Сделай Сам Свою Работу на 5

Оценка ситуации с помощью обращенного

Маловероятно, чтобы кто-нибудь (в том числе и заинтере­сованное лицо) сумел выявить абсолютно все причины, по ко­торым человек желает стать членом НРД, или смог получить исчерпывающую информацию о догматах и практической жиз­ни движения. Тем не менее люди, ставящие себе целью донести до родных и друзей обращенного его возможную точку зрения, а также подробную информацию о данном НРД, должны знать как можно больше, чтобы:

а) предложить (а если можно, то и предоставить) альтер­нативы тем положительным моментам, которые привле­кают в НРД;

б) понять, что в жизни обращенного возникли какие-то проблемы и он нуждался (а возможно, и сейчас нужда­ется) в помощи;

или в) признать, что данное НРД и в самом деле может пред­ложить обращенному нечто, представляющее для него действительную ценность, по крайней мере, на короткое время, но не исключено, что и на длительный срок.

Однако знать и понимать самим недостаточно, если это знание и понимание не разделяют другие. Даже если те, кто не является членами НРД, считают, что поняли, почему данный человек присоединился к движению, и убеждены, что могут ему помочь, из этого еще не следует, что обращенный согласится с их выводами. Так же как обращенные могут считать, что они не в состоянии донести до родителей истинность миссии и целесо­образность практики движения, так и родителям может казать­ся, что они не могут передать обращенному своих тревог и со­мнений. Из всего сказанного можно сделать один вывод: ут­верждение, будто одна сторона во всем права, а другая — нет, ведет к все возрастающему антагонизму, причем каждая сторо­на только укрепляется в своем мнении.

Многие обращенные думают, будто признание, что учение или обычаи религиозного движения не всегда дают ответ на все проблемы — это свидетельство недостатка веры. Тем важнее постараться сделать так, чтобы ситуация не восприни­малась слишком жестко: хорошо или плохо, истина или ложь. (стр.136) Добиться чего-то можно лишь тогда, когда каждая сторона го­това выслушать другую и критически отнестись к собственной позиции. Если родители хотят, чтобы их ребенок мыслил само­стоятельно и умел задавать себе вопросы, они должны действо­вать очень осмотрительно и не загонять его в угол, откуда он начнет всячески защищать себя и свое движение.



Быть может, одна из самых важных целей подобного об­мена мнениями — удостовериться, что обращенный не утратил чувства личной ответственности и что подобная утрата ему не угрожает. Сливаясь с бессознательным, покоряясь Богу, подчи­няясь гуру или просто «плывя по течению», человек может за­быть или подавить в себе осознание того факта, что он — само­стоятельная личность, обладающая правами и обязанностями. Разумеется, каждый человек имеет право сливаться, покорять­ся, подчиняться или плыть по течению, но, по крайней мере, он должен быть готов отвечать за последствия отказа от личной ответственности. Он должен разобраться, чего хочет на самом деле, и отчетливо представить себе возможные последствия сво­его решения.

Одно из основных положений этой книги заключается в том, что человек почти всегда может принять самостоятельное решение. Даже если чье-либо влияние кажется непреодолимым, люди могут ему сопротивляться и часто именно так и делают на практике. Не стоит заявлять члену НРД, что он подвергался «промывке мозгов» и поэтому должен пройти депрограммирование. Гораздо честнее и действеннее поощрять обращенного анализировать то, что он делает. Иными словами, главное — донести до него следующую мысль: да, другие беспокоятся о нем и хотят ему помочь, но только он сам несет полную ответ­ственность за свою жизнь. Ни один человек не имеет права ви­нить кого-то другого — даже Господа Бога — за то, что забыл о своей личной ответственности.

Пробуждать в человеке стремление мыслить самостоятель­но — не то же самое, что заставлять его думать так же, как ты, соглашаться с тобой во всем. Тем не менее вызывая обращенно­го на разговор о его вере и испытываемых чувствах, можно до­биться того, чтобы он посмотрел на данное религиозное движе­ние свежим взглядом, а не просто повторял одни и те же фразы или привычные формулы, которыми некоторые НРД отделяют своих членов от посторонних. Очень нелегко, но вполне воз­можно, осторожно расспрашивая обращенного, подвести его к (стр.137) тому, что он начнет объяснять, как следует понимать обычаи движения или, скажем, требования, предъявляемые его лидера­ми к рядовым членам.1

