Сделай Сам Свою Работу на 5

Первое поколение верующих

Чем моложе организация, тем больше в ней новообращен­ных, т. е. тем меньше людей, воспитанных в данной вере. На протяжении всей истории в движениях, которые составляют лишь первое поколение верующих, было больше энтузиазма, чем в традициях, «остепенившихся» и организационно сформи­ровавшихся со временем. Обычно новая религия прямо и не­двусмысленно обещает спасение общине истинно уверовавших или отдельному человеку, который пойдет по истинному пути.2 «Истины» новых движений отстаиваются более пылко, зачас­тую они проще и категоричнее утонченных вероучений тех ре­лигий, которым приходилось отзываться на разнообразные проблемы сменяющих друг друга поколений. Молодому идеа­листу новая религия может показаться живой и чуткой, в то время как традиционная произведет впечатление вялой или ханжеской.

Иными словами, новая религия представляется более непо­средственной и определенной, чем основные, которые могут произвести впечатление устаревших, постоянно допускающих лавирование и двусмысленность, особенно в глазах нетерпели­вого юноши, ищущего ясного ответа на сложные вопросы сего­дняшнего мира или решения своих личных проблем.

Разумеется, в действительности эти различия не так оче­видны. Можно найти энтузиазм и непосредственность в тради­ционных конгрегациях, в то время как некоторые НРД со сто­роны покажутся излишне «формализованными», перегружен­ными ритуалами и даже утомительными. Но и самое общее по­нятие о различиях между движениями первого поколения ве­рующих и «старыми» религиями позволяет представить воз­можные последствия участия человека в НРД. Так, новое рели­гиозное движение может потребовать от своих членов значи­тельно большего времени и сил, чем традиционные религии. Движение может быть более непримиримым в убежденности, что оно одно обладает истиной и, следовательно, оно может быть менее готово адаптироваться к обстоятельствам (с его точ­ки зрения, идти на компромисс).

Возрастной состав почти во всех движениях первого поко­ления верующих отличается от такового в обществе в целом. В новых движениях, куда обычно вступают люди от 20 до 30 лет, бывает совсем мало детей и не так много людей пожилых и среднего возраста. Не нужно богатого воображения, чтобы по­нять, что уже сама по себе подобная демографическая ситуация объясняет некоторые особенности движений. Так, многими движениями руководят люди молодые и неопытные, и это счи­тается одной из причин крайних действий, предпринимаемых некоторыми НРД.1



Отметим, что средний возраст первого поколения движе­ния с течением времени увеличивается, впрочем, никогда не изменяясь за год на двенадцать месяцев: текучесть в НРД очень велика, а вступающие в движение, моложе покидающих его. Более того, за исключением отдельных случаев (например, при соблюдении безбрачия), средний возраст движения пере­стает увеличиваться после рождения второго поколения его приверженцев. В движениях Европы и Северной Америки рас­тет число детей, так что сегодня уже есть молодые взрослые, родившиеся в современном НРД.

Хотя иногда воспитание детей в. НРД дает основания для беспокойства (см. следующие разделы), именно благодаря то­му, что первое поколение участников взрослеет и у него рож­даются дети, в новых религиозных движениях происходит ряд существенных изменений. Стюарт Райт в своей работе, посвя­щенной людям, добровольно покинувшим движение, говорит:

«То, что преобразующие мир движения опираются почти исключительно на молодых взрослых, имеет для самих этих движений свои положительные и отрицательные стороны. Несомненно, эти движения используют пыл молодежи, у которой много времени и свободы для великих свершений. Минусом же для движения оказывается то, что оно должно искать опору в людях, еще стоящих на пороге психологиче­ской зрелости и лишь готовящихся принять взрослые роли. Через год-другой молодые члены движения могут изменить свои представления о том, чего они хотят от этой жизни... Таким образом, уже самый возраст той группы, за счет ко­торой движение пополняется, обрекает его на постоянную текучесть».1

Что ж, люди в 30 с лишним лет, воспитывающие детей, имеют совсем другие взгляды на жизнь, чем беззаботные 20-тилетние идеалисты. И нередко по прошествии некоторого времени члены движения ловят себя на том, что с рождением внуков родители стали им ближе, чем раньше, когда были их собственными папами и мамами. Да и бабушки с дедушками часто более мягки в отношениях с внуками и нередко играют в их жизни важную роль.

Более того, со временем, когда основатели НРД умирают и им на смену приходят другие, когда демографический состав приближается к показателям общества в целом, многие движе­ния из числа выживших становятся «институционализирован-ными» и начинают больше походить на те сложившиеся рели­гии, которые они некогда обличали.

Харизматические лидеры

Новые религии редко учреждаются каким-либо комитетом. Иногда секты образуются в результате отхода группы неудов­летворенных люден от более крупной организации. Однако ча­ще у движения есть основатель и лидер, за которым признается обладание особыми способностями или особым знанием. От по­следователей такого лидера ожидаются безоговорочные вера и подчинение.

Социологи используют понятие «харизма» в смысле, от­личном от обыденного употребления этого слова, когда хариз-матиком может быть названа поп-звезда, и от богословского значения, когда под этим словом понимается обладание особой благодатью. Социологи подразумевают под этим лишь веру по­следователей лидера в то, что он (или она) обладает совершен­но особым (возможно, божественным) качеством, благодаря которому они (последователи) добровольно облекают его (или ее) особой над собой властью.1

Почти по определению, харизматические лидеры непред­сказуемы; они не связаны ни традицией, ни правилами, непод­отчетны никому из смертных. Таким образом, признавая за своим лидером харизматическую власть, члены движения при­знают законность его права диктовать им, как жить. Он может решать, где им жить, чем заниматься, как распоряжаться своим имуществом и, возможно, с кем и в какие отношения (сексуальные и прочие) вступать.2

Харизматические лидеры есть не во всех новых религиоз­ных движениях. К тому же не все они пользуются властью в формах, которые сторонний наблюдатель нашел бы предосуди­тельными. Однако есть и такие. К некоторым адептам понима­ние харизматической природы лидера приходит лишь после того, как они становятся членами движения. Другие так нико­гда и не признают за лидером харизматической власти. Многие не выполняют приказов своего лидера или его заместителей, если считают их неверными, глупыми или излишними. Третьи внезапно осознают, что перестали признавать за своим лидером особые качества, присутствие которых ранее не вызывало у них сомнений. Норман Сконовд приводит достаточно типичные сло­ва одного из бывших членов движения:

«...И, размышляя об этом, я подумал: „Ничего себе! Разве мог бы настоящий мессия так обращаться с пожилой жен­щиной?" С этого, вроде, все и началось... Вскоре после это­го я перестал ощущать свою принадлежность к Церкви Объединения и не хотел больше иметь с ней дела. Поэтому я покинул движение».1

С течением времени харизматическая власть, как правило, превращается в рутину.2 Движение и его члены перестают ощущать сильную зависимость от непредсказуемой воли лиде­ра. Это может быть результатом смерти первого руководителя НРД или, особенно если движение разрослось, результатом того, что повседневное управление приобретает все более бюро­кратический характер. Некоторая непредсказуемость заложена в самой структуре новой власти, в духе Кафки, и со временем может случиться так, что новый лидер будет осуществлять та­кой же контроль над движением и его членами, как и старый. И все же для большинства движений неизбежны те сопутст­вующие становлению НРД изменения, среди которых есть и смягчение (хотя бы в ряде отношений) власти лидера.



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.