. Но вполне естествен­но, что подобные организации изучают прежде всего те аспекты дея­тельности НРД, которые вызывают наибольшее беспокойство. Поэтому иногда общая картина деятельности религиозных движений, ими предлагаемая, оказывается тенденциозной и ложной.

Некоторые люди считают своим общественным долгом «разо­блачать зло всех культов», и любая попытка объективно взглянуть на эти самые «культы» представляется им опасной и безответственной. Часто такого мнения придерживаются активисты групп «наблюдения за сектами». Вполне естественно, что эти группы распространяют лишь те сведения о НРД, которые согласуются с их позицией;

любые противоположные факты отвергаются или не берутся ими в расчет. В то же время встречается и противоположная крайность: не менее рьяно заявляется, что все новые религиозные движения надо приветствовать и любая критика их доктрин и практик должна быть расценена как проявление мракобесия.

Четвертый источник информации — СМИ. В печати, на радио и телевидении иногда появляются замечательные, профессио­нально сделанные сообщения о НРД. Однако впоследствии их быва­ет довольно трудно «поймать». Значительно легче встретить вырезки из газет со скандальными материалами, их часто собирают и распро­страняют так называемые анти-сектанты. Факты в таких публикациях во многих случаях сильно искажены, а зачастую и явно придуманы.

Пятым источником сведений являются работы исследователей, много и плодотворно занимающихся различными аспектами существо­вания религиозных движений." В большинстве своем они отличаются высоким уровнем профессионализма, но малодоступны широкой пуб­лике. Работы ученых, как правило, публикуются в научных журналах и книгах. В неспециализированные книжные магазины эти издания попадают редко, к тому же язык, которым они написаны, может выдержать лишь самый упорный и неленивый читатель. Ученые му­жи традиционно предпочитают отдавать все свои силы научным спо­рам и не снисходить до практических рекомендаций.

От автора

Данная книга не является научной в обычном смысле слова. Она писалась как практическое введение в проблематику НРД. В ней читателю предлагаются конкретные советы, высказываются личные суждения автора о том, как стоит поступать в той или иной ситуации, а какие действия обречены на неудачу. Вместе с тем, автор как уче­ный во многом опирается на научные исследования в области НРД. Кажется очевидным, что это нельзя отнести к недостаткам книги. Тем не менее многие настойчиво проводят мысль о том, что академизм Айлин Баркер должен неизбежно мешать ей выражать собственные взгляды. Были даже попытки добиться запрета книги, причем люди, их предпринимавшие, не считали нужным предвари­тельно знакомиться с ее содержанием. В связи с тем, что до общест­венности дошли некоторые неверные представления о книге, считаю необходимым прояснить несколько вопросов. Если эта в некотором смысле периферийная тема кажется читателю неинтересной, я реко­мендую продолжить чтение со следующего раздела.

Иногда говорят, что ученые живут в «башнях из слоновой кос­ти» и очень мало сталкиваются с тем, что происходит в «реальном мире». В сфере изучения новых религиозных движений это невоз­можно. Многие из нас днями, неделями, месяцами и даже годами наблюдают за деятельностью НРД, что называется, «на местах». Иногда для этого приходится жить среди приверженцев НРД в ус­ловиях, лишенных удобств, а также участвовать в весьма своеобраз­ных практиках, исключая те, в которых большинство из нас участво­вать отказывается (к ним относятся, например, обращение новых членов или партнерство в сексуальных оргиях). Мы проводим долгие часы, опрашивая членов НРД. За годы работы я побеседовала с представителями почти всех религиозных движений, упомянутых в этой книге (за исключением членов «Народного Храма» и «Семьи Мэнсона»), а также с представителями многих других движении. Мне приходится выслушивать свидетельства бывших членов НРД и буквально сотен их знакомых, родственников, друзей и недругов. Мы ведем диалог со всеми, кто своими рассказами мог бы пролить свет на то, как осуществляется деятельность религиозных движений и то, как она воспринимается. В ходе исследований мы разрабатываем и анализируем опросные листы, изучаем литературу и для проверки сопоставляем данные, полученные нами о том или ином религиозном движении, с показателями «контрольных групп» населения.^

С точки зрения большинства ученых, игнорирование практиче­ских наблюдений за НРД — грубая профессиональная ошибка. И в то же время то обстоятельство, что ученый побывал «у них», может насторожить и вызвать недоверие.2 Деятельность НРД — арена сильных чувств и ожесточенных споров. Неудивительно, что некото­рые люди не представляют, как исследователь может брататься с «врагом». Дело подчас доходит до обвинений ученого в тайном членстве в движении. Тем не менее почти никого не смущает тот факт, что Маргарет Тэтчер гостила у Михаила Горбачева и друже­ски с ним общалась. Для большинства людей это вовсе не означало, что миссис Тэтчер — коммунистка или симпатизирует коммунизму. Даже ее противники были склонны считать, что эти контакты позво­лили ей уяснить картину происходящего, дали реальный шанс вы­явить и решить многие проблемы.