Не принимающий догматы данного религиозного движения человек, ведущий расспросы, может пробудить в обращенном способность размышлять о верованиях и практической жизни движения в свете тех принципов, которые по обоюдному при­знанию они (и спрашивающий, и отвечающий) разделяют. Та­кими принципами могут быть любовь, доброта, истина, чест­ность, уважение к личности и личная ответственность. Спраши­вающему не следует принуждать обращенного отвечать ему или делать выводы, нужно дать возможность поразмышлять — в обстановке, которую тот не воспринимает как угрожающую, — над информацией, предположениями и смыслом того, над чем он не хотел или не имел возможности подумать.

Дабы все это не звучало слишком заумно или выспренно, любовь, уважение и заботу следует проявлять не толь­ко расспросами, но и выказывать ее в тысячах мелочей, что­бы пробудить в обращенном любовь, уважение и заботу к лю­дям и миру за пределами религиозного движения.

Если и в этом случае взрослый человек настаивает на сво­ем желании оставаться членом НРД, не следует забывать, что это взрослый человек. Следует уважать его право жить по соб­ственному выбору, пока его действия не угрожают правам дру­гих. Нельзя исключать и того, что он не ошибается, считая свое вступление в НРД правильным для себя, даже если другие убеждены, что он совершает ошибку.

Что делать, если обращенный находится за пределами Великобритании

Тем, кто собирается ехать за границу, из чисто практиче­ских соображений следует посоветовать принять необходимые меры, чтобы не заболеть. У обычного лечащего врача или в различных лечебных центрах, таких как клиника тропических болезней, или в центре Британской авиакомпании Бритиш (стр. 138) Эйрвэйз можно получить нужную консультацию, равно как и сделать прививки.

Если родители обеспокоены тем, что их ребенок вступает в ряды НРД не в своей стране, обращенного следует уговорить съездить домой. Если это не удается, то кто-то из членов семьи (один и более) при наличии средств на поездку может попы­таться навестить новообращенного. Убедить ребенка приехать дня на два домой родителям будет легче, если они купят ему обратный билет. Это поможет рассеять опасения, внушаемые членам НРД, что приняв приглашение навестить семью, они потом не смогут вернуться.

Беспокоятся ли родители о том, каково сейчас их ребенку, вступившему в НРД в чужой стране (или уехавшему туда), нет ли, — в любом случае лучше сообщить ему, что оплаченный авиабилет (вместо которого нельзя получить деньги) ждет его в ближайшем аэропорту.

Кроме того, обращенному следует сказать, что в случае не­обходимости он может вернуться в Великобританию без пас­порта (если он убедит британскую иммиграционную службу в своем праве въезжать на территорию Великобритании) — бри­танскому подданному это не составит труда. Желательно по­подробнее узнать обо всем, что касается данной страны, и удо­стовериться, что обращенный знает, как ему вернуться домой, если он того захочет. В получении информации может помочь ИНФОРМ, либо непосредственно, либо через сеть своих ин­формационных организаций.

Деньги

Если согласиться с тем, что взрослый человек несет ответ­ственность за свою собственную жизнь и что его право на это нужно уважать, то следует признать, что желающий заняться чем-то дорогостоящим, обязан сам зарабатывать деньги и опла­чивать все долги, которые он делает. Более того, если человек готов и собирается посвятить все свое время какому-то религи­озному движению, так что времени зарабатывать деньги на са­мое необходимое у него не останется, он должен удостоверить­ся, что заботу о нем это движение возьмет на себя. Ему следует убедиться и в том, что за него выплачивают национальную страховку или ее эквивалент. (стр.139)

Тем не менее ряд религиозных движений оказывает на своих членов сильное давление, с тем чтобы под различными предлогами они получали деньги у родных и друзей. В этом вопросе родителям рекомендуется придерживаться твердой ли­нии и не давать детям деньги, пока им не будет точно известно, на что эти деньги пойдут и пока они, родители, сами не одоб­рят эти траты. Тем, кто согласился дать деньги на определен­ные цели, нужно постараться заплатить их самим прямо по месту назначения (например, на лечение), а не просто выписать чек. Родители вполне могут отправлять посылки с одеждой или покупать ребенку одежду и обувь, когда он их навещает. Хотя в некоторых группах одежда сдается в «общий котел», большая часть купленных вещей скорее всего достанется тому, кому они и предназначались. К тому же, это не слишком дорогой способ показать, что родные или друзья заботятся об этом человеке и хотят помочь если не движению, то ему лично. Это особенно уместно в том случае, когда у членов религиозного движения есть дети, которым бабушка с дедушкой хотят помочь.

Бывало, что члены НРД, желающие выйти из движения или просто навестить близких, оказывались не в состоянии это­го сделать, потому что не имели доступа к нужным на поездку деньгам. Если у родителей есть основания считать, что такое возможно, им следует позаботиться, чтобы у их сына или доче­ри была припрятана достаточная сумма. Если же они считают, что все деньги будут переданы движению, нужно постараться устроить так, чтобы их ребенок знал, как достать нужную сум­му без особых затруднений. Как это устроить конкретно, зави­сит от того, где и в каких условиях живут члены НРД. В лю­бом случае можно напомнить ребенку, что полиция всегда по­может ему связаться с родителями, или что на случай крайней необходимости в местном банке лежат деньги. Все это, разуме­ется, нужно оговаривать как можно тактичнее, ибо едва ли об­ращенный признается родителям или самому себе, что обстоя­тельства, при которых появится подобная необходимость, во­обще могут возникнуть.

В некоторых случаях (например, ребенку собираются за­вещать значительную сумму денег или какое-то имущество, но не хотят, чтобы это досталось НРД) лучше обратиться за профессиональной юридической консультацией. Кроме того, оригиналы официальных документов (таких как свидетельство о рождении, страховка или дипломы о сдаче экзаменов) (стр.140) желательно по возможности хранить в безопасном месте, а от­давать только копии. Если необходимо отослать оригиналы, следует сохранить копии.

Еще одно замечание по поводу денег. Несколько членов НРД упоминали, что родители пытались подкупом заставить их выйти из движения, уверяя, что, если это случится, они оплатят учебу сына, купят дом, дадут деньги на путешествие или на хорошую одежду. Вполне понятно, что родители готовы тратиться на ребенка, только бы он не состоял в НРД, однако делать подобное предложение нужно с большой осторожностью, чтобы ребенок не истолковал его только как средство заставить его выйти из движения. Если он поймет это именно так, то лишь укрепится во мнении, будто все люди из «внешнего» мира — материалисты и манипуляторы, и, следовательно, его решимость не покидать движение только упрочится.

 

ГЛАВА 13

ВЫХОД ИЗ ДВИЖЕНИЯ

Если человек, решивший расстаться с движением, все время, пока он там пребывал, поддерживал тесный контакт со своими родителями и уверен, что его ни в чем не упрекая, с радостью (без слов: «мы тебя предупреж­дали», несмотря на то, что так и было) встретят дома, его возвращение в «большой мир» пройдет легче. Но даже в этом случае на адаптацию потребуется некоторое время (она пройдет быстрее, если обращенный находился на периферии движения или пребывал в нем совсем недолго). Так или иначе, терпели­вое участие и поддержка крайне необходимы человеку в период выхода из НРД.

Это еще более справедливо в том случае, когда человек уходит из сплоченного и замкнутого движения типа общины, где основные решения за рядовых членов принимают другие. В каком-то смысле сложность адаптации к жизни в «большом ми­ре» сходна со сложностями, возникающими у тех, кто покидает «самодостаточные» учреждения: больницу, армию, тюрьму или хотя бы школу-интернат.1 Тем не менее есть и ряд существен­ных различий, не последнее из которых в том, что решение покинуть движение, как правило, люди принимают самостоя­тельно, чего не скажешь о пациентах, солдатах, заключенных или учащихся интернатов.2 Порой выход из НРД сравнивают с (стр.142) разводом или разрывом близких отношений, опустошающими жизнь и оставляющими ноющие раны.

В Отчете Хилла Правительству Онтарио говорится, что

Лишь немногие люди... рассказывали только об отрица­тельных переживаниях. Большинство бывших членов, даже сильно разочаровавшихся в каких-то сторонах своего дви­жения, были относительно здоровы и признавались, что пребывание в группе оказало на них некоторое положи­тельное воздействие.