Ученых не всегда правильно понимают, когда они говорят об «объективности и беспристрастности». Под беспристрастностью име­ется в виду то, что любое изложение исследователем своего предмета должно быть подано по возможности корректно и быть как можно менее окрашено личными ценностными установками. Вполне естест­венно, что при рассмотрении сложных социальных проблем невоз­можно обеспечить абсолютную объективность и непредвзятость, од­нако отличие ученого от непрофессионала заключается как раз в том, что ученый осведомлен о многочисленных «ловушках», которые могут встретиться на его пути, и старается их избежать. Что же касается распространенного мнения, что исследование, лишенное ценностных ориентации, само по себе лишено всякой ценности и полезности, то оно кажется мне нелепым. Обладая особыми навыками изучать явле­ния, исследователь никак не может претендовать на роль судьи в вопросах морали и нравственности. Поэтому малоценными оказыва­ются как раз те отчеты об исследованиях, в которых авторы скорее излагают свои ценностные установки, чем говорят об изучаемых яв­лениях.

К примеру, ученого вызывают в суд в качестве так называемого «свидетеля-эксперта». Суд ожидает от него объективных, профессио­нальных сведений о предмете. Для следствия не имеет значения, ка­кова личная позиция свидетеля-эксперта и какой стороне он лично симпатизирует. В одном случае специалист может быть призван вы­ступать на стороне защиты, а в другом — на стороне обвинения. Так случилось и со мной. В процессе Церкви Объединения с газетой «Дейли Мейл» я давала показания на стороне мунистов, а сравни­тельно недавно была приглашена Главным прокурором быть свидете­лем обвинения в деле против Церкви Объединения, названном «делом о благотворительности».

Непонимание роли ученого проявляется и в тех случаях, когда говорят, что в своей беспристрастности он не думает о проблемах людей, пострадавших в той или иной исследуемой ситуации. Это ут­верждение также несостоятельно, поскольку вполне вероятно, что многие ученые выбрали конкретную сферу научной деятельности именно из убеждения, что точная информация — плод их труда — принесет практическую пользу. Ведь с точки зрения ученого, лучше дойти до истины, чем действовать с закрытыми глазами. Приведен­ные выше аргументы говорят в пользу того, что научное исследова­ние не только не препятствует решению практических задач, но на­оборот, всячески этому способствует.^

Возможности социальной (как и любой другой дескриптивной) науки ограничены. Она не может решать богословские и идеологиче­ские споры, не может выносить приговоры в вопросах нравственно­сти, отвечать на вопросы: «Что такое хорошо и что такое плохо», и говорить людям, как надо поступать. Социальная наука не творит чудес. Зачем же тогда эта книга? Чем она может быть полезна? Да, социальная наука сама по себе нейтральна, но выводы из исследова­ний могут послужить основанием для действий. Они могут помочь людям ориентироваться в происходящих вокруг событиях и преду­преждать о возможных последствиях тех или иных поступков. Осоз­нание сложности происходящего может удержать людей от принятия необдуманных решений, таких, о которых они впоследствии пожале­ют. Более того, знание причин и следствий иногда помогает попра­вить ситуацию, на первый взгляд кажущуюся безвыходной.

В этой книге я намеренно иду дальше сугубо научного интереса. Именно из практических соображений я в некоторых случаях даже не раскрываю научных предпосылок того или иного вывода, сделанного в ходе исследования. Практические предложения, содержащиеся в книге, можно воспринимать как руководство к действию: «Если Вам надо добиться того-то, делайте так-то». Тем самым я пытаюсь пойти навстречу и ответить многим людям, обратившимся ко мне. Среди них те, кто попал в трудную ситуацию, оттого что их родственники или друзья стали членами НРД, и те, кто по долгу службы хочет знать, что можно сделать для людей, обратившихся за помощью.

Каждый читатель должен сам решить, насколько приемлемы со­веты, изложенные в книге; при этом он будет руководствоваться своими интересами и заботами. Более чем двадцатилетний опыт рабо­ты в данной сфере подсказывает мне, что многие приверженцы НРД и их противники (из тех, что раз и навсегда уже решили для себя, «кто хороший, а кто плохой») с презрением отнесутся к основной мысли книги. Мысль же эта заключается в том, что изучаемые во­просы сложны и часто не имеют простого решения. Эти люди от­вергнут многие из научных заключений и практических советов. Но книга написана не для них.