Большинство из тех, кому пришлось оказывать меди­цинскую помощь или чье психологическое состояние было близким к срыву, скорее всего, пережили личностный кри­зис еще до того, как присоединились к движению. По-настоящему неустойчивыми оказались лишь немногие.1

Франк Деркс провел опрос 31 человека, бывших членов раз­личных религиозных движений в Нидерландах. Более 80% (25 человек) вышли из движений добровольно, 3 были депро-граммированы, 2 — исключены, а 1 — и исключен, и депро-граммирован. Деркс выяснил, что у половины опрошенных по­сле выхода из движения не было никаких психо-социальных проблем. Составившие примерно половину остальных призна­лись, что испытывали трудности такого рода сразу после ухода, но что ко времени интервью проблемы исчезли (в среднем через три с половиной года после выхода). Остальные восемь респондентов сообщили, что на момент опроса эти проблемы у них по-прежнему есть, однако у пятерых они были и до вступ­ления в религиозное движение.2 Хотя для надежных обобщений выборка слишком мала, это исследование позволяет предполо­жить, что примерно половина тех, кто порывает с НРД, сразу после выхода из движения имеет те или иные проблемы психо­социального характера (возможно, «эмоциональные»). Однако у этих людей есть все шансы справиться с проблемами за срав­нительно короткий срок, если только они не страдали от этих проблем еще до вступления в НРД.

Конечно, бывшему члену движения необходимо какое-то время, чтобы осмыслить происшедшее. Иногда человек (стр.143) надолго замыкается в себе, не делая никаких попыток заняться чем-нибудь другим или хотя бы с кем-нибудь поговорить. Если такой человек упорно остается «трудным», кажется апатичным, полностью ушедшим в себя, или его душевное расстройство проявляется как-либо иначе, следует прибегнуть к профессио­нальной помощи.

У бывшего члена движения может возникнуть ощущение потерянности: кто он, что он, куда ему идти в этой жизни? Не­которые становятся подозрительными; им кажется, что их пре­дали, подвели, они не знают, как теперь верить другим. Бывает так, что они не доверяют даже себе, особенно если подверглись депрограммированию или были исключены из НРД.

Некоторым людям приобретение опыта в этом мире, «умение жить» даются тяжелее, чем их сверстникам, хотя вполне возможно, что в других отношениях они являются более зрелыми. Длительные кампании по проповеди вероучения НРД или по сбору денег развивают у отдельных адептов умение раз­говориться практически с любым человеком, но как только разговор требует хоть какой-то глубины, они заходят в тупик. Общение с лицом противоположного пола бывает особенно за­труднительным, если человек покинул движение, в котором либо все отношения вне брака носили чисто платонический ха­рактер, либо практически каждый воспринимался как потенци­альный сексуальный партнер.

Как уже говорилось во Введении, термин «бывший член» иногда вводит в заблуждение. Например, кому-то может пока­заться, что на бывших членах НРД (аналогично бытующему представлению о бывших заключенных) лежит некая тень, от­личающая их от «обычных» членов общества, — они «взяты на заметку». С другой стороны, может сложиться впечатление, что, покинув движение, учение которого человек ранее прини­мал безоговорочно и которому принадлежал безраздельно, он сразу же и полностью откажется от прежних убеждений и прежнего образа жизни.

В действительности же не верно ни то, ни другое. Разуме­ется, бывают случаи, когда бывшие члены НРД меняют свои взгляды на прямо противоположные. Бывает, что они сохраня­ют сектантскую точку зрения на жизнь. Чаще же всего они ос­таются «нормальными» мужчинами и женщинами, в жизни ко­торых имел место своеобразный опыт. По своей сути они не становятся какими-то иными, по сравнению со сверстниками (стр.144) (опыт которых, кстати, также может быть самым разнообраз­ным).

Люди часто ошибаются, полагая, что делают благое дело, пользуясь лишь черной краской в разговоре о движении с его бывшим членом. Уже говорилось, что исключительно негатив­ные воспоминания бывших участников НРД — редкость. Более того, люди могут по-прежнему сохранять многие убеждения или поддерживать практику, усвоенную в движении. Так, одна женщина, вышедшая из Общества Сознания Кришны, говори­ла, что почувствовала сильную обиду, когда ее мать высказала предположение, что теперь-то дочь сможет есть мясо. Ее рас­строило, что мать не сумела понять главного: она стала вегета­рианкой не под напором движения, напротив, она присоедини­лась к последователям Кришны, поскольку это означало для нее принятие тех убеждений и образа жизни, которые она счи­тала и во многих отношениях продолжает считать правильны­ми. Возьмем пример из другой области: многие браки, заклю­ченные по рекомендации лидера НРД, не только не распались после выхода супругов из религиозного движения, но и про­должают оставаться счастливыми.

Естественнее всего ожидать, что человек, отдавший НРД часть своей жизни и затем покинувший его, будет переживать по отношению к движению смешанные чувства. Тем, кто отка­зался от прежних убеждений, будет не хватать царящей там атмосферы товарищества. Те, кто разочаровался в самой орга­низации или ее членах, могут сохранять веру в какие-то пропо­ведуемые движением принципы и чувствовать вину за свой уход. Обоснованно или нет, но иногда они боятся возмездия со стороны движения, особенно, если знают или подозревают, что их провозгласили опасными врагами — persona non grata или «богохульным чудовищем».1 Некоторые боятся наказания свыше, которое, как им внушалось, всегда настигает тех, кто предал движение. Есть и такие, кто испытал разочарова­ние, убедившись в испорченности некоторых членов движе­ния, но по-прежнему верит, что лидеру было ниспослано наи­тие или что он святой, которому была явлена Истина (вариант:он сам открывает эту Истину). (стр.145)

Один из интервьюируемых Райтом так описал противоре­чивость своих чувств по отношению к движению, в котором пробыл четыре с половиной года:

Знаете, странное дело. Ко всему этому у меня остается двойственное чувство. Словом, не могу прямо сказать, мол, все было отлично, или все было отвратительно. Мне жаль, что родителям пришлось столько из-за меня пережить. Я знаю, для них это были пытки, особенно для матери. Но было там и много хорошего, о чем я никогда не забуду.1

Как уже говорилось, отношение бывшего участника движения к своему прошлому определяется и тем, каким образом он рас­стался с НРД. Вышедшим из движения по доброй воле Райт задавал такой вопрос: «Что вы чувствуете, когда вспоминаете о своем участии в движении?» Равнодушных к своему прошлому не нашлось. 7% ответили: «злость», 9% считали, что их одура­чили или подвергли «промывке мозгов», а 67% заявили, что «опыт сделал их умнее».2

В другом исследовании Джеймс Льюис разделил 154 быв­ших члена НРД на три группы: 1) те, кто вышел из движения добровольно и не подвергался «антисектантской пропаганде» (иногда называемой «обработкой») ни в какой форме, 2) те, кто ушел из НРД добровольно, но потом подвергся пропаганде в той или иной форме и 3) те, кто был принудительно депро-граммирован. Он попросил всех участников исследования оце­нить, до какой степени, по их мнению, а) их заманили обма­ном; б) они подвергались «промывке мозгов», в) лидер движе­ния был лицемером и г) верования группы были ложными. Оказалось, что ответы на все четыре вопроса находятся в пря­мой зависимости от «степени контакта отвечающего с антисек­тантской группой». Иными словами, чем больше бывшие участ­ники НРД контактировали с антисектантскими движениями, тем вероятнее становилось их негативное отношение к НРД.

Бывало и так, что человека исключали из НРД. Это могло произойти, если он позволял себе усомниться в авторитетах (стр.146) движения, начинал оказывать «разрушительное влияние» на остальных членов или допускал недозволенные сексуальные отношения. Исключенному из движения профессиональная по­мощь может понадобиться в тех случаях, когда он находится в сильной зависимости от НРД, или когда он, считая, что изгна­ние — справедливая кара за его проступок, противоречащий учению, в которое он продолжает верить, страдает от чувства вины. Исключенный, но желающий вернуться в движение стал­кивается примерно с теми же проблемами, что и человек, чей резкий выход из религиозного движения был обусловлен де-программированием. Такие люди часто страдают от растерянно­сти, неуверенности и самоуничижения. Они могут также испы­тывать своего рода кризис самосознания.