Введение

 

Цели книги

В этой книги две цели. Во-первых, предоставить читателю общие сведения о новых религиозных движениях (НРД). Во-вторых, дать предварительные советы людям, обеспоко­енным тем, что их родственник, друг, ученик, член прихода или про­сто знакомый оказался вовлеченным в одно из таких религиозных движений.

Прежде всего, в книге настойчиво проводится мысль о том, что НРД не следует путать, «сваливать в одну кучу». Они очень раз­ные. Другой важный момент можно кратко сформулировать так: да­же если в ряде случаев поводов для беспокойства оказывается мень­ше, чем представлялось сначала, все же лучше оставаться бдитель­ным и знать, какие опасности, реальные и потенциальные, несет движение, с которым вы столкнулись. Из этих двух соображений следует третье: в каждом конкретном случае необходимо пытаться получить наиболее точную информацию о конкретном движении и конкретном человеке в нем.

Для кого эта книга

Книга писалась как настольное руководство для родителей, род­ственников и друзей членов новых религиозных движений, а также для тех, кто чувствует потребность духовно или просто советом по­могать близким человека, уже присоединившегося к НРД или только собирающегося это сделать. Автор надеется, что книга принесет пользу священнослужителям, профессиональным консультантам по социальным вопросам, учителям и работникам СМИ. Она рекомен­дуется также самим членам НРД, действительным или потенциаль­ным. Речь в ней идет о возможных последствиях вступления в НРД, таких, например, как степень вовлеченности в жизнь движения или реакция со стороны обеспокоенных родителей, родственников и близ­ких друзей.

Книга предназначена для широкого круга читателей, интересую­щихся новыми религиями. Я надеюсь, что те, кто их изучает, а также представители общественности, интересующиеся данной темой и свя­занными с ней практическими и этическими вопросами, найдут в этой работе толчок к дальнейшей дискуссии.

Ряд случаев и вопросов, затронутых в книге, имеет отношение только к НРД в Великобритании. Однако основной блок материалов по НРД относится также к Западной Европе, Северной Америке, Австралии и Новой Зеландии, так что почти все практические реко­мендации могут быть взяты на вооружение и в этих странах.

Содержание

Первая часть книги имеет в основном информативный характер. Часть вторая содержит практические рекомендации. Тем не менее советую читателю прочесть книгу последовательно от начала и до конца, поскольку проблематика НРД сложна, а названия глав и подглав дают лишь очень общее представление о содержании текста. Каждая следующая глава опирается на выводы предыдущей; при этом в первой части также дается много практических рекомендаций, которые не повторяются в части второй.

Существуют проблемы не затронутые в книге. Например, автор не пытается давать богословские оценки религиозным учениям НРД, не ставит себе цель объяснить причины массового роста движений в наши дни. Не пытается автор и обсуждать с читателем глобальные вопросы существования НРД в современном обществе.

В тексте упоминаются конкретные НРД, но делается это лишь с целью иллюстрации размышлений автора. Систематического описания отдельных движений книга не содержит. Автор не углубляется в анализ дискуссии, развернувшейся вокруг какой-либо группы. Чтобы осветить такие споры, потребовалось бы начать разговор о многочис­ленных деталях, что отвлекло бы автора от главной задачи — дать практические советы. Идея включить в книгу Приложение IV и упо­мянуть отдельные НРД пришла не сразу. Автор понимает, что одна только общая информация искажает действительную картину и дает повод представителям НРД, а также тем, кто борется с культами, обвинить ее в тенденциозности. Можно было бы «поосторожничать» и не упоминать ни одного из движений, как весьма оправданно по­ступила Американская ассоциация семьи в книге «Культы». Но то­гда автор рисковала бы остаться непонятой читателями, незнакомыми с этой сферой. Непосвященный читатель мог бы принять частные особенности одного движения за общее правило, и тогда весь разго­вор о проблемах НРД стал бы для него чистой абстракцией.

И все же поскольку эта работа предназначена не только для по­следователей НРД или антисектантов, а писалась в основном для людей, незнакомых с религиозной ситуацией, нуждающихся во введе­нии в проблематику и практических рекомендациях, мне показалось, что неполная, общая, информация об отдельных движениях лучше, чем ничего. Тем не менее я прошу читателя помнить, что очень трудно охарактеризовать движение лишь несколькими штрихами.