Чтобы прийти к согласию не только со своим прошлым, но и с настоящим и будущим, выбывшие из НРД должны как можно отчетливее уяснить себе все, что связано со временем, проведенным в движении. Оценивая вместе с ними случившее­ся, необходимо прежде всего постараться выделить из общей картины их личный опыт.1

Весьма вероятно, что вчерашним адептам религиозных движений придется пережить ряд потенциально разрушитель­ных эмоций, таких как злость или чувство вины. Эти эмоции нуждаются в «переработке» и следует поощрять человека к то­му, чтобы он давал выход своему гневу. Таким образом вы об­легчите ему путь к внутреннему согласию, несмотря на жаля­щие его сердце воспоминания о постыдных поступках, совер­шенных во время пребывания в движении (возможно, он угова­ривал других вступать в движение или обманным путем вымо­гал деньги; был равнодушен и даже жесток со своими родите­лями и т. п.). Однако поощрять бывших адептов нужно не только к извлечению уроков из отрицательного опыта, но и к тому, чтобы они не стыдились признавать то положительное, что дало им движение, и учились им пользоваться. Им может (стр.147) понадобиться помощь, чтобы найти иное направление, иную мотивацию, иные ответы на основные вопросы, которые поста­вило перед ними движение. Иногда они принимают как альтер­нативу какую-либо из традиционных религий; иногда им следу­ет помочь примириться с тем, что придется жить без ясных от­ветов на эти основные вопросы.

Родители не всегда в состоянии совладать со своими эмо­циями, поэтому иной раз лучше, чтобы человек, расставшийся с движением, первое время пожил у кого-нибудь другого. Общая неразбериха и взаимные упреки могут оказаться слишком тя­желым испытанием для внутрисемейных отношений. Лучше отдать себе в этом отчет с самого начала и договориться, чтобы покинувший движение пожил у кого-то из родственников или у близкого понимающего друга до тех пор, пока он не будет го­тов к самостоятельной жизни. В некоторых странах существуют реабилитационные центры, где с различной степенью успеха бывшим членам НРД помогают приспособиться к «внешнему миру». В Великобритании таких центров пока нет.

Большую роль здесь могут сыграть старые друзья, своим поведением показывающие, что вернувшиеся в мир им очень дороги, что они сильно беспокоятся об их благополучии и при­нимают такими, какими те стали. Собственно, помочь может любой, кто сумеет с сочувствием выслушать. Иногда особенно полезным может оказаться человек с профессиональной подго­товкой (консультант). Имея определенное представление о жизни в НРД, он может лучше других помочь бывшему члену движения разобраться в собственных чувствах и оценить свое положение. Помочь может и общение с человеком, пережившим нечто подобное. Дело здесь не только в том, что у двух экс-адептов НРД сходный опыт и они лучше поймут друг друга, но и в том, что в этих случаях складываются отношения взаимо­помощи, благодаря которым бывший обращенный избавляется от роли «нуждающегося в помощи», пострадавшего. ИНФОРМ может помочь связаться как с профессиональными консультан­тами, так и с бывшими членами НРД.

Есть люди, которым после выхода из НРД требуется не одна лишь моральная поддержка. Им приходится строить зано­во не только то, что называется «частной жизнью», но и всю свою жизнь. Скорее всего, они столкнутся с рядом трудностей чисто практического характера. Помимо того, что они, возмож­но, лишились всего, что имели, а может быть, даже оказались в

долгу, ровесники опередили их и на рынке труда. К тому же у них может возникнуть ощущение, что получить хорошую рабо­ту они могут, только скрыв свое прошлое. Что и говорить, ка­кой бы опыт ни приобрел в движении его бывший член, трудно себе представить, чтобы при приеме на работу ему засчитали его членство в движении за рекомендацию или за подготови­тельные курсы, а ведь большинство работодателей требуют от нанимаемого работника именно этого. Между тем, за время, проведенное в движении, человек мог приобрести самые разно­образные полезные навыки (скажем, практического или орга­низаторского порядка).

В рамках того, что говорилось о деньгах в предыдущей главе, родители, возможно, захотят подумать, как, не выходя за разумные пределы, проявить великодушие и помочь сыну или дочери, раз уж они решились расстаться с движением, вер­нуть независимое положение в обществе. Подобные расходы могут включать оплату ранее прерванного обучения или просто дотации, позволяющие молодому человеку самостоятельно рас­поряжаться какими-то суммами. При этом он вынужден будет сам устанавливать порядок очередности своих трат. В каких-то случаях родители захотят оплатить накопившиеся долги. Но прежде чем выплачивать долги движению, следует убедиться, что долг подкреплен юридическими документами. Члены неко­торых НРД могут считать, что имеют долги или связаны контрактами, которые на самом деле юридически недействи­тельны. Нужно быть готовым и к тому, что НРД — хотя таких немного — подаст в суд (причем с неплохими шансами на ус­пех) за долги, связанные с обучением бывшего своего участни­ка на организуемых движением курсах, несмотря на то, что он бесплатно или за очень низкую плату работал на движение.

Итак, если суммировать сказанное, родным и друзьям бывшего члена нового религиозного движения не следует слиш­ком уповать на скорые результаты. В то же время им не стоит считать, будто он погубил свою жизнь и у него нет никакой надежды на будущее. Вышедших из НРД следует подбадри­вать, но не подталкивать. Не впадая в покровительственный тон, надо замечать маленькие достижения и всячески их при-ретствовать. Проявляя терпение и понимание, не жалея своего времени, любви и дружелюбия, родители и друзья бывшего адепта НРД могут оказать большую помощь в его адаптации к новому образу жизни. (149)…………. множеств0 примеров тому, что бывшие члены НРД после проведенного в движениях времени не просто «выздоровели» и стали полноправными членами общества но и сумели обратить себе на пользу опыт (признаем, что не совсем обычный), приобретенный в движениях. Они продолжают жить достойной и полной жизнью в этом большом мире.

 

ГЛАВА 14

К БОЛЕЕ ПОЛНОМУ ОСОЗНАНИЮ ПРОБЛЕМЫ

Искусствовед Гарольд Розенберг однажды сказал, что ин­теллектуалы - это те, кто превращает ответы в вопросы. Любители заниматься обратным вскоре забывают о том, что в начале имели дело именно с вопросами. Беда не в том, что так много людей постоянно ищет истинного знания, а в том, что так много людей постоянно его находит.1

Признаемся, что большинство родителей, учителей и слу­жителей Церкви не слишком часто задумываются о но­вых религиозных движениях, пока им не случится ус­лышать о каком-то конкретном человеке, в подобное движение вступившем. В то же время общество постепенно начинает осоз­навать тот факт, что новые религиозные движения существуют и, более того, что они каким-то образом притягивают людей, причем таких, в которых раньше трудно было угадать искате­лей образа жизни, предписываемого этими движениями. Данная книга написана, главным образом, о той ситуации, которая возникает, когда какой-то конкретный человек вступает в то или иное новое религиозное движение. Автор не ставила перед собой задачу рассматривать эти движения в более широком плане, как общественное явление. Однако кажется целесооб­разным в конце книги остановиться на том, как общество в це­лом может реагировать на существование этого феномена.

Голословные утверждения, что «секты — это зло» мало что дают. Необходимо гораздо более наполненное содержанием представление о том, что именно эти движения предлагают

человеку и как привести людей к осознанию возможных по­следствий пребывания в них-

Кроме того, нужна более полная информация о различиях между движениями. Иногда человек вступает в НРД лишь по­тому, что ранее слышанное им об этом движении оказалось от-' кровенной неправдой, из чего он делает вывод, что ложью яв­ляется все, что об этом НРД вообще говорят. Как следствие, он принимает на веру все определения истины и реальности, пред­лагаемые движением, с такой готовностью, какой у него могло и не быть.

Учителям, родителям и служителям Церкви, наверное, следует больше интересоваться проблемами ищущих молодых людей. В поиске ответов на мучающие их вопросы они не нахо­дят собеседников, готовых серьезно обсудить с ними все, что их беспокоит. Искатели истины мечутся до тех пор, пока им не встретится какое-нибудь новое религиозное движение, госте­приимно распахивающее им свои объятия. Когда педагоги, священнослужители и все, кто считает своим долгом предупре­ждать общество об опасности этих движений, сами увидят «нечто», пребывающее в дефиците у общества, и в избытке у НРД; когда они увидят и осознают то взыскуемое людьми не­что, которое и притягивает к движениям, возможно, лишь тогда они научаться удерживать потенциальных адептов от вступле­ния в НРД. Они смогут быть полезными не только этим людям, но и многим, многим другим, страдающим от чувства неудовле­творенности, неуверенности и одиночества. У нас нет возмож­ности подробно останавливаться на этом в данной книге, одна­ко доказательством здесь могут послужить три нижеследующих примера.

Одиночество

Занимающийся прозелитизмом член НРД может показать­ся единственным человеком, готовым выслушать, чего ты бо­ишься, на что надеешься; единственным человеком, готовым принять тебя таким, каков ты есть. Может показаться, что только движение способно дать тебе ту единственную атмосфе­ру доброжелательности, взаимной заботы, серьезности, ответст­венности и высокой нравственности (или ту единственную воз­буждающую, манящую атмосферу неведомого), которую ты так ищешь.

Возможно, с молодым (или с пожилым) человеком, стра­дающим от одиночества, стоит поговорить об отсутствии подоб­ной атмосферы в современном обществе. Конечно, это легче сказать, чем сделать, да и сама идея не нова — есть много при­меров, когда отдельные лица или организации пытались (и не­которые успешно) помочь тому, кто по тем или иным причинам чувствует себя оторванным от общества. Собственно говоря, все, что мы здесь хотели сказать, — это то, что новые религи­озные движения говорят там, где мы молчим.

Возможность обсуждать вопросы религиозного характера

Выше уже говорилось о том, что люди, мучающиеся во­просами бытия (в чем смысл жизни? зачем я живу? отчего в мире так много страдания? и т. п.), часто жалуются, что им не с кем эти вопросы обсуждать. В других случаях те, у кого в опыте были переживания религиозного характера, очень для них важные, не смеют об этих переживаниях даже заикаться, чтобы другие не подумали, что они «со странностями».1

Служители Церкви могут показаться таким людям либо очень далекими и недоступными, либо настолько тен­денциозными, что под сомнение ставится сама их склонность говорить о Боге.2 Религиозное образование часто сводится к курсу «сравнительного религиоведения», который мало что со­держит, кроме описаний красочных религиозных празднеств и самых общих представлений «о других вероисповеданиях». Иногда, наоборот, религиозное образование ограничивается почти исключительно вопросами нравственного характера, на­пример, могут ли мужчина и женщина вступать в интимную близость до брака и т. п.

Некоторые молодые люди, воспитывавшиеся в атмосфере, не допускавшей сомнений в абсолютной истинности одной рели­гии, могут обнаружить, что их вера пошатнулась, когда оказа­лось, что они не могут больше принимать вероучение в той форме, в какой оно им подносилось. Ребенок, веривший

буквально повествованию о сотворении мира, может начать со­мневаться во всем христианском учении, после того как узнает об эволюции живых форм.1 Ребенок, который верил, что все священники святы, может разочароваться во всей Церкви, столкнувшись с нечестностью или неблаговидным поведением одного священнослужителя.

Другие, не получившие в детстве религиозного воспитания, могут столкнуться с обычными религиозными вопросами, имея лишь смутное представление о том, какие ответы могли бы дать на них традиционные вероучения. Такие люди, с легкостью ус­ваивают готовые наборы ответов, предложенные им НРД.2 Один человек, горько сожалея о времени, которое он провел в движении безоглядно веря почти во все, что ему говорилось, писал мне так:

«Трудность человека, не получившего религиозного воспи­тания, состоит в том, что у него нет почвы под ногами. Я вообще не представлял себе, что такое богословие, то есть, у меня не было никакой системы отсчета для хоть сколько-нибудь обоснованных суждений. Если бы в свое время я прочел работы Вильяма Джеймса или еще кого-нибудь и хоть как-то представлял себе законы развития, я не пошел бы (в движение); но оно было таким мощным и появилось как раз тогда, когда ничего подобного не было... Х произ­вел на меня устрашающее впечатление, потому что я нико­гда раньше не испытывал подобных переживаний, не встре­чал религиозного фанатика, объявляющего Божью волю; и то, что я сам стал частью этого — частью игры Бога — это было нечто!»

Вполне возможно, что ответы, данные НРД тем, кого они хотят обратить, удовлетворили бы их и при соответствующей теоре­тической подготовке. Но может быть и другое: знай эти люди, что существуют иные ответы на вопросы, которые они себе задают, и что многие из этих вопросов вообще не имеют

простых решений, они бы подвергли сомнению те ответы, кото­рые преподносят им движения.

Возможность менять мир к лучшему

Осознавать сложность проблем полезно и тем, кто озабо­чен поиском путей к совершенству, будь то собственный успех в работе, в личных взаимоотношениях с людьми или же переуст­ройство мира. Если бы анализ проблем и вопросов, для кото­рых у НРД заготовлены решения, понимание их глобальности и в какой-то степени неразрешимости предшествовали анализу ответов, то возможно, молодым людям легче бы было оценивать те готовые ответы, которые им предлагают.



©2015- 2017 stydopedia.ru Все материалы защищены законодательством РФ.