Читателя также может сбить с толку то, что иногда в разных местах книги предлагаются различные возможные выходы из одной и той же ситуации. Многим наверняка хочется получить «правильное» объяснение ситуации, «адекватное» описание, «верный» совет. Одна­ко в действительности таких «верных» советов и объяснений может быть много. Предлагаемые варианты выхода не есть научные умо­заключения, это реально возможные пути, выбирать из которых сле­дует применительно к обстоятельствам. Одна из задач этой книги — сформировать у читателя убеждение, что в каждом случае есть несколько возможных путей и что для создания плана действий все­гда необходимо всестороннее изучение ситуации. Часто в тексте встречаются неопределенные выражения типа «может быть», «для кого-то». Это вовсе не означает, что читатель должен действовать наобум, ему лишь показано разнообразие возможных решений и дана программа дальнейшего изучения ситуации с НРД.

Приложение I дает общее представление о сети ИНФОРМ, организации, куда можно обратиться для получения более подробных сведений о конкретных религиозных движениях. В Приложении II обсуждается определение «новые религиозные движения», а также указывается количество НРД и их членов в Великобритании. Вполне вероятно, что эти вопросы не очень интересуют людей, близкие которых состоят в НРД, и тем не менее для того, кто стремится получить ясное представление о религиозных движениях, они очень важны. Этот раздел я рекомендую прочесть людям, желающим понять НРД как явление и быть в курсе полемики вокруг НРД. Приложение III содержит отрывки из свидетельств людей, подверг­шихся насильственному депрограммированию, не приведшему к же­лаемым результатам. И наконец, Приложение IV дает вводную справку о некоторых НРД, интересовавших людей, обратившихся в ИНФОРМ. В конце книги помещен библиографический раздел. Издание снабжено постраничными сносками, указывающими чита­телю путь дальнейшего ознакомления с проблемой. Большинству читателей они могут быть неинтересны и на них можно не обращать внимания. Если в сноске дается лишь имя автора и дата выхода работы в свет, то за полными выходными данными следует обратить­ся в библиографический раздел. Ор. cit после фамилии автора в сно­ске означает, что выходные данные его работы уже упомянуты в данном разделе.

Терминология

Некоторые из слов и выражений, употребленных в первоначаль­ном варианте книги, вызвали ожесточенные споры. Но за выбором терминов не следует видеть склонность автора к той или иной точке зрения. Для примера можно привести слова «новичок» (в каком-то НРД) (recrui<) и «новообращенный» (corwert). Последовательное различение этих терминов было бы существенно в научной дискус­сии, но не здесь. Также есть разница между «приверженцем» (devotee), «учеником» (disciple), «адептом» (adept), «клиентом» (c/ient) и «постоянным посетителем» (ра<гоп).1 В нескольких случаях различие этих терминов показано. Но чаще всего вместо них упот­ребляются слова «член движения» или «обращенный в движение». Это делается во избежание ненужной путаницы.

Трудности с наименованиями возникают не только в тех случаях, когда речь идет о человеке, вступившем в движение, но и тогда, когда говорится о покинувшем НРД. В англоязычной литературе употребляются, с различными оттенками смысла, слова: «отступник» (apostate), «ослушник» (defector) и покидающий движение» (leaver). В данной книге нет смысла соблюдать эти терминологические тонкости, поэтому для простоты употребляется термин «бывший член движения» (ex-member). Такое упрощение может вызвать ряд проблем, о чем говорится в главе «Уход из движения».

Еще одно важное замечание. Говоря о «детях», автор почти всегда имеет в виду совершеннолетних детей, вступивших в НРД. Когда (в нескольких местах книги) речь идет о несовершеннолетних подростках, это ясно из контекста.

В книге последовательно применяется термин «новое религиозное движение». Называя так какую-либо группу людей или движение, автор ни в коем случае не отвергает самоназвание группы. Члены группы могут считать или не считать свое движение религией, могут оспаривать его новизну. Многие НРД, упомянутые в книге, не раз выступали против того, чтобы их «сваливали в одну кучу» с другими. Все движения, о которых идет речь, в какой-то мере особенны. Термин «НРД» выбран из чисто практических соображе­ний. Он объединяет все те движения и организации, которые назы­вают «альтернативными», «нетрадиционными» религиями, «культами» или «современными сектами».

Именно потому, что термин «новое религиозное движение» многими людьми считается неадекватным. Приложение II освещает споры, развернувшиеся вокруг его употребления. Однако надо ска­зать сразу: название «новое религиозное движение» ничего не гово­рит о том, плохое это движение или хорошее, правильное или непра­вильное, настоящее или ненастоящее. Многие специалисты в данной области предпочитают этот термин термину «культ», потому что, хотя в науке слово «культ» не имеет уничижительного оттенка, в повседневной речи (как, впрочем, и слово «секта») оно приобрело отрицательный оттенок.2 Да, некоторые НРД вызывают вполне обоснованное беспокойство, однако не следует заключать, что «движение — это всегда плохо».



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